Главная / Библиотека / Маленькие «Тигры» /
/ Разведывательные танки

Глав: 6 | Статей: 6
Оглавление
Эта книга посвящена достаточно малоизвестным германским боевым машинам, создаваемым уже в период Второй мировой войны. Большинство из них предназначалось для разведки и связи, меньшая часть — для поддержки пехоты, а также для выполнения иных специальных задач. Конструктивно их подвеска, да и многие другие агрегаты были подобны знаменитым немецким танкам «Тигр» и «Пантера», поэтому все семейство вполне можно было назвать маленькими «Тиграми». Однако этой технике не суждено было сыграть в великом противостоянии какую-либо значительную роль. Германская танковая промышленность с трудом справлялась с основными заказами и крупносерийно выпускать технику узкоспециального назначения уже не могла.

Разведывательные танки

Разведывательные танки

В первые годы Второй мировой войны с задачами разведки и связи, осуществляемыми в интересах танковых и моторизованных частей германского вермахта, неплохо справлялись бронеавтомобили. Специально сконструированных разведывательных танков в немецких войсках не было вовсе. Активно использовать для разведывательных целей автомобили, а иногда даже мотоциклы[1] германским командирам «способствовали» развитая дорожная сеть Западной Европы и отсутствие у войск противника целостной системы противотанковой обороны. Когда же бездорожье «давало о себе знать» даже на территории Бельгии, Франции, Голландии, но особенно в Польше для разведки и связи применяли легкие танки Pz.Kpfw.I.Ausf.B. Впрочем, их использование не было очень успешным из-за невысокой скорости и слабого вооружения, а легкие «двойки» и танки чехословацкого производства тогда являлись основными боевыми машинами и редко выделялись для выполнения вспомогательных задач.

После нападения Германии на Советский Союз ситуация стала меняться. Даже на европейской части СССР преобладали грунтовые дороги, в грязи которых после дождей безнадежно застревали немецкие бронеавтомобили и мотоциклы. Возложенные на разведподразделения танковых и моторизованных дивизий задачи не выполнялись. Наряду с вышеизложенными проблемами положение усугублялось тем, что с осени 1941 года в стрелковые части Красной Армии во все возрастающих количествах стали поступать 14,5-мм противотанковые ружья ПТРД и ПТРС, позволившие придать нашей противотанковой обороне массированный характер. Генерал фон Меллентин в своих мемуарах впоследствии отмечал: «Русская пехота имеет хорошее вооружение, особенно много противотанковых средств: иногда думаешь, что каждый пехотинец имеет противотанковую пушку». Выпущенная из ПТР бронебойная пуля калибра 14,5-мм легко пробивала броню любых немецких бронеавтомобилей, как легких, так и тяжелых.

Чтобы как-то поправить ситуацию, в разведывательные батальоны стали передавать полугусеничные бронетранспортеры Sd.Kfz.250 и Sd.Kfz.251, а также использовать для этих целей легкие танки Pz.Kpfw.II и Pz.Kpfw.38(t). Однако потребность в специальном разведывательном танке для германской армии стала уже очевидной, тем более, что перспективные работы велись еще до начала Второй мировой войны. Но вместо того, чтобы сосредоточиться на одном простом и недорогом образце, немецкие военные чиновники стали требовать от промышленности сразу несколько узкоспециализированных машин, причем постоянно меняли технические задания фирмам-разработчикам, сообразуясь не столько с опытом первых лет войны, сколько с ситуацией на фронте. В результате только танк Pz.Kpfw.II.Ausf.L. с трудом вышел за рамки мелкосерийного производства, а остальные машины без следа растворились «в горниле» великой войны.

Танк Pz.Kpfw.l Ausf.C (VK 601). В 1938–1939 годах в Германии развернулись работы над новым поколением легких танков. Они получили те же обозначения — Pz.I и Pz.II, но с добавлением термина nA — neurer Art («нового типа»). В рамках этих работ 15 сентября 1939 года было выдано задание на разработку легкой боевой машины, которая могла бы использоваться как разведывательная, а также применяться для огневой поддержки воздушно-десантных операций.

Чтобы соответствовать указанным требованиям, новый танк должен был иметь возможность транспортировки десантными планерами «Мессершмитт» Ме-321 или самолетами Me-323E/F «Гигант». Над этим спецпроектом, получившим индекс Pz.Kpfw.I nА 601 (Panzerkampwagen neurer Art Vollkettenkraftfahzeuge-6-01 — бронированная гусеничная боевая машина нового типа 6-тонная, первый вариант) совместно работали фирмы «Краусс-Маффей» и «Даймлер-Бенц». На предприятии «Краусс-Маффей» из Мюнхена под руководством инженер-полковника В. Кникампа (W. Kniekamp, хотя в советских источниках его нередко именуют Вильгельмом Книпкампфом. — Прим. авт.) было разработано новое шасси (подобная конструкция была запатентована в 1932 году и использовалась фирмой «Ганза-Ллойд» на артиллерийских полугусеничных тягачах. — Прим. авт.), здесь же с конца 1942 года началась и сборка этой легкой боевой машины. Корпус и башня были спроектированы и выпускались фирмой «Даймлер-Бенц». Серийные машины получили индекс Pz.Kpfw.l Ausf.C.

Конструктивно новый легкий танк не имел ничего общего с традиционной «единичкой» — Pz.Kpfw.I Ausf.B. При массе около 8 тонн новая боевая машина, имевшая шасси конструкции Кникампа (на один борт 5 основных катков большого диаметра, расположенных в «шахматном порядке»; переднее ведущее колесо и задний ленивец) развивала скорость до 64 км/ч (по другим данным, 79 км/ч)[2], имела бензиновый двигатель HL 45Р фирмы «Майбах» мощностью 150 л.с., а вооружалась 20-мм пушкой EW 141 MG и 7,92-мм пулеметом MG 34[3]. Ширина корпуса танка Pz.Kpfw.I Ausf.C по сравнению с Pz.Kpfw.I Ausf.B была увеличена на 30 мм. Экипаж из двух (по другим данным из трех) человек защищался 30-мм лобовой и 20-мм бортовой броней. Всего в 1942 году было выпущено 46 Pz.Kpfw.I Ausf.C (все в составе установочной партии)[4]. Впоследствии был построен второй вариант танка VK 602 с более мощным двигателем «Майбах» HL 61 в 180 л.с. Этот образец «дожил» до стадии прототипа, после чего надобность в нем отпала.

Выпущенные машины из-за отсутствия перспективы десантных операций осенью 1943 года отправили в разведывательные подразделения танковых частей и соединений. Доподлинно известно, что два Pz.Kpfw.I Ausf.C получила 1-я танковая дивизия вермахта, две или три машины передали в роту тяжелых танков «Тигр» 3-й панцергренадерской (а затем и танковой) дивизии СС «Мертвая голова»[5] («Тотенкопф»). Также использовались эти танки в боях с партизанами на территории Югославии и вероятно в Западной Европе. Какая-то часть машин применялась в качестве учебных, но их судьба неизвестна.

До настоящего времени сохранилась только башня танка Pz.Kpfw.I Ausf.C, находящаяся в военном музее города Белграда (Сербия).

Танк Pz.Kpiw.II Ausf.G (VК 901). Эта боевая машина также относится к новому поколению легких танков и по своей компоновке и конструкции сходна с авиадесантным танком Pz.Kpfw.I Ausf.C. Задание на очередную машину нового типа было выдано 18 июня 1938 года 6-м департаментом Управления вооружения сухопутных войск. Проект получил индекс VK 901, что расшифровывалось как «гусеничная машина 9-тонная, первый вариант». Шасси танка разрабатывала корпорация MAN, башню и подбашенную коробку — компания «Даймлер-Бенц». Фирмы должны были представить прототип к концу 1939 года, а предсерийную партию в 75 машин — к октябрю 1940, после чего планировалось начать серийное производство. Были заложены шасси с номерами от 150001 до 1500075.

На новый легкий танк стали устанавливать 6-цилиндровый двигатель «Майбах» HL 45Р мощностью 145 л.с. (107 кВт), позволивший довести скорость до 51 км/ч (хотя требования предполагали скорость до 60 км/ч). Общая смена компоновки с задним расположением двигателя, передним — трансмиссии и установкой башни в средней части корпуса сохранились. Однако было изменено размещение экипажа. По новой схеме в отделении управления размещались механик-водитель (слева по ходу машины) и радист (справа), командир находился в одноместной башне. Вероятно, подобное изменение было увязано с разведывательным назначением танка. Корпус боевой машины имел коробчатую форму. Поскольку в этом проекте главным требованием была подвижность, толщина лобовой брони составляла только 30 мм, бортовой — 15 мм.

