Субмарины Филипса (1851-62 гг.)

Изобретатель Лоднер Филипс (Lodner D. Phillips; 1825–1869) из Мичиган-сити, штат Индиана, по роду своей профессии был чрезвычайно далек не только от кораблестроения, но и вообще от какой-либо технической деятельности. Самодеятельный конструктор по своей основной профессии являлся… сапожником. Но, обладая явно незаурядными способностями, он сумел построить две деревянные подводные лодки.

Обе они имели совершенно одинаковую форму: цилиндрическую в центральной части и коническую в оконечностях.

Первая модель (1851 г.)

Первая лодка была совсем маленькой: длина 11 футов (3,66 м), диаметр 4 фута (1,22 м). Она обладала многими недостатками, в том числе недостаточной прочностью корпуса, что делало ее крайне опасной в эксплуатации. Лодка дала течь уже на глубине 20 футов (всего лишь 6 метров) и затонула в озере Мичиган во время погружения, производившегося без людей на борту[54].

Однако ее испытания убедили Филипса в главном: его аппарат способен погружаться и всплывать, а также передвигаться в подводном положении.

«Marine Cigar» (1852 г.)

Через год Л. Филипс построил вторую субмарину, отличавшуюся от первой увеличенными размерами — длина 20 футов (6,1 м), диаметр 5 футов (1,52 м), большей прочностью и более совершенным внутренним устройством.

Как писал корреспондент одной чикагской газеты, лично ознакомившийся с устройством субмарины, в ее верхней части имелся входной люк с двойной крышкой. Вдоль корпуса были прикреплены четыре длинных плавника (киля), предохранявшие лодку, овальную в поперечном сечении, от опрокидывания вверх дном.

Субмарины Филипса (1851-62 гг.)

Рисунок Филипса из его патентной заявки, показывающий изобретенный им гребной винт

В конусовидной передней части находились два круглых иллюминатора, «похожие на бычьи глаза».

Погружение осуществлялось за счет того, что вода заполняла самотёком балластную цистерну, размещенную в нижней части корпуса, а всплытие — откачкой воды из нее ручным насосом. При плавании под водой, для очистки воздуха от углекислого газа, Филипс прокачивал воздух через резервуар со щелочным раствором.

Но главное, ее приводил в движение винт, вращаемый экипажем вручную. Изобретатель получил в 1852 г. патент на «толкающий винт для подводной лодки» (steering submarine propeller). В ходе испытаний лодка якобы развила ход 3 узла (5,5 км/час) и погрузилась на глубину 35 футов (10,7 м).

В письме от 7 апреля 1852 г. Филипс предложил свою субмарину флоту США. Через две недели он получил ответ: «Как известно, у нашего бюро нет полномочий на приобретение подводных судов… суда, используемые военным флотом, плавают по воде, а не под водой».

Вскоре после испытаний этой лодки Филипс продал ее какому-то гражданскому лицу и переехал в Чикаго. В 1856 г. он получил там патент на водолазный скафандр жесткого типа. Человек, купивший у него подводную лодку, позже утонул вместе с ней в озере Эри. Эту лодку обнаружили и подняли в 1915 г. вместе с человеческим скелетом внутри.

Проект «American Ram» (1862 г.)

Во время Гражданской войны 1861-65 гг. Филипс предложил федеральному флоту США проект третьей субмарины. По некоторым данным, он назвал ее «Американский таран» (American Ram).

Согласно проекту, эта лодка имела длину 40 футов (12,2 м) и диаметр 4,5 фута (1,37 м). Ближе к носу, в цилиндрической части, располагалась небольшая рубка с иллюминаторами и входным люком. При плавании в надводном положении или близко к поверхности воды она использовалась для наблюдения и управления.

Экипаж лодки включал 13 человек. Две смены по шесть человек должны были поочередно вращать руками коленчатый вал, на оси которого находился гребной винт. Изобретатель надеялся, что благодаря форме длинного веретена, вода будет хорошо обтекать субмарину и движение ее не потребует чрезмерных усилий от «живого мотора». Но, поскольку диаметр корпуса был невелик, все члены экипажа могли осуществлять свои функции только в сидячем положении.

В будущем Филипс намеревался заменить ручной привод небольшой паровой машиной. В этом случае к вентиляционной трубе следовало добавить дымовую. Перед погружением надо было погасить топку и загерметизировать трубу. Вместе с тем, изобретатель считал возможным движение лодки в позиционном положении с работающей паровой машиной, благодаря трубе, выдвинутой на поверхность воды.

Значительный запас свежего воздуха для дыхания экипажа предполагалось хранить под давлением в шести длинных цилиндрических баллонах, расположенных вдоль бортов лодки. Воздух следовало периодически подавать порциями внутрь помещения.

Для устранения главного недостатка, которым характеризовалась его предыдущая лодка (недостаточная устойчивость на заданной глубине) изобретатель спроектировал систему автоматического регулирования, которая должна была устранить опасные колебания по глубине. Основным ее элементом являлся специальный маятник, реагирующий на всякое изменение дифферента лодки. Он открывал или закрывал магистральную трубу, по которой вода из цистерны одной оконечности перетекала в цистерну противоположной, возвращая тем самым судно в исходное положение.

Однако в действительности такая система обладала большой инерционностью. Использование подобных устройств на субмаринах других изобретателей (например, на лодках Гэррета-Норденфельта, Губэ и прочих) показало, что они не только не устраняли появляющиеся дифференты, но и приводили к раскачиванию лодки в вертикальной плоскости с возрастающей амплитудой.

