10Х

Работы над проектами ракетных вооружений, включая крылатые ракеты, в Советском Союзе возобновились только после того, как разведка стала докладывать высшему руководству страны о появившемся у немцев сверхсекретном оружии – крылатой ракеты. Боевой пуск первых десяти крылатых ракет по целям в Англии состоялся на рассвете 13 июня 1944 г., запуск осуществляли с наземных пусковых установок. К 29 июня количество запущенных с катапульт ракет достигло 2000, а первый боевой старт ракеты с самолета-носителя Не 111 состоялся 7 июля. Немецкая пропаганда во время радиопередач 23 июня 1944 г. запустила в использование термин Y1 (Vergel-tungswaffe – «оружие возмездия»). По указанию Гитлера название Y1 (Фау-1) сделали для крылатой ракеты официальным с 4 июля 1944 г., в люфтваффе ракета обозначалась Fi 103 (по названию фирмы «Физелер», серийно выпускавшей это изделие).

Оказалось, что люфтваффе на основании предварительных исследований, выполненных в конце 30-х гг. (то есть в то время, когда подверглись репрессиям ведущие сотрудники советского РНИИ), начали в 1940 г. разработку крылатой ракеты с пульсирующим воздушно-реактивным двигателем (ПуВРД).

К слову сказать, немцы не были первооткрывателями в области разработки ПуВРД. В 1865 г. французский ученый и изобретатель Ш. де Луврие разработал проект реактивного самолета «Аэронава» с реактивным двигателем, который являлся прототипом современного воздушно-реактивного двигателя. Прерывистость горения подаваемого топлива позволяла ограничить давление в камере сгорания до 5–6 атм и, в отличие от ПВРД, обеспечивала некоторую тягу при взлете. Это был, по своей сути, пульсирующий воздушно-реактивный двигатель. Более совершенный проект самолета («Усовершенствованная система воздухоплавания») был разработан в России в 1867 г. Н.А. Телешовым, который планировал установить на самолете ПуВРД, отличавшийся от двигателя де Луврие тем, что пары топлива должны были смешиваться с воздухом еще до поступления в камеру сгорания. Для этого было предусмотрено особое устройство типа современного карбюратора.

В 1906 г. русский инженер В.В. Караводин запатентовал «Аппарат для получения пульсирующей струи газа значительной скорости вследствие периодических взрывов горючих смесей» (привилегия № 15375), а в 1908 г. построил газовую турбину с пульсирующей камерой и успешно провел ее испытания. Через год после работ В.В. Караводина немецкий исследователь Барбецат провел исследования по распределению давления при пульсирующем горении, открыл и описал принцип самовоспламенения в ПуВРД. В том же году исследователь Марконнет предложил использовать этот двигатель для самолета и получил на это устройство патент. В ГИРД в 30-х гг. исследованиями и разработками ПВРД и ПуВРД занималась 3-я бригада, возглавляемая Ю.А. Победоносцевым.

И только в 1935 г. немец Пауль Шмидт вместе с профессором Г. Маделунгом предложил проект планирующей бомбы, оснащенной пульсирующим воздушно-реактивным двигателем. Люфтваффе, однако, в то время отклонили проект, как «технически сомнительный и неинтересный с тактической точки зрения». Но работы конца 30-х гг. привели все-таки к созданию Фау-1, оснащенной ПуВРД фирмы «Аргус» As 014.

В Советском Союзе работы по ПуВРД возобновились в 1941–1942 гг., в этом направлении работал, находясь в заключении, заместитель начальника ЦИАМ профессор Борис Сергеевич Стечкин, который являлся создателем теории воздушно-реактивного двигателя. Было разработано несколько вариантов ПуВРД, один из которых, УС (ускоритель Стечкина), предназначался для самолетов. УС предполагалось устанавливать на самолеты Ту-2 и Пе-8. На тяжелый бомбардировщик Пе-8 предполагалось поставить двенадцать таких ускорителей – по шесть на каждой консоли крыла. Но в 1943 г., после освобождения Б.С. Стечкина из заключения, работы по УС были прекращены.

Разработкой ПуВРД в ЦИАМ с 1942 г. занималась группа специалистов под руководством Владимира Николаевича Челомея. После того как стало известно о применении немцами нового оружия (Фау-1), Государственный Комитет Обороны поставил задачу – создать подобное оружие. Поэтому в конце лета 1944 г. под руководством В.Н. Челомея завершился эскизный проект крылатой ракеты 10Х с ПуВРД Д-3, 19 октября 1944 г. нарком авиационной промышленности А.И. Шахурин назначил В.Н. Челомея главным конструктором и директором завода № 51 НКАП, на котором предполагалось начать серийный выпуск КР 10Х. До начала 1945 г. удалось построить первый опытный образец КР 10Х и провести в ЦИАМ официальные испытания двигателя Д-3. Уже 5 февраля 1945 г. из сборочного цеха выкатили первую серийную 10Х. Всего было изготовлено девятнадцать аппаратов, семнадцать из которых отправили на летные испытания.

