Субмарина «Gustave Zede» (1893 г.)

Вдохновленный результатами испытаний «Угря», Густав Зедэ спроектировал большую подводную лодку с электрическим двигателем. Он назвал ее «Сирена» (Sirene). Лодку заложили в Тулоне в конце 1889 г., спустили на воду 1 июня 1893 г.

Однако достроить ее до конца Зедэ не удалось. Помимо судостроения, он по заданию морского министерства занимался экспериментами с ракетными (пороховыми) двигателями для торпед. Один из таких опытов в начале 1891 г. закончился гибелью конструктора. В память о нем «Сирену» переименовали в «Густав Зедэ», а постройку завершил инженер-кораблестроитель Гастон Ромацотти.

Новая субмарина отличалась от «Угря» в основном значительно увеличенными размерами. Цилиндрический бронзовый корпус имел длину 48,5 метров, наибольший диаметр 3,3 метра, надводное водоизмещение было 266 тонн, подводное 272 тонны. Бронза была избрана в качестве материала потому, что она не ржавеет и не влияет на работу компаса.

Набор корпуса состоял из 76 круговых шпангоутов, скрепленных продольными стрингерами. В продольном сечении линия киля поднималась до встречи с линией палубы (продольное сечение «Угря» было симметричным). Погружение и регулировка дифферента осуществлялось посредством приема воды в 4 ёмкости: две в центре корпуса (цистерны главного балласта) и две в оконечностях (дифферентные цистерны). Осушение цистерн производили два электрических насоса. Они же нагнетали воздух, необходимый для пуска торпед.

Первоначально лодка имела одну пару горизонтальных рулей — в корме. Рулевая башенка высотой 1,5 метра была снабжена частично убиравшимся перископом (диаметр 36,4 см в верхней части). Навигация осуществлялась с помощью магнитного компаса, а также гирокомпаса, соединенного с курсографом.

Вооружение состояло из одного носового трубного торпедного аппарата калибра 450 мм (с торпедой внутри) и двух запасных торпед. Перед пуском торпеды наружная крышка аппарата откидывалась. После пуска ее герметично закрывали, а воду удаляли путем продувания сжатым воздухом.

Аккумуляторная батарея фирмы Лоран-Сели из 720 элементов питала два электродвигателя фирмы Соттер-Тарле по 360 л. с., работавшие на один вал.

Субмарина «Gustave Zede» (1893 г.)

«Gustave Zede» на рейде Тулона

Вес аккумулятора составлял 13 тонн, двух электромоторов — 14 тонн. Они давали 250 оборотов в минуту, что должно было обеспечить скорость хода на поверхности воды до 15 узлов.

Экипаж насчитывал 9 человек (в том числе два офицера).

У этой лодки было несколько крупных и много мелких недостатков. Только после четырех лет переделок удалось добиться более или менее удовлетворительных эксплуатационных характеристик.

Во-первых, огромная батарея элементов оказалась чрезвычайно неудобной и сложной в обслуживании. Более того, она проявила тенденцию разряжаться сама собой. Однажды это вызвало взрыв и пожар, сильно повредившие лодку. Пришлось уменьшить батарею вдвое, до 360 элементов.

Во-вторых, лодка не могла удерживать под водой постоянную глубину погружения. Она непрерывно рыскала вверх-вниз. Амплитуда колебаний достигала при этом 18 метров! Пришлось поставить еще две пары горизонтальных рулей — в носу и в средней части корпуса. Лишь после этого колебания по глубине во время движения значительно сократились.

В-третьих, перископ первого образца давал очень неясное изображение.

В-четвертых, магнитный компас, гирокомпас и курсограф оказались ненадежными, несмотря на то, что корпус лодки был построен из немагнитного металла.

Субмарина «Gustave Zede» (1893 г.)

Экипаж «Gustave Zede» отдыхает

После всех доработок лодка развила под водой максимальную скорость 6,5 узлов (вместо проектных 12 узлов). На поверхности воды скорость полного хода достигла 9,2 узлов, хотя расчеты обещали 15 узлов. На испытаниях осенью 1898 г. она прошла в надводном положении от Тулона до Марселя, т. е. 41 милю (76 км) на 6 узлах. При этом заряда аккумуляторов хватало на обратный путь. Тем не менее, фактическая дальность плавания субмарины до полной разрядки батареи составляла лишь 85 миль (157,4 км) — вместо расчетных 175.

Несмотря на все это, подводная лодка «Gustave Zede» стала первой субмариной французского флота (и одной из первых в мире), имевшей реальное боевое значение. В декабре 1898 г. она успешно атаковала торпедами на рейде Тулона два броненосца, один из которых стоял на якоре, а другой шел со скоростью 9 узлов.

Вот как описал британский морской атташе имитацию атаки, целью которой являлся броненосец «Magenta», стоявший на якоре:

«Подводную лодку удалось заметить на удалении 3200 метров от броненосца. Сразу после этого человек, находившийся на ее палубе, спустился внутрь лодки, а палуба исчезла. Лодка погрузилась так, что из воды была видна только ее рубка. Когда расстояние сократилось до 1400 метров, исчезла и она. Теперь на поверхности воды был виден лишь пенный след от винта.

