Глав: 6 | Статей: 175
Оглавление
В этой книге описаны многочисленные попытки создания подводных лодок и подводного оружия предпринимавшиеся в разных странах мира в течение трех веков. При этом на ее страницах рассматривают в основном реально построенные субмарины и торпеды, а не фантастические проекты.

Книга представляет собой наиболее полное в мировой литературе обобщение материалов по указанным вопросам. Все приведенные в ней факты установлены и проверены путем сопоставления информации извлеченной из большого числа иностранных и отечественных источников. В то же время данная книга просто сборник исторических сведений и технических характеристик. Ее автор разработал оригинальную концепцию, позволившую ему показать внутреннюю логику процесса развития такой отрасли техники к подводное судостроение.

Предлагаемое исследование представляет значительный интерес для широких кругов читателе интересующихся военно-морской историей, судомоделизмом, историей техники, проблемами конструирован подводных лодок и подводного оружия.

Глава 2. Подводная галера Ван Дреббеля

Глава 2. Подводная галера Ван Дреббеля


Корнелис Ван-Дреббель. Рисунок с прижизненного портрета

Первым судном, способным погружаться, всплывать и передвигаться в подводном положении, считается «подводная галера», которую построил в Лондоне голландский механик, химик и пиротехник Корнелис Ван Дреббель (1572–1633). Ван Дреббель был родом из городка Алкмаар (Alkmaar), откуда в 1604 г. уехал в Англию. Он служил при дворе короля Иакова I (James I; 1566–1625), оказывавшего ему покровительство и финансировавшего его техническое творчество.

В 1620 г. Ван Дреббель построил маленькую одноместную лодку, способную погружаться и плавать под водой с помощью шеста, которым изобретатель отталкивался от дна реки. Два года спустя он соорудил более крупную лодку, которая вмещала четырех гребцов и рулевого.

Опыты с ней оказались настолько удачными, что по ее образцу Ван Дреббель создал в 1624 г. лодку довольно значительных размеров («подводную галеру»).

Однако после смерти короля-покровителя, последовавшей весной следующего года, финансирование дальнейших работ в области подводных лодок прекратилось. Преемник Иакова, король Карл I (Charles I)[3] отверг их как «недостойные рыцарского сословия». Спустя 8 лет Ван Дреббель умер, не оставив ни чертежей, ни описаний своей подводной лодки.

Но сохранились письменные свидетельства ряда ученых («естествоиспытателей», употребляя термин XVII века), таких как И. Фабер (1625 г.), К. Гюйгенс (1631 г.), М. Мерсенн (1633 г.), К. Вуде (1645), Р. Бойль (1661 г.), Б. де Монконис (1663 г.), а также других современников выдающегося голландца.

Наиболее точным является текст Константина Гюйгенса, отца выдающегося ученого Христиана Гюйгенса. Приведем его полностью:

«Достойным всех других, собранных вместе изобретений Дреббеля, было его небольшое судно, в котором он спокойно опускался под воду, держа короля и несколько тысяч лондонцев в величайшем напряжении. Подавляющее большинство этих людей думали, что человек, который столь искусно остается невидимым для них в течение трех часов, уже погиб, как вдруг он неожиданно поднимался на поверхность в значительном удалении от того места, где погрузился в воду.

С ним находились несколько участников этого опасного предприятия, свидетельствовавших, что они не испытывали никаких затруднений или страха под водой и что они опускались на глубину, когда этого желали, и поднимались, когда им хотелось сделать это; что они плыли туда, куда хотели, поднимаясь к самой поверхности воды и вновь опускаясь так глубоко, как того желали…

Они делали в чреве этого кита все то, что обычно делают люди, находящиеся на суше, и делали это без всяких затруднений».

