11

И все же к весне 1944 года немцы добились существенного прогресса в работе над «Фау-3» – фантастическим третьим проектом секретного оружия Германии. Некоторые эксперты, правда, предполагали, что «насос высокого давления» Адольфа Гитлера никогда не существовал в действительности, но после войны Альберт Шпеер заявил, что финальные испытания, проведенные в Северной Германии, подтвердили реальность осуществимости проекта.

Очень немногие знали об этом секретном оружии. Генерал Лееб, например, узнал о нем только благодаря случайности во время визита на французское побережье, где шло сооружение подземных цехов. Генерал Буле слышал лишь «об огромном орудии со стволом в четыреста футов, которое предназначается для обстрела Лондона», однако он неверно полагал, будто оружие находится в Ваттене.

В действительности же оно находилось в Мимойеке, едва ли в пяти милях от побережья Ла– Манша и всего в девяноста пяти милях от центра Лондона. Местоположение этого комплекса было одобрено Гитлером вскоре после августовского воздушного налета на Пенемюнде. Первоначально предполагалось оборудовать две смежные орудийные площадки, каждая из которых должна была состоять из двадцати пяти стволов длиной 416 футов, укомплектованных в батареи по пять орудий. Весь орудийный комплекс должен был находиться в наклонной забетонированной шахте, вырубленной в известняке. Все шахты были нацелены на центр Лондона.

Мимойек был атакован 9-й воздушной армией в ноябре, и вскоре наполовину освоенную шахту пришлось покинуть. Но даже в этом случае оставшихся двадцати пяти стволов должно было хватить, чтобы выпускать на Лондон по одному снаряду каждые двенадцать секунд. Британские дешифровщики аэрофотоснимков, которые обнаружили ложные стога сена, прикрывавшие дула орудий, не имели представления о размерах подземных выработок: был вырыт лабиринт из соединяющихся туннелей и галерей около 100 футов глубиной, обслуживаемый железнодорожной линией, там должны были располагаться орудийные расчеты, хранилище боеприпасов и цейхгауз для «насоса». Ниже этого уровня была вырыта еще одна пещера глубиной 250 футов, в которой предполагалось разместить зарядные каморы двадцати пяти орудийных стволов.

Уже были изготовлены бетонная плита толщиной 18 футов с пятью узкими щелями для орудийных стволов, а также стальные двери толщиной 16 дюймов для защиты орудийного комплекса, так что на поверхности должны были остаться лишь шестидюймовые отверстия для стволов. Более 5000 инженеров к весне 1944 года завершили сооружение большей части потрясающего лабиринта туннