Главная / Библиотека / Танки Блицкрига Pz.I и Pz.II /
/ ЛЕГКИЙ ТАНК Panzer I / Эксплуатация и боевое применение

Глав: 5 | Статей: 29
Оглавление
Когда речь заходит о немецких танках Второй Мировой, прежде всего на ум приходят знаменитые «Тигры», «Пантеры» и «Фердинанды». Однако всё это техника периода заката Панцерваффе и поражений Германии. А боевые машины, с которыми связаны поразительные успехи Вермахта в начале войны, остаются как бы «за кадром». Pz.I и Pz.II — «единички» и «двойки» — эта «бронированная кавалерия» Блицкрига была основой немецкого танкового парка до конца 1941 года. Именно эти легкие танки, наматывавшие на гусеницы тысячи километров польских, французских и русских дорог, стали символами «молниеносной войны». Именно они завоевали для Гитлера полмира. И даже сойдя со сцены на третьем году боевых действий, они остались в строю, став базой для различных типов самоходок, командирских и вспомогательных машин.

В чем заключался секрет успеха этих слабовооруженных и легкобронированных машин в бою? Благодаря чему они побеждали гораздо более сильных противников? Как им удалось дойти до Москвы, Волги и Кавказа? На все эти вопросы отвечает новая книга ведущего историка бронетехники.
Михаил Барятинскийi

Эксплуатация и боевое применение

Эксплуатация и боевое применение

Panzer I стал первым немецким танком, поступившим на вооружение Вермахта. Несмотря на то, что эта машина предназначалась для подготовки кадров танковых войск, довольно долго ей суждено было составлять основу немецкого танкового парка. С середины 1934 года, параллельно с поставкой боевых машин в войска, началось и развертывание танковых частей. Интенсификации этого процесса способствовало назначение военным министром Германии генерала Бломберга, а начальником канцелярии военного министерства — генерала Рейхенау, придерживавшихся современных взглядов на роль танковых войск в будущей войне. К этому следует добавить, что сам Гитлер проявлял большой интерес к моторизации армии. Вот что пишет по этому поводу в своих «Воспоминаниях солдата» Гейнц Гудериан, получивший в конце 1934 года приглашение продемонстрировать перед рейхсканцлером в Куммерсдорфе действия подразделений мотомеханизированных войск: «Я показал Гитлеру мотоциклетный взвод, противотанковый взвод, взвод учебных танков Т-1, взвод легких бронемашин и взвод тяжелых бронемашин. Большое впечатление на Гитлера произвели быстрота и точность, проявленные нашими подразделениями во время их движения, и он воскликнул: „Вот это мне и нужно!“».



Легкие танки Pz.I Ausf.A одной из первых танковых дивизий Вермахта на учениях. 1936 год.

И дело пошло! К 15 октября 1935 года были сформированы три танковые дивизии: 1-й, дислоцировавшейся в Веймаре, командовал генерал Вейхс, 2-й, дислоцировавшейся в Вюрцбурге, — полковник Гудериан, 3-й, местом дислокации которой стал Берлин, — генерал Фессман. Эти соединения по большей части укомплектовывались танками Pz.I, так как других боевых машин в распоряжении Панцерваффе практически не было. Компанию «единичке» мог составить только Pz.II, но производство этого танка в 1935 году лишь начиналось.

Свое боевое крещение Panzer I получил в Испании. Принятие Гитлером решения о помощи генералу Франко привело к созданию легиона «Кондор», в который входили части ВВС и сухопутных войск.

Первые девять Pz.I Ausf.A поступили в легион в октябре 1936 года, за ними последовали еще 32 боевых машины этой модификации. Часть легиона, вооруженная танками, получила название танковая группа «Дроне» (Panzergruppe Drohne). Ее командиром был назначен подполковник Вильгельм Риттер фон Тома. Поначалу группа имела следующую организацию: штаб и две танковые роты по три секции в каждой. В каждую секцию входили пять танков плюс одна командирская машина. Подразделения поддержки состояли из отделения транспорта, полевой ремонтной мастерской, противотанкового артиллерийского и огнеметного отделений. Личный состав состоял из 180 солдат и офицеров 6-го немецкого танкового полка, прибывших в Испанию под видом туристов.




На фото вверху — танки Pz.I и Т-26 испанского Иностранного легиона. На нижнем снимке виден танк, перевооруженный 20-мм пушкой Breda. Выкрашенные в серый цвет немецкие танки получили в Испании прозвище «Негрилло».

Предполагалось, что группа «Дроне» будет, главным образом, заниматься обучением испанских танкистов, а не воевать. Впрочем, фон Тома сразу же убедился, что «испанцы быстро учатся, но так же быстро забывают то, что выучили», поэтому в смешанных германо-испанских экипажах наиболее ответственную часть работы выполняли немцы.