В качестве носителей КР были выбраны бомбардировщики Пе-8 и Ер-2. Заводские летные испытания начались 20 марта 1945 г. в Средней Азии (Джизак). На первом этапе проводилась проверка работы подвесных устройств на Пе-8, сбрасывания 10Х и работы его двигателя и механизмов в момент отрыва от самолета-носителя. Сброс самолета-снаряда производился на высоте 2000 м, после чего, перейдя в горизонтальный полет, 10Х совершала полет на заданной высоте по установленному на земле курсу. Из двадцати двух сброшенных ракет нормально в самостоятельный полет перешли только шесть.

На следующем этапе определялись основные характеристики 10Х и проверялась работа их агрегатов. Из того же количества сброшенных машин в самостоятельный полет перешло уже двенадцать. Полученные скорость до 600–620 км/ч и дальность до 240 км соответствовали расчетным данным.

На третьем этапе проводились полигонные испытания, проверка точности попадания ракет в цель и эффективности действия их боевых зарядов. Из четырех снабженных взрывчатым веществом аппаратов 10Х три выполнили поставленную задачу удовлетворительно. Сила взрыва оказалась эквивалентной силе взрыва авиационной бомбы весом 2000 кг. Для определения точности стрельбы было запущено 18 ракет. Однако до цели удалось долететь только шести, пять из которых попали в заданный квадрат размером 20 х 20 км, расположенный на расстоянии 170 км от точки сброса. Причиной неудач отчасти послужили тяжелые климатические условия: температура воздуха достигала плюс 60–65 °C, пыль и песок забивали воздухопроводы и, попадая в автопилоты, выводили их из строя. Летные испытания завершились 25 июля 1945 г. Из 66 испытанных ракет в самостоятельный полет перешли 44, причем в 24 случаях были выполнены требования по дальности и еще в 20 – по курсу. Всего до окончания Второй мировой войны успели построить 300 машин 10Х.

Характеристики 10Х: силовая установка – 1 ПуВРД Д-3 тягой 310 кгс, размах крыла – 6,0 м, длина – 8,0 м, максимальный диаметр корпуса – 1,05 м, взлетный вес – 2130 кг, вес боевой части – 800 кг, максимальная скорость – 600 км/ч, дальность – 300 км.

Похожие книги из библиотеки

Ракетный центр Третьего рейха. Записки ближайшего соратника Вернера фон Брауна. 1943–1945

Карьера профессионального ракетчика Дитера Хуцеля началась на немецком острове Узедом в Балтийском море в местечке Пенемюнде, где создавались совершенно новые типы оружия. Как молодой специалист по ракетостроению он был отозван с Восточного фронта и к концу Второй мировой войны стал главным помощником блестящего ученого, технического вдохновителя ракетного центра Вернера фон Брауна. Хуцель был очевидцем производившихся на острове разработок и испытаний, в частности усовершенствования грозной ракеты Фау-2 (оружия возмездия), которую называли «чудо-оружие Третьего рейха». Автор подробно рассказывает о деятельности исследовательского центра, о его сотрудниках, о работе испытательных стендов, об эвакуации центра и о своей миссии по сокрытию важнейших документов Пенемюнде от наступающих советских войск.

Советские танковые армии в бою

Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.

Солдаты и конвенции. Как воевать по правилам

Во время Второй мировой войны миллионы советских военнопленных погибли в немецких концлагерях из-за того, что фашистская Германия проводила по отношению к ним, как и ко всему русскому народу, политику геноцида. После войны гитлеровские палачи оправдывали зверское отношение к советским людям тем, что СССР не подписал Женевскую конвенцию о военнопленных. Хотя никто не мешал немцам соблюдать в отношении советских пленных ее принципы. Более того, и сейчас находятся историки, в том числе и в России, которые цинично провозглашают, что в гибели наших соотечественников в немецких лагерях виноват вовсе не Гитлер и его последователи, уморившие голодом, расстрелявшие, лишившие медицинской помощи попавших в плен, то есть, фактически денонсировавший Женевскую конвенцию, а Сталин, отказавшийся ее подписать. По сути, эти историки повторяют геббельсовскую пропаганду. Целью этой книги является разоблачение этой старой но живучей лжи и восстановление исторической истины.

Неизвестный Лавочкин

Легендарные самолеты Героя Социалистического Труда С.А. Лавочкина по праву считаются одним из символов Победы. Хотя его первенец ЛаГГ-3 оказался откровенно неудачным, «заслужив» прозвище «лакированный гарантированный гроб», установка нового мотора и усовершенствование конструкции буквально преобразили эту тяжелую неповоротливую машину, превратив в лучший истребитель Великой Отечественной – прославленные Ла-5, Ла-5ФН и Ла-7 сначала перехватили у немцев господство в воздухе, а затем и сломали хребет Люфтваффе. Именно на этих самолетах воевали двое из пяти лучших советских асов, а Иван Кожедуб первым сбил новейший реактивный Me.262. Именно Лавочкин стоял у истоков советской реактивной авиации – это его истребители первыми преодолели сверхзвуковой, а межконтинентальная крылатая ракета «Буря» – и тепловой барьер. Это в его ОКБ были созданы и первые отечественные беспилотники, и зенитные управляемые ракеты, прикрывавшие Москву в разгар холодной войны.

Прорывая завесу тотальной секретности, многие десятилетия окружавшую проекты Лавочкина, эта книга по крупицам восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора и подлинную историю его авиашедевров.