Боевое применение

Танки Т-40 из 142-й танковой бригады Красной Армии, подорванные своими экипажами из-за отсутствия горючего. Брянский фронт, октябрь 1941 года.

Танки Т-40 из 142-й танковой бригады Красной Армии, подорванные своими экипажами из-за отсутствия горючего. Брянский фронт, октябрь 1941 года.

Особенности боевого применения танков Т-40С/Т-30 из-за неразберихи с индексами также установить достаточно трудно. Этими машинами комплектовались танковые соединения РККА, которые формировались с августа по октябрь 1941 года. В августе Т-40, Т-40С и Т-30 получали только вновь формирующиеся танковые дивизии. В 101 тд было 15 таких танков из 219 (еще 10 КВ, 15 Т-34, 22 БТ, 107 Т-26), в 102 тд – 10 танков из 234 (еще 7 КВ, 15 Т-34, 59 БТ, 143 Т-26), в 103 тд – 23 танка из 38 (еще 15 Т-34), в 105 тд – 14 из 169 (еще 7 КВ, 25 Т-34, 71 БТ, 52 Т-26), в 107 тд – 16 из 272 (еще 7 КВ, 24 Т-34, БТ, 224 Т-26), в 108 тд – 38 из 79 (еще 7 КВ, 32 Т-34, 2 БТ), в 109 тд – 10 из 229 (еще 14 КВ, 25 Т-34, 18 БТ, 137 Т-26, 25 XT-126). Все эти соединения были отправлены на Западный, Центральный, Резервный, Брянский фронты, где участвовали в боях в августе-сентябре 1941 года. В сентябре в 54А под Ленинград были отправлены 122-я (7 КВ, 22 Т-34, 64 Т-30/Т-40) и 9-я (7 КВ, 22 Т-34, 32 Т-30/Т-40) танковые бригады КА. Северо-Западный фронт получил 8-ю (7 КВ, 22 Т-34, 32 Т-30/Т-40) танковую бригаду, а Юго- Западный и Брянский 142 (7 КВ, 22 Т-34, 64 Т-30/Т-40), 1, 2, 7-ю и 42-ю (все по 7 КВ, 22 Т-34, 32 Т-30/Т-40) танковые бригады.

Фотографии танка Т-30, подбитого противником на Карельском перешейке. Он уже вооружен 20-мм пушкой LUBAK. Машина имеет трехцветный камуфляж и тактический номер «63». Ленинградский фронт, 54-я армия, сентябрь 1941 года.

Фотографии танка Т-30, подбитого противником на Карельском перешейке. Он уже вооружен 20-мм пушкой LUBAK. Машина имеет трехцветный камуфляж и тактический номер «63». Ленинградский фронт, 54-я армия, сентябрь 1941 года.

Боевое применение

Танки Т-40С из-за больших потерь матчасти в бронетанковых войсках использовались в боях в качестве даже не разведывательных, а линейных танков. Естественно, они несли при этом большие потери. Примером этому могут служить действия 216-го танкового полка 108-й танковой дивизии Брянского фронта.

Вечером 29 августа 1941 года это соединение было включено в оперативную группу генерал-майора Ермакова (состояла из 141-й танковой бригады и 4-й кавалерийской дивизии) и получило приказ нанести удар по противнику «в общем направлении Груздова, Романовка, Погар, Гринево, Дохновичи, Нова- Млынка, Воронок, Железный Мост, Машнево, Шостка». К этому моменту в составе 216-го танкового полка 108 тд имелось 5 КВ, 32 Т-34 и 25 Т-40. В 6 часов утра 30 августа двумя колоннами главные силы 108-й танковой дивизии перешли в наступление, вступив в бой с частями 17-й танковой дивизии вермахта в районе Чеховка, Карбовка.

Артиллерийским огнем и ударами авиации атака наших танков была остановлена, а в 19.00 немцы перешли в контратаку, отбросив 216 тп в исходное положение. В результате боя «авиацией противника было повреждено 50% артиллерии, 9 транспортных машин; артиллерийским огнем сожжено: 1 танк КВ, 3 танка Т-34, 5 танков Т-40. Потери противника составили 12 автомашин, 8 орудий, 4 танка и до 500 человек пехоты».

Экипаж танка Т-40 под командованием лейтенанта А. Лобанова в засаде. Западный фронт, 24-я танковая бригада, декабрь 1941 года.