Первое столкновение с республиканскими Т-26 произошло 28 октября 1936 года. Pz.IA в этом бою поддерживали кавалерию франкистов и оказались совершенно бессильными перед пушечными танками республиканцев. Прибытие в декабре первой партии из 19 Pz.IB никак не улучшило ситуацию. Однако ничего другого у франкистов не было, и группу «Дроне» перебросили под Мадрид.

Чтобы хоть как-то повысить огневую мощь немецких танков, в немного увеличенной по высоте башне Pz.IA установили 20-мм пушку Breda mod.35. Сколько машин переделали таким образом сказать трудно. Обычно сообщается, что несколько. Однако, как в отечественной, так и в зарубежной литературе публикуется всего одна фотография тех лет с одним переделанным танком. Не встречаются эти машины и на более поздних снимках.

В марте 1937 года в состав группы «Дроне» включили танковую роту, укомплектованную трофейными советскими Т-26, а с августа началось переформирование группы в испанскую часть. Этот процесс завершился в марте 1938 года созданием Bandera de Carros de Combate de la Legion, организационно вошедшей в состав Испанского иностранного легиона. «Бандера» состояла из двух батальонов: один был вооружен немецкими танками Pz.I Ausf.A и Ausf.B, другой — советскими Т-26. Оба батальона (1. и 2. Agrupacione de Carros) участвовали в боях под Тэруэлем и Брунете, в Басконии, в битве над Эбро и в боях в Каталонии в 1939 году.



Немецкие танки Pz.I Ausf.A, захваченные бойцами Республиканской армии. Испания, Центральный фронт, 1937 год.


Один из 17 танков Pz.I Ausf.A, закупленных правительством Чан Кайши в 1936 году.

В ходе боевых действий потери среди немецких танкистов составили 7 человек. Их участие в гражданской войне в Испании завершилось парадом в Мадриде 19 мая 1939 года. После этого «туристы» вернулись в Германию. Немецкие же танки Pz.I эксплуатировались в испанской армии до конца 1940-х годов.

В марте 1938 года танки Pz.I приняли участие в аншлюсе Австрии. 2-я танковая дивизия генерала Гудериана за двое суток совершила 420-км марш-бросок. При этом до 38 % танков вышли из строя из-за недостаточной надежности и были оставлены на обочинах дорог. После этого «похода» Гудериан остро поставил вопрос об улучшении системы эвакуации и ремонта танков. При оккупации Судетской области Чехословакии в октябре 1938 года ситуация значительно улучшилась. К оперативным зонам танки Panzer I и Panzer II доставляли на грузовиках, чтобы хоть как-то сохранить мизерный ресурс гусениц.

К началу Второй мировой войны 1 сентября 1929 года в Вермахте насчитывалось 1445 танков Pz.I, что составляло 46,4 % всех боевых машин Панцерваффе. Количество же их в танковых дивизиях существенно различалось. Скажем, в наиболее оснащенной средними танками 1-й танковой дивизии было только 85 Pz.I всех модификаций, включая ко- мандирские; во 2-й и 3-й — заметно больше, по 153; в 5-й танковой — 150. В 10-й танковой дивизии и танковой группы «Кемпф», имевших однополковый состав, имелось 73 и 78 Pz.I соответственно. Меньше всего «единичек» насчитывалось в легких дивизиях: в 1-й — 54, 2-й — 47, 3-й — 47, 4-й — 41.



Японские солдаты позируют на захваченном гоминьдановском Pz.I Ausf.A.


Pz.I Ausf.A — участник аншлюса Австрии. 1938 год.

Броня Pz.I легко пробивалась снарядами 37-мм противотанковых и 75-мм полевых пушек польской армии. Так, при прорыве позиций Волынской бригады кавалерии под Мокрой, например, 35-й танковый полк 4-й танковой дивизии Вермахта потерял одиннадцать Pz.I, против которых поляки успешно применяли даже танкетки. Пулеметный обстрел бронебойными пулями двигателя и бензобаков давал неплохие результаты. При встречах же с танками 7ТР «единичке» и вовсе приходилось туго. Например, 5 сентября, во время контрудара польских войск под г. Петркув-Трыбунальским танки 7ТР 2-го батальона легких танков уничтожили пять Pz.I.

К концу Польской компании потери Вермахта составили 320 Pz.I; из них 89 машин были потеряны безвозвратно.

Для боевых действий в Дании и Норвегии на базе 35-го танкового полка 4-й танковой дивизии был сформирован 40-й батальон специального назначения (40.Pz.Abt.z.B.v.), материальную часть его в основном составляли танки Pz.I.

К началу наступления на Западе 10 мая 1940 года Панцерваффе располагали 1214 танками Pz.I, 523 из них находились в боеготовом состоянии. Количество машин этого типа в танковых соединениях Вермахта заметно уменьшилось. Больше всего — по 106 единиц — их имелось в 3-й и 4-й танковых дивизиях; в остальных дивизиях — от 35 до 86.



Pz.I Ausf.B. Чертеж выполнил В. Мальгинов.

