«Nautilus-1» (1800 г.)

Первый «Наутилус», как это хорошо видно по чертежу, сделанному самим Фултоном, внешне напоминал нынешнюю торпеду. Это было далеко не случайно. Дело в том, что Фултон провел целую серию экспериментов для выяснения формы тела, наилучшим образом обтекаемого в воде.

Рисунок дает представление о примененном им методе. В лотке с водой помещалась испытуемая модель. От нее шла бечевка, перекинутая через два блока. К концу бечевки привешивался груз и отмечалось время, необходимое для опускания груза на определенную величину. Чем больше сопротивление воды, тем тяжелее должен быть груз для получения одинаковой скорости движения модели в воде. Выяснилось, например, что при одной и той же скорости удлиненные тела дают сопротивление в пять раз меньше, чем тела, имеющие форму куба. При одной и той же длине заостренные бруски двигаются в воде почти в два раза легче, чем бруски с прямоугольными оконечностями[27].

Округлый корпус субмарины длиной 648 см и шириной 194 см был сделан из дерева. Для достижения водонепроницаемости он был собран из тщательно пригнанных друг к другу и проконопаченных обшивочных досок. Снизу под корпусом находилась чугунная балластная цистерна, заполняемая и осушаемая двумя ручными насосами. Одновременно она служила килем. Цистерна с помощью ручного насоса заполнялась водой с таким расчетом, чтобы разница между массой лодки (вместе с экипажем) и весом вытесненной ею воды сократилась до нуля. Для того, чтобы лодка погрузилась, следовало дать ход и создать небольшой дифферент на нос. Дифферент создавало перемещение членов экипажа внутри корпуса, а также изменение положения горизонтальных рулей.

В передней части располагалась небольшая рубка с входным люком. Иллюминаторов она не имела, курс в подводном положении определялся по компасу.

Экипаж состоял из 3-х человек (включая изобретателя) и мог находиться под водой в течение 2–3 часов. Движение в подводном положении осуществлялось с помощью четырехлопастного винта, приводимого во вращение двумя матросами[28]. К перу вертикального руля был прикреплен горизонтальный руль. В надводном положении можно было ставить складную мачту, на которую поднимался парус.

Подводная лодка несла буксируемую мину, снабженную контактным взрывателем. Морякам требовалось подойти под днище вражеского корабля и ввернуть в него специальный бурав с отверстием для линя, одним концом прикрепленного к лодке, а другим — к мине. После этого мину освобождали и лодка уходила. По мере ее удаления мина подтягивалась под днище атакуемого корабля и после соприкосновения взрывалась.

В процессе строительства «Наутилуса» братья Перье и сам Фултон внесли в его конструкцию многочисленные изменения, не отраженные на чертеже, составленном в декабре 1797 г. Наиболее крупным среди них было устройство верхней палубы длиной 6 метров и шириной около 2 метров. На эту палубу экипаж мог выходить из лодки, когда она всплывала на поверхность.

Подводная лодка сошла на воду в мае 1800 года. А 29 июля Фултон вместе с двумя матросами-добровольцами дважды успешно погрузился в Париже, напротив Госпиталя Инвалидов, в воды Сены на глубину 25 футов (7,6 метров), оставаясь под водой, соответственно, 8 и 17 минут. Однако плыть против течения реки они не смогли, не хватало «мощности» мускульного привода винта.

В августе лодка ушла по Сене в Гавр, где проходили морские испытания. Погружаясь, подводники брали с собой свечи. Они освещали внутреннее пространство лодки, но ускоряли расход кислорода. Поэтому Фултон соорудил трубку для вентиляции, прикрепленную к поплавку, который был незаметен с расстояния, превышавшего 300 ярдов (27,3 метра). Во время одного из погружений (7 августа) отважная троица, пользуясь этой трубкой, оставалась под водой в течение 5 часов.

В надводном положении лодка передвигалась на веслах со скоростью 2/3 узла (1,23 км/час). Кроме того, она могла идти под парусом. Под водой, когда матросы вращали винт, скорость почти удваивалась и достигала 1,2 узла (2,2 км/час).

Между 12 и 15 сентября Фултон два или три раза выходил в открытое море, в надежде атаковать британский фрегат «L'Oiseau», патрулировавший в окрестностях Гавра. Однако для этого субмарине явно не хватало скорости[29].

«Nautilus-1» (1800 г.)

«Наутилус-1» в море.

Потерпев неудачу в задуманном предприятии, «Наутилус» отправился под парусом из Гавра вдоль берегов залива Сены в Шербур. Однако шторм выбросил его на берег в районе города Изиньи (Isigny), где прибой вскоре полностью разрушил корпус субмарины. После этого Фултон вернулся в Париж. С учетом опыта испытаний, он составил новый, более совершенный проект подводной лодки, который 6 октября 1800 г. направил Наполеону.

К проекту было приложено письмо, содержавшее предложение атаковать из-под воды британский флот:

«Потеря первого же английского корабля, уничтоженного столь необычным способом, повергло бы британское правительство в полное замешательство. Оно поняло бы, что таким же способом можно было бы уничтожить весь флот, заблокировать Темзу и нанести смертельный удар лондонской торговле…»

Бонопарт учредил комиссию, состоявшую из таких выдающихся ученых как математик-геометр, химик и металлург Гаспар Монж (1746–1818), астроном, физик и математик Пьер Лаплас (1749–1827), естествоиспытатель и философ-эрудит Константин Вольней (1757–1820) и запросил ее мнение.