Для механика-водителя и радиста имелись люки в крыше подбашенной коробки, для командира танка — люк в командирской башенке. В лобовом листе и бортах отделения управления монтировались 4 смотровых блока. Но башня танка, видимо в интересах увеличения защищенности, смотровых блоков в бортах не имела.

20-мм пушка KwK 38/L55 и 7,92-мм пулемет MG 34 устанавливались спарено в одной маске, причем конструкция имела стабилизатор в вертикальной плоскости и прицел TZF 10. В рамках этого проекта рассматривался вариант вооружения легкого танка 7,92-мм самозарядным орудием EW 141 (Einbau Waffen), выполненный фирмой «Маузер» под патрон «318» от противотанкового ружья. Подобные тенденции (оснащение бронесредств противотанковыми ружьями) практиковались в тот период в венгерской и британской армиях, где 20-мм и 13,97-мм противотанковыми ружьями оснащались соответственно легкие танки «Толди I» и бронетранспортеры «Универсал». В отдельных случаях 20-мм ПТР швейцарской фирмы «Солотурн» устанавливались на итальянские танкетки CV3/35. Однако создание специального танкового орудия такого типа было довольно оригинальным ходом. Впрочем, в серию орудие EW 141[6] так и не пошло.

Ходовая часть VK 901 была идентична конструкции (ходовой части) легкого танка VK 601, также олицетворяя идеи инженера В. Кникампа. Она включала пять независимо подвешенных на торсионах к корпусу (на один борт) пар опорных катков большого диаметра, установленных в «шахматном порядке». Ведущее колесо имело два зубчатых венца, мелкозвенчатая гусеница — развитые грунтозацепы и один гребень.

Гусеничная боевая машина успела получить официальное обозначение Pz.Kpfw.II Ausf. G1, G2, G3 и индекс Sd.Kfz.133, но на вооружение так и не попала. Многочисленные доводки конструкции задерживали производство. Всего с апреля 1941 года по февраль 1942 года успели построить 12 машин, прежде чем проект VK 901 был закрыт. Имеются сведения об испытаниях танка Pz.Kpfw.II Ausf. G на советско-германском фронте в составе 1-й танковой дивизии.

27 башен, предназначенных для VK 901, использовались в фортификационных сооружениях долговременной обороны. 16 подобных башен, размещенных на бетонных основаниях, установили на территории Дании в системе укреплений «Атлантического вала».

Танки Pz.Kpfw.II Ausf.H/M (УК 903, VK 1301). В рамках выдвинутой концепции о создании скоростного и маневренного легкого танка разрабатывалось еще несколько перспективных проектов. Так, 1 июня 1941 года 6-й департамент Управления вооружений сухопутных войск выдал фирмам «Даймлер-Бенц», «Рейнметалл-Борзиг» и «Шкода» требования на разведывательный танк, который, соответствуя Pz.Kpfw.II в пределах того же класса по массе, отличался от стандартной «двойки» одновременно и увеличенной толщиной брони, и повышенной скоростью хода. Проект, получивший индекс VK 903, был развитием VK 901.

30 апреля 1941 года была принята программа развития бронетанковых войск рейха (Panzerprogramm 41), рассчитанная до 1949 года. В ее рамках предполагалась постройка шасси VK 903 в неожиданно больших и явно нереальных количествах — более 22000 единиц. Из них 3500 — для боя и разведки, 10950 — в варианте только разведывательной машины, 2738 — в качестве шасси для «истребителя танков» с 50-мм противотанковой пушкой, 2484 — машины передовых (артиллерийских) наблюдателей для дивизионов самоходной и буксируемой артиллерии. 17 июля 1941 года комиссия министерства вооружений по проектированию новых танков, возглавляемая небезызвестным доктором Ф. Порше, по-своему интерпретировала эти цифры. В комиссии пришли к выводу, что «реинкарнированный» Pz.Kpfw.II с усиленным бронированием позволит поддержать боеспособность подразделений имеющихся танковых дивизий и обеспечит быстрое формирование новых. Осознав это, Фердинанд Порше сам стал пытаться выступить конкурентом разработчикам VK 903.

VK 903 мог нести стандартную 20-мм пушку KwK 38/L55, но рассматривался и вариант его вооружения 28/20-мм артсистемой KwK 42 фирмы «Маузер» с коническим сверлением канала ствола. Такая пушка представляла собой модификацию тяжелого противотанкового ружья s.Pz.B 41 с оригинальным снарядом с обжимаемыми ведущими поясками и бронепробиваемостью 60 мм брони (под углом 30° к нормали) на дальности 100 м и 40 мм — на 500 м.