Экипаж танка Т-40 под командованием лейтенанта А. Лобанова в засаде. Западный фронт, 24-я танковая бригада, декабрь 1941 года.

Утром 31 августа немецкие танки при поддержке авиации и пехоты предприняли сильную контратаку против советских войск и к вечеру части 108-й танковой дивизии оказались в окружении. Наши потери за день составили 1 КВ, 11 Т-34 и 8 Т-40, немцы потеряли 14 орудий и 23 танка.

В течение 1-3 сентября части 108 тд вели тяжелые бои в окружении, потеряв 13 Т-34 и 4 Т-40. Ночью с 3 на 4 сентября из-за отсутствия боеприпасов и горючего (тылы были отрезаны, а имевшиеся запасы израсходованы) командир 108-й танковой дивизии решил вывести свои части из окружения.

Прорыв осуществлялся в районе н/п Брусничный. В ходе боя был разгромлен немецкий штаб, захвачен 1 средний танк, документы, вещевое имущество и продовольствие, уничтожено 19 автомашин, 6 мотоциклов, 2 танка, убито 15 офицеров и много солдат противника.

Всего из окружения было выведено 2 КВ, 7 Т-34, 2 Т-40, 3 БА-10, 3 БА-20, 11 арторудий и 1000 человек личного состава.

В октябре 1941 года основные подкрепления получал Западный и Брянский фронты. В состав Западного фронта вошли 19 (29 Т-34, 32 Т-30/ Т-40), 20 (29 Т-34, 20 Т-26, 12 Т-30/Т-40), 24 (4 КВ, 22 Т-34, 10 Т-26, 22 Т-30/Т-40), 25 (3 КВ, 11 Т-34, 16 Т-30/Т-40), 22 (29 Т-34, 12 БТ, 20 Т-30/Т-40), 28-я (4 КВ, 11 Т-34, 16 танков Т-30) танковые бригады, а также отдельный танковый батальон из 27-й танковой бригады (3 КВ, 11 Т-34, 16 Т-30/Т-40). Брянский фронт получил 17-ю (29 Т-34, 32 танка Т-30/Т-40) танковую бригаду.

Танк Т-30, замаскированный снежными глыбами, в ожидании вражеского наступления.

Танк Т-30, замаскированный снежными глыбами, в ожидании вражеского наступления.

Из башенного люка высовывается командир боевой машины – лейтенант Е. Иванов. Западный фронт, начало декабря 1941 года.

В некоторых из вышеперечисленных соединений из-за нехватки новых танков Т-30/Т-40 находились и старые машины Т-37/Т-38. Однако точно известно, что 28-я танковая бригада Западного фронта была полностью укомплектована танками Т-30. 28 тбр в составе 4 КВ, 11 Т-34 и 16 Т-30 25.10.1941 года поступила в распоряжение 16 А с «переходом в район сосредоточения Волоколамск». Находясь на марше, бригада получила приказ штаба армии: уничтожить Скирмановскую группировку противника и занять рубеж обороны по восточному берегу реки Разворня. Командир бригады решил совершить фланговый обход и зайти в тыл противнику, но разрешения на маневр не получил и был вынужден идти в лобовую атаку, которая оказалась неудачной.

11-15 ноября 28 тбр вместе с 1-й гвардейской танковой бригадой участвовала в боях за н/п Козлово и Скирманово. Вероятно благодаря присутствию опытных и умелых танкистов Катукова задача была успешно выполнена.

15 ноября бригада была подчинена знаменитому командиру 1-го кав- корпуса генерал-майору Доватору и заняла оборону в районе Городище, Шилово.

18 ноября согласно приказа штаба 16 А бригада перешла в оперативное подчинение 18 сд и получила задачу оборонять н/п Шелудьково, Федюково. «Оборона» продолжалась одни сутки, а 10.11 был дан приказ на отход и 28 тбр была выведена в резерв. Это было сделано потому, что обороняться бригаде уже было особо нечем. С 25 октября по 21 ноября 1941 года 28 тбр потеряла в боях 4 КВ, 9 Т-34 и 13 Т-30, 1 трактор С-2, 1 «Ворошиловец», 3 грузовика ЗиС-5, 4 ГАЗ-АА, 1 ГАЗ-61 и 1 ГАЗ Ml, убитыми и пропавшими без вести – 175 человек, ранеными – 326 человек. Фактически, бригада была разгромлена!

