«Забой дойных коров»

— Слушай, дружище, не могу я больше. Осточертело мне в этой проклятой «дойной корове» париться. Представляешь, сколько нам с тобой еще партий предстоит сыграть, — старший боцман болезненно поморщился и, развернувшись, ткнул большим пальцем в сверху донизу покрытую карандашными черточками дверь.

— Знаешь, лучше уж от скуки страдать, чем где-нибудь возле Гибралтара или Ньюфаундленда попасть в мясорубку, — процедил сквозь зубы электрик, отодвигая в сторону шахматную доску.

Старший боцман ничего не ответил, и тогда электрик для убедительности начал предаваться воспоминаниям:

— Помню, темно было, как у негра в желудке, и вдруг прямо перед нами сторожевик…

— …который всыпал вам по первое число так, что от команды только половина осталась и вы еле-еле до базы добрались, — голос старшего боцмана сорвался на крик.

Электрик промолчал. Они все уже успели изрядно поднадоесть друг другу своими историями. К тому же в условиях постоянной скученности и ощущения враждебной среды за бортом поневоле начинаешь раздражаться без всякого повода и срывать злобу на товарищах. Он тяжело вздохнул и поспешил перевести разговор на другую тему:

— Самое большее, через четыре недели нас выдоят полностью…

— Да… да… Мой ход, — старший боцман передвинул коня и помотал головой, разминая затекшую шею.

Внезапно через весь корпус подлодки прокатились отрывистые гудки ревуна. Срочное погружение! Оказывается, сигнальщик обнаружил самолет. Командир субмарины напрягся, пытаясь понять, откуда он здесь взялся. Ведь подводный танкер крейсировал между Азорским и Бермудским архипелагами, то есть вдалеке от маршрутов, по которым обычно следовали конвои.

Командир перебрал в уме дюжину причин появления именно здесь самолета. Пальцы капитан-лейтенанта нервно подрагивали, на лбу выступили бисеринки пота. Из штаба командующего подводным флотом по радио уже поступило несколько тревожных запросов. Оказывается, прервалась связь с тремя подводными танкерами. Командир запретил радисту, во избежание утечки информации, упоминать об этих запросах.

«Ну вот и все, — с горечью подумал он. — Нас тоже выследили. Странно, что они вообще так долго не трогали „дойных коров“. Как только забьют последнюю, про операции в Южной Атлантике и Карибском море придется забыть».

Вот уже несколько часов подводники передвигались на цыпочках и переговаривались только шепотом. Лодка дрейфовала на строго выдержанной глубине и напоминала медленно плывущую огромную рыбу. Аппаратура прослушивания постоянно засекала поблизости шум винтов. Наконец он постепенно затих и командир распорядился всплыть под перископ. Затем он, наваливаясь плечом и грудью на рукоятку, обвел взглядом пустынные воды.

— Подъем!

Со звонким клацаньем откинулась тяжелая крышка рубочного люка. Но едва командир поднялся на мостик и принялся вглядываться в темноту, как гидроакустик вновь запеленговал шум винтов.

Субмарина не успела полностью погрузиться и спрятаться под спасительной толщей воды. Выпущенная с незаметно подкравшегося корвета торпеда попала точно в основание рубки. Стоявшие на мостике английского корабля сигнальщики напрасно шарили биноклями по мелким с пенистыми загривками волнам. Никто из экипажа разорванной взрывом пополам лодки не спасся. Лишь на вздыбленной морской ряби покачивалась шахматная доска.

Только с 15 мая по 4 августа 1943 года из 10 подводных лодок типа «XIV» было потоплено 8. Оставшиеся «У-488» и «У-490» были уничтожены в апреле и июне 1944 года.

Похожие книги из библиотеки

Чкалов. Взлет и падение великого пилота

«Он был не менее знаменит, чем Юрий Гагарин, – и погиб в том же возрасте, не дожив до 35 лет. Он стал национальным героем после легендарного трансполярного перелета, его считали «гордостью СССР» и «любимцем Сталина», предпочитая не вспоминать, что ВАЛЕРИЙ ЧКАЛОВ дважды побывал под судом и дважды увольнялся из вооруженных сил. О нем снят классический советский фильм и новый телесериал – но до сих пор не было ни одной профессиональной биографии, если не считать апологетических воспоминаний его родных, соратников и друзей. Эта книга – первая.

Наперекор официозу и негласным табу, отделяя мифы от правды, а пропаганду от фактов, это исследование рисует подлинный портрет великого пилота – не «иконы», а живого человека, едва ли не самой противоречивой личности в истории отечественной авиации. С одной стороны – гениальный летчик, постоянно находившийся в поиске революционных приемов воздушного боя, новых методик испытания авиатехники. С другой – не признающий никаких уставов и правил «воздушный хулиган», заплативший за недисциплинированность собственной жизнью и своим примером доказавший, что все авиационные наставления написаны кровью, а нарушение полетного задания может обернуться катастрофой…

Восстанавливая подлинную биографию Валерия Чкалова, от взлета до падения, от рождения легенды до трагического финала, эта книга воздает должное прославленному летчику, чье имя вписано в историю авиации золотом по граниту.»

Боевые операции Люфтваффе: взлет и падение гитлеровской авиации

The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Фокке-Вульф Fw 190, 1936-1945

Фокке-Вульф по праву считается самым универсальным самолетом Люфтваффе. Этот одноместный истребитель-моноплан также использовался в ходе Второй мировой войны и как ударная машина, и как истребитель- бомбардировщик, и как штурмовик. Несмотря на трудности, связанные с разработкой самолета, Fw 190 производили с 1941 г. и до конца войны, неоднократно модернизируя машину. Книга раскрывает вопросы истории становления и развития этого самолета. Более 200 рисунков позволяют увидеть различные модели, применявшиеся в ходе сражений на Западном и Восточном фронтах. Издание предназначено как для специалистов, так и для широкого круга любителей истории авиации и военной техники.

Средний танк Т-34-85

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

По иронии судьбы, одна из величайших побед Красной Армии в Великой Отечественной войне —под Курском была одержана в тот момент, когда советские бронетанковые и механизированные войска в качественном отношении уступали немецким (см. «Бронеколлекцию» № 3, 1999 г.). К лету 1943 года, когда наиболее болезненные конструктивные недостатки Т-34 были устранены, у немцев появились новые танки «Тигр» и «Пантера», заметно превосходившие наши по мощи вооружения и толщине брони. Поэтому в ходе Курской битвы советским танковым частям, как и прежде, приходилось полагаться на свое численное превосходство над противником. Лишь в отдельных случаях, когда «тридцатьчетверкам» удавалось приблизиться к немецким танкам почти вплотную, огонь их пушек становился эффективным. На повестку дня остро встал вопрос о кардинальной модернизации танка Т-34.