Глав: 5 | Статей: 55
Оглавление
В документально-художественной книге известного немецкого публициста разворачивается полная драматизма история германского подводного флота в период Второй мировой войны. Основываясь на большом количестве источников, автор рассказывает о малоизвестных и практически незатронутых в литературе ее сторонах. В частности, он уделяет большое внимание судьбам знаменитых асов-подводников.

Книга написана живым, ярким языком и рассчитана на широкий круг читателей.

Начало конца

Начало конца

К лету 1942 года вермахт вновь сумел захватить стратегическую инициативу на Восточном фронте. Отброшенный на 120 километров от Москвы, он по-прежнему угрожал столице. На северо-западе германские войска упорно осаждали Ленинград, население которого гибло от голода, артиллерийских обстрелов и воздушных бомбардировок. На юге 15 мая противник овладел Керченским полуостровом. В первых числах июля после беспримерной героической обороны, продолжавшейся 250 дней, был оставлен Севастополь. 28 июня в соответствии с планом «Блау» («Голубой»), предусматривавшим нанесение главного удара в юго-западном направлении, три усиленные армии, насчитывавшие в своем составе более половины всех сражавшихся на Восточном фронте бронетанковых и мотомеханизированных соединений вермахта, прорвали оборону советских войск на протяжении 300 километров. Через месяц ожесточенные бои шли уже в большой излучине Дона. Считавшаяся одним из лучших формирований сухопутных сил 6-я армия продвигалась по окутанным пылью и дымом горевших деревень донским степям к Сталинграду среднесуточными темпами в 30 километров. Гитлер прямо заявил ее командующему генерал-лейтенанту Фридриху Паулюсу: «С такой армией вы можете штурмовать небо».

У командования подводным флотом также были все основания гордиться достигнутыми результатами. После вступления США в войну к весне 1942 года было потоплено 495 кораблей общей грузоподъемностью более 2,5 миллиона брутто-регистровых тонн. Правда, конгресс принял грандиозную программу торгового кораблестроения, призванную в значительной степени компенсировать огромные потери. В частности, она предусматривала закладку на верфях знаменитого корабля типа «Либерти». Судно представляло собой средних размеров транспорт с легкой оснасткой и цельнометаллическим корпусом. Но его еще только предстояло запустить в серийное производство.

Несмотря на потери, количество субмарин в боевом строю германского флота с середины 1941 года постоянно увеличивалось. В мае гитлеровская Германия располагала более чем 316 подводными лодками.

Из тех, кто в начале войны командовал субмаринами, большинство или погибли, как Прин, или попали в плен, как Кречмер. Остальные занимались на побережье Балтийского моря подготовкой новых экипажей. Сильно поредели также ряды «второго состава» — бывшие старшие помощники продвинулись по службе и сами стали командирами. Так, например, 21 декабря 1941 года к северо-востоку от Азорских островов вместе со всем экипажем погибла «У-567» под командованием капитан-лейтенанта Эндраса. В 1939 году он служил под началом Прина. Через полгода опять же вместе с экипажем в Северной Атлантике была уничтожена «У-213». Ею командовал бывший второй помощник Прина обер-лейтенант фон Варендорф. Деницу пришлось спешно задействовать «третий состав», то есть тех, кто во время войны добровольно пошел служить на подводный флот или был переведен на него из других родов войск. Из-за ускоренного курса обучения они не обладали должной квалификацией и зачастую гибли при первом выходе в море. Поэтому в штабе новоиспеченного вице-адмирала решили прикомандировать к ним курсантов последних курсов, которых в обиходе называли «конфирмандами».[35]

О том, насколько возросла эффективность системы противолодочной обороны, свидетельствуют записи в журнале боевых действий, сделанные капитан-лейтенантом Эндрасом:

«10.45. Были неожиданно атакованы тремя самолетами.

10.48. Тревога. Из облаков стремительно вынырнули самолеты. Первый из них сбросил четыре бомбы. Сильно повреждена корма.

Лодка легла на грунт. Из-за повреждений в кормовой части не работает главная магистраль воздухопровода. После долгих и безуспешных попыток нам удается, наконец, продуть цистерны главного балласта и лодка выплыла с сильным дифферентом на корму.

Самолеты улетели…

Погода резко ухудшилась. Сила ветра 9-11 баллов. Большие волны захлестывают лодку. На горизонте показался танкер. На такой короткой дистанции выстрела атака может быть успешной даже при очень плохой погоде. Лодку с трудом удается удержать на перископной глубине.

Произведен залп из первого торпедного аппарата. Взрыв прогремел через 34 секунды. Но танкер, видимо, успел описать круг, и его борт показался в опасной близости от нас. Лодка не успела полностью погрузиться, и танкер протаранил ее, повредив оба перископа. Заклинило люк ходовой рубки. Из-за поврежденных перископов мы вынуждены вернуться на базу».

В период необычайно успешных действий германских подлодок произошло событие, вызвавшее самый настоящий переполох в Главном командовании ВМС.

Катер почти вплотную приблизился к правому борту подлодки, взметнулась «кошка», крючком зацепившаяся за леер и превратившаяся в швартовый канат, и на палубу горохом посыпались вооруженные английские матросы. Один за другим они спрыгнули в центральный пост. Загрохотали под металлическим сводом корпуса тяжелые башмаки, забегали лучи фонарей, выхватывая из темноты герметизирующие трубы электропроводки и пневматические системы.

«У-570» направлялась в отведенный ей квадрат. Экипаж вместе с командиром капитан-лейтенантом Рамловом прошел обучение в одной из дивизий на берегах Балтики. Пройдя проливы Каттегат и Скагеррак, лодка после дозаправки горючим в одном из портов Западной Норвегии двинулась в Атлантику.

27 августа 1941 года «У-570» находилась примерно в 100 милях южнее Исландии. Порывистый ветер разогнал туман, похожее на огромное блюдце солнце высветило горизонт, и в ярко-оранжевом мареве показались четыре сторожевика, быстро разрезавшие форштевнями мелкую волну.

Включился ревун, подводная лодка стремительно втянула перископ, и ее черная тень наискосок провалилась в спасительную глубину.

Оглушительно взорвались первые глубинные бомбы. Замигали лампы осветительных плафонов, задергались стрелки приборов, накренился пол. Вдруг сильный удар потряс лодку. Рамлов упал и на несколько секунд потерял сознание. Очнулся он уже в кромешной тьме. Послышались крики:

— Пробит электрокабель. Бьет током!

Через пробоину в корпусе с бульканьем и плеском начала вливаться вода, постепенно заполняя отсеки. Садились батареи, интенсивно выделяя взрывоопасный водород, духота уже стесняла дыхание, и Рамлов, не выдержав, разбил оксилитовый патрон регенерации воздуха. Дышать стало легче. Постепенно с помощью трюмной помпы удалось остановить приток воды. Прекратился также раздражающий гул двигателей сторожевых катеров. Тем не менее командиру с большим трудом удалось успокоить своих подчиненных, в панике начинавших метаться по лодке в поисках спасения. Молодые и неопытные члены экипажа внезапно забыли указания инструкторов, подробно объяснявших им, как нужно действовать в боевых условиях. Они почувствовали, что любой взрыв глубинной бомбы мог оказаться гибельным для их субмарины.

К вечеру атмосфера внутри нее накалилась до предела. Лодка всплыла, но дифферент на корму не уменьшался. На мерно колышущуюся воду легла черная тень, и, прежде чем стоявшие на мостике успели понять в чем дело, на субмарину уже нацелился английский самолет. Вывалившиеся из-под крыла бомбы с громким плеском упали вблизи «У-570», подняв бело-грязные столбы. Пока они медленно оседали под приглушенный рокот подводных взрывов, мостик и палуба быстро опустели. От гидравлических ударов подводную лодку сильно раскачивало.