Наиболее крупным боем с участием Pz.I стала битва у Намюра. 12 и 13 мая 1940 года 3-я и 4-я немецкие танковые дивизии потеряли там 64 Pz.I. У «единичек» не было шансов при столкновении с французскими танками — толстобронными и вооруженными пусть слабыми, но все-таки пушками. Поэтому, несмотря на то, что во время французской кампании танковые бои носили эпизодический характер, потери немцев были весьма существенны: 182 Pz.I.

В операциях Балканской кампании принимали участие «единички» 2-й, 5-й и 11-й танковых дивизий.

Стоит также упомянуть, что 25 Pz.I в составе 5-й легкой дивизии Африканского корпуса воевали в Северной Африке.



Колонна танков Pz.I Ausf.A из состава 2-й легкой дивизии Вермахта. Польша, 5 сентября 1939 года.


Pz.I Ausf.A подбитый польской артиллерией. 1939 год.

На 22 июня 1941 года вермахт располагал 410 исправными танками Pz.I, причем в танковых частях первой линии имелось только 74 машины. Еще 245 танков находились в ремонте или переоборудовании. К концу года на Восточном фронте были потеряны практически все задействованные Pz.I — 428 единиц. В боевых частях они уже почти не встречались, и за весь следующий — 1942 год — Красная Армия уничтожила лишь 92 Pz.I. В этом же году их сняли с вооружения. Оставшиеся машины переделывали в основном в транспортеры боеприпасов. Некоторое их количество использовалось в составе полицейских частей в боях с партизанами, а в Германии — для подготовки и обучения танкистов.

Трофейные танки Pz.I, правда весьма ограниченно, применялись Красной Армией, и только в 1941 и 1942 годах. В этой связи хочется рассказать об одной любопытной боевой машине, созданной на московском опытном заводе ВИМ, занимавшемся в годы войны ремонтом танков, значительную часть которых до осени 1943 года составляли трофейные боевые машины.



Легкий танк Pz.I Ausf.A из состава 40-го танкового батальона специального назначения. Норвегия, апрель 1940 года.


Колонна боевых машин 58-го инженерного батальона. Франция, май 1940 года. Во главе колонны — подрывная машина Ladungsleger I (второй вариант).


Pz.I Ausf.B на улице Парижа. Июнь 1940 года.


Танковое подразделение Вермахта на привале. Большинство танков — Pz.I Ausf.A и Ausf.B. На заднем плане — одинокий Pz.III. Франция, июнь 1940 года.

В феврале 1942 года на завод прибыли три командирских KI.Pz.Bf.Wg. на шасси Pz.Kpfw.I Ausf.B. Довольно долго их ремонт не представлял никакого интереса, поскольку танки не имели пушек, а радиооборудование было практически неприменимо в Красной Армии. Но фронт требовал хорошо вооруженных боевых машин, и потому на предприятии объявили конкурс на оснащение трофеев артиллерийскими орудиями отечественного производства. Особого выбора не было, ибо на завод поставили лишь около четырех десятков 20-мм пушек ТНШ, 20-мм авиационных мотор-пушек ШВАК и пять 45-мм танковых пушек образца 1938 года.

Одним из победителей конкурса стал И. Беликов (или Беляков). Он предложил изъять из KI.Pz.Bf.Wg. (по документам значится как «Немецкий пулеметный радиотанк без башни») все радиооборудование, а вместо пулемета установить в увеличенной шаровой установке 20-мм автоматическую пушку ШВАК, что позволяло использовать танк в борьбе с немецкими бронеобъектами. Одну машину переоборудовали уже в марте. В ее лобовой броне прорезали увеличенную амбразуру, куда на болтах монтировалась литая маска пушки. В маске находился «грушевидный вкладыш» с пушкой, дополненной упрощенным спусковым механизмом с рукояткой и плечевым упором. После апробирования нового вооружения орудийную установку дополнили винтовым стопором, и в таком виде два танка из трех отбыли на фронт. К сожалению, дальнейшая их судьба неизвестна.

В настоящее время танки Panzer I можно увидеть в нескольких музеях мира. Pz.Kpfw.I Ausf.A находятся в Pansarmuseet в Axwall (Швеция), в Panzermuseum в Мунстере (Германия), в El Goloso Barracks в Мадриде (Испания), в Military Museum в Осло (Норвегия), в War Museum в Оттаве (Канада). Pz.Kpfw.l Ausf.B — в экспозиции музеев El Goloso Baracks в Мадриде и San Clemente de Sasebas Recruit Centre в Героне (Испания). В Ordnance Museum на Абердинском полигоне (США) экспонируется Pz.I Ausf.B. с макетной крышей моторного отделения. В России в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке хранится редчайший экземпляр Pz.Kpfw.I Ausf.B, приспособленный для форсирования водных преград вплавь. KI.Pz.Bf.Wg. — экспонат в Bovington Tank Museum в Уорхэме (Великобритания).



Pz.I Ausf.A из состава 5-й легкой дивизии Вермахта в Северной Африке. Весна 1941 года.

Оглавление книги


Генерация: 0.083. Запросов К БД/Cache: 0 / 0