Такие результаты были связаны не только с тяжелой обстановкой на западном стратегическом направлении, но и со слабой тактической подготовкой командиров танковых и общевойсковых соединений Красной Армии.

Другой бригадой, оснащенной танками Т-30 и Т-40, стала 42-я танковая бригада, переданная в конце сентября 1941 года в состав Брянского фронта. В августе в 42 тбр было 7 КВ, 22 Т-34 и 32 танка Т-30 и Т-40. 28 сентября 42 тбр сосредоточилась в районе леса восточнее н/п Семеновское для действий в составе боевой группы 13-й армии. Однако она стала непосредственным участником одного из самых драматических событий начала Московской битвы.

Пехотинцы Красной Армии и легкий танк Т-40С, снятые в освобожденном Юхнове. Калужская область, декабрь 1941 года.

Пехотинцы Красной Армии и легкий танк Т-40С, снятые в освобожденном Юхнове. Калужская область, декабрь 1941 года.

29 сентября 42-я танковая бригада никаких задач не получила. И было понятно – почему. Противник в это время прорвал оборону советских войск, а его моторизованные части двигались по Орловско-Севскому шоссе. Бригада самостоятельно организовала разведку в направлении Ново-Ямского, мотострелково-пулеметный батальон соединения занял оборону в районе высоты 205,5; южная окраина н/п Чамлык. Разведкой было установлено, что Ново-Ямское – населенный пункт на пути оптимального отхода бригады на восток, был занят противником. Над соединением нависла угроза окружения. 1 октября, опасаясь разгрома, 42 тбр отошла в лес северо-западнее н/п Игрицкое, но не успела сделать перегруппировку и противник разрезал ее на две части. 1-й эшелон успел закрепиться у Игрицкого, а второй – остался в Семеновском. 2 октября подразделения бригады пытались соединиться, но несли потери в людях и танках. 3 октября объединившаяся бригада была блокирована немцами у н/п Игрицкое. Наши танкисты не получали никаких приказов и бездействовали. К вечеру 3.10.41 года германские войска отрезали и блокировали штаб бригады в Соколовском, что окончательно парализовало действие 42 тбр.

4 октября 42 тбр без своего штаба, 5 танков и разведроты была вынуждена отходить на хутор Холмецкий-Шемякино. Штаб бригады присоединился к ней лишь на рассвете 5 октября в районе н/п Городище, Локоть.

5 и 6 октября каких-либо указаний от вышестоящего командования не имелось. Бригада самостоятельно отходила к колхозу «Красный Пахарь».

Только 7.10.41 года управление войсками было восстановлено и бригаду подчинили 148-й стрелковой дивизии. Оба этих соединения довольно успешно оборонялись в районе Сиевского в течении суток.

8 октября – новый приказ. 5 танков были приданы 137-й стрелковой дивизии, остальная часть бригады должна была действовать совместно с 269 сд в направлении Зелепуговка, Салтыковка, Святогорск.

Колонна легких танков Т-40С на марше. Западный фронт, 5-я армия, январь 1942 года.

Колонна легких танков Т-40С на марше. Западный фронт, 5-я армия, январь 1942 года.

15, 16 октября бригада уже действовала с 260 сд в районе н/п Уппенское.

20 октября 42-я танковая бригада опять поддерживала 269-ю стрелковую дивизию в направлении: Поповка, Андриановский, Александровский. Отходила бригада без всякой разведки и у Ясной Поляны из- за заболоченной местности и образованной пробки понесла значительные потери.

В дальнейшем бригада прикрывала отход 3-й армии по маршруту: Пушкинский, Лесное, Абратеево, Петропавловский, Столбище, Мельница и т.д. по маршруту отхода 3-й армии.

К 30 октября бригада уже не имела танков и двигалась в пешем строю.

Как же это произошло? Как за месяц при постоянных оборонительных боях 42-я танковая бригада потеряла всю свою материальную часть? А вот как.

За период боевых действий с 29 сентября по 1 октября было потеряно 2 КВ, 2 Т-34, 2 Т-30, 2 стрелковые роты пехоты, 2 минометных взвода, 2 взвода батареи 5 7-мм пушек ЗиС-2 и взвод управления.

