ГЛАВА 2 Предпосылки создания советского автомата

В предвоенный период командование Красной Армии уделяло самое серьезное внимание разработке и совершенствованию новейших образцов стрелкового оружия. Это было связано с тем, что несмотря на некоторое улучшение боевых и эксплуатационных качеств магазинной винтовки образца 1891 г., достигнутое в результате модернизации, она все же значительно уступала автоматическому оружию. Красная Армия нуждалась в автоматической или самозарядной винтовке, равноценной штатной винтовке образца 1891 г. по массе, меткости огня, надежности, которая также работала бы без задержек в любых, в том числе и затрудненных, условиях эксплуатации. Многочисленные конкурсы по созданию самозарядных и автоматических винтовок, проводившиеся в СССР на протяжении 1920-30-х гг., закончились принятием на вооружение вначале автоматической винтовки Симонова (АВС-Зб), а вскоре и самозарядных винтовок Токарева (СВТ-38 и СВТ-40). Однако это не принесло желаемых результатов, поскольку новым винтовкам были присущи многие недостатки: сложность конструкции, многочисленные сложности в обслуживании и эксплуатации, большая масса. Наряду с этими проблемами существовали и чисто объективные факторы, препятствовавшие созданию действительно простого и надежного оружия. К ним относилось использование штатного 7,62x54R винтовочного патрона образца 1908 г. с устаревшей конструкцией фланцевой гильзы, затруднявшей проектирование и изготовление магазинов к автоматическому оружию. Кроме того, избыточная мощность самого патрона влияла на неудовлетворительную по надежности работу механизмов автоматики и кучность боя очередями, особенно из неустойчивых положений. Попытки советских конструкторов-оружейников В.Г. Федорова, Ф.В. Токарева, В.А. Дегтярева, С.Г. Симонова добиться хотя бы приемлемых результатов в создании индивидуального автоматического оружия пехоты не принесли успеха. Сохранение на снабжении РККА 7,62-м. ч винтовочного патрона образца 1908 г. стало на многие десятилетия одним из основных источников многих проблем и трудностей, постоянно возникавших перед советскими конструкторами при проектировании новых образцов индивидуального автоматического оружия пехоты.

При создании автоматических винтовок требовалось сохранить небольшую массу оружия (не более 4,5 кг), а также обеспечить надежность работы механизмов автоматики и хорошую кучность боя при ведении стрельбы очередями. В то же время значительная мощность 7,62-мм винтовочного патрона обусловила использование в подобном оружии очень прочных узлов и деталей, что в свою очередь влияло на увеличение массы автоматических винтовок. Так закладывались основы дня противоречия при конструировании ручного автоматического оружия: мощный патрон требовал значительной массы оружия, в то же время стремление снизить его массу неизбежно приводило к уменьшению надежности работ механизмов и увеличению рассеивания при стрельбе непрерывным огнем из-за большого импульса отдачи.

Отечественная конструкторская мысль явно зашла в тупик в этом направлении. Конструкторы-оружейники объективно были лишены возможности создать надежное, удовлетворяющее всем требованиям армии оружие, т. к. этому препятствовал штатный винтовочный патрон. Дальнейшее развитие подобных образцов стрелкового оружия становилось бесперспективным, поскольку не представлялось возможным дать приемлемые для армии новые системы без ухудшения их боевых и эксплуатационных качеств. В то время как кардинальное решение вопроса — переход РККА на новый вид основного боеприиаса, также являлось неприемлемым в столь тревожные для страны предвоенные годы. Таким образом, порочный круг замкнулся.

Для радикального решения данной проблемы требовался принципиально иной подход, тем более, что у отечественных оружейников имелся пусть и небольшой, но реальный опыт создания качественно нового вида индивидуального автоматического оружия — автоматов (на Западе более соответствующих классу автоматических карабинов или штурмовых винтовок). Трудности, возникшие при создании автоматических и самозарядных винтовок из-за применения мощных винтовочных патронов, а также неудачи, постигшие русский автомат Федорова образца 1916 г. (обусловленные использованием в нем 6,5-мм винтовочного патрона иностранного производства, сложностью конструкции оружия, дороговизной его производства и многочисленными проблемами в эксплуатации), подвели отечественных конструкторов к мысли начать вслед за западными оружейниками разработку пистолетов-пулеметов под пистолетные патроны меньшей мощности.

