Глав: 6 | Статей: 175
Оглавление
В этой книге описаны многочисленные попытки создания подводных лодок и подводного оружия предпринимавшиеся в разных странах мира в течение трех веков. При этом на ее страницах рассматривают в основном реально построенные субмарины и торпеды, а не фантастические проекты.

Книга представляет собой наиболее полное в мировой литературе обобщение материалов по указанным вопросам. Все приведенные в ней факты установлены и проверены путем сопоставления информации извлеченной из большого числа иностранных и отечественных источников. В то же время данная книга просто сборник исторических сведений и технических характеристик. Ее автор разработал оригинальную концепцию, позволившую ему показать внутреннюю логику процесса развития такой отрасли техники к подводное судостроение.

Предлагаемое исследование представляет значительный интерес для широких кругов читателе интересующихся военно-морской историей, судомоделизмом, историей техники, проблемами конструирован подводных лодок и подводного оружия.

Глава 4. «Черепаха» Бушнелла

Глава 4. «Черепаха» Бушнелла

Первой боевой субмариной по праву считается «Черепаха» (Turtle), которую построил американский изобретатель Дэвид Бушнелл (David Bushnetl; 1740–1826).

Бушнелл родился на ферме возле городка Сэйбрук (Saybrook), штат Коннектикут. У него были три сестры и младший брат. Хозяйство шло плохо, семья жила в нужде. Дэвид с детства увлекался механикой, но отсутствие средств не позволяло ему получить надлежащее образование. Когда он уже стал взрослым, умер отец, а мать вторично вышла замуж, оставив ферму сыновьям. Вскоре Дэвид продал свою половину земли младшему брату и на полученные деньги в 1771 г. поступил в Йэльский колледж (Yale College), где изучал механику и физику[15]. Кроме того, вне программы он занимался пиротехникой.

Имея 31 год от роду, Дэвид был на 10–15 лет старше своих соучеников. Однако это его не смущало. Его интересовали знания, а не мнение окружающих. На втором году учебы он вступил в местное отделение масонской ложи. Позже это не раз ему пригодилось. Дело в том, что тогдашние масоны могли напрямую общаться друг с другом, не обращая внимания на различия в социальном и имущественном положении. И еще они помогали друг другу всеми доступными средствами. Между тем, масоном являлся сам Джордж Вашингтон (1732–1799), главнокомандующий армией американских колонистов, будущий первый президент США в 1788–1796 гг.


«Черепаха» Бушнелла. 1 — корпус; 2 — входной люк; 3 — руль; 4 — винты; 5 — мина; 6 — бурав; 7 — насосы; 8 — емкости для водного балласта; 9 — металлический балласт;

10 — устройство для сброса балласта; II — клапан для заполнения балластных емкостей; 12 — вентиляционные трубки; 13 — стеклянный манометр

19 апреля 1775 года произошли кровавые столкновения с англичанами в Лексингтоне и Конкорде, которые ознаменовали начало войны за независимость США. Многие студенты Йэля немедленно поступили добровольцами в армию. Бушнелл предпочел завершить обучение, но в конце мая того же года он вернулся в Сэйбрук, где вскоре приступил к постройке подводной лодки. Первый вариант проекта Дэвид составил еще за год до этого. Он обсуждал его с некоторыми профессорами колледжа, тоже состоявшими в масонской ложе (надо попутно отметить, что масоны хорошо умели хранить тайны от лиц, не являвшихся «вольными каменщиками»).

Работы производили несколько человек, включая Дэвида и его брата. Деньги для приобретения материалов и механизмов ему дало правительство. Во-первых, восставшие колонисты не имели военного флота, тогда как англичане блокировали ряд их портов. Отсюда вполне понятная надежда на подводное «чудо-оружие». Во-вторых, Вашингтон и ряд других руководителей повстанцев являлись масонами. Следовательно, помощь «брату Дэвиду» в его патриотическом начинании была их святой обязанностью.

Строительство субмарины в основном завершилось в декабре 1775 г., после чего Бушнелл начал ее испытания в реке Коннектикут. Пробные погружения и плавания выявили ряд недостатков, потребовавших внесения изменений в конструкцию. Летом следующего года на барже лодку доставили в городок Пикскилл (Peekskill), расположенный на реке Гудзон выше Нью-Йорка по течению (ныне — часть Нью-Йорка).