Встречающиеся в литературе утверждения, что «подводная галера» Дреббеля якобы погружалась в море на глубину до 90 метров, брала на борт 24 человека и эти люди оставались в ней под водой в течение 24 часов, осуществляя подводную навигацию с помощью компаса, являются вымыслом. Дреббель никогда не выходил в море, глубина Темзы в районе Лондона не превышает 12 метров, а компас для плавания в реке просто не нужен.

Точно так же относится к области фантазии утверждение, будто бы король Иаков (James l) однажды совершил в этой галере путешествие по Темзе под водой. Король лишь «соизволил» наблюдать за ее эволюциями в водах реки.

Технические детали устройства галеры Дреббеля современники описывали следующим образом.

Монконис:

«Он сделал также судно… которое перемещалось под водой с помощью весел. Эти весла прочно крепились к внешней стороне судна посредством кожаных укупорок так, что при этом сохранялась их подвижность. Он, однако, не мог опускаться глубже, чем на двенадцать или пятнадцать футов» (3,65-4,57 м).

Фабер:

«Совершенно невероятным кажется следующее обстоятельство: та часть судна, где сидели гребцы, не имела дня, так что они все время видели воду. И тем не менее это не приводило их в ужас, поскольку, находясь на своих местах чуть повыше воды, они никогда не касались ее ногами… Они довольствовались тем воздухом, что был заключен в судне. По истечении срока они поднимались на поверхность, сняв верхнюю крышку судна и оставив его открытым на некоторое время, запасались свежим воздухом, после чего, закрыв судно крышкой, могли погрузиться в воду… Они вели судно по компасу и знали, где находятся, а судно с большой легкостью перемещалось посредством весел».

Бойль:

«Испытание судна было проведено с восхитившим всех успехом на Темзе. В нем находились 12 гребцов и, кроме того, пассажиры»…


Подводная галера Ван-Дреббеля. Реконструкция X. Набера (1922 г.)

Вуде:

«Он сделал судно, которое могло передвигаться под водой посредством весел, и проплыл на нем расстояние в две голландские мили — от Вестминстера до Гринвича. А мог бы проплыть, если бы захотел, даже пять или шесть миль. На судне можно было все видеть без свечи и читать Библию или любую другую книгу»…

Мерсенн:

«Оно, будучи погружено в воду, плывет. Это достигается различными способами. Во-первых, когда судно со всеми находящимися в нем делается того же веса, что и вода (которую оно вытесняет), так что оно во всяком месте держится под водой… Во-вторых, когда оно делается несколько тяжелее воды, так что оно погружается на дно, если это надо… Подъем судна обратно на поверхность осуществляется с помощью весел или соответствующей разгрузкой…

Я не буду подробно останавливаться на окнах из стекла, рога, хрусталя, слюды или другого прозрачного материала, которые служат для рассмотрения предметов на дне или посреди моря».

По мнению ряда современных специалистов, «подводная галера» Корнелиса Ван Дреббеля была своего рода разновидностью водолазного колокола, которая — в отличие от всех других аналогичных аппаратов — могла перемещаться под водой с помощью весел. Она имела продолговатую форму. Обтянутый снаружи промасленной бычьей кожей деревянный корпус, усиленный железными полосами, был рассчитан на 12 гребцов (6 пар весел) и 3 пассажиров. Расстояние в две мили (около 3,7 км) от Вестминстера до Гринвича «подводная галера» прошла со средней скоростью 3 узла (5,5 км/час), однако весьма существенно то, что ей помогало сильное течение реки. Глубину погружения Дреббель определял с помощью сконструированного им ртутного барометра.

За счет чего осуществлялось погружение и всплытие, все же остается неясным. Скорее всего, сначала показатель плавучести приводился к нулевому, а затем лодка погружалась и всплывала путем изменения дифферента в процессе движения. Так, некий Георг Гарсдоффер, современник голландского изобретателя, утверждал, что Ван Дреббель пришел к мысли об устройстве подводной лодки благодаря наблюдениям за рыбачьими лодками, двигавшимися по Темзе с корзинами живой рыбы на буксире:

«Он подметил, что лодки при этом довольно сильно погружены в воду, но что они всегда несколько приподымаются, всплывают, как только по той или иной причине ослабевает натяжение веревки, к которой привязаны корзины с рыбой. Наблюдение это позволило ему заключить, что при помощи подобной системы можно удерживать под водой лодку, приводимую в движение веслами или шестами».

