Глав: 6 | Статей: 175
Оглавление
В этой книге описаны многочисленные попытки создания подводных лодок и подводного оружия предпринимавшиеся в разных странах мира в течение трех веков. При этом на ее страницах рассматривают в основном реально построенные субмарины и торпеды, а не фантастические проекты.

Книга представляет собой наиболее полное в мировой литературе обобщение материалов по указанным вопросам. Все приведенные в ней факты установлены и проверены путем сопоставления информации извлеченной из большого числа иностранных и отечественных источников. В то же время данная книга просто сборник исторических сведений и технических характеристик. Ее автор разработал оригинальную концепцию, позволившую ему показать внутреннюю логику процесса развития такой отрасли техники к подводное судостроение.

Предлагаемое исследование представляет значительный интерес для широких кругов читателе интересующихся военно-морской историей, судомоделизмом, историей техники, проблемами конструирован подводных лодок и подводного оружия.

Подводные лодки Джевецкого (1878-80 гг.)

Подводные лодки Джевецкого (1878-80 гг.)

Степан Карлович (Стефан Казимир) Джевецкий (1843–1938) родился в Подольской губернии в семье богатых польских дворян. Его родители большую часть времени жили в Париже. Там же будущий конструктор окончил Центральную школу искусства и промышленности. Получив диплом инженера-механика, он какое-то время работал в Вене.


С. К. Джевецкий

Первые его оригинальные работы демонстрировались на Всемирной выставке в Париже в 1873 г. Они привлекли внимание великого князя Константина Николаевича, бывшего в ту пору главным начальником флота и морского ведомства, который пригласил талантливого инженера в Россию. Сановник предложил изобретателю должность члена Морского Технического Комитета с окладом 500 рублей в месяц.

Практическая деятельность молодого изобретателя началась с создания прибора для автоматической прокладки курса корабля на карте, который имел устройство для компенсации девиации магнитного компаса.

В 1876 г. Джевецкий поступил добровольцем на вооруженный пароход (вспомогательный крейсер) «Веста» Черноморского флота. На нем в июле 1877 г. он принял участие в бою с турецким броненосным корветом «Фетхи-Буленд». За проявленную храбрость был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. Впоследствии Степан Карлович всегда гордился этой боевой наградой.

Будучи весьма богатым человеком, он строил свои экспериментальные лодки на собственные средства.[67]

«Подаскаф» (1878 г.)

Свою первую подлодку — «Подаскаф» — Джевецкий спроектировал в 1876 году. Строительство ее осуществлял завод Бланшарда в Одессе с конца 11877 г. и закончил к августу 1878 г.

Это было крошечное судно своеобразной формы, с корпусом из листовой стали. Его длина, ширина, высота составляли 4,5?1,5?2 м, водоизмещение около 2-х тонн. Гребной винт имел привод велосипедного типа с педалями для ног. Кроме винта, гребной вал одновременно приводил в движение маленький насос, непрерывно удалявший из лодки испорченный воздух.

Вся нижняя часть корпуса представляла собой балластную цистерну, над которой размещался резервуар со сжатым воздухом. Вода для погружения принималась из-за борта самотеком через специальный клапан. После заполнения балластной цистерны водой лодка погружалась почти полностью. Дальнейшая регулировка глубины погружения производилось путем изменения внутреннего объема корпуса, что достигалось посредством открытого наружу цилиндра, укрепленного в носовой части. С помощью специального винтового привода можно было передвигать поршень внутри цилиндра. Передвижение поршня вперед вытесняло воду из цилиндра, вследствие чего нос лодки становился легче и подвсплывал, при движении поршня в обратную сторону лодка погружалась немного глубже (снова принцип Бэрна).

Сжатый воздух использовался для продувания водяного балласта при всплытии, а также для обеспечения дыхания человека в подводном положении. Этого запаса воздуха в лодке хватало не более, чем на 20 минут пребывания под водой.

В верхней части корпуса имелся круглый вырез, закрытый стеклянным колпаком высотой 20 см, внутри которого помещалась голова человека, сидящего внутри. Для предохранения от повреждений колпак закрывала снаружи крестовина из толстой проволоки. В полупогруженном состоянии на поверхности оставался только этот колпак, сквозь который водитель наблюдал за морем и береговыми ориентирами.

