«Аллигатор» (1862 г.)

1 ноября 1861 г. Морской департамент США заключил контракт с неким Мартином Томасом (Martin Thomas), выступившим в роли субподрядчика. Мистер Томас взялся за 14 тысяч долларов построить подводную лодку по проекту Вильруа в течение 40 дней на верфи Нэфи и Леви (Neafie & Levi) в Филадельфии. По условиям контракта, Вильруа должен был следить за ходом работ и за соответствием строящегося судна проекту.

Однако субмарина не была готова ни через 40, ни через 120 дней. Между тем, броненосец «Merrimack» вступил в строй 17 февраля 1862 г. под именем «Virginia» и через пару дней прорвал блокаду федерального флота в районе форта Монро.

В срыве предусмотренного контрактом срока отчасти виноваты мастера верфи, работавшие, что называется, не спеша. Но главный виновник — субподрядчик Томас. Во-первых, он не сумел обеспечить изготовление ряда механизмов в сжатые сроки на других заводах. Во-вторых, он постоянно спорил с Вильруа, требуя от него согласия на принципиальные изменения в конструкции лодки. В результате француз махнул на всё рукой и перестал вообще появляться на верфи.

«Аллигатор» (1862 г.)

Схема устройства «Аллигатора» с гребками. 1 — коловорот; 2 — шлюзовая камера; 3 — смотровой купол; 4 — входной люк; 5 — цилиндр для регулировки плавучести; 6 — буи для страховки от «проваливания» на запредельную глубину; 7 — вьюшки с тросами для страховочных буев; 8 — устройство для регенерации воздуха; 9 — шахты с перемещающимися грузами; 10 — балластные цистерны; 11 — насосы; 12 — гребки

Наконец, 30 апреля 1862 г. лодку спустили на воду. Достройка заняла еще 6 недель. Только 13 июня она подняла флаг и получила имя «Аллигатор» (Alligator). Она стала первой подводной лодкой, официально зачисленной в состав флота Соединенных Штатов, а также первым таким кораблем в мире!

«Аллигатор» (1862 г.)

«Аллигатор» с гребками. Вид сверху и вид сбоку

Субмарина «Аллигатор» была построена из когельного железа, ее длина составила 46 футов (14 м), высота 6 футов (1,83 м), ширина 4 фута 6 дюймов (1,37 м). Она имела сигарообразную форму, состояла из 10 секций (овальных в сечении) и двух конических оконечностей. К двум кормовым секциям и конической оконечности были прикреплены вертикальные и горизонтальные плавники. Для освещения внутреннего пространства лодка имела в бортах и верхней части несколько иллюминаторов из толстого стекла.

Лодку приводили в движение 8 пар гребков, подобных гребкам К. А. Шильдера. Их вращали 16 человек, по одному на каждый гребок. Если учесть ширину корпуса лодки, становится ясно, что внутри ее царила теснота. К тому же гребки — весьма нерациональное средство движения. Именно поэтому в проекте Вильруа, а также на его предыдущей лодке движителем служил винт. Гребками его самовольно заменил Томас, явно считавший себя «крупным специалистом» в области подводного судостроения.

«Аллигатор» (1862 г.)

Винтовой «Аллигатор» на поверхности воды

Кроме того, из-за ссоры с ним Вильруа так и не раскрыл устройство своего «секретного» прибора для регенерации воздуха. Известно лишь, что очистка воздуха от углекислого газа осуществлялась путем прокачивания через ёмкость с известковой водой, а насыщение лодки кислородом — с помощью специального генератора (иными словами, Вильруа придумал аппарат, похожий на изобретение Бауэра).

«Аллигатор» (1862 г.)

Винтовой «Аллигатор» в подводном положении

В носовой части лодки находилась водолазная камера, снабженная люком в донной части. Перед выходом водолаза в нее впускали сжатый воздух, чтобы создать давление, равное забортному, затем водолаз открывал люк и выходил наружу. После выполнения работ он возвращался тем же путем обратно. За водолазной камерой находился пост командира, прикрытый сверху смотровым колпаком в виде застекленной полусферы. Командирский пост был оборудован ручным приводом к расположенному в носу коловороту для сверления дыр в днищах вражеских судов, штурвалом для управления вертикальным рулём, а также приборами, по которым командир контролировал положение субмарины.

Помимо коловорота, субмарина была вооружена шестью пилами (по три с каждого борта), стационарно закрепленными в носовой части под некоторым углом к диаметральной плоскости. С их помощью Вильруа намеревался разрушать деревянные части атакуемых неприятельских кораблей.

Кроме того, лодка имела две четырехзарядные пушки небольшого калибра, жестко закрепленные в корпусе стволами вверх по обеим сторонам наблюдательной полусферы. Предполагалось в подводном положении стрелять из них в днище атакуемого корабля.

Погружение лодки происходило за счет заполнения самотеком водой трех балластных цистерн, всплытие — осушением их двумя ручными насосами. Для маневрирования по глубине в носовой части был установлен особый цилиндр с поршнем. Одной своей стороной цилиндр сообщался с забортной средой. Перемещая поршень и меняя объем цилиндра, можно было менять глубину погружения.