Для нового танка выбрали двигатель «Майбах» HL 66Р мощностью 180 л.с. (137 кВт), а в марте 1942 года решили использовать в его трансмиссии 4-скоростную коробку передач SSG 48, аналогичную не прошедшему в серию легкому танку Pz.Kpfw.38(t) nА (TNH nА), разработанному чешской фирмой ВММ. Ширина трака гусеницы составила 360 мм.

Поставку первой партии новых боевых машин в 120 танков VK 903 запланировали на апрель-декабрь 1942 года, позже срок сдвинули на сентябрь, а затем проект просто «прикрыли», выпустив в сентябре 1941 года только один прототип.

Параллельно теми же фирмами разрабатывался проект танка VK 1301, который планировали вооружить 50-мм пушкой 5 см KwK 39/1, конструктивно аналогичной артсистеме среднего танка Pz.Kpfw.III AusfJ, но с дульным тормозом. По своим тактико-техническим характеристикам танк VK 1301 (упоминается также как VK 903Ь)[7] в проекте приближался к средним. Прототип должны были построить к концу апреля 1942 года. Башня выполнялась с рациональными углами наклона, установка вооружения имела развитый щит маски. Погон башни спереди прикрывался низким буртиком.

Но германские планы по выпуску этого танка так и не были реализованы. Ситуация на фронтах стремительно менялась, и не в благоприятную для немецкого руководства сторону. В этих условиях войскам требовались уже совсем другие машины. Поэтому в 1942 году была принята новая система бронетанкового вооружения, а от проектов VK 903 и VK 1301 отказались. Эти танки, несмотря на то, что они (соответственно) получили серийные индексы Pz.Kpfw.II Ausf.H и Ausf.M так и остались опытными. Четыре построенных в августе 1942 года боевых машины VK 1301 (заводские номера шасси 200001-200004) вооружили 20-мм пушкой KwK 38 (по другим данным все четыре машины вооружили 50-мм пушкой L/60. — Прим. авт.) и, вероятно, отправили на фронт. Впоследствии наработки по этим полусерийным танкам использовали при постройке еще одного танка-разведчика, вошедшего в историю уже под обозначением Pz.Kpfw.II Ausf.L «Лухс».

Танк Pz.Kpfw.II Ausf.L «Лухс» (Sd.Kfz.123). Уже в конце 30-х годов германскому командованию стало совершенно ясно, что колесные бронемашины не смогут решить всех задач, формируемых разнообразной боевой обстановкой. Созданные же всего несколько лет назад легкие танки вермахта уже успели устареть, да и изначально они предназначались для действий в составе крупных механизированных соединений, где уровень бронезащиты и вооружение отдельной бронеединицы не играл столь важной роли, как у разведывательных машин. Поэтому в преддверии Второй мировой войны немцам пришлось запустить проект нового разведывательного танка.

Старые образцы не устраивали армию прежде всего своей скоростью. Управление вооружений также настаивало на улучшении ходовых качеств проектируемой боевой машины. Для реализации этой цели на танк следовало установить более мощный двигатель, более совершенное сцепление. Другим недостатком имеющихся разведстредств была недостаточная дальность действия радиостанции. Новую машину следовало оснастить более мощными радиостанциями, но это потребовало бы заметного увеличения объема боевого отделения, так как мощная радиостанция занимала больше места, а также требовала введения в состав экипажа еще одного человека — радиста.

Техзадание на подобную боевую машину фирма MAN получила 15 апреля 1939 года. Новый «гусеничный разведчик» должен был иметь броню толщиной до 30 мм, скорость хода 50 км/ч и вооружаться 20- или 37-мм пушкой. Башню и подбашенную коробку разрабатывала корпорация «Даймлер-Бенц». Подобное же задание получили и производители легких танков в оккупированной Чехословакии — фирмы ВММ (ранее называлась ЧКЗ. — Прим. авт.) и «Шкода». Предполагалось подготовить легкий разведывательный танк к производству уже после победы над Советским Союзом. Но Восточная кампания «несколько затянулась», а требования к новой боевой машине поменяли приоритеты — наиболее важным параметром проектирования танка стала проходимость. Первый прототип, известный под индексом VK 1303, на фирме MAN собрали в апреле 1942 года, а уже в июне «новоиспеченный танк» проходил испытания на Куммерсдорфском полигоне совместно с легкими танками TNH nА фирмы ВММ и Т-15 «Шкода». В ходе испытаний VK1303 вполне успешно прошел 2484 км. Выяснилось, что двигатель и фрикцион работают надежно. Но отличной оценки танк так и не получил, так как ходовая часть имела недостаток — ведущие колеса оказались слишком близко к земле. Управление боевой машиной отличалось легкостью, при некоторых условиях отмечалась гиперчувствительность танка к рулевому управлению. В сравнительных испытаниях VK 1303 показал свое превосходство над конкурентами, выгодно отличаясь от них большей максимальной скоростью и лучшими ходовыми качествами. Однако, незначительно уступая VK 1303 по отдельным параметрам ТТХ, чешские машины были гораздо проще конструктивно и дешевле в производстве. И все-таки в серию решили запускать германскую машину — «арийцы» не могли допустить победы чешских конструкторов, соревнующихся с германскими заводами. Гудериан упоминал доклад, врученный Гитлеру 23 июня 1942 года, в котором указывалось, что на май 1943 года запланирован выпуск 131 «машины на основе старого танка Pz.Kpfw.II». Вероятно, речь шла именно о VK 1303. Однако уже на вооружение танк поступил под обозначением Pz.Spw.II Ausf.L или Panzerspahwagen II «Luchs» (2 см KwK 38), переводя на русский — «бронированная разведывательная машина второй модели, „Лухс“ (пер. с нем. — рысь), с 20-мм пушкой модели 1938 года» и с индексом Sd.Kfz.123.

Численности экипажа разведывательного «Лухса» довели до четырех человек, что было по тому времени значительным новшеством. Механик-водитель и радист размещались в отделении управления, командир и заряжающий — во вращающейся башне.

Конструкция этого разведывательного танка была передовой для своего времени. Корпус был спроектирован с учетом опыта разработки предыдущей «полуэкспериментальной» легкой машины VK 901. В сравнении с этим образцом (VK 901) подбашенную коробку расширили, придав сварному корпусу Т-образное поперечное сечение. Это позволило установить башню с большим диаметром погона. Ее (башню) в отличие от Pz.Kpfw.II Ausf.F, стоявшую на корпусе симметрично, выполнили с наклоном бортовых листов, а для уменьшения общей высоты (и без того выросшей из-за увеличения размеров корпуса и башни) отказались от командирской башенки. Вместо нее в крышках люков командира и заряжающего смонтировали поворотные перископические приборы. Заряжающий также имел свой смотровой прибор в правом борту башни. В лобовом листе отделения управления имелись смотровые щели с пулестойкими стеклами и раздвижными бронекрышками, в бортах отделения — смотровые лючки. Механик-водитель и радист пользовались люками в крыше отделения управления. Дополнительную защиту бортов корпуса и башни создавали крепившиеся на них ящики ЗиП.

В силовом отделении размещался 6-цилиндровый двигатель «Майбах» HL 66Р объемом 6754 см3 и мощностью 200 л.с. при 3200 об./мин. Удельная мощность «Лухса» составляла 16,7 л.с./т, для сравнения у Pz.Kpfw.II Ausf.F этот показатель был всего 14,75 л.с./т. Подача топлива осуществлялась с помощью насоса «Паллас» Мг 62601. Двигатель соединялся с 6-скоростной коробкой передач ZF «Афон» SSG 48 с синхронизаторами (при шести передачах вперед и двух коробках передач машина получила 12 скоростей. — Прим. авт.). Механизмом поворота служил дифференциал. Карбюратор — двойной типа «Солекс». Один из танков «Лухс» в опытном порядке оснастили 12-цилиндровым дизелем «Татра-103» (мощностью 210 л.с.) воздушного охлаждения, аналогичным тому, что устанавливали на бронеавтомобиль «Пума».

В основе конструкции ходовой части «Лухса» лежала разработка инженера В. Кникампа, применявшаяся на «Тиграх» и «Пантерах». Пять катков большого диаметра (735 мм) с резиновым бандажом с каждого борта (на торсионной подвеске; передний и задний катки дополнительно оснащались гидравлическими амортизаторами), размещенные в «шахматном порядке», обеспечивали равномерное распределение массы танка по грунту. Гусеницы «Лухса» имели ширину в 360 мм, что так же снижало удельное давление на грунт и повышало проходимость. Как и на других танках этого семейства легких боевых машин (VK 601, VK 901 или VK 903, VK 1301), на крайних узлах подвески «Лухс» устанавливались телескопические гидравлические амортизаторы. Ведущее колесо — переднего расположения, с двумя съемными зубчатыми венцами. Отношение длины опорной поверхности к ширине колеи в 1,06 обеспечивало машине неплохую поворотливость. «Шахматное расположение» опорных катков, ставшее популярным на немецких гусеничных машинах, позволяло совместить значительный диаметр катков (допускавшие высокие скорости хода) с большим их количеством, определявшем равномерное распределение веса боевой машины по опорной поверхности гусениц. Это обеспечивало танку Pz.Kpfw.II Ausf.L неплохую проходимость, несмотря на увеличивавшееся до 0,8 кг/см2 удельное давление. Но схема Кникампа имела и свои отрицательные стороны — она утяжеляла ходовую часть и затрудняла ее обслуживание, особенно в холодное время года, когда между катками набивалась грязь, смерзавшаяся при отрицательных температурах словно цемент. Осложнялось не только движение танка, в отдельных случаях после длительной стоянки на морозе тронуться с места самостоятельно без буксира было невозможно.

Первоначально предполагался заказ на 800 машин, из которых первые 100 вооружались 20-мм артсистемой L/55, а последующие 50-мм пушкой 5 см KwK 39/1 с длиной ствола 60 калибров — тем более казалось, что размеры башни позволяли ее разместить без существенных конструктивных изменений. Однако подобная модернизация не являлась срочной — 20-мм автоматическая пушка оставалась достаточной для разведывательных машин, позволяя вести борьбу с живой силой, огневыми точками, легкими бронемашинами и другими целями, возникающими в ходе выполнения танком своих функциональных задач. Башня танка обеспечивала круговой сектор обстрела. Механизм вращения башни имел ручной привод. 20-мм KwK 38 монтировалась в «Лухс» по оси башни в маске с развитым полу-цилиндрическим щитом. Угол наведения по вертикали составлял от —9° до +18°. С пушкой использовался телескопический прицел TZF 6/38 с кратностью увеличения 2,5х и полем зрения 25°, с пулеметом — стандартный прицел Kfz.2. Опыт войны сказался и в сравнительно большом боекомплекте вооружения: 330 патронов к пушке и 2250 к пулемету.

На бортах башни устанавливались по три 90-мм мортирки NbK 39 для выстреливания дымовых гранат. Открытую сверху башню с 50-мм пушкой по некоторым данным получила только 31 машина (VK 1303Ь).

Разведывательное функциональное назначение танка заставило дополнить стандартную танковую радиостанцию FuG 5 (или Fu SpR «а»), использовавшуюся для связи внутри танкового подразделения (монтировалась в башне, вывод антенны — у левого борта башни), радиостанцией FuG 12 для связи со штабом дивизии. Симплексная FuG 12 имела выходную мощность 80 Вт, работая в диапазоне 1,12-3 МГц на 2-метровую штыревую антенну, и обеспечивала дальность связи до 10 км телефоном и до 50 км телеграфным ключом. Ее антенна располагалась с правой стороны корпуса рядом с башней. Использовалась и штыревая антенна с «метелкой» — при ее применении дальность достигала 25 км телефоном и 80 км телеграфом.

По сравнению с классическими Pz.Kpfw.II танк «Лухс» особенно в скорости, маневренности и оснащении средствами связи имел лучшие возможности, а новые разведывательные танки Pz.Kpfw.I Ausf.C и Pz.Kpfw.II Ausf.G он превосходил по бронезащищенности.

Шасси танка с нижней частью корпуса строил завод фирмы MAN в Нюрнберге, башню и подбашенную коробки поставлял завод «Даймлер-Бенц», находящийся в Берлин-Мариенфельде. 100 первых машин с 20-мм пушкой построили на шасси с номерами 200101-200200. По официальным данным к 1 ноября 1944 года было выпущено 136 «Лухсов» с артсистемой KwK 38. Из них 118 собрали на фирме MAN, а 18 — на фирме «Хеншель». Всего с сентября

1942 по январь 1944 года был изготовлен 136 (по другим данным 131) танк типа «Лухс», причем есть данные, что 4 из них переделали из танков VK 1301. Трудно сказать, сколько было выпущено танков с 50-мм пушкой. Обычно говорят о четырех или шести машинах.