Кстати говоря, остаются неясными три вещи: как могла «галера» двигаться на веслах под водой, как она удерживала постоянную глубину, как осуществлялась ее ориентация в подводном положении? Ведь перископ, даже самый примитивный, в то время еще не был известен. А весла, полностью погруженные в воду, при попытке грести ими, с равной силой толкают лодку то вперед, то назад. Видимо, когда лодка шла на веслах, ее верхняя часть все же выступала из воды (пусть немного). Благодаря этому, весла проходили большую часть кругового замаха для гребка по воздуху, а не в воде — в противном случае лодка просто не смогла бы плыть в одну сторону. Что касается обзора, то в носовой ее части должен был находиться иллюминатор (или даже несколько иллюминаторов).

Именно такой представлял «подводную галеру» Ван Дреббеля голландский инженер, историк и писатель Хенрик Набер (Henrik Naber; 1867–1944). В 1922 г. он построил деревянную лодку с открытым днищем (т. е. по типу водолазного колокола), вмещавшую 13 человек, и успешно ее испытал.

Предназначение «подводной галеры» было прежде всего военным. У современников Ван Дреббеля это не вызывало ни малейшего сомнения. Например, вот что говорил об этом К. Гюйгенс:

«Из всего сказанного легко заключить, в чем будет состоять польза от этого смелого изобретения в дни войны, когда (как я многократно слышал от самого Дреббеля) вражеские корабли, стоящие в безопасности на якоре, могут быть скрытно и неожиданно атакованы под водой и потоплены с помощью тарана — того самого средства, чье ужасающее действие используется в наши дни при захвате городских ворот или мостов».

А в пьесе английского драматурга Бена Джонсона (1573–1637) «Склад новостей» (1625 г.) есть такие слова:

«Пишут, что Корнелий-сын Голландцам выстроил незримого угря,

Чтобы потопить на рейде у Дюнкерка Весь флот»…

(Акт 2, часть I)

Следует подчеркнуть, что изысканиями в области подводного плавания Ван Дреббель занялся в связи с начавшейся большой войной в Европе, вошедшей в историю под названием «Тридцатилетней» (1618–1648). Известно также, что в 1626-28 гт. Ван Дреббель изготавливал по заказу британского Адмиралтейства «водные мины и петарды», которые «должны были взрываться посредством пороха и топить корабли». Например, по приказу лорда-адмирала, датированному июнем 1626 г., он должен был «отправить с флотом для Его Величества специальной службы 360 кованых снарядов с порохом, 50 водных мин, 290 водных петард».

Некий Шарль Бернар писал в 1628 г. в альманахе «Французский Меркурий»:

«В течение ночи с воскресенья (I октября) на понедельник англичане стреляли плавучими петардами десять или двенадцать раз, намереваясь поджечь королевскую французскую эскадру. Корпус этих петард выполнен из белого железа и наполнен порохом. Каждая из них держится на плаву с помощью куска ивового дерева, в котором установлена пружина. Когда петарда наталкивается на борт одного из королевских кораблей, пружина приводит ее в действие, в результате чего вода с огромной силой начинает стремительно проникать в корабль»…

После смерти Ван Дреббеля его сын Якоб и зять Иоханнес Куффлер долгое время безуспешно пытались найти покупателя «секрета» водных петард. Наконец, в 1661 г. Первый лорд адмиралтейства Сэмюэл Пепис (Samuel Pepys) ознакомился с устройством предложенной ими «машины для подрыва кораблей». Получив положительную оценку высокопоставленного чиновника, они обратились к королю с просьбой заплатить им 10 тысяч фунтов стерлингов за данное изобретение. Однако Его Величество счел цену слишком высокой.

