Поиски защиты

К середине прошлого столетия ручное огнестрельное оружие достигло такой губительной силы, что снова пришлось усиленно думать о защите бойцов, идущих в атаку.

Опять вспомнили о средневековых щитах и панцырях. Спрашивали себя: нельзя ли создать что-нибудь такое теперь?

После тщательного обдумывания выходило, что нельзя. Толщина лат или щитов должна быть не меньше восьми миллиметров, чтобы они могли выдержать удар пули Минье или Дрейзе. Латы такой толщины весили бы сто тридцать килограммов при весе самого человека в восемьдесят килограммов. Ясно, что носить такие латы никто не сможет.

Щит весил бы меньше — около восьмидесяти килограммов. Однако носить такой щит тоже никто не в состоянии.

Как же быть?

Выход из этого затруднения, казалось, нашел французский офицер Ганье. В 1869 году он построил щит, поставленный на колеса. Щит состоял из двух толстых металлических пластин, которые могли складываться вместе или раскрываться, как обложка книги. Высота каждой пластины была метр, ширина — полметра.

За щитом Ганье могло укрыться восемь человек (по два в ряд, четыре ряда). Четыре передних толкали щит перед собой.

Пробная стрельба по щиту показала, что пули из винтовок того времени его не пробивали. Значит, он мог дать надежное укрытие для солдат.

Щит Ганье.

Щит Ганье.

Но это остроумное сооружение все же оказалось бесполезным. Причина была простая. Щит вместе с колесами весит сто пятьдесят килограммов. Катить его по хорошей дороге было легко. Когда же щит попадал на поле, изрытое ямами, кочками, буграми и оврагами, то двигать его было очень трудно, а то и вовсе невозможно.

А как быть с тысячами таких щитов при переброске армии из одного места в другое? Заводить для них особый обоз?

Это, конечно, не годилось. И от введения в армии щита Ганье отказались.

Другой французский офицер подал мысль делать щит из алюминиевых пластин. Алюминий — действительно легкий металл, но зато и непрочный. Чтобы задержать пулю, его толщина должна быть не меньше пяти сантиметров. Но такой щит опять-таки слишком тяжел.

Пробовали изобретать панцыри даже из материи. Наибольшего успеха достиг один немецкий портной по имени Генрих Дове. Он сделал панцырь из чего-то вроде войлока, толщиною в пять сантиметров. Панцырь был похож на жилет.

Винтовочные пули не пробивали панцыря Дове.

Можно было думать, что защита от пуль найдена. Но тут подоспело изобретение бездымного пороха. Пробивная сила пуль увеличилась в три раза. И о панцыре Дове забыли. Нельзя же было его делать толщиною со стену дома! Так до 1914 года и не было придумано действительного средства защиты для человека, идущего в атаку.

Панцирь Дове. Под ним на столе свинцовые пули. Они расплющились при ударе о панцырь

Панцирь Дове. Под ним на столе свинцовые пули. Они расплющились при ударе о панцырь

.

Похожие книги из библиотеки

Артиллерийское вооружение советских танков 1940-1945

Как показывает практика, сегодняшние «танковые мэтры», уделяя большое внимание матчасти танков, как правило, не вникают в особенности танкового вооружения. Они могут часами смаковать подробности ТТХ боевых машин: толщину брони, скорость движения, запас хода и т.д. Познания же об артиллерийском вооружении танков у них определяются, в основном, калибром артсистемы и какими-то цифрами, определяющими ее броне пробиваемость (большей частью теоретическую). Тем не менее, танковые артсистемы заслуживают куда более пристального внимания, особенно, если это артсистемы отечественного производства.

Настоящее издание составлено человеком, который по одноименному анекдоту о «тридцати восьми попугаях» считает, что тезис «главное в танке — пушка» не лишен своей логики. И предлагая вашему вниманию краткое обозрение отечественных танковых пушек времен войны, он надеется, что в кругу любителей артиллерии поклонников прибавится, ну а если этого не случится, автор будет доволен, что постарался сказать свое слово в истории отечественной танковой артиллерии.

Минные заградители типа “Амур”. 1895-1941 гг.

В истории отечественного военно-морского флота заградители “Амур” и “Енисей” занимают особое место. Боевая служба этих кораблей подтвердила правильность выбора основных тактических характеристик и конструкторских решений. Оригинальный тип, удачный проект дополнялись хорошим качеством работы судостроителей Балтийского завода.

Оба транспорта имели скорость равную новейшим броненосцам и могли совершать в составе эскадры значительные морские переходы и выставить в кратчайшее время у берегов противника заграждения из 900 мин. Подобных кораблей не имел ни один флот мира.

Северная война 1700-1721 [Полководческая деятельность Петра I]

В книге о Северной войне изложен ход этой войны, на конкретных операциях показаны полководческая деятельность Петра I и новые оперативно-тактические принципы ведения войны, разработанные им. Рассказано о героической партизанской борьбе русского, украинского и белорусского народов против шведских захватчиков. В книге изложен ряд других вопросов, связанных с организацией, обучением и воспитанием русской регулярной армии, ставшей при Петре I одной из самых сильных армий в Европе.

Настоящий труд является результатом длительного исследования автором этой темы. Материалом для исследования служили документы о Северной войне, опубликованные в XVIII, XIX веках и в начале XX века. Кроме этого, были привлечены новые архивные материалы Центрального военно-исторического архива. По Государственному архиву феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ) использованы два фонда — кабинетные дела Петра I и дела Министерства иностранных дел.

Книга рассчитана на офицерский состав Красной Армии, преподавателей истории военного искусства, преподавателей вузов и партийный актив.

Me 262 последняя надежда Люфтваффе Часть 1

Вместе с окончанием II мировой войны подошла к концу и карьера боевых самолетов с поршневым двигателем. Появились первые конструкции, не требующие наличия винта для подъёма в воздух. Реактивные самолеты развивались по обе стороны фронта и везде работам над ними придавали большое значение, потому что они открывали перед авиацией совершенно новые горизонты. Разработка некоторых из этих машин продвинулась так далеко, что они успели принять участие в боях последних месяцев войны. Самым известным из них был Messerschmitt Me 262 Schwalbe («Ласточка») — последняя надежда Третьего рейха преодолеть превосходство союзников в воздухе. Исход войны этот самолет, конечно, не изменил, но зато он открыл совершенно новую эру в истории авиации — эру реактивную.