На высоте плеч в обшивке были прорезаны два круглых отверстия, которые изнутри закрывались герметическими крышками на барашках. Снаружи к этим отверстиям крепились резиновые рукава с перчатками.

Уравняв давление внутри лодки с забортным, можно было открыть крышки и, всунув в них руки, производить операции за бортом.

Оружие лодки (мина) состояло из двух связанных между собой контейнеров содержащих по 25 кг динамита[68] каждый, имевших воздушные присоски для прикрепления к днищу атакуемого корабля. Они были вделаны в борта лодки ниже стеклянного колпака. Используя рукава, подводник должен был снять контейнеры, присоединить их к подводной части атакуемого судна, затем отойти на безопасное расстояние и взорвать мину с помощью электрического запала, провод к которому разматывался изнутри лодки.


Устройство «Подаскафа»

Для управления по курсу в носовой части корпуса был установлен вертикальный руль обычного типа. Его румпель имел две рукоятки, поворачивая их подводник осуществлял перекладку руля.

Лодка проходила испытания в течение 5 месяцев на Одесском рейде. Перед членами специальной комиссии Джевецкий взорвал миной стоявший на якоре плашкоут. После этого главный командир Черноморского флота и портов адмирал Н. А. Аркас (1816–1881) возбудил ходатайство перед Морским ведомством о целесообразности постройки таких лодок для использования их в прибрежной зоне против кораблей противника. Однако Морское министерство оставило проект Джевецкого без внимания.

Ни обтекаемый корпус, ни хорошо продуманная система погружения-всплытия не могли компенсировать его принципиальных недостатков: слабого мускульного двигателя, ненадежного оружия, мизерного времени пребывания под водой, ничтожной дальности плавания.

«Подводный минный аппарат» (1879 г.)

Эту лодку Джевецкий построил в Петербурге на Невском заводе в 1879 году.

Подводная лодка второй модели имела длину 19 футов (5,8 м), ширину 4 фута (1,22 м), высоту 5 с половиной футов (1,83 м), водоизмещение 6 тонн. В поперечном сечении ее форма была близка к треугольнику, обращенному вершиной вниз.

Её экипаж (4 человека), помещался в середине корпуса на скамейке, двое лицом к носу, двое — к корме. Нажимая ногами на педали, подводники вращали два гребных винта, соединенных с гребным валом при помощи шарнира. При этом кормовой винт мог поворачиваться в горизонтальной плоскости (для изменения курса), а носовой — в вертикальной плоскости (для создания дифферента на нос или на корму и, соответственно, для погружения либо всплытия). Скорость хода достигала 3 узлов (5,6 км/час).


Устройство «Подводного минного аппарата»

Головы всех четырех членов экипажа находились в шестигранном куполе, снабженноми иллюминаторами с толстыми стеклами. В передней части этого купола помещался неподвижный призматический перископ Доденара с увеличительным стеклом в его нижней части. На лодке была предусмотрена регенерация воздуха. Для этой цели имелся воздушный насос с приводом от гребного вала. Насос прокачивал выдыхаемый воздух через раствор едкого натрия, поглощавший углекислоту. Очищенный воздух снова подавался в отсек. К этому воздуху через определенные промежутки времени добавлялся сжатый кислород из баллона.

Вооружение составляли две всплывающие мины весом в 2 пуда (32 кг) каждая, снаряженные динамитом и соединенные между собой тросом. Они находились впереди и позади наблюдательной башенки в особых медных чашках, закрывавшихся створчатыми дверцами на шарнирах. Рукава, прикрепленные к рубке, исчезли. Мины можно было легко отсоединить изнутри корпуса. С обеих сторон каждой мины были прикреплены резиновые подушки, наполненные сжатым воздухом. Эти подушки заставляли мины всплыть и задержаться под днищем вражеского корабля.

Вскоре после постройки лодка прошла испытания на озере в Гатчине, где с ней ознакомился царь Александр III. Погружение субмарины и ее маневрирование под водой произвело сильное впечатление на «гатчинского затворника» и его супругу. К тому же хитрый изобретатель догадался взять с собой в лодку большой букет свежих орхидей, который он преподнес царице со словами «C'est le tribut de Neptune a Votre Majeste» (Это дар Нептуна Вашему Величеству).