В 1689 г. уже внук Ван Дреббеля свидетельствовал, что владеет секретом изобретения своего деда, «с помощью которого корабль может быть очень быстро потоплен посредством одной из разновидностей петард, проделывающей в корабле отверстие со стороной примерно в 15 или 16 футов» (4,5–4,8 м).

Следовательно, можно сделать обоснованное заключение, что под «тараном» подводной галеры подразумевалась шестовая пороховая мина, снабженная «пружиной» — взрывателем ударного действия («секрет» Дреббеля). Таково мнение не только мое, но также Алекса Роланда, Ричарда Комптон-Холла и Брайтона Харриса[4].

Существует весьма любопытная гипотеза, согласно которой жизнедеятельность людей в своей «галере» при нахождении под водой Дреббель обеспечивал за счет кислорода, который он получал путем нагревания селитры. Например, вот что написал об этом Балтазар де Монконис:

«Он владел секретом, как поддерживать воздух совершенно чистым и делать его постоянно пригодным для дыхания. Поэтому, зная секрет или метод погружения в воду на глубину в устройстве, имевшем форму колокола, он был в состоянии оставаться там так долго, как того желал, чего не смог бы сделать, если бы не знал этого секрета».

Естествоиспытатель Кенельм Дигби в 1661 году выступил в лондонском Грэшем-колледже с докладом для членов Королевского общества. В нем он, в частности, утверждал следующее:

«Корнелис Дреббель, спекая большое количество селитры в узкой камере, мог оживлять и восстанавливать силы ослабевших гостей, находившихся в его уютном подводном доме, когда ими был испит весь бальзам, который содержался в заключенном вместе с ними воздухе. Открывая сосуд, давали возможность свежему спирту распространяться в этом обедневшем, разреженном и несвежем воздухе».

Так ли это было на самом деле — установить сейчас невозможно. Например, известный в старину французский врач и механик, аббат Жан де Отфёй (Jean de Hautefeuille; 1647–1724) в своей книге «Способ дыхания под водой» (Maniere de respirer sous I'eau; 1680) утверждал:

«Секретом Дреббеля, должно быть, была машина /подобная той/ которую я изобрел и которая состоит из меха с двумя клапанами и двумя трубами, поднимающимися на поверхность воды, одна для притока воздуха и другая — для его отвода. Говоря о летучей эссенции, которая восстанавливала части воздуха, отнятые дыханием, Дреббель хотел очевидно замаскировать свое открытие и помешать его обнаружению».

Однако Христиан Гюйгенс писал в 1691 году Дени Папену:

«Трубы для возобновления воздуха, которые должны держаться на легком куске дерева, плавающем на поверхности воды, могут, по моему мнению, выдать ваше судно при приближении к неприятельским судам, если в это время не царит глубокая темнота. Судно Дреббеля не имело таких труб, как мне рассказывал мой покойный отец, который был в Лондоне в то время, когда Дреббель сам опускался в Темзу, так что на поверхности воды ничего не оставалось видно. Через довольно долгое время он появился на поверхности в пункте, сильно удаленном от места погружения. Говорили, что он имел какое-то средство возобновлять воздух на своем судне, что является очень важным изобретением».

Таким образом, именно Корнелис Ван Дреббель является пионером подводного судостроения и подводного плавания. Его несомненный приоритет заключается в следующем:

Он создал первый самоходный погружающийся аппарат;

Он первым предложил применять подводную лодку в военных целях и разработал специальное оружие для нее (шестовую мину с взрывателем ударного действия);

Он первым создал устройство для регенерации воздуха (как минимум, четко изложил идею такого устройства);

Он первым использовал специальный прибор для определения глубины погружения под воду;

Он первым предложил определять курс под водой с помощью компаса.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.640. Запросов К БД/Cache: 3 / 1