В 20-30-х гг. в Советском Союзе получила развитие идея применения планеров для осуществления десантно-транспортных операций. Еще в 1926 г. молодой летчик-конструктор В.К. Грибовский спроектировал четырехместный планер Г-3, в 1932 г. – двухбалочный шестиместный планер Г-11, а затем транспортный планер-топливозаправщик Г-14.

В 1932 г. П.И. Гроховский и Б.Д. Урлапов разработали 16-местный десантный планер Г-31 (Г-63), а в 1935–1936 гг. Г.Ф. Грошев пятиместный планер Г № 4 и четырехместный Г № 8 для перевозки на буксире за истребителем обслуживающего персонала, необходимых приспособлений и инструмента при перебазировании авиационных подразделений на новое место.

Хотя в СССР в начале 30-х гг. для первых в мире воздушно-десантных войск были созданы и первые транспортно-десантные планеры, в дальнейшем работы в этом направлении почти прекратились. Так же как не получили развития более экзотические проекты П.И. Гроховского: тяжелых транспортных планеров для перевозки танка, доставки 50 десантников, планера-бомбардировщика и т. д. Но к тому моменту, когда у нас в стране работы по десантным планерам практически уже прекращались, в Германии в обстановке строжайшей секретности эти работы только разворачивались.

С помощью десантных планеров DFS 230, разработанных в 1937 г., немецкие парашютисты осуществили одну из самых необычных операций Второй мировой войны. В 5:20 утра 10 мая 1940 г. 11 планеров DFS 230 совершили посадку на форт Эбен-Эмаель в Бельгии и высадили диверсионную группу «Гранит» в составе 84 человек, захватив врасплох гарнизон форта. Каждая группа десантников атаковала свою цель, при этом против артиллерийских башен и укрытий применялись кумулятивные заряды весом от 12,5 до 50 кг, в пробитые взрывом отверстия забрасывались гранаты и взрывпакеты. После часового боя большая часть форта оказалась захваченной десантниками. В результате этой операции уже через сутки весь форт находился под контролем подошедших немецких войск. Самой крупной операцией с участием DFS 230 стала операция по захвату острова Крит годом позже, количество одновременно задействованных планеров составило 53 экземпляра. В ходе войны немцы регулярно использовали в различных операциях воздушно-десантные планерные эскадры, а также отдельные планерные эскадрильи. С началом войны активные действия по разработке десантных планеров велись в США, Англии и Японии.

У нас же в стране целесообразность введения планерных подразделений в войска обсуждалась военными теоретиками вплоть до 1940 г. Лишь в конце января 1940 г. в Наркомате авиационной промышленности было создано управление по производству десантно-транспортных планеров, главным инженером которого был назначен авиаконструктор Павел Владимирович Цыбин. В ноябре 1940 г. нарком обороны Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко утвердил новые штаты воздушно-десантных бригад, теперь в них входили не только парашютные и самолетно-посадочные группы, но и планерная группа.

Сразу же после начала войны в парашютно-десантных войсках организовали эскадрилью испытателей, которую возглавил летчик-испытатель Сергей Николаевич Анохин. Эта эскадрилья участвовала не только в летных испытаниях планеров, в отработке своеобразной техники их буксировки, по одному или группой, но активно участвовала и в боевых вылетах в тыл противника, к партизанам Белоруссии. Летали туда обычно на планерах Г-11, А-7 и КЦ-20, эти многоместные десантные планеры буксировались самолетами СБ или Ил-4. Полеты выполнялись всегда ночью, сложность этих полетов была обусловлена тем, что обычно планеры были предельно загружены оружием и боеприпасами, а совершать посадку приходилось на небольшие партизанские лесные аэродромы. Как правило, планеры, прибывшие к партизанам, уничтожались, поскольку взлетать с ограниченных площадок было невозможно. Однако мастерство С.Н. Анохина и его товарищей позволяло в случае крайней необходимости выполнять и взлет с партизанского аэродрома, для чего использовался сверхкороткий трос – длиной всего 10 м, вместо обычного троса стометровой длины. Более того, С.Н. Анохин успешно выполнил испытательный полет, в котором проверялась возможность буксировки планера А-7 за самолетом СБ на короткой жесткой тяге.