За бой 2 октября, когда бригада выводила 2-й эшелон из Семеновского в Игрицкое, потери составили: 2 КВ, 6 Т-34, 9 Т-30, 2 мотоцикла, 4 грузовых и 3 санитарных машины, одну стрелковую роту, 4 57-мм пушки, 3 82-мм миномета, 3 50-мм миномета, один огнеметный взвод, 12 спецмашин, 1 легковую автомашину, одну рацию.

4 октября на хуторе Холмецкий – Манякино бригада потеряла по одному Т-34 и Т-30.

С 8 по 10 октября при действиях со 137 сд в районе н/п Телки был потерян один Т-34.

Группа разведчиков при поддержке танков Т-40С разворачивается в боевой порядок. Западный фронт, 5-я армия, январь 1942 года.

Группа разведчиков при поддержке танков Т-40С разворачивается в боевой порядок. Западный фронт, 5-я армия, январь 1942 года.

Боевое применение

При наступлении с 269 сд в районе Зелепуговка, Салтыковка, Святой немцы уничтожили 2 КВ, 2 Т-34, 7 Т-30.

11 октября в бою в районе Борщево при поддержке 269 сд была потеряна еще одна «тридцатьчетверка».

С 11 по 14 октября в обороне на восточной опушке леса южнее Стайки, Дальнич бригада потеряла 2 Т-34, 3 Т-30, один мотоцикл, 2 грузовых и один легковой автомобиль.

В районе Ясной Поляны у переправы 42 тбр была окружена и сожгла оставшуюся матчасть. Остались только 5 танков, приданных 1018-му полку, да и те были уничтожены в процессе боя: один Т-34 и Т-40С взорвались на минном поле, один танк Т-40 был подбит и сгорел, два Т-34 пропали без вести.

Таким образом, всего было потеряно и сожжено 6 КВ, 18 Т-34, 23 Т-30, 2 Т-40С, погибли 3 стрелковые роты, 2 минометных взвода, 6 57-мм пушек ЗиС-2, 18 грузовых машин, 3 санитарные машины, 2 легковых автомашины, одна рация.

Перед проведением разведки боем. Спешивание танкового десанта. Западный фронт, 5-я армия, январь 1942 года.

Перед проведением разведки боем. Спешивание танкового десанта. Западный фронт, 5-я армия, январь 1942 года.

Подобные грандиозные потери являются результатом как накала боев, так и низкой квалификации средних и младших командиров бригады, не умеющих грамотно тактически, на равных сражаться с опытными германскими войсками.

Оборона Ленинграда и сражение за Москву стали основными периодами боевого применения танков семейства Т-30/Т-40. После интенсивных боев в составе бронетанковых частей различных фронтов оставались единичные машины вышеописанных модификаций.

Так, к началу советского наступления под Харьковом (12 мая 1942 года) на Юго-Западном фронте имелся только один исправный Т-40, входивший в тот момент в состав 71-го отдельного танкового батальона.

К 28 июня 1942 года – началу немецкой наступательной операции «Блау» на Юго-Западном направлении 4 танка Т-40 имелись только в 478-м отдельном танковом батальоне ЮЗФ (на 30 июня 1942 года: 2 БТ-7, 1 БТ-5, 14 Т-26, 4 Т-40 и 41 Т-37А/Т-38).

478-й отдельный танковый батальон, сформированный в марте 1942 года, до июля в боях не участвовал, а использовался как учебный, занимаясь ремонтом танков и подготовкой кадров для других танковых частей фронта. Поэтому боевая матчасть батальона и была представлена главным образом танками- амфибиями, боевая ценность которых к этому времени практически равнялась нулю.

В ходе начавшегося немецкого наступления 478-му отдельному танковому батальону с тяжелыми боями пришлось отходить на восток, неся при этом большие потери. Согласно ведомости, направленной в штаб 21-й армии, по состоянию на 13 июля 1942 года 478-й батальон лишился 52 танков из 62. По амфибиям картина была следующей:

«Подбиты артиллерийским огнем и сгорели или окончательно разбиты – 3 Т-37, 2 Т-38, 1 Т-40.

Атака началась! Гоуппа разведчиков в маскхалатах при поддержке танков Т-40С атакует позиции немецких войск. Западный фронт, 5-я армия, январь 1942 года.

Атака началась! Гоуппа разведчиков в маскхалатах при поддержке танков Т-40С атакует позиции немецких войск. Западный фронт, 5-я армия, январь 1942 года.