«Черепаха» представляла собой крохотное суденышко (высота 2,28 метра, наибольший диаметр 1,82 метра, водоизмещение вместе со свинцовым балластом и пороховой миной несколько больше одной тонны), рассчитанное на одного человека. Она имела яйцеобразную форму и была сделана из бочарных дубовых досок, проконопаченных просмоленной пенькой. Доски соединялись с элементами каркаса посредством болтов, а по окружности аппарат стягивали железные обручи[16]. Все стыки Бушнелл герметизировал пенькой и залил смолой. Такая форма являлась неудобной для подводного плавания в отношении скорости, зато давала судну большую устойчивость. Вероятно, мысль о ней пришла к Бушнеллу благодаря знакомству в процессе учебы с книгами Уильяма Бэрна и Дени Папена.

В верхней части корпуса находилась медная смотровая башенка с 5-ю круглыми застекленными иллюминаторами по периметру. В крыше башенки был устроен входной люк, а также шестой иллюминатор. При полном погружении внутреннего объема воздуха хватало не более, чем на 30 минут. Поэтому Бушнелл снабдил свой аппарат двумя вентиляционными трубами, выходившими на поверхность воды. Для предотвращения попадания воды они имели поплавковые клапаны. Через одну трубу ручным вентилятором удалялся испорченный воздух, через другую засасывался свежий. Приближаться к цели лодка должна была таким образом, чтобы наблюдательная башенка находилась над водой. Это позволяло водителю субмарины ориентироваться через иллюминаторы, а также освежать воздух внутри субмарины через вентиляционные трубы[17].

В нижней части «Черепахи» размешались две небольшие балластные цистерны, при заполнении которых она погружалась. Для всплытия воду из них надо было откачивать ручными насосами. Кроме того, снизу к корпусу лодки был прикреплен свинцовый груз массой 900 фунтов (408,6 кг), служивший постоянным балластом и обеспечивавший остойчивость. Часть этого груза массой 200 фунтов (91 кг) отсоединялась изнутри лодки и могла на цепи опускаться на дно, превращаясь тем самым в якорь. Для аварийного всплытия эту часть можно было совсем отсоединить.

Передвижение лодки и управление по глубине осуществлялось посредством вращавшихся вручную двух винтов — горизонтального и вертикального (отнюдь не весел, о которых говорят многие авторы). По словам самого Бушнелла, они напоминали «крылья ветряной мельницы» («arms of a wind mill»). Такая форма винта была гораздо менее эффективна, чем изобретенный позже гребной винт с лопастями, но все же по сравнению с веслами винт представлял революционное новшество.[18] В дальнейшем ось вертикального винта стала наклонной, что заметно улучшило управляемость лодки. Управление по курсу осуществлялось с помощью вертикального руля, размещенного на шарнире.

Вооружение «Черепахи» состояло из «чемодана» — 150-фунтовой (68 кг) пороховой мины с часовым взрывателем — еще одного изобретения Бушнелла. Предполагалось, что «Черепаха» незаметно подойдет к стоящему на якоре вражескому кораблю, опустится под его днище и подвесит к нему мину. Для этого в особом гнезде в верхней части корпуса находился специальный бурав, приводившийся во вращение изнутри лодки. К бураву прочным канатом была привязана мина. Ввернув бурав в деревянную обшивку днища атакуемого корабля, надо было отделить его от лодки, а затем изнутри ее освободить «чемодан» с порохом. «Чемодан» обладал положительной плавучестью, поэтому всплывал под самое днище корабля. Одновременно с отделением мины от корпуса «Черепахи» автоматически начинал работать ее часовой механизм. В зависимости от установки стрелок взрыв мог произойти спустя 1, 8 или 12 часов после этого.[19] Всего были изготовлены три такие мины.


«Черепаха» Бушнелла. Макет в натуральную величину (музей британского подводного флота; Госпорт)

Навигационное оборудование было представлено небольшим компасом с циферблатом и стрелкой, покрытыми светящимся составом. Для оценки глубины погружения служила манометрическая трубка длиной 20 см и диаметром 2,5 см, один конец которой был выведен наружу, а другой, стеклянный, отградуированный и снабженный поплавком, находился внутри корпуса лодки. Положение поплавка, смазанного фосфоресцирующим составом, относительно шкалы указывало глубину погружения. Кроме того, для освещения имелась лампа, в которой горела особая бездымная древесина.


«Черепаха» идет в атаку на корабль «Орел». С картины американского художника

Бушнелл обратился к генералу Парсонсу с просьбой дать ему несколько человек, которых он мог бы обучить управлению лодкой. После некоторых колебаний Парсонс предоставил ему трех добровольцев. Одним из них был 27-летний армейский сержант Эзра Ли (Ezra Lee; 1749–1821), которому вошел в историю как первый в мире военный подводник.

Объектом первой подводной атаки был избран 64-пушечный английский фрегат «Орел» (Eagle), флагманский корабль вице-адмирала Ричарда Хоу (Richard Howe; 1726–1799), командующего британской эскадры. Эскадра стояла на якорях на внешнем рейде Нью-Йорка с июня 1776 г. Она насчитывала 20 фрегатов и примерно 200 транспортов, на борту которых находилась 40-тысячная армия вторжения под командованием генерала Уильяма Хоу, младшего брата адмирала. Силы патриотов были гораздо меньше, всего лишь 28 тысяч человек, к тому же их вооружение, подготовка и моральный дух оставляли желать много лучшего.

Вечером 5 сентября 1776 г. две рыбацкие лодки вывели «Черепаху» на буксире из гавани и доставили ее вниз по течению Гудзона к северной оконечности острова Стейт-Айленд. Там сержант Ли влез внутрь и начал самостоятельно двигаться к цели, ориентируясь на бортовые огни английских кораблей, стоявших на якорях у Даймонд-рифа в устье Гудзона, в 2–3 милях (3,7–5,6 км) от рубежа атаки. Используя течение реки и силу начавшегося отлива, он за два с половиной часа незаметно подобрался почти вплотную к британскому кораблю, а затем погрузился на 10 футов (3 метра) возле его кормы.

Наконец крыша смотровой башенки прижалась к днищу цели. Момент для атаки оказался удачным: была низшая точка отлива, «Черепаха» устойчиво держалась на одном месте. Однако тут везение кончилось. Бурав не ввертывался в днище «англичанина», которое было обшито металлом. «Лодка не имела достаточной опоры, чтобы бурав мог просверлить этот лист, — вспоминал позже Ли, — и всякий раз отскакивала от днища, как только бурав его касался».

Сделав несколько безуспешных попыток, Ли решил поискать уязвимое место в носовой части вражеского корабля. Вращая горизонтальный винт и стукаясь о днище, он стал продвигаться туда. Лодка ушла немного в сторону от киля и внезапно всплыла на поверхность. Ли увидел, что находится с восточной стороны от корабля, силуэт которого четко выделялся на фоне светлеющего неба[20].

Его положение становилось опасным. Занималась заря, скоро по заливу начнут скользить лодки, подвозящие на корабли продовольствие и пресную воду. Гудзон в те времена не был загрязнен промышленными и бытовыми отходами. В прозрачной воде лодку можно было разглядеть даже на глубине свыше десяти футов. Благоразумие требовало немедленно удалиться, чтобы спасти себя и «Черепаху», а позже повторить рейд. Ли направился в сторону острова Манхэттен.

Расстояние до него составляло около 4-х миль (7,4 км). Под утро начался прилив, который вскоре подтащил суденышко к Губернаторскому острову. Солдаты из находившегося там английского лагеря заметили странный предмет, движущийся в воде. Группа вооруженных англичан села в лодку и поплыла к нему. Ли решил, что ему конец, но сдаваться не собирался. Он нажал рычаг, высвободивший мину, затем отсоединил бурав. Сержант надеялся, что преследователи займутся сначала миной, всплывшей на поверхность воды. А там часовой механизм взорвет ее вместе с ними.

Английская лодка подошла к нему примерно на 200 футов (около 60 метров), когда гребцы заметили, что странный предмет словно развалился пополам. Ли услышал, как кто-то из них закричал: «Берегись! Это янки замышляют какую-то пакость!» Солдаты поспешно повернули обратно. Тем временем сержант, вращая винт изо всех сил, а также используя прилив, тащивший его против течения реки, добрался до береговой батареи, расположенной на южной оконечности острова Манхэттен. Когда он, шатаясь от усталости, вылез на пристань, сзади вдали прогремел взрыв и поднялся огромный столб воды. Но около мины уже давно никого не было.

