5

Угрожающие конструкции пусковых установок по другую сторону Ла-Манша не долго оставались не замеченными разведкой союзников.

О стартовых площадках в Сиракуре и Лоттингхеме стало известно из фотоснимков 5 октября и 2 ноября, а о двух бункерах в Мартинвасте и Соттевасте рядом с Шербуром – 22 и 31 октября соответственно. О ракетном проекте «Визернес» сведения поступили в последнюю очередь, 5 ноября. Сфотографирована была даже странная площадка в Мимойеке.

В конце октября спешка со сбором разведданных, инициированная Сэндисом, окупилась: агент прислал детальное описание еще шести сооружений вблизи Аббевиля. Был выпущен приказ произвести повторную аэрофотосъемку всей Северо-Восточной Франции в радиусе 150 миль от Лондона, поскольку сооружение стартовых площадок могло начаться уже после последних аэрофотосъемок, состоявшихся в июне и июле.

Власти в Лондоне озаботились дополнительными мерами предосторожности. Герберт Моррисон и А.В. Александер настаивали, что следует немедленно предпринять срочные шаги, чтобы подготовиться к долгой «осаде» и контролировать отток беженцев из Лондона: в обычном порядке должна была работать только железная дорога. Поезда метро должны были без остановки проезжать через большинство станций, которые предполагалось использовать только в качестве бомбоубежищ. Моррисон потребовал держать 2700 полицейских в постоянной боевой готовности и обустроить находящиеся около Лондона пансионаты для приема полумиллиона беженцев. Комиссия под руководством сэра Финдлейтера Стюарта начала размышлять об инструкциях на тот случай, если бы в Лондоне разразилась паника.

Лорд Черуэлл считал, что шансы ракетной бомбардировки ничтожны. Он писал мистеру Черчиллю: «Поскольку я часто имел честь давать Вам научные консультации, может быть, стоит упомянуть тот факт, что я скептически настроен относительно возможности ракетной атаки».

Мистер Черчилль получил эту записку 2 ноября, вместе с отчетом Криппса, и заметил Криппсу, что теперь ему следует сосредоточиться не на научных теориях, а на поиске физических доказательств существования ракеты дальнего радиуса действия. В то же самое время Криппсу было приказано изучить информацию о существовании беспилотного самолета-снаряда и дистанционно управляемой планирующей бомбы, о существовании которых неоднократно предупреждал профессор Черуэлл.

Криппс рассудил, что было бы нецелесообразно вновь поднимать огромный массив документации. Более полезным было бы выслушать беспристрастное мнение экспертов относительно фотоснимков и данных разведки. Специально подобранные эксперты, в число которых входили доктор Р.В. Джонс, инженер Исаак Луббок и капитан авиации Кенни, были приглашены принять участие в заседании военного кабинета 8 ноября и «быть готовыми изложить ту часть информации, которая привлекла их внимание». В предложенной вниманию экспертов директиве содержалось четыре проблемы, заслуживающие «особого внимания» при расследовании. Эспертам предстояло решить, верно ли, что:

1. Информация о ракете является чистым плодом творчества германского министра пропаганды, предназначенным для укрепления морального духа германского народа.

2. Информация о ракете была целенаправленно подброшена нам с целью отвлечь внимание от чего– то еще.

3. Строительные работы в Северной Франции в действительности предназначены для совсем другой цели.

4. Немцам пока не удалось преодолеть технические проблемы, связанные с разработкой ракеты дальнего действия.

Тем временем Черуэлл направил мистеру Черчиллю записку следующего содержания: «Если сэр Стаффорд Криппс согласен принять уверения мистера Луббока, который до настоящего времени не демонстрировал блестящих успехов в ракетостроении, что тот может легко преодолеть все проблемы и не склонен принимать во внимание мнение доктора Кроу, на счету которого немало достижений в области ракетостроения и который считает, что снаряд, несущий определенную полезную нагрузку на определенное расстояние с требуемой точностью, не может быть разработан в настоящее время, тогда мне уже больше нечего добавить».

Сухой язык отчета Криппса не мог сравниться с убийственным красноречием лорда Черуэлла, который несколькими ловкими приемами поколебал аргументы Криппса.

Криппс в ответ заявил, что нет ничего невозможного в создании 60– или 70-тонной ракеты с 10-тонной боеголовкой, способной преодолеть 130 миль. Лорд Черуэлл прореагировал весьма резко:

– Теоретически возможно заставить ракету слетать на Северный полюс, при условии, что девять десятых ее веса составит вес топлива.

Однако произошедшие вскоре события застали профессора врасплох. 3 ноября были получены фотоснимки шести объектов, указанных французским агентом. На фотоснимках были обнаружены многочисленные небольшие сооружения, несколько напоминавшие поставленные стоймя лыжи. К утру 8 ноября количество обнаруженных с помощью аэрофотосъемки площадок с подобными конструкциями возросло до девятнадцати.

В то утро эксперты, участвовавшие в новом расследовании сэра Стаффорда Криппса, собрались на совещание. Криппс попросил быть консультантами комиссии инженера сэра Уильяма Стэниера и доктора Т.Р. Мертона.

Пристальное внимание было уделено германской пропаганде. Последовал вывод: если пропаганда не будет в течение шести месяцев подкреплена реальной атакой, это произведет необратимое влияние на моральный дух немцев. Упоминание о новом секретном оружии в начале мая 1943 года позволяло предположить, что немцы могут планировать атаку на декабрь 1943 года.

Нельзя было игнорировать информацию на аэрофотоснимках: семь огромных строительных площадок бункеров во Франции не наводили на мысль ни об одном из известных военных объектов. Все они появились примерно в одно время, все были расположены вблизи крупных железнодорожных веток, и большинство находилось на одной линии с Лондоном или Бристолем.

Когда Криппс спросил, обнаружены ли там какие-либо новые сооружения, подполковник авиации Кенделл ответил, что да, на снимках видны несколько новых площадок, на всех из них замечены странные сооружения, очертаниями напоминающие лыжу. Девятнадцать площадок уже были обнаружены в Па-де-Кале и на Шербурском полуострове, а в течение следующих нескольких дней могло быть обнаружено еще несколько новых площадок, поскольку аэрофотосъемка Северо-Восточной Франции пока не была закончена.

Криппс понял, что эта информация представляет огромную важность. Он объявил двухдневный перерыв в заседаниях, чтобы позволить дешифровщикам завершить изучение фотоснимков.

Второе заседание комиссии Криппса состоялось 10 ноября.

За время, прошедшее с прошлого заседания, было изучено большое количество фотоснимков. Было выявлено не менее двадцати шести «лыжных» площадок. Новые, сделанные с небольшой высоты, аэрофотоснимки сооружений подтверждали донесения французского агента.

Появились также доказательства того, что немцы проводят испытания беспилотного радиоуправляемого самолета, а одно из сообщений – возможно, перехват – позволило сделать вывод о совместных усилиях батареи, работавшей над «новым противовоздушным вооружением», и полка ПВО, работавшего над бомбами с дистанционным управлением, стратосферными снарядами и бактериологическим оружием.

16 ноября министр авиационной промышленности разослал свой второй отчет.

Двумя неделями раньше он подтвердил, что нет «ничего невозможного» в создании 60-тонной ракеты, несущей 10-тонную боеголовку на расстояние более 130 миль. Теперь он совершенно изменил свое мнение и заявил, что ракета «А-4» является наименее вероятной из четырех альтернативных форм бомбардировки дальнего действия.

Если говорить об этом с точки зрения вероятности, с чисто экспериментальных позиций, то этот список будет выглядеть так:

1. Крупные планирующие бомбы «Hs-293».

2. Беспилотный самолет.

3. Ракета дальнего действия, меньших габаритов, чем «А-4».

4. Ракета «А-4».

Однако здесь следует заметить, что под ракетой «А-4» Криппс имел в виду не 13-тонную ракету, каковой она в действительности являлась, а 70-тонную ракету, о которой сообщал немецкий штабной офицер 12 августа 1943 года.

Итак, в начале сентября расследование по беспилотному самолету было передано в руки министерства авиации, а мистер Сэндис продолжал изучать информацию по ракетной угрозе. Некоторое дублирование усилий было неизбежным, но если Сэндис согласился на это, то доктор Р.В. Джонс выступал против. Он считал, что все расследования должны находиться исключительно в компетенции научной разведки. Однако готов был принять любые решения кабинета, о чем сам заявил: «Мой отдел продолжит свою работу вне зависимости от того, какие комиссии будут создаваться параллельно, и будет думать только о безопасности нашей страны. Я уверен, что нам не будут препятствовать».

Похожие книги из библиотеки

Ракетный центр Третьего рейха. Записки ближайшего соратника Вернера фон Брауна. 1943–1945

Карьера профессионального ракетчика Дитера Хуцеля началась на немецком острове Узедом в Балтийском море в местечке Пенемюнде, где создавались совершенно новые типы оружия. Как молодой специалист по ракетостроению он был отозван с Восточного фронта и к концу Второй мировой войны стал главным помощником блестящего ученого, технического вдохновителя ракетного центра Вернера фон Брауна. Хуцель был очевидцем производившихся на острове разработок и испытаний, в частности усовершенствования грозной ракеты Фау-2 (оружия возмездия), которую называли «чудо-оружие Третьего рейха». Автор подробно рассказывает о деятельности исследовательского центра, о его сотрудниках, о работе испытательных стендов, об эвакуации центра и о своей миссии по сокрытию важнейших документов Пенемюнде от наступающих советских войск.

Эволюция вооружения Европы. От викингов до Наполеоновских войн

Книга известного ученого Джека Коггинса представляет подробнейший обзор эволюции вооружения Европы. Исследование включает историю развития оружия, обмундирования и классификацию военных чинов, характерных для ведущих мировых держав. Применение различных видов оружия рассматривается на примере ведения боя у викингов, испанцев, британцев, шведов и французов.

Перед читателем возникает целостная картина развития военного дела Европы, важным этапом которого стало появление огнестрельного оружия.

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.

Роль морских сил в мировой истории

Известный историк и морской офицер Альфред Мэхэн подвергает глубокому анализу значительные события эпохи мореплавания, произошедшие с 1660 по 1783 год. В качестве теоретической базы он избрал наиболее успешные морские стратегии прошлого – от Древней Греции и Рима до Франции эпохи Наполеона. Мэхэн обращает пристальное внимание на тактически значимые качества каждого типа судна (галер, брандер, миноносцев), пункты сосредоточения кораблей, их боевой порядок. Перечислены также недостатки в обороне и искусстве управления флотом. В книге цитируются редчайшие документы и карты. Этот классический труд оказал сильнейшее влияние на умы государственных деятелей многих мировых держав.