«Политес» дал прекрасный результат. Император немедленно приказал присутствовавшему в свите военному министру П. С. Ванновскому построить 50 таких субмарин — первую в России и в мире серию — для прибрежной подводной обороны Кронштадта и Севастополя[69]. Сам изобретатель получил в награду 100 тысяч рублей!

Третья лодка (1880 г.)

Получив «августейшее повеление», военное министерство сделало «умное лицо» и нашло лодку Джевецкого «вполне пригодной для практических военных целей» (конкретно — для защиты рейдов приморских крепостей). Все же военные инженеры потребовали внести кое-какие улучшения в конструкцию.

С учетом результатов испытаний в Гатчине, а также пожеланий Военного ведомства, Джевецкий разработал чертежи третьего варианта своей лодки. Теперь она имела длину 5,8 метров, ширину 1,3 метра и высоту 1,8 метра. Водоизмещение составило 5,8 тонн.

В третьем варианте изобретатель оставил только один кормовой винт с приспособлением поворота его в горизонтальной плоскости. Поэтому экипаж сократился до трех человек.


Третья подводная лодка Джевецкого

Для удержания заданной глубины использовались два груза по 320 кг (20 пудов) каждый. Перемещая их относительно центра тяжести лодки по специальным направляющим, можно было изменять дифферент, что на ходу меняло глубину погружения. Рабочая глубина погружения достигла 8 метров.

Система регенерации воздуха была аналогична предыдущей. К ней лишь добавился специальный патрубок для газообмена на перископной глубине. Кроме того, был существенно увеличен запас сжатого воздуха. Наблюдение за обстановкой можно было вести из-под воды с помощью призматического перископа кругового обзора. Он размещался в водонепроницаемой коробке с сальниковой набивкой. Вращая перископ, удавалось обозревать весь горизонт.

Вооружение составляли две мины, снаряженные 32 кг пироксилина каждая, расположенные снаружи в углублениях корпуса. Требовалось подойти снизу под днище вражеского корабля, заполнить через каучуковые трубки воздухом специальные резиновые мешки и отдать стопоры. Мешки всплывали и прижимались к днищу, присасываясь к нему резиновыми присосками, после чего мины следовало взорвать по электрическому проводу из лодки, отойдя на безопасное расстояние. Но максимальная скорость хода лодки не превышала трех узлов.

Заказ был выполнен в 1880-81 гг. под руководством известного кораблестроителя П. А. Титова. Затем 34 лодки отправили по железной дороге в Севастополь, 16 — оставили в Кронштадте. Одна из балтийских лодок в 1882 г. с мая по октябрь проходила интенсивные испытания на Кронштадтском рейде. Они заняли 57 ходовых дней. Лодка пробыла под водой в общей сложности 96 часов. Заданную глубину погружения можно было удерживать с точностью до 20 сантиметров. Днем на глубине 6–8 метров через иллюминаторы проникал свет, достаточный для освещения внутреннего пространства.

Подводные лодки Джевецкого находились в строю около пяти лет. Как впоследствии отмечал русский инженер-историк Голов, «приходилось сознаться в бесполезности этой флотилии для защиты берегов вследствие их главного недостатка — незначительной скорости хода, которая даже при самых благоприятных условиях редко переходила за 3 узла» (5,5 км/час). Кроме того, по сравнению с торпедами всплывающие мины являлись анахронизмом.

Командир британского учебного корабля «Vernon», заходившего в Кронштадт в 1885 г., выразился более грубо: «сами русские признались мне, что никто, кроме пьяных, не полезет в эти лодки». В самом деле, оставаться внутри лодки свыше нескольких часов не представлялось возможным. Отдыхать в положении лежа члены экипажа не могли; гальюн отсутствовал; хранить продукты питания и пресную воду было негде.


Строительство подводной лодки Джевецкого

В 1886 г., когда оборону побережья передали в Морское ведомство, все подводные лодки, состоявшие в ведении крепостей, признали не имеющими боевого значения. Восемь лодок законсервировали, остальные в 1896 г. переделали в бакены.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.235. Запросов К БД/Cache: 0 / 0