Вышли из строя из-за технической неисправности, оставлены и взорваны экипажами – 3 Т-37, 3 Т-38, 1 Т-40.

Из-за отсутствия горючего оставлены и взорваны экипажами – 8 Т-37, 8 Т-38, 1 Т-40.

Пропали без вести вместе с экипажами 12 июля – 3 Т-37.

Утонули 12 июля при переправе через р.Дон в районе г.Коротояк – 2 Т-38.

12 июля разбит прямым попаданием авиабомбы – 1 Т-37».

Таким образом, к 13 июля 1942 года в батальоне осталось всего 10 сильно изношенных танков-амфибий, которые к концу месяца были потеряны.

К концу 1942 года танки Т-40, Т-40С и Т-30 практически исчезли из боевых частей. В качестве учебных машин в училищах и на курсах (а эти танки находились в 1-м и 3-м Саратовских, во 2-м Харьковском в Самарканде, в 1-м и 2-м Ульяновских и Орловском в Майкопе танковых училищах, на Ленинградских в Магнитогорске и Казанских танковых курсах усовершенствования командного состава), а также в составе некоторых запасных полков танки этого семейства использовались в войсках до 1946 года. К сожалению, ни одного «натурального» плавающего танка Т-40 до настоящего времени не сохранилось, а Т-40С и Т-30 экспонируются в музее истории бронетанковой техники в Кубинке.

Возвращаясь к количеству выпущенных танков Т-30, Т-40 и Т-40С, трудно точно установить цифры выпущенных машин вышеперечисленных модификаций, так как документы завода и различных наркоматов, связанных с производством и использованием этого танка, сильно разнятся. Однако автор считает приводимые здесь цифры наиболее достоверными: 238 Т-40, 136 Т-40С (из них 44 БМ-8-24) и 335 Т-30. Всего 709 единиц.

Продвижение нашей пехоты и танков проходит по глубокому снегу. Такие условия были предельны для легких танков модели Т-40. Западный фронт, 5-я армия, январь 1942 года.

Продвижение нашей пехоты и танков проходит по глубокому снегу. Такие условия были предельны для легких танков модели Т-40. Западный фронт, 5-я армия, январь 1942 года.

Боевое применение
Проведение разведки боем. Танки Т-40С и группа пехотинцев сняты сзади. Видно, что ниша для винта и руля у боевых машин есть, но водоходное оборудование отсутствует. Западный фронт, 5-я армия, январь 1942 года.

Проведение разведки боем. Танки Т-40С и группа пехотинцев сняты сзади. Видно, что ниша для винта и руля у боевых машин есть, но водоходное оборудование отсутствует. Западный фронт, 5-я армия, январь 1942 года.

Похожие книги из библиотеки

Камуфляж танков Красной армии, 1930–1945

Данная книга не претендует на звание всеобъемлющего труда по камуфляжу бронетанковых частей Красной Армии. Просто было очень важно показать, что в РККА, как и в любой другой, современной той эпохе армии, большое внимание уделялось проблемам камуфлирования, тактическим и опознавательным знакам. Сбор материала осуществлялся путем изучения существующих публикаций по данной тематике, в первую очередь приказов и наставлений по камуфлированию военной техники, а также архивных документов и фотоматериалов. Надеемся, что данная книга будет полезна как различным исследователям, так и широкому кругу читателей, стремящихся разобраться в различных перипетиях нашей военной истории.

Средний танк Т-28

Номер 1 (34) за 2001 год журнала «Бронеколлекция» — приложения к журналу «Моделист-конструктор». В номере рассказывается об истории создания и опыте боевого применения среднего танка Т-28.

Маленькие «Тигры»

Эта книга посвящена достаточно малоизвестным германским боевым машинам, создаваемым уже в период Второй мировой войны. Большинство из них предназначалось для разведки и связи, меньшая часть — для поддержки пехоты, а также для выполнения иных специальных задач. Конструктивно их подвеска, да и многие другие агрегаты были подобны знаменитым немецким танкам «Тигр» и «Пантера», поэтому все семейство вполне можно было назвать маленькими «Тиграми». Однако этой технике не суждено было сыграть в великом противостоянии какую-либо значительную роль. Германская танковая промышленность с трудом справлялась с основными заказами и крупносерийно выпускать технику узкоспециального назначения уже не могла.