Филипс проявил недюжинную изобретательность в области вооружения своей новой подводной лодки, имевшей чисто военное назначение.

Во-первых, он планировал установить в носовой части корпуса трубу для запуска ракеты, которая должна была буксировать сферическую мину, взрывающуюся при столкновении с атакуемым судном.

Во-вторых, за смотровым колпаком (на яблочном шарнире в верхней палубе) предполагал разместить гладкоствольную пневматическую пушку.

В-третьих, в районе кормы предусмотрел специальный шлюз для выпуска всплывающих мин в момент нахождения лодки под днищем вражеского корабля.

Но реально он создал лишь своего рода «гребной винт наоборот» — большое ручное сверло («пробойник»), выдвигавшееся вперед из носовой оконечности субмарины и предназначенное для проделывания отверстий в подводной части атакуемого судна.

Морской департамент США отклонил и этот проект Филипса.

Субмарины Филипса (1851-62 гг.)

Устройство третьей подводной лодки Филипса. 1 — гребной вал; 2 — вентиляционная труба; 3 — шлюз для выпуска плавучих мин; 4 — пневматическая пушка; 5 — смотровой колпак с входным люком; 6 — штурвал вертикального руля; 7 — контейнер для ракеты-буксировщика; 8 — сферическая мина, буксируемая ракетой; 9 — пробойник; 10 — якоря; 11 — балластные цистерны; 12 — клапаны балластных цистерн; 13 — баллоны для сжатого воздуха

Похожие книги из библиотеки

Круглые суда адмирала Попова

Контр-адмирал (с 1873 г. вице-адмирал) Андрей Александрович Попов, пользуясь доверием генерал-адмирала, неофициально осуществлял функции генерального конструктора военно-морского флота страны. Этот талантливый и энергичный человек, грамотный моряк и судостроитель, сумел, опираясь на им же подобранных помощников, реализовать большинство своих идей, заложенных в проекты различных по назначению кораблей, в том числе: океанского броненосного крейсера «Генерал-Адмирал», мореходного броненосца «Петр Великий» и, наконец, круглых судов: броненосцев «Новгород» и «Вице-адмирал Попов», царской яхты «Ливадия». Споры вокруг достоинств этих круглых судов, не имевших аналогов в иностранных флотах, продолжаются и доныне. Тем интереснее будет читателю ознакомиться с фактической стороной истории создания этих кораблей, изложенной по материалам Российского государственного архива военно-морского флота (РГА ВМФ).

Отечественные колесные бронетранспортеры БТР-60, БТР-70, БТР-80

В середине 1950-х годов стало ясно, что классическое трехосное шасси с неразрезными мостами и рессорно-балансирной подвеской задней тележки как основа для бронетранспортера исчерпало свои возможности. После освоения шин больших сечений с регулируемым давлением все остальные мероприятия, кроме разве что работы над самоблокирующимися межколесными дифференциалами, мало что давали. Новые, очень высокие требования к бронетранспортерам второго послевоенного поколения можно было реализовать только в принципиально иных, гораздо более сложных, но и более эффективных схемах, решениях и конкретных агрегатах. К ним относились: расширенная «танковая» колея; равномерное или близкое к нему расположение шести или восьми колес по базе при управляемых четырех колесах; резко возросшие суммарные мощности силовых агрегатов с целью получения удельной мощности машины не менее 18 — 20 л.с./т; многоступенчатые трансмиссии с большими силовыми диапазонами; самоблокирующиеся межколесные дифференциалы; колесные редукторы, увеличивающие клиренс до 450 — 500 мм; независимые подвески всех колес с большими ходами; гидроусиление рулевого управления; герметичные тормоза; закрытые корпуса с гладкими днищами, способные держать машину на плаву; водоходные движители; башенная установка легких и тяжелых пулеметов с возможностью вести зенитный огонь; бронекорпуса с большим наклоном утолщенных (до 15 — 20 мм) лобовых и бортовых листов; противоатомная защита экипажа и десанта; возможность авиатранспортировки.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Ju 87 «Stuka» часть 1

Пистолет-пулемет «шмайссер», тяжелый танк «тигр» и бомбардировщик «штука» — эти названия до сегодняшнего дня являются символическими для всего оружия вермахта во II мировой войне. Несмотря на то, что пикирующий бомбардировщик Юнкерс Ju 87 Stuka не был ни самым многочисленным, ни самым лучшим, ни самым мощным, ни самым современным самолетом Люфтваффе, его слава превзошла все другие типы немецких авиационных конструкций того времени. По сложившемуся мнению, именно эта машина с характерным изломом крыльев больше чем какое- нибудь другое оружие из немецкого арсенала стала причиной феноменальных побед, одержанных германской армией в начальный период войны.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Жизнь по «легенде»

Читателям предлагается сборник биографических очерков о замечательных людях — сотрудниках нелегального подразделения советской внешней разведки, самоотверженно выполнявших ответственные задания Родины далеко за ее пределами.

Книга основана на рассекреченных архивных материалах Службы внешней разведки России и Зала ее истории.

Автор книги — ветеран внешней разведки (полковник в отставке), журналист и писатель, лауреат Премии СВР России в области литературы и искусства, ряда других литературных премии и конкурсов. После окончания Краснознаменного института КГБ (ныне — Академия внешней разведки) он более сорока лет проработал в центральном и зарубежных аппаратах внешней разведки, а также в ее Пресс-бюро.