12 сентября англичане высадили десант и вытеснили американскую армию с Манхэттена. В связи с этим «Черепаху» отбуксировали к пристани на западном берегу Гудзона, выше того места, где сейчас находится Гарлем. Спустя неделю Эзра Ли сделал попытку взорвать какой-то английский фрегат. Подплыв ночью к нему и погрузившись, он начал свою атаку, однако в темноте прошел мимо цели. Поиски и маневрирование заняли достаточно много времени. Повторилась прежняя история: начинался рассвет, неудачливому сержанту снова пришлось уплыть назад, так и не пустив мину в ход.

В третью атаку на реке Гудзон «Черепаху» повел Финеас Пратт, тот самый, что изготовил часовые взрыватели к минам. Снова безуспешно. Вскоре после этого небольшое судно, на палубе которого находилась субмарина, было обстреляно английским сторожевым шлюпом, село на мель и полузатонуло. Позже его подняли, однако Бушнелл после этих трех неудач разобрал свою «Черепаху» (причем некоторые ее детали сохранились до сих пор), а сам занялся «адскими машинами».[21]

23 апреля 1777 г. он представил властям штата Коннектикут проект плавучей мины, получив от них полное одобрение и необходимую помощь. Мина представляла собой два бочонка с порохом, снабженных рычажными взрывателями и соединенных длинной веревкой. Принцип ее действия заключался в следующем. После того, как соединительная веревка наткнется на якорный канат британского корабля, течение реки подтянет бочонки к его корпусу с двух сторон. Рычаги повернутся и освободят стопоры взведенных пружин кремневых замков (аналогичных мушкетным замкам). Кремни высекут искры, воспламенится пороховая затравка, прогремят взрывы и корабль потонет.


Схема атаки «Черепахи» против английского корабля

В ночь с 13 на 14 августа того же года Бушнелл отправился на вельботе к Нью-Лондону, где спустил в воду свою плавучую мину. Он надеялся, что течение подгонит ее к борту стоявшего на якоре английского фрегата «Цербер» (Cerberus) и она взорвет судно. Однако мина проплыла мимо. Ее выловили рыбаки, трое из которых поплатились жизнью за свое любопытство.

5 января 1778 г. Бушнелл попытался осуществить крупную минную операцию. Из городка Бордентаун (Bordentown), штат Нью-Джерси, он пустил по реке Делавэр, в нижнем течении которой стояли английские корабли, несколько плавучих мин новой конструкции, снабженные взрывателями ударного действия. Но бдительные англичане попросту расстреляли из мушкетов те мины, что доплыли до них.[22]

После этого случая Бушнелл, которому остро требовалось регулярное жалованье, поступил на службу в инженерный корпус армии США, объединявший в своих рядах саперов и минеров. 2 августа 1779 г. он получил чин капитан-лейтенанта. Служба продолжалась более пяти лет. Когда война кончилась, Бушнелл в ноябре 1783 г. вышел в отставку, получив взамен денежной компенсации 400 акров земли (162 гектара), и занялся хозяйственными делами.

Тем временем интерес к его подводной лодке проявил Томас Джефферсон (1743–1826), американский посол во Франции в 1785-89 гг., будущий вице-президент (1797–1801) и президент США (1801–1809). Молодая республика стремилась в тот период к установлению как можно более дружеских отношений с Францией. Посол день и ночь думал о том, чем можно заинтересовать французов. «Секрет» подводного оружия вполне мог пригодиться в этих целях.

В письме из Парижа от 17 июля 1785 г. он спрашивал Д. Вашингтона:

«Будьте столь любезны, сообщите мне все, что вы вспомните об экспериментах Бушнелла в области подводной навигации во время прошедшей войны, а также свое мнение о том, насколько успешно его метод может использоваться для уничтожения военных судов».

Вашингтон ответил 26 сентября. В своем письме он сделал акцент на те трудности, с которыми были связаны боевые действия подводной лодки Бушнелла. Так, он подчеркнул, что подводные суда всегда будет трудно использовать, поскольку управлять ими могут только отважные и умелые люди, найти которых не просто. В заключение он написал:

«Я считал тогда и продолжаю считать ныне, что это был гениальный замысел, но нужно исключительное стечение обстоятельств, чтобы лодка принесла ощутимую пользу, так как противник всегда начеку».