7.62-мм пистолет-пулемет Дегтярева ППД образца 1940 г.

7.62-мм пистолет-пулемет Дегтярева ППД образца 1940 г.

7,62-мм пистолеты-пулеметы Шпагина ППШ образца 1941 г.

7,62-мм пистолеты-пулеметы Шпагина ППШ образца 1941 г.

Вверху: с барабанным магазином емкостью 71 патрон; внизу — с секторным магазином емкостью 35 патронов.

Это оружие, рассчитанное пол 7,62x25 пистолет ный патрон, наряду со своей легкостью и компактностью, столь необходимыми для ведения скоротечных маневренных боевых действий в условиях ближнего боя, обладало высокими огневыми возможностями и хорошими эксплуатационными качествами. Наряду с простотой устройства автоматики, связанной с использованием свободного затвора и пистолетного патрона, их отличала относительная дешевизна и возможность производств;! на несложном станочном оборудовании, что было крайне важно для налаживания массового изготовления столь необходимого армии оружия. В течение нескольких лет в Советском Союзе появилось достаточно много самых разнообразных образцов этого оружия, наибольшую известность из которых в конце 1930-х — начале 1940-х гг. получили пистолеты-пулеметы Детрева (ППД) образца 1934 г… образца 1934/38 г., образца 1940 г.; Шпагина (ППШ) образца 1941 г. и Судаева (Г1ПС) образца 1942 г… образца 1943 г. В годы Великой Отечественной войны за отечественными пистолетами-пулеметами также закрепилось и второе наименование — «автомат», хотя они были принципиально отличны от родоначальника этого вида оружия — автомата Федорова образца 1916 г. (пистолетом-пулеметом в отечественном оружневедении называется автомат, в конструкции которого предусмотрена стрельба пистолетными патронами).

В то же время перед самой войной советские оружейники. неудовлетворенные сложившимся положением, попытались найти альтернативу существующему штатному стрелковому оружию. Неудачи, постоянно сопутствовавшие советским автоматическим и самозарядным винтовкам, а также ощущение острой необходимости в создании действительно эффективного автоматического образца пехотного оружия, заставили ГАУ совместно с Наркоматом вооружения СССР в 1940–1941 гг. осуществить еше одну попытку выйти из сложившейся ситуации — малой кровью-. Перед конструкторами быта поставлена задача по разработке автоматических и самозарядных карабинов под штатный 7.62x25 пистолетный патрон образца 1930 г. При этом предполагалось, что удлинение ствола оружия до 400 мм даст возможность значительно увеличить начальную скорость пули, позволив таким образом вести эффективную стрельбу на дальности до 600–800 м, а также повысить точность боя. К работам над подобным оружием приступили видные советские оружейники С.А. Коровин, С.Г. Симонов и В.А. Дегтярев. Симонов разработал в 1941 г. подобную модель автоматического карабина АПКС-34. В 1941–1942 гг. в КВ-2 под руководством В.А. Дегтярева при участии И.И. Слостина было разработано еще несколько образцов 7,62-мм автоматических и самозарядных карабинов, рассчитанных на использование патрона ТТ. Между собой они различались, как правило, способом заряжания из отъемного магазина или из обоймы. Начальная скорость пули всех образцов этого оружия не превышала 500 м/с, т. е. была практически аналогична начальной скорости пули пистолетов-пулеметов Дегтярева (ППД-40) и Шпагина (ППШ), уже состоявших на вооружении Красной Армии. Таким образом, еше раз нашло подтверждение теоретических предположений о том, что, несмотря на увеличение длины ствола, невысокая начальная скорость пули достаточно маломощного для такого оружия 7,62-мм пистолетного патрона образца 1930 г., по сути дела, превращала его в оружие ближнего боя. Дальность эффективной стрельбы из этого оружия не превышала 200 м. в то время как решение подобных задач достаточно эффективно выполнялось пистолетами-пулеметами. Поэтому в конце 1942 г. работы по автоматическим и самозарядным карабинам под пистолетный патрон прекращают во всех советских конструкторских бюро.

Похожие книги из библиотеки

Израильские танки в бою

Крошечный Израиль по праву считается третьей (после Рейха и СССР) великой танковой державой, что неудивительно: израильтяне – самые воевавшие танкисты второй половины XX века, грандиозные танковые сражения Шестидневной войны и войны Судного Дня по размаху, напряженности и динамизму не уступают битвам Второй Мировой, а легендарную «Меркаву» не зря величают одним из лучших современных танков (если не самым лучшим), который доказал свою высочайшую эффективность как на войне, так и в ходе антитеррористических операций.