— Вниз! — истерично выкрикнул оставшийся на мостике Рамлов, стараясь унять нервную дрожь. Раздалось резкое и сильное рычание ревуна, заклокотала в балластных цистернах вода, субмарина несколько раз дернулась и осталась на поверхности.

— Да ныряйте же скорей! — закричал Рамлов в переговорную трубу.

Его ботинки уже грохотали по металлическим ступеням отвесного трапа, когда послышался дрогнувший от страха голос инженер-механика:

— Мы не можем погрузиться!

Выяснилось, что серьезно поврежден вертикальный руль, протекают цистерны погружения и отказали забортные клапаны. Капитан-лейтенант с побелевшим лицом на мгновение замер, уставившись невидящим взглядом в осклизлую стенку шахты, а затем хрипло выдохнул:

— Артрасчеты в центральный пост!

Не дожидаясь ответа, он кое-как развернулся и полез обратно. Вслед за ним из рубочного люка выскочили комендоры. Тонкий ствол зенитного орудия уже уставился в вымытое дождем до безупречной голубизны августовское небо, но тут самолет вновь круто развернулся и очередная бомба рухнула всего в нескольких метрах от лодки, обдав артиллеристов фонтаном воды. Они в страхе растянулись на палубе, напрочь позабыв о своих обязанностях. От резко снизившегося самолета к лодке протянулась огненная трасса пулеметной очереди, и окончательно потерявший голос Рамлов прохрипел в люк:

— Дайте что-нибудь белое!

Бомбардировщик еще не успел вновь атаковать субмарину, когда на перископной трубе затрепетала на ветру белая рубашка ее командира. Через несколько часов вдали показался вызванный по радио противолодочный катер.

Старшего помощника с «У-570» доставили в один из расположенных в Шотландии лагерей для пленных офицеров вермахта, где старостой был не кто иной, как пресловутый Кречмер. Он устроил над обер-лейтенантом Берндтом тайный суд. Нацистские фанатики обвинили его в нарушении присяги, выразившейся в отказе затопить подлодку в момент ее транспортировки к Западному побережью Шотландии. Характерно, что молодой офицер полностью согласился с приговором и добровольно пошел на смерть. Была инсценирована попытка побега и Берндта застрелил часовой.

Британские власти провели расследование, но так и не смогли доказать вину Кречмера, истово заверявшего, что он ни о чем не знал и даже не догадывался. В Третьем рейхе должным образом оценили его усердие. В январе 1942 года произошел беспрецедентный случай: Гитлер приказал наградить бывшего командира «У-99» Мечами к Дубовым листьям… напомним, что он уже несколько месяцев находился в плену…

Об инциденте у южных берегов Исландии в Главном командовании ВМС нацистской Германии узнали уже через несколько дней. Адмиралы боялись, что к противнику попали шифровальные таблицы и им придется менять всю систему кодирования. Этого, правда, не произошло, но пришлось с горечью признать, что ускоренных сроков обучения явно недостаточно для подготовки более-менее квалифицированных экипажей подводных лодок. А в высших сферах не без оснований боялись, что известие о капитуляции «У-570» негативно скажется на настроениях личного состава подводного флота. Би-би-си в своих передачах на немецком языке широко освещало данный факт, и в качестве ответной реакции Дениц решил принять самые суровее меры по отношению к «подводникам, проявившим трусость в боевой обстановке или отказавшимся подчиняться командиру». Их сажали в тюрьмы или отправляли в специальные штрафные батальоны, один из которых дислоцировался на острове Гела, а другой сражался на подступах к Ленинграду.

На исходе был уже второй период подводной войны. Противолодочные силы союзников с каждым месяцем действовали все более эффективно. В результате командование германским подводным флотом столкнулось с непредвиденными трудностями.

Оглавление книги


Генерация: 0.136. Запросов К БД/Cache: 3 / 0