Еще через два года (13 октября 1787 г.) Бушнелл сам отправил письмо Джефферсону, в котором дал описание «Черепахи» и рассказал о попытках ее практического применения. Вот что, в частности, говорится в этом документе:

«После нескольких попыток найти подходящего рулевого, я встретил человека, который показался мне более ловким, чем другие. Я отправил его в Нью-Йорк, к 50-пушечному кораблю (так Бушнелл оценил вооружение 64-пушечного „Орла“ — AT.), который стоял возле Губернаторского острова (Governor-lsland). Он подобрался к кораблю снизу и попытался ввернуть бурав в днище, однако наткнулся, как он потом предположил, на металлическое обрамление вертлюга руля. Если бы он сместился всего лишь на несколько дюймов, что было вполне возможно, то несомненно нашел бы деревянную часть, куда прикрепил бы свой бурав. Даже если бы корабль был обшит красной медью, он смог бы легко ее продырявить.

Поскольку он не умел хорошо маневрировать своим судном, при попытке сменить позицию он отошел от корабля. Потратив какое-то время на безуспешные поиски, он поднялся на поверхность воды, но уже светало и он не решился возобновить попытку. Он сказал, что мог бы прикрепить под водой ящик с порохом к носу корабля. Если бы он его туда привязал, то взрыв 150 фунтов пороха (количество, содержавшееся в ящике), потопило бы корабль.

Возвращаясь из Нью-Йорка, он проходил рядом с Губернаторским островом и ему показалось, что оттуда его обнаружил враг.

Желая избежать опасности, которая ему угрожала, он отцепил ящик, тормозивший его движение в волнах. Спустя час (время работы часового механизма, помещенного в ящик), заряд взорвался со страшным грохотом.

После этого были предприняты еще две попытки на реке Гудзон выше города, но безуспешно. Одна из них была осуществлена упомянутым человеком (т. е. Эзра Ли — AT.). Приближаясь к кораблю, он потерял его из вида и проскочил мимо. Когда же он его снова нашел, прилив был таким сильным, что после погружения под воду (для того чтобы вплотную подойти к днищу) приливная волна унесла его на большое расстояние. Во второй раз враг поднялся вверх по реке и стал преследовать судно, на борту которого находилась подводная лодка, и потопил его выстрелами из пушек.

Несмотря на то, что мне удалось отыскать мою лодку, я с этого момента счел невозможным продолжать работу над своим проектом. Я был болен, и тогда чувствовал себя особенно плохо. Политическая ситуация была такой, что я не надеялся привлечь общественное внимание и получить необходимую поддержку. Если бы я продолжил работу над проектом, у меня не было бы средств ни для оплаты необходимых расходов, ни для привлечения нужных людей. Кроме того, я считал абсолютно необходимым ради обеспечения успеха дать лучшую подготовку рулевым; на это потребовалось бы много времени и денег. В связи со всем этим я временно отказался от своего проекта в ожидании более благоприятного случая»…

Видимо, затем Джефферсон вызвал Бушнелла в Париж, куда тот приехал под вымышленным именем. Скорее всего, это произошло в 1788 году. Заинтересовать проектом подводной лодки французское морское министерство не удалось. Ничего не добившись во Франции, Бушнелл вернулся в США, но не в Коннектикут, а в штат Джорджия. В 1789–1803 гг. он жил в поместье Абрахама Болдуина, своего товарища по учебе в Йэле (и «брата» по масонской ложе). Позже переселился в город Уоррентон (Warrenton). Здесь он получил известность как «врач Дэвид Буш», несмотря на то, что медицинского образования у него не было и никаких сведений об его медицинской практике не сохранилось.

По одной версии, он хотел забыть о своих прежних занятиях подводным оружием и не давать повода окружающим напоминать ему об этом. По другой (более правдоподобной), «братья-масоны» из правительственных кругов рекомендовали ему взять псевдоним и не распространяться на данную тему.

Но, независимо от того, какая версия ближе к истине, Дэвид Бушнелл навсегда вошел в историю как создатель первой подводной лодки, принявшей участие в боевых действиях. Соответственно, сержант Эзра Ли стал первым в мире подводником, осуществившим атаку надводного корабля.