В действующую армию танки «Лухс» стали передавать в сентябре 1943 года. Эти боевые машины поставлялись в разведывательные батальоны танковых дивизий[8]. Доподлинно известно, что на советско-германском фронте Pz.Kpfw.II Ausf.L были переданы в состав 4-го разведывательного бронебатальона 4-й танковой дивизии вермахта. Так, на 6 октября 1943 года в бронебатальоне было 29 «Лухсов». 4-я танковая дивизия сражалась на Востоке до конца войны — сначала в Прибалтике, а затем на территории Польши — в Поморье. В конце 1944 года 4-й разведывательный бронебатальон 4 тд насчитывал «в своих рядах» 21 Pz.Kpfw.II Ausf.L. Интересно, что часть «Лухсов», находящихся в 4 тд была модернизирована (скорее всего это сделали в дивизионных мастерских, хотя не исключена и заводская доработка). Прежде всего усилили бронезащиту танка в лобовой проекции, установив дополнительный бронелист перед передней нижней частью бронекорпуса, а также отражатель снарядов и осколков оригинальной конструкции, находящийся в передней верхней части бронекорпуса. На 1 марта 1945 года в 4 тд оставалось только 16 Pz.Kpfw.II Ausf.L. Большинство из них было уничтожено советскими войсками в боях за Данциг (Гданьск). На Западе танки «Лухс» поступили в 116-й разведывательный бронебатальон 116-й танковой дивизии. Большая их часть была еще летом 1944 года уничтожена англо-американскими войсками, но два Pz.Kpfw.II Ausf.L стали трофеями союзников и в настоящее время являются частью экспозиции бронетанковых музеев в Бовингтоне (Великобритания) и Самюре (Франция).

Легкий танк «Лухс» оказался быстроходной машиной (скорость хода до 60 км/ч) — с отличной проходимостью, хорошей аппаратурой связи и достаточной надежностью. Его можно было бы отнести к числу лучших боевых разведывательных машин Второй мировой войны, если бы этот сложный и дорогой в производстве танк не был бы выпущен в столь мизерном количестве. Но к 1944 году ситуация вынуждала существенно менять приоритеты в производстве бронетанковой техники.

Легкий разведывательный танк TNH nA (neue Ausfuhrung)[9]. На протяжении многих веков Чехия и Словакия находились под сильнейшим влиянием германской культуры и два десятка лет независимости не научили эти народы стойко бороться за национальную идентичность. В 1938 году, удивив весь мир, чехословацкая армия практически без единого выстрела отдала страну на растерзание немецким войскам. Руководство Германии решило оставить словакам независимость, а вот Чехию под наименованием «Протекторат Богемия и Моравия» включили в состав великогерманского рейха. Чешские военные концерны, прославившиеся своей продукцией еще в австро-венгерский период истории страны, вновь занялись привычным делом — снабжать германских военных качественной и недорогой техникой, с помощью которой нацисты намеревались покорить мир.

В июле 1940 года центр по испытанию и разработке танков 6-го департамента вооружений Командования сухопутных войск (Wa.Pruf.6) предложил трем компаниям, выпускавшим легкие танки — чешским «Шкоде», ВММ и немецкой MAN — спроектировать и изготовить специальную машину для разведки. Предполагалось, что при боевой массе 12–13 тонн новый танк будет развивать скорость не менее 50 км/ч, иметь броню в 2-30 мм и вооружаться 20–37 мм орудием и одним пулеметом.

При проектировании нового танка «Шкода» за основу взяла свой LT vz. 35, присвоив ему обозначение Т-15, базовой моделью для танка VK 1303 фирмы MAN стал легкий Pz.Kpfw.II, а ВММ использовала хорошо зарекомендовавшее себя шасси TNH-S. Новый танк ВММ получил обозначение TNH nA (neue Ausfuhrung). Из-за установки более мощного двигателя «Прага NR» в 248 л.с. и новой коробки перемены передач Вильсона по сравнению с TNH-S пришлось увеличить размеры корпуса, диаметр опорных катков расширили с 775 мм до 810 мм. Башня была полностью переделана, ее вооружение состояло из 37-мм пушки А22 завода «Шкода» и одного пулемета. Проект вместе с проектами «Шкоды» и MAN представили на рассмотрение Wa.Pruf.6 в конце 1940 года. Тогда же эти компании получили заказ изготовить по пять опытных образцов к лету 1941 года.

Между собой опытные образцы отличались способом соединения (сварка или клепка) и толщиной броневых листов корпуса и башни.