Монж, Лаплас и Вольней в своем отчете от 19 ноября 1800 г. сообщили Первому консулу:

«Мы не сомневаемся в его успехе, особенно, если эта операция (т. е. минная атака — А.Т.) будет проведена самим изобретателем, сочетающим глубину знаний в области механического искусства с замечательной храбростью и другими моральными качествами, необходимыми для подобного предприятия».

Получив столь похвальный отзыв, Бонапарт пожелал встретиться с Фултоном.

Аудиенция состоялась 29 или 30 ноября. Неизвестно, о чем говорили между собой эти великие люди, и как долго длилась встреча. Но как бы там ни было, Наполеон не дал прямого ответа Фултону на его предложение. Вместо этого он передал его письмо министру Форфэ со своей резолюцией: «Прошу морского министра сообщить мне, что ему известно о проектах капитана Фултона».

Разочарованный американец больше не хотел ждать. Уже через неделю он написал дерзкое письмо морскому министру:

«Хотя я питаю к Вам и к другим членам правительства глубочайшее уважение и сохраняю самое горячее желание видеть гибель английского флота, но то, каким холодным и обескураживающим образом на протяжении трех лет встречались все мои усилия, заставит меня прекратить это дело во Франции, если оно не встретит более дружественного и щедрого отношения».

Этот демарш привел к положительному результату. Форфэ 28 марта 1801 г. уведомил Фултона, что Первый консул разрешил строить новую подводную лодку, ассигновал на это 10 тысяч франков, и согласен в дальнейшем платить Компании «Наутилус» за уничтоженные корабли противника от 60 до 400 тысяч франков — в зависимости от их вооружения.

Похожие книги из библиотеки

ЛаГГ-3

Второй номер за 2006 г. периодического научно-популярного издания «История самолета» для членов военно-исторических клубов рассказывает об истребителе ЛаГГ-3, который принадлежал к новому поколению советских самолетов, появившемуся перед самым началом Великой Отечественной войны. ЛаГГ-3, Як-1 и МиГ-1 были самыми новыми типами машин, состоявшими на вооружении Красной Армии на момент начала войны. ЛаГГ-3 стал прототипом целого семейства советских истребителей: Ла-5, Ла-7 и Ла-9.

История винтовки

Книга представляет очерк исторического развития ручного метательного оружия.

Предназначается для младшего начальствующего состава.

Образцовые броненосцы Франции. Часть I. “Жорегибери”. 1891-1934 гг.

«Жорегибери» безупречно прослужил 37 лет, первые 20 лет которых приходятся на постоянные учебные плавания и боевые походы. Механизмы ни разу не подводили. Несмотря на неудачи во время испытаний и призывы поменять котлы, за всю службу они ни разу не менялись и не давали повода к нареканиям. Артиллерия, скорость хода также удовлетворяли моряков, хотя и отмечались недостаточность 14-см калибра в качестве среднего и избыточность вертикального бронирования при отсутствии за" щиты лёгкого борта. Корабль не проходил ни одной модернизации. - это наилучший показатель перспективности самой концепции многобашенного броненосца. Постепенно французская школа кораблестроения в большей или меньшей степени получит признание и в остальных странах; Австро-Венгрии, Германии, Италии, России, СШСА.

Очевидно, что "Жорегибери" строился против броненосцев Англии, поскольку у Франции не было интереса рисковать броненосцами у мелководных берегов Германии.

Советские супертанки

Развитие конструкций танков на рубеже 20-х —30-х годов, при фактически полном отсутствии эффективных средств противотанковой обороны, привело к созданию супертанков — тяжелых многобашенных боевых машин. Действительно, при почти одинаковой толщине брони тяжелый танк логично должен был отличаться от легкого более мощным вооружением. Поэтому английский (а англичане тогда были законодателями моды в танкостроении) тяжелый танк «Индепендент», послуживший прототипом для советского тяжелого танка Т-35, в качестве основного вооружения нес 47-мм пушку, такую же, как и легкий «Виккерс 6-тонный», но вооружался еще четырьмя пулеметами во вращающихся башнях.

Советские конструкторы пошли дальше: в главной башне танка Т-35 устанавливалась 76-мм пушка, предназначенная для действий по полевым укреплениям в основном фугасными снарядами. Борьба с танками возлагалась на две средние башни с 45-мм пушками, по пехоте должны были «работать» пулеметы в двух малых башнях. В те годы супертанк виделся именно таким — ощетинившимся стволами пушек и пулеметов «сухопутным броненосцем». Однако, в отличие от корабля-броненосца, командир такой боевой машины просто физически не мог справиться с его управлением. Находясь в главной башне, имея ограниченный сектор обзора, командир должен был держать в уме сектора обстрела средних башен, которых он не видел, да еще и давать команды механику-водителю на остановку для выстрела, не зная, можно ли в данный момент вести огонь из нужной башни, и если можно, то куда.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»