Проект «Прибрежного поджигателя» (1861 г.)

В 1861 году с помощью баварского журнала «Die Garten lau be» (Сад и садовый домик) Бауэр попытался собрать 100 тысяч талеров для строительства нового подводного судна, который он назвал «Kustenbrander» («Прибрежный поджигатель», в вольном переводе — «Охранитель берегов»).

Этот проект явился дальнейшим развитием идеи «подводного корвета». На поверхности воды «поджигатель» должен был плавать с помощью паровой машины в 100 лошадиных сил, под водой — посредством пневматического двигателя. Приблизившись полным ходом к вражескому кораблю на расстояние пушечного выстрела, он погружался бы на глубину до 30 футов (9 м), а затем всплывал по наклонной траектории к подводной части противника, чтобы атаковать его сначала миной, а затем выстрелами из пушек.

Тогда же Бауэр опубликовал программную статью о значении подводного плавания. В ней он, в частности, писал:

«Морские колоссы с каждым днем приближаются к своему концу так же, как и могучие броненосцы, несмотря на все те усовершенствования, какие вводят в них французские и английские адмиралтейства, и будущий век закончит начинающуюся смертельную борьбу между этими чудовищами и скромными подводными судами».

Эти слова оказались поистине пророческими!

В конце 1864 г., в связи с датско-прусской войной, Бауэр предложил прусскому морскому ведомству новый проект подводной лодки. Он достоин упоминания вследствие двух особенностей, на десятки лет опередивших свое время.

Во-первых, Бауэр спроектировал для этой субмарины турбинный (!) газовый двигатель единого хода! Смесь керосина с кислородом (который выделялся из двуокиси марганца), воспламеняемая электрической искрой, должна была создавать газ высокого давления, который извергался бы из реактора через сопло на лопатки турбины. Как известно, первую подводную лодку с турбинным двигателем единого хода, работавшим на перекиси водорода, профессор Хельмут Вальтер построил только через 76 лет, в 1940 году.

Во-вторых, Бауэр создал весьма эффективную систему регенерации атмосферы внутри лодки. Она предусматривала прокачку отработанного воздуха через каустическую соду, поглощающую двуокись углерода, и обогащение его кислородом (который, как уже сказано, выделялся из двуокиси марганца).

Однако и этот его проект был отвергнут. Причиной тому были плебейское происхождение изобретателя, отсутствие инженерного образования, низкий военный чин (всего лишь капрал!) и — не в последнюю очередь — нетерпимость к чужим мнениям. Флоты всего мира тогда возглавляли аристократы. Они глубоко презирали настырного отставного артиллериста, этого, по их мнению, «выскочку», «упрямого наглеца» и «невежду».

Его дальнейшая жизнь проходила в нищете. Тем не менее, он не сдавался и работал над совершенствованием своего турбинного двигателя. Однако заболел чахоткой (туберкулезом) и умер в возрасте 53-х лет[53]. Лишь много позже в нацистской Германии возник своего рода культ Бауэра — истинно «арийского» изобретателя, непризнанного гения, затравленного всякого рода «недочеловеками».

Его изобретательская эпопея обычно излагается как история борьбы человека передовых взглядов с многочисленными консерваторами, завистниками и скептиками. Разумеется, нечто подобное имело место. Но главная причина неудач Бауэра была иная, общая для всех изобретателей подводных лодок той эпохи.

Уровень развития тогдашней науки и техники в принципе не позволял построить субмарину, обладавшую серьезными боевыми возможностями. Генералу Шильдеру, например, никто не мешал. Напротив, даже царь одобрял и поддерживал его опыты. А результат? Тот же, что и у Бауэра!

К числу оригинальных изобретений Бауэра можно отнести:

Способ погружения лодки путем перемещения груза внутри ее корпуса, приведенного к нулевой плавучести;

Уравнительную балластную цистерну для удержания лодки на заданной глубине;

Систему регенерации воздуха, аналогичную современной;

Турбинный тепловой двигатель единого хода;

Аварийное всплытие экипажа с затонувшей подводной лодки.