По утвержденному центром (Wa.Pruf.6) плану первый образец должен был быть изготовлен на ВММ в декабре 1941 года, а четыре остальных — к концу января следующего года. График был соблюден, и в последних числах января 1942 года TNH nА вместе с Т-15 и VK 1303 отправили на Куммерсдорфский полигон. В течение марта и апреля на нем проходили сравнительные испытания танков трех фирм. Самым удачным по воспоминаниям чешских конструкторов оказался TNH nА, даже пройдя 3866 км, он не обнаружил серьезных недостатков конструкции. VK 1303 был наиболее перспективным, но недоработанным, а у Т-15 постоянно возникали проблемы с двигателем и коробкой перемены передач. Заключительные испытания проводились 6–8 октября 1942 года. Испытываемые прототипы прошли 338 км за 9 часов с максимальной скоростью 75 км/ч. Тактико-технические характеристики всех трех машин оказались похожими, но TNH nА отличался от своих конкурентов более высокой надежностью и меньшей стоимостью. Поэтому комиссия, производившая испытания всех типов танков, рекомендовала принять TNH nА на вооружение вермахта. Однако благодаря связям фирмы MAN с чиновниками из Управления вооружений, именно она получила заказ на производство 800 разведывательных танков VK 1303, которые приняли на вооружение как Pz.Kpfw.II Ausf.L «Лухс».

Что касается дальнейшей судьбы TNH nА, то эти машины использовались фирмой ВММ для отработки различных узлов и агрегатов. Например, в 1943 году на одном из них установили дизельный двигатель воздушного охлаждения «Татра 103», а на другом, уже после окончания войны испытывали 47-мм и 57-мм полуавтоматические пушки завода «Шкода». Последний TNH nА отправили на слом в конце 50-х годов.

Разведывательный танк модели Sd.Kfz. 140/1. Упоминаемый ранее Pz.Kpfw.II Ausf.L «Лухс», несмотря на все его достоинства, оказался конструктивно сложным и дорогим в производстве, поэтому уже в июле 1943 года фирма ВММ получила задание разработать новый разведывательный танк, используя агрегаты Pz.Kpfw.38(t). В качестве вооружения рассматривались два варианта — 20-мм автоматическая пушка KwK 38 с пулеметом MG 42 во вращающейся башне и 75-мм орудие К51 (L/24) в неподвижной рубке. Работы шли высокими темпами — в сентябре представителям инспекции танковых войск вермахта и Управления вооружений продемонстрировали деревянные макеты обоих вариантов, а в январе 1944 года шесть старых шасси Pz.Kpfw.38(t) переделали в разведывательные танки — четыре с 20-мм и два с 75-мм пушками (соответственно артсистемы KwK 38 и KwK 51).

Первый вариант представлял собой шасси Pz.Kpfw.38(t), корпус которого имел уширенную подбашенную коробку, на которой устанавливалась башня 2 см Hangelafette 38 с 20-мм артсистемой KwK 38 и пулеметом MG 42 (башни аналогичной конструкции ставились на тяжелые бронеавтомобили типа Sd.Kfz.234/1). Кроме того, из-за установки более мощного двигателя «Прага АЕ» мощностью 160 л.с. (при 2800 оборотах в минуту) пришлось переконструировать систему выхлопа. Второй вариант танка отличался лишь наличием вместо башни неподвижной рубки с 75-мм орудием К51.

После испытаний на вооружение германской армии приняли вариант с 20-мм пушкой, получивший обозначение Aufklarungspanzer 38(t) и индекс Sd.Kfz. 140/1. Несмотря на удачную конструкцию этого разведывательного танка, подобных машин выпустили совсем немного: 37 — в феврале и 33 — в марте 1944 года. В качестве базовых для их производства использовали шасси из 10-й серии Pz.Kpfw.38(t) Ausf.M, которые были разработаны для изготовления истребителя танков «Мардер III». От базового танка оно (шасси) отличалось более мощным двигателем и новой коробкой перемены передач ZF, что позволяло Aufklarungspanzer 38(t) разгоняться по шоссе до 58 км/ч. Подбашенная коробка танка новой конструкции имела углы наклона, толщина брони варьировалась от 8 до 50 мм.

Все это позволяло бы Sd.Kfz. 140/1 более эффективно противостоять обстрелам разведывательной машины не только из стрелкового оружия, но и из крупнокалиберных пулеметов и в отдельных случаях — мелкокалиберных пушек. Все эти боевые машины поступили на вооружение разведывательных батальонов танковых дивизий и воевали на советско-германском фронте, а также в Западной Европе.

Оглавление книги


Генерация: 0.237. Запросов К БД/Cache: 3 / 1