Похожие книги из библиотеки

Неизвестный Лангемак. Конструктор «катюш»

Он был одним из величайших конструкторов XX века, главным инженером первого в мире Реактивного института, пионером космонавтики (именно Г.Э. Лангемак ввел этот термин), соавтором легендарной «Катюши» – но звание Героя Социалистического Труда получил лишь посмертно. Его арестовали по доносу подчиненного, осудили как «вредителя», «заговорщика» и «врага народа» и казнили в январе 1938 года. Полвека спустя маршал Устинов сказал: «Если бы Лангемака не расстреляли, я был бы у него замом, а первым космонавтом стал бы не Гагарин, а Титов». Успей Георгий Эрихович завершить свои разработки – мы бы сейчас осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам».

Почему все эти великие начинания пошли прахом? Кто погубил великого конструктора и присвоил его открытия? Как разгромили Реактивный институт, замедлив развитие космонавтики на десятилетия? Воздавая должное гению Лангемака, эта фундаментальная биография проливает свет на самые героические и трагические страницы родной истории.

Оружие возмездия. Баллистические ракеты Третьего рейха – британская и немецкая точки зрения

Известный английский историк Дэвид Ирвинг показывает, что склонность немцев к внешним эффектам и разногласия в высшем эшелоне власти Третьего рейха привели к тому, что значительные ресурсы, предназначенные для разработки самолета-снаряда и реактивного истребителя, были брошены на создание баллистических ракет. В британском правительстве многие считали несостоятельной весьма реальную угрозу, которая по замыслу Гитлера должна была переломить ход войны в пользу Германии.

Ракетный центр Третьего рейха. Записки ближайшего соратника Вернера фон Брауна. 1943–1945

Карьера профессионального ракетчика Дитера Хуцеля началась на немецком острове Узедом в Балтийском море в местечке Пенемюнде, где создавались совершенно новые типы оружия. Как молодой специалист по ракетостроению он был отозван с Восточного фронта и к концу Второй мировой войны стал главным помощником блестящего ученого, технического вдохновителя ракетного центра Вернера фон Брауна. Хуцель был очевидцем производившихся на острове разработок и испытаний, в частности усовершенствования грозной ракеты Фау-2 (оружия возмездия), которую называли «чудо-оружие Третьего рейха». Автор подробно рассказывает о деятельности исследовательского центра, о его сотрудниках, о работе испытательных стендов, об эвакуации центра и о своей миссии по сокрытию важнейших документов Пенемюнде от наступающих советских войск.

Неизвестный «МиГ». Гордость советского авиапрома

Это слово понятно без перевода в любой точке мира – совсем как «спутник» или «Калашников». Эти легендарные истребители всегда оправдывали свое стремительное имя, отличившись во всех войнах СССР. Высотные скоростные МиГ-3, на которых держалась наша ПВО в начале Великой Отечественной, надежно защитили Москву от немецких налетов. Великолепные МиГ-15 очистили небо Кореи от «Летающих крепостей», похоронив надежды США на победу в ядерной войне. Прославленные МиГ-21 сбивали американские «Фантомы» над Вьетнамом и израильские «Миражи» над Голанскими высотами. Вся история ОКБ им. А. И. Микояна – это летопись рекордов, достижений и побед: первый отечественный реактивный самолет Миг-9; первый в мире серийный сверхзвуковой МиГ-19; революционный для своего времени МиГ-23 с изменяемой геометрией крыла; стремительный МиГ-25, первым среди серийных машин достигший скорости 3000 км/ч.; сверхманевренный МиГ-29, по праву считающийся одним из лучших истребителей четвертого поколения, «мечтой любого пилота» … Менее известен вклад Микояна в космические победы СССР, а ведь именно под его руководством создавались искусственные спутники Земли и сверхсекретный пилотируемый воздушно-космический самолет «Спираль», не имеющий себе равных.

Снимая гриф секретности, эта книга восстанавливает подлинную историю МиГа за три четверти века. Это – лучшая творческая биография великого авиаконструктора и его легендарного КБ, ставшего гордостью отечественного авиапрома.