Кроме того, он первым предложил вполне реальную идею комбинированной силовой установки, состоявшей из двух механических двигателей — парового и пневматического.

Похожие книги из библиотеки

Круглые суда адмирала Попова

Контр-адмирал (с 1873 г. вице-адмирал) Андрей Александрович Попов, пользуясь доверием генерал-адмирала, неофициально осуществлял функции генерального конструктора военно-морского флота страны. Этот талантливый и энергичный человек, грамотный моряк и судостроитель, сумел, опираясь на им же подобранных помощников, реализовать большинство своих идей, заложенных в проекты различных по назначению кораблей, в том числе: океанского броненосного крейсера «Генерал-Адмирал», мореходного броненосца «Петр Великий» и, наконец, круглых судов: броненосцев «Новгород» и «Вице-адмирал Попов», царской яхты «Ливадия». Споры вокруг достоинств этих круглых судов, не имевших аналогов в иностранных флотах, продолжаются и доныне. Тем интереснее будет читателю ознакомиться с фактической стороной истории создания этих кораблей, изложенной по материалам Российского государственного архива военно-морского флота (РГА ВМФ).

Отечественные колесные бронетранспортеры БТР-60, БТР-70, БТР-80

В середине 1950-х годов стало ясно, что классическое трехосное шасси с неразрезными мостами и рессорно-балансирной подвеской задней тележки как основа для бронетранспортера исчерпало свои возможности. После освоения шин больших сечений с регулируемым давлением все остальные мероприятия, кроме разве что работы над самоблокирующимися межколесными дифференциалами, мало что давали. Новые, очень высокие требования к бронетранспортерам второго послевоенного поколения можно было реализовать только в принципиально иных, гораздо более сложных, но и более эффективных схемах, решениях и конкретных агрегатах. К ним относились: расширенная «танковая» колея; равномерное или близкое к нему расположение шести или восьми колес по базе при управляемых четырех колесах; резко возросшие суммарные мощности силовых агрегатов с целью получения удельной мощности машины не менее 18 — 20 л.с./т; многоступенчатые трансмиссии с большими силовыми диапазонами; самоблокирующиеся межколесные дифференциалы; колесные редукторы, увеличивающие клиренс до 450 — 500 мм; независимые подвески всех колес с большими ходами; гидроусиление рулевого управления; герметичные тормоза; закрытые корпуса с гладкими днищами, способные держать машину на плаву; водоходные движители; башенная установка легких и тяжелых пулеметов с возможностью вести зенитный огонь; бронекорпуса с большим наклоном утолщенных (до 15 — 20 мм) лобовых и бортовых листов; противоатомная защита экипажа и десанта; возможность авиатранспортировки.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Ju 87 «Stuka» часть 1

Пистолет-пулемет «шмайссер», тяжелый танк «тигр» и бомбардировщик «штука» — эти названия до сегодняшнего дня являются символическими для всего оружия вермахта во II мировой войне. Несмотря на то, что пикирующий бомбардировщик Юнкерс Ju 87 Stuka не был ни самым многочисленным, ни самым лучшим, ни самым мощным, ни самым современным самолетом Люфтваффе, его слава превзошла все другие типы немецких авиационных конструкций того времени. По сложившемуся мнению, именно эта машина с характерным изломом крыльев больше чем какое- нибудь другое оружие из немецкого арсенала стала причиной феноменальных побед, одержанных германской армией в начальный период войны.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Жизнь по «легенде»

Читателям предлагается сборник биографических очерков о замечательных людях — сотрудниках нелегального подразделения советской внешней разведки, самоотверженно выполнявших ответственные задания Родины далеко за ее пределами.

Книга основана на рассекреченных архивных материалах Службы внешней разведки России и Зала ее истории.

Автор книги — ветеран внешней разведки (полковник в отставке), журналист и писатель, лауреат Премии СВР России в области литературы и искусства, ряда других литературных премии и конкурсов. После окончания Краснознаменного института КГБ (ныне — Академия внешней разведки) он более сорока лет проработал в центральном и зарубежных аппаратах внешней разведки, а также в ее Пресс-бюро.