Новая книга ведущего историка бронетехники воздает должное еврейским «колесницам» (именно так переводится с иврита слово «меркава»), восстанавливая подлинную историю боевого применения ВСЕХ типов израильских танков во ВСЕХ арабо-израильских войнах и опровергая множество мифов и небылиц, порожденных режимом секретности, с которой на Святой Земле все в порядке – СССР отдыхает! Эта книга – настоящая энциклопедия израильской танковой мощи, иллюстрированная сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Советские супертанки

Развитие конструкций танков на рубеже 20-х —30-х годов, при фактически полном отсутствии эффективных средств противотанковой обороны, привело к созданию супертанков — тяжелых многобашенных боевых машин. Действительно, при почти одинаковой толщине брони тяжелый танк логично должен был отличаться от легкого более мощным вооружением. Поэтому английский (а англичане тогда были законодателями моды в танкостроении) тяжелый танк «Индепендент», послуживший прототипом для советского тяжелого танка Т-35, в качестве основного вооружения нес 47-мм пушку, такую же, как и легкий «Виккерс 6-тонный», но вооружался еще четырьмя пулеметами во вращающихся башнях.

Советские конструкторы пошли дальше: в главной башне танка Т-35 устанавливалась 76-мм пушка, предназначенная для действий по полевым укреплениям в основном фугасными снарядами. Борьба с танками возлагалась на две средние башни с 45-мм пушками, по пехоте должны были «работать» пулеметы в двух малых башнях. В те годы супертанк виделся именно таким — ощетинившимся стволами пушек и пулеметов «сухопутным броненосцем». Однако, в отличие от корабля-броненосца, командир такой боевой машины просто физически не мог справиться с его управлением. Находясь в главной башне, имея ограниченный сектор обзора, командир должен был держать в уме сектора обстрела средних башен, которых он не видел, да еще и давать команды механику-водителю на остановку для выстрела, не зная, можно ли в данный момент вести огонь из нужной башни, и если можно, то куда.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Тяжёлый танк «Пантера». Первая полная энциклопедия

Один из самых знаменитых танков Второй Мировой, сравнимый лишь с легендарными Т-34 и «Тигром», Pz.V Panther проектировался не просто как «тевтонский ответ» нашей «тридцатьчетвёрке», а как Wunderwaffe, способное переломить ход войны. Однако чуда опять не получилось. Несмотря на мощную лобовую броню, рациональные углы наклона бронелистов (низкий поклон Т-34!) и великолепную пушку, способную поражать любые танки противника на дистанции до полутора километров, первый опыт боевого применения «Пантер» вышел комом — на Курской дуге они понесли тяжелейшие потери, оказавшись уязвимы в боковой проекции не только для 76-мм противотанковых орудий, но даже для «сорокопяток». Ситуация лишь ухудшилась в 1944 году, когда на вооружение Красной Армии начали поступать новые Т-34-85 и ещё более мощные системы ПТО, а качество германской брони резко упало из-за дефицита легирующих присадок. Если же принять в расчёт исключительную техническую сложность и дороговизну «Пантеры», все её достоинства кажутся и вовсе сомнительными. Тем не менее многие западные историки продолжают величать Pz.V «лучшим танком Второй Мировой». На чём основан этот миф? Почему, в отличие от Союзников, считавших «Пантеру» страшным противником, наши танкисты её не то чтобы вовсе не заметили, но ставили куда ниже грозного «Тигра»? Была она «чудо-оружием» — или неудачной, несбалансированной и просто лишней машиной, подорвавшей боевую мощь Панцерваффе? В уникальной энциклопедии ведущего историка бронетехники, иллюстрированной сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий, вы найдёте ответы на все эти вопросы.

Зенитные ракетные комплексы

Книга состоит их четырех разделов. В первом раскрываются основные принципы построения и работы зенитных ракетных комплексов, что позволяет лучше понять материал последующих разделов, которые посвящены переносным, подвижным, буксируемым и стационарным комплексам. В книге описываются наиболее распространенные образцы зенитного ракетного оружия, их модификации и развитие. Особое внимание уделяется опыту боевого применения в войнах и военных конфликтах последнего времени.

Прим. OCR: К сожалению это лучший найденный вариант скана.