Глав: 6 | Статей: 175
Оглавление
В этой книге описаны многочисленные попытки создания подводных лодок и подводного оружия предпринимавшиеся в разных странах мира в течение трех веков. При этом на ее страницах рассматривают в основном реально построенные субмарины и торпеды, а не фантастические проекты.

Книга представляет собой наиболее полное в мировой литературе обобщение материалов по указанным вопросам. Все приведенные в ней факты установлены и проверены путем сопоставления информации извлеченной из большого числа иностранных и отечественных источников. В то же время данная книга просто сборник исторических сведений и технических характеристик. Ее автор разработал оригинальную концепцию, позволившую ему показать внутреннюю логику процесса развития такой отрасли техники к подводное судостроение.

Предлагаемое исследование представляет значительный интерес для широких кругов читателе интересующихся военно-морской историей, судомоделизмом, историей техники, проблемами конструирован подводных лодок и подводного оружия.

«Plongeur» Брюна и Буржуа (1863 г.)

«Plongeur» Брюна и Буржуа (1863 г.)

В 1862 г. во французском городе Рошфор была заложена и 16 апреля 1863 г. спущена на воду подводная лодка «Le Plongeur» (Ныряльщик). Ее проект создали инженер-кораблестроитель Шарль Брюн (Charles Brun; 1821–1897) и капитан I ранга (с 1868 г. контр-адмирал) Симон Буржуа (Simeon Bourgois; 1815–1887). Средства на строительство ассигновало морское министерство.

В том же году 8 июня начались ее испытания. Сначала они производились на реке Шаранта и в Рошфорском доке, а с февраля 1864 г. в море.

Огромная по меркам того времени железная субмарина имела надводное водоизмещение 420 тонн, а полное подводное 453,2 тонны. Ее длина составляла 42,5 метра; ширина 6 метров; высота от киля до купола рубки 4,35 метра. Экипаж насчитывал 12 человек команды и одного офицера.

Корпус имел сигарообразную форму, с несколько приплюснутой по бортам кормовой оконечностью. По всей длине он был разделен пятью водонепроницаемыми поперечными переборками на шесть отсеков. За второй от носа поперечной переборкой начинались две продольные переборки длиной 22 метра. Между ними находился коридор для людей шириной 170 см и высотой 260 см, разделенный поперечными переборками на три отсека.

В верхней палубе были устроены иллюминаторы с чечевицеобразными толстыми стеклами. Проникавший через них свет давал достаточное освещение внутри судна, когда оно находилось на поверхности воды. В подводном положении приходилось употреблять лампы.

В одной трети длины корпуса от кормы находилась наблюдательная башенка (рубка) высотой 150 см, диаметром 60 см, снабженная иллюминаторами и входным люком (второй люк был сделан в верхней части корпуса, в отсеке перед машинным отделением). Всплыв на поверхность воды (либо в позиционное положение), командир поднимался по трапу на маленькую площадку под этой башенкой и обозревал из нее горизонт. Там он имел перед собой путевой компас и переговорные трубы для передачи приказаний к рулям, к машине, к кранам продувания балластных цистерн.


Симон Буржуа

Воздух, сжатый до 12 атмосфер, находился в 23 металлических (из 8-мм стали) баллонах (длиной 7,25 и диаметром 1,12 м каждый), общим объемом 117 кубометров. Пять баллонов находились во втором от носа отсеке, остальные 18 размещались в боковых отделениях трех следующих отсеков, по три с каждой стороны лодки.

В кормовом отсеке длиной 3 метра находилась пневматическая машина мощностью 80 л.с. Она состояла из двух пар цилиндров (диаметром 32 см каждый), расположенных под углом 45 градусов и действующих поочередно на один и тот же кривошип. Поступавший из баллонов воздух действовал только с нижней стороны поршней в цилиндрах. Отработав в цилиндре, он поступал внутрь лодки и служил для дыхания экипажа. Клапан в потолке центрального коридора выпускал наружу излишек воздуха, когда давление внутри судна превышало наружное давление.

Далее снаружи корпуса размещались один вертикальный и два горизонтальных руля, а также 4-лопастный гребной винт диаметром 2 метра, работавший от пневматической машины. Все рули управлялись изнутри лодки посредством ручных воротов.

«Ныряльщик» мог погружаться на глубину до 10 метров (33 фута). Его погружение осуществлялось приемом 33 тонн воды в балластные цистерны (полный объем которых составлял 56 кубометров), всплытие — продуванием их сжатым воздухом. Маневрирование по глубине осуществлялось не только при помощи горизонтальных рулей, но и благодаря двум специальным цилиндрам с поршнями, сообщающимся верхними концами с окружающим водным пространством. При перемещении поршней менялся внутренний объем цилиндров, что приводило либо к всплытию, либо к погружению (снова принцип Бэрна!).