Хотя «Черепаха» кажется нам сегодня весьма примитивным сооружением, в действительности Бушнелл сконструировал ее на уровне последних научных и технических достижений своего времени. Высшее образование позволило ему создать аппарат, воплотивший многие достижения тогдашней науки и техники. Эта лодка впервые получила многие из тех устройств, которыми гораздо позже обладали «настоящие» подводные лодки:

Балластные цистерны;

Насосы для выкачивания воды из этих цистерн;

Отделяющийся балласт (средство аварийного всплытия);

Плоский двухлопастный винт в качестве движителя (прообраз гребного винта);

Средства управления по курсу и глубине;

Приборы подводной навигации;

Специальное подводное освещение;

Устройство для дыхания воздухом с поверхности (прообраз РДП);

Специальное подводное оружие (плавучая мина с часовым взрывателем);

Специальное приспособление для прикрепления мины к подводной части вражеского корабля.

Именно поэтому многие историки считают его, а не Ван Дреббеля, «отцом подводного плавания».

Таким образом, с появлением «Черепахи» подводное судостроение сделало значительный шаг вперед. Кроме того, субмарину удалось испытать в реальных условиях морской войны. И хотя боевого успеха она не добилась, стало ясно, что при определенных условиях действительно может служить средством вооруженной борьбы.

* * *

1780 г. Следует упомянуть проект некоего Боженэ (Beaugenet), с которым тот обратился к королевскому морскому министру Франции в марте 1780 года.


Макет «Черепахи» в натуральную величину (музей подводных сил США; Гротон)

Вооружение субмарины заключалось в одной пушке, а ее экипаж состоял из 5–6 человек. Главная идея изобретателя состояла в том, что посредством подводного судна «можно, перейдя Ла Манш, проникнуть до середины Лондона, не будучи замеченным англичанами» и там внезапно атаковать вражеские суда.

1780 г. Французский аристократ по имени Сийон де Вальмер (Sillon de Valmer) в сентябре 1780 г. послал морскому министру пространное письмо. Оно содержало описание подводной лодки. Вальмер хотел построить корабль сигарообразной формы с конусовидными окончаниями, длиной 54 фута (16,5 м), шириной 16 футов (4,88 м) и высотой 12 футов 6 дюймов (3,8 м), не считая наблюдательной башенки (рубки) диаметром 3 фута (0,91 м) и высотой 7 футов (2,1 м), снабженной небольшими застекленными окнами.

Для водного балласта изобретатель предусмотрел металлические ёмкости в носовой и кормовой оконечностях своей субмарины. Под водой она должна была передвигаться с помощью весел особой конструкции, лопатки которых прикреплялись на шарнирах таким образом, что они складывались при каждом закидывании весел в исходное положение для гребка. На поверхности лодка могла идти под косыми парусами, поднимаемыми на складной мачте. При погружении мачта с помощью шарниров убиралась внутрь лодки или же прочно закреплялась в ее верхней части.

1796 г. Весной этого года Жюль Фабр (Joules Fabre), профессор физики и математики из университета французского города Экс (Aix), опубликовал работу под названием «Мемуар о плавании под поверхностью воды и о применении, какое можно сделать для уничтожения английского флота». 5 июля того же года один из членов Комитета Общественного Спасения изложил идеи Фабра морскому министру.

Рассмотрев данный проект, морские инженеры сделали вывод, что оригинальным в нем является только форма субмарины, «подобная двум лодкам, приставленным одна к другой таким образом, что образуется подобие зерна персика». Предложение измерять глубину погружения ртутным манометром фактически повторяло изобретение Ван Дреббеля, сделанное на 172 года раньше. Что касается двигателя, то Фабр намеревался, подобно Ван Дреббелю, приводить лодку в движение с помощью весел, продетых через отверстия в бортах, уплотненные кожаными манжетами.

1799 г. Француз Тилорье разработал проект субмарины с экипажем из четырех человек. На поверхности воды она должна была плавать под парусом. Сведения об ее устройстве не сохранились. В архиве есть лишь доклад генерал-инспектора инженерных войск Мареско в котором он, основываясь на положительном отзыве математика и механика Гаспара Монжа, рекомендовал правительству данный проект для рассмотрения.

1800 г. В этом году французское министерство флота и колоний получило из Франкфурта на Майне проект подлодки, автором которого являлся немецкий изобретатель доктор Шёпке (Schoepke). Экипаж субмарины должен был состоять из 12 человек.

Оглавление книги


Генерация: 0.562. Запросов К БД/Cache: 3 / 1