Конструктор стремился обеспечить своей лодке надежную продольную остойчивость, однако принял ошибочное решение. Он разместил в оконечностях и в центральной части корпуса три вертикальные шахты с перемещающимися в них металлическими грузами, что не только не увеличивало, а наоборот, значительно уменьшало её продольную остойчивость.

Для гарантии дополнительной безопасности субмарины в погруженном положении, Вильруа предусмотрел два буя, которые могли выпускаться после погружения и как бы удерживать её на страховочных стропах (принцип Кастера). Однако буи обладали незначительным, по сравнению с субмариной, объемом и не могли удержать ее на безопасной глубине при получении большой отрицательной плавучести.

Вскоре после вступления в строй «Alligator» отправился на войну. В течение 5-и дней его буксировали по Чесапикско-Делавэрскому каналу к Хэмтпонскому рейду, куда он и прибыл 23 июня 1862 года. Вместе с буксиром «Fred Koop» и судном поддержки «Sattelite» субмарина поступила в распоряжение коммандера Джона Роджерса (John Rogers), руководившего боевыми действиями федерального флота на реке Джеймс. Он приказал ее командиру взорвать большой железнодорожный мост на реке Аппоматокс (притоке Джеймс-ривер) возле города Питерсбург.

«Аллигатор» (1862 г.)

Джейме Мак-Клинток

Однако уже через четыре дня Роджерс отправил подлодку назад адмиралу Голдсбороу (Goldsborough), командующему морскими силами федералов в зоне Норфолк.

В сопроводительном письме он указал, что «Alligator» не способен успешно действовать на здешних реках — неглубоких, но с быстрым течением, и что ему не хватает скорости и маневренности.

От дальнейших хлопот с подводной лодкой адмирала Голдсбороу избавил приказ главы Морского департамента Уиллиса, полученный им 3 июля. Приказ гласил, что «Alligator» должен отправиться по реке Потомак в Вашингтон для испытаний и модернизации на тамошней верфи. Субмарина прибыла туда на буксире 9 июля.

В процессе перестройки взамен гребков был установлен четырехлопастный гребной винт диаметром 3 фута 2 дюйма (0,96 м), который матросы вращали вручную через продольный коленчатый вал. Максимальная скорость движения с помощью винта под водой, достигнутая на испытаниях, составила 2 узла (3,7 км/час).

Кроме того, было снято все прежнее вооружение — коловорот, пилы, подводные пушки. Их заменили две шестовые мины, аналогичные тем, которыми лейтенант Уильям Кашинг (William Cushing) спустя два года потопил броненосец конфедератов «Albemarle» на реке Роанок.

Только проблему регенерации воздуха так и не удалось решить. Ни самого Вильруа, ни его «секретный прибор» нигде не могли найти. Лишь значительно позже, в 1874 году, в одной из филадельфийских газет появилось краткое сообщение об его смерти.

Все же командование федерального флота решило использовать подводную лодку в боевых действиях на море. Ее командиру приказали присоединиться к эскадре, блокировавшей порты конфедератов на Атлантическом побережье. 13 марта 1863 г. субмарина «Alligator» покинула Вашингтон на буксире военного парохода «Sumter».

Спустя три недели (2 апреля) она затонула неподалеку от мыса Гаттерас (штат Южная Каролина) во время сильного шторма. Огромные волны угрожали пароходу, отягощенному грузом, и ему пришлось обрубить буксирный трос, бросив подводную лодку на произвол стихии. Где-то в тех водах она до сих пор покоится на морском дне.

Похожие книги из библиотеки

Советское военное чудо 1941-1943. Возрождение Красной Армии

В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Полуброненосный фрегат “Память Азова” (1885-1925)

Проект “Памяти Азова” создавался в 80-е годы XIX века, когда в русском флоте с особой творческой активностью совершался поиск оптимального типа океанского крейсера. Виновником этой активности был управляющий Морским министерством (в период с1882 по 1888 гг.) вице-адмирал Иван Алексеевич Шестаков (1820–1888). Яркая незаурядная личность (оттого, наверное, и не состоялась обещанная советскому читателю в 1946 г. публикация его мемуаров “Полвека обыкновенной жизни”), отмечает адъютант адмирала В.А. Корнилов, он и в управлении Морским министерством оставил глубокий след. Но особым непреходящим увлечением адмирала было проектирование кораблей. Вернув флот на путь европейского развития, он зорко следил за новшествами техники и постоянно искал те типы кораблей, которые, как ему казалось, более других подходили для воспроизведения в России.

Средний танк Т-55 [объект 155] (часть 2)

В этом номере «Бронеколлекции» редакция продолжает рассказ о послевоенном танке — Т-55, принятом на вооружение нашей армии в 1958 году.

Танк Т-55, являясь, по сути дела, модернизацией своего предшественника Т-54, стал конгломератом опытно-конструкторских разработок харьковского завода № 75 и нижне-тагильского ОКБ-520, воплотив в себе многие радикальные усовершенствования, призванные повысить его тактико-технические характеристики. Идеология, заложенная в конструкцию танка, позволила в свое время использовать его как перспективную базу для создания целого семейства вспомогательных машин, нашедших широкое применение в советских Вооруженных Силах.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»