Для экстренного всплытия в аварийной ситуации конструкторы снабдили лодку сбрасываемым грузом в виде 34 тонн балласта из старых артиллерийских снарядов (ядер). С этой целью трюм под водонепроницаемым полом коридора управления был разделен на несколько отделений, заключающих в себе балласт. Эти отделения закрывала снаружи железная дверь на шарнирах, составлявшая часть наружной обшивки. Ее удерживал особый стержень.


Макет субмарины «Ныряльщик»

Если требовалось сбросить балласт, достаточно было освободить специальным рычагом (проходившим через сальник) изнутри корпуса данный стержень. Тогда балласт своим весом немедленно открывал дверь и вываливался наружу. Это мгновенно создавало подъемную силу в 34 тонны.


«Le Rongeur»: сечение по миделю и по горизонтали

Для спасения экипажа предназначалась металлическая шлюпка, прикрепленная плоским дном к корпусу лодки на трех винтах. Ее длина была 8 метров, ширина 1,7 метра, высота 1,1 метра. Она могла принять все 12 членов экипажа. В оконечностях лодки находились герметически укупоренные воздушные ящики, которые заставляли ее всплывать и делали непотопляемой. Вход в это всплывающее устройство происходил через люки, устроенные в корпусе субмарины (две горловины) и в днище шлюпки (еще две горловины). Сверху его закрывала выпуклая съемная крышка.

«Ныряльщик» планировалось вооружить пороховой миной, размещенной на железном шпироне длиной 4,5 метра и диаметром 30 см. Ее подрыв должен был происходить дистанционно от гальванической батареи. Вот как описывал это оружие журнал «Морской сборник» № 4 за 1864 год:

«В шпироне „Плонжера“, имеющим вид трубы, есть пустая отдельная часть, которую можно наполнять порохом или класть в нее зажигательную бомбу, приблизившись под водой к неприятельскому судну и пробив его, это пчелиное жало остается в неприятеле, а „Плонжер“ задним ходом быстро отдаляется, выпуская электрическую проволоку. Когда он в безопасном расстоянии — производится взрыв».

Однако в действительности «Ныряльщик» никакого вооружения не имел[77]. Его носовая оконечность заканчивалась острием, но приспособлений для крепления мины там не было. Указанное описание относится к первому варианту проекта Брюна и Буржуа, оставшемуся на бумаге. Решение проблемы вооружения конструкторы отложили на тот период, когда они завершат весь цикл испытаний своей субмарины.

Испытания, проведенные в 1863-64 гг., показали неплохие мореходные качества лодки. Она развивала ход до 5-и узлов на поверхности, до 4-х узлов под водой (хотя проект предусматривал 9 узлов). Запаса сжатого воздуха хватало не более чем на 3 часа плавания под водой (максимум 12 миль).

Мировая пресса уделяла этому кораблю большое внимание, называя его то «орудием истребления», то «страшным оружием», однако в действительности боевая эффективность «Ныряльщика» оказалась весьма низкой.

Его недостатки заключались в следующем:

1) Выход наружу отработавшего воздуха в виде кипящей массы пузырьков создавал на поверхности воды весьма заметный след, ясно указывавший на присутствие подводной лодки;

2) Несмотря на то, что резервуары сжатого воздуха занимали большую часть внутреннего объема корпуса, запас воздуха мог обеспечить судну только очень небольшой район действий при незначительной скорости;

3) Вооружение в виде шестовой мины являлось слишком слабым, трудно применимым и опасным для самого подводного судна;

4) На ходу лодка не держала заданную глубину погружения (дело в том, что эффективность действия горизонтальных рулей примерно пропорциональна квадрату скорости; на малых скоростях они не обеспечивают удержание лодки на заданной глубине).


Схема внутреннего устройства субмарины «Le Rongeur»

Среди различных новинок, примененных Брюном и Буржуа, особо следует отметить продувание водяного балласта сжатым воздухом для всплытия. Именно этот способ к концу XIX века стал основным на всех подводных лодках мира и употребляется до сих пор. Кроме того, перспективной была идея спасательного аппарата, отделяемого от корпуса и всплывающего на поверхность.

В дальнейшем архитектура «Ныряльщика» послужила образцом для Густава Зедэ, когда он проектировал свой «Угорь» с электромотором.

В июне 1867 г. «Ныряльщик» был превращен в наливную баржу. В этом качестве он служил 70 лет, настолько прочным был его корпус. Лишь в мае 1937 года он пошел на слом.

Оглавление книги


Генерация: 0.242. Запросов К БД/Cache: 3 / 1