Затем рубка снова на мгновение появилась в 400 метрах от борта корабля. Видимо, командир субмарины определил дистанцию и уточнил курс. После этого он снова нырнул и с 250 метров выпустил торпеду, ударившую точно в середину корпуса „Magenta“. Тем временем „Zede“ прошел снизу под броненосцем и всплыл в 180 метрах с другой стороны корабля».

Субмарина «Gustave Zede» (1893 г.)

Схема устройства субмарины «Gustave Zede»

После этого испытания командир подводной лодки отметил в своем рапорте:

«Если бы неприятельская эскадра появилась в море перед Тулоном или попыталась бы овладеть Иерскими островами, то „Густав Зедэ“ вышел бы ей навстречу и мог бы выпустить торпеды в один или несколько вражеских кораблей».

В ходе маневров французского флота летом 1901 г. «Густав Зедэ» скрытно проник на рейд Аяччо (остров Корсика), где стояла эскадра, и 3 июля с дистанции 2 кабельтова (370 м) пустил торпеду в борт броненосца «Charles Martei». Эта внезапная атака произвела потрясающее впечатление на флотские чины.

Один адмирал позже вспоминал:

«Волосы встали у меня дыбом на голове при виде вынырнувшей лодки. Ничего подобного я себе не мог даже вообразить и теперь вполне понимаю, что броненосцы уже не единственные господа моря».

За 5 лет испытаний (1893–1898) и 10 лет службы (1898–1909) лодка выполнила около 2500 погружений без каких-либо инцидентов. Однако ее принципиальные недостатки оказались неустранимыми:

В надводном положении лодку заливала вода и она плохо всходила на волну. Открыть крышку входного люка в свежую погоду представлялось весьма рискованным делом.

Пользоваться перископом во время движения было невозможно, т. к. объектив захлестывали набегающие волны и потоки брызг.

Единственный торпедный аппарат не позволял атаковать вражеские корабли с серьезными шансами на успех.

Но самое главное то, что дальность плавания являлась недостаточной.

Похожие книги из библиотеки

Полуброненосные фрегаты типа “Дмитрий Донской”. 1881-1905 гг.

Книга посвящена двум крейсерам русского флота: “Дмитрию Донскому” и “Владимиру Мономаху” — кораблям, в конце 19-начале 20-го веков прошедшим через все океаны и погибшим в мае 1905 г. в Японском море.

Строительство и ввод в состав российского флота полуброненосных фрегатов “Владимир Мономах” и “Дмитрий Донской” ознаменовало важный этап в российском судостроении — переход к созданию серии кораблей крейсерского назначения. Корабли эти были добротно построены на российских верфях, представляли самостоятельный отечественный конструктивный тип и получили славные имена известных в отечественной истории великих князей.

Русская артиллерия [От Московской Руси до наших дней]

Артиллерию называют «богом войны». Она создана и поныне существует на перекрестке многих наук. Издавна повелось, что высокое звание «артиллерист» подразумевает осведомленность в точных науках, умение быстро и безошибочно принимать решения. В книге прослеживается путь развития мировой и русской артиллерии, рассказывается о выдающихся достижениях русских конструкторов, создававших грозную боевую технику.

Советские спецслужбы и Красная армия

Впервые, с использованием ряда неизвестных ранее документов, проведено комплексное исследование становления и развития советской военной разведки и военной контрразведки в годы Гражданской войны; впервые проанализированы организация и деятельность первого советского органа военной разведки, контрразведки и цензуры — Оперативного отдела Наркомвоена; история Курсов разведки и военного контроля, ставших первым органом по подготовке сотрудников спецслужб в России; «дело о шпионстве» одного из отцов-основателей ГРУ Георгия Теодори. На страницах книги рассматриваются: зарождение советских спецслужб и подготовка новой генерации их сотрудников, становление и развитие советских органов военной разведки и военной контрразведки. Основное внимание уделено эволюции организационной структуры и кадрового состава спецслужб.

АвтоНАШЕСТВИЕ на СССР. Трофейные и лендлизовские автомобили

С самого своего рождения отечественный автопром не был изолирован от остального мира – даже в наиболее сложные периоды истории, в разгар «холодной войны» и открытой конфронтации с Западом, иностранные машины составляли заметную часть автопарка СССР, активно использовались и в Советской Армии, и в народном хозяйстве. Речь прежде всего о сотнях тысяч автомобилей, полученных в годы Второй Мировой войны по ленд-лизу, а также о трофейной технике, захваченной у Вермахта и его союзников. Хотя в СССР об этом не принято было упоминать, трофейные и ленд-лизовские машины сыграли важную роль в развитии советской автомобильной промышленности, бурный прогресс которой в послевоенный период стал возможен благодаря тщательному изучению мирового опыта.

Много лет работая над этой темой, буквально по крупицам собрав и обработав колоссальный объем информации, автор впервые воссоздает подлинную историю этого автоНАШЕСТВИЯ на СССР, оставившего заметный след в судьбе отечественного автопрома.