5

К концу года оптимизм германского Верховного командования испарился.

Каким-то образом в ставке фюрера получили совершенно ложное представление о степени готовности секретного оружия, и в результате 65-му армейскому корпусу 23 декабря было приказано готовить бомбардировку Англии, которая должна была начаться в середине января.

Генерал Хайнеманн ответил, что нет никакой возможности уложиться до этой даты.

Подобная реакция Хайнеманна возмутила Верховное командование. В своем личном дневнике Йодль набросал в день Рождества раздраженный комментарий, что два секретных оружейных проекта «попусту тратят наше время».

Гитлер, несомненно, надеялся, что своим наступлением он застанет союзников врасплох, и принудил из политических соображений организовать гибельное для них вторжение через Па-де– Кале, к которому он был хорошо подготовлен. 3 ноября он уже объявил: «Я решил укрепить оборону, в особенности в районе, из которого начнется наша бомбардировка Англии. Ибо именно там враг должен и начнет вторжение. И именно там – если я не заблуждаюсь – состоятся наши решающие сражения».

В декабре 1943 года 65-й армейский корпус предложил весьма амбициозную программу производства самолетов-снарядов на 1944 год. Массовое производство должно было начаться в январе, и выпуск должен был достигнуть 1400 снарядов, а затем увеличиться до 8000 в месяц начиная с сентября[11]. Пусковые установки уже стояли на позициях. Неспособность придерживаться утвержденных сроков казалась Йодлю необъяснимой.

Генерал фон Акстельм приказал доложить Герингу, что тот может рассчитывать на успешное выполнение планов 30 декабря. Единственная проблема, заявил он, заключается в трудности налаживания массового производства. Начальник штаба ВВС договорился с инженером ВВС Брее о том, что тот назовет Верховному командованию дату 4 января. В результате Верховное командование было твердо уверено, что наступление с помощью самолетов-снарядов могло начаться уже в середине февраля.

В конечном итоге Гитлер принял решение о нанесении массированного удара по противнику 15 февраля 1944 года, всего через шесть недель, и это, как сокрушался потом фельдмаршал Мильх, несмотря на то, что «было уже совершенно ясно, что к январю добиться выпуска 1400 снарядов невозможно…». (В действительности в январе не было произведено ни одного снаряда.) Наступление, приказал Гитлер, должно начаться с внезапного удара по Лондону; одновременно отдельные бомбы должны сбрасываться также и на другие города. Гитлер даже порекомендовал начать массовое наступление «в одиннадцать часов туманным утром».

В своем дневнике Йодль с энтузиазмом отметил: «Девиз операции? Это только начало!»

К тому времени части полковника Вахтеля были полностью обустроены во Франции. К 25 февраля следовало выпустить первые 95 новых, более простых катапульт, чтобы заменить те, что находились на разбомбленных площадках. Он прекрасно понимал, что противник продолжит атаковать площадки до тех пор, пока не уничтожит все. Он не собирался транспортировать эти новые, только что собранные катапульты на стартовые площадки до самого последнего момента перед наступлением: для сборки катапульт на месте требовалось всего от шести до восьми дней. Он также увеличил складские объемы: было оборудовано восемь «центров снабжения», в каждом из которых хранилось до 250 самолетов-снарядов, в свою очередь поставлявшихся из трех перевалочных пунктов снабжения. Несколько пещер вблизи Крейля, Шартра и Ле-Мана были оборудованы для хранения 5000 бомб. Все должно было быть готово к середине марта – концу апреля 1944 года.

С конца февраля было покинуто 96 «лыжных» площадок, однако Вахтель принял решение снова ввести их в действие, чтобы отвлечь внимание от сооружения новых, «модифицированных» площадок, где на работах были заняты только немцы и пленные. Эти площадки союзникам не так легко было бы обнаружить.

5 января фюрер пригласил к себе доктора Геббельса, чтобы обсудить с ним предстоящее наступление.

«Фюрер и я, – вспоминал Геббельс, – наметили на карте Лондона наиболее привлекательные цели. В Лондоне населения в два раза больше, чем в Берлине. В течение трех с половиной лет они не слышали сирен. Представьте себе, какое ужасное пробуждение их ждет! Нашему оружию нет равных, оно беспрецедентно. От него нет защиты, нет предупреждения. Бах! Оно обрушивается на ничего не подозревающий город! Я не могу представить себе более разрушительную для их морального духа атаку…»

Гитлер решил, что наступление должно начаться в течение ближайших недель, сначала с обычных бомбежек, затем в дело вступит оружие дальнего радиуса действия. «Битва, в которой обе стороны расквашивают себе носы, далеко не так забавна, как та, в которой взбучку получает только одна сторона».

С самого начала американцев не посвящали в детали угрозы секретного оружия. Только 20 декабря 1943 года американский Объединенный комитет начальников штабов обсудил имеющуюся у разведки информацию. Среди наиболее тревожных сообщений было одно от американских ВВС. Оно говорило о том, что в своем наступлении на Лондон немцы могут использовать бактериологическое оружие, отравляющий газ или новейшую взрывчатку «невероятной разрушительной силы».

По предложению генерала Джорджа С. Маршалла был создан специальный комитет по анализу существующей информации о секретном оружии и выработке мероприятий по его нейтрализации. Первое заседание комитета состоялось 6 января. Председательствовал на нем генерал-майор Стивен Генри.

В зловещем молчании Лондона американцы видели лишь нежелание раскрывать истинную природу угрозы, на самом деле куда более серьезную, чем это представлялось ранее. 14 января Маршалл писал фельдмаршалу сэру Джону Диллу: «Предварительная работа комиссии показывает: мы не можем оказать полную поддержку этому проекту, в особенности в том, что касается контрудара, до тех пор, пока мы не получим полную информацию о желании Британии сотрудничать с нами».

В то время мистер Черчилль находился в Марракеше, где поправлялся от пневмонии. 5 января генерал Джекоб Деверс прибыл туда для переговоров по поводу планирования операции «Оверлорд» – высадки союзников в Нормандии. Через четыре дня во время беседы с Черчиллем он упомянул о возможности существования германской бомбы, которая при взрыве испускает некоторое количество радиоактивного вещества, вызывая массовую гибель людей. По его словам, американцы провели в этом направлении много экспериментов, поэтому вполне вероятно, что немцы также достигли успеха.

«Все это кажется странным, – телеграфировал премьер-министр лорду Черуэллу. – Не знаю, не спутал ли он возможные последствия по тому делу Андерсона (я забыл его кодовое название)». Сэр Джон Андерсон был ответственным с британской стороны за проект атомной бомбы «Тьюб Эллойз».

4 января бригадир Напье из министерства военного снабжения, который был направлен в Вашингтон, чтобы обсудить там американские ракетные разработки, был проинформирован доктором Ванневаром Бушем, что немцы, возможно, могут использовать свои снаряды дальнего радиуса действия для бактериологической войны: очень небольшая боевая часть у такого дорогостоящего снаряда не могла иметь другого объяснения. Американская разведка получила несколько донесений, в соответствии с которыми немцы «переоборудовали сорок из своих самых крупных сахарорафинадных заводов в лабораторные цеха для производства бактериального фермента».

Маршалл не сомневался в достоверности этих донесений и считал, что угроза начала бактериологической войны вполне реальна. Узнав об этом, британские начальники штабов сочли, что американцы просто позволили разгуляться своему воображению из-за отсутствия конкретных разведданных из Лондона. Во избежание этого Исмей распорядился, чтобы американцы получали копии всех документов, связанных с операцией «Арбалет».

Тем временем начальники штабов провели с разработчиками операции «Оверлорд» совещание, на котором обсуждался вопрос: не следует ли в связи с угрозой немецкого наступления, в котором противник планировал использовать секретное оружие, радикально пересмотреть план высадки десанта союзных войск. 20 декабря генерал-лейтенант сэр Фредерик Морган вынес свой вердикт: он считал нецелесообразным на данном этапе вносить серьезные изменения в план операции «Оверлорд». Решение следовало принять незамедлительно только в случае, если подготовка «Оверлорда» переносилась в графства, расположенные к юго-западу от Лондона.

Лорд Черуэлл не разделял всеобщих тревог относительно скорого наступления противника. По его мнению, противник никак не мог к концу года добиться запуска 45000 беспилотных самолетов в месяц со 150 «лыжных» площадок, которые разведка все еще надеялась обнаружить во Франции. Черуэлл считал, что немцы могли наладить производство лишь 1500 снарядов в месяц, и если рассматривать угрозу в правильной перспективе, то «один средний лондонец мог пережить один взрыв самолета-снаряда в неделю». В свою очередь, и воздушная разведка выпустила доклад с расчетами по эффективности секретного оружия противника. Начальники штабов сравнили эти расчеты с выкладками лорда Черуэлла и, к вящему удовольствию профессора, оценке воздушной разведки предпочли его оценку, которая «представлялась более точной».

Что касается «лыжных» площадок, то тут лорд Черуэлл отметил, что, поскольку немцы не слишком активно занимаются восстановлением поврежденных в результате бомбардировок стартовых площадок, это может означать, что у них есть другие, более важные проблемы. В частности, это могло говорить о наличии технических проблем, решение которых, по-видимому, отнимало у немцев гораздо больше времени и сил, чем предполагалось.

Похожие книги из библиотеки

Эволюция вооружения Европы. От викингов до Наполеоновских войн

Книга известного ученого Джека Коггинса представляет подробнейший обзор эволюции вооружения Европы. Исследование включает историю развития оружия, обмундирования и классификацию военных чинов, характерных для ведущих мировых держав. Применение различных видов оружия рассматривается на примере ведения боя у викингов, испанцев, британцев, шведов и французов.

Перед читателем возникает целостная картина развития военного дела Европы, важным этапом которого стало появление огнестрельного оружия.

Роль морских сил в мировой истории

Известный историк и морской офицер Альфред Мэхэн подвергает глубокому анализу значительные события эпохи мореплавания, произошедшие с 1660 по 1783 год. В качестве теоретической базы он избрал наиболее успешные морские стратегии прошлого – от Древней Греции и Рима до Франции эпохи Наполеона. Мэхэн обращает пристальное внимание на тактически значимые качества каждого типа судна (галер, брандер, миноносцев), пункты сосредоточения кораблей, их боевой порядок. Перечислены также недостатки в обороне и искусстве управления флотом. В книге цитируются редчайшие документы и карты. Этот классический труд оказал сильнейшее влияние на умы государственных деятелей многих мировых держав.

Авиация Красной армии

В краткой энциклопедии летательных аппаратов, разрабатывавшихся в СССР накануне и во время Второй мировой войны и состоявших на вооружении Красной армии, представлены проекты самолетов (в том числе двухбалочных и двухфюзеляжных «бесхвосток» и «летающих крыльев»), самолетов-снарядов, составных самолетов, вертолетов, автожиров, планеров, конвертопланов, кольцепланов, аппаратов на воздушной подушке, крылатых ракет и т. д. Рассмотрены аппараты, строившиеся серийно или опытными партиями, принимавшие участие в боевых действиях или вспомогательных операциях. Рассказано также об опытных машинах, запланированное производство которых было прервано окончанием войны, машинах, которые по тем или иным причинам не производились серийно, полученным по ленд-лизу трофейным самолетам и самолетам лицензионной постройки, принятым на вооружение.

В книге приведены основные характеристики летательных аппаратов и сведения о боевых операциях, в которых они применялись. Книга снабжена большим количеством иллюстративного материала и предназначена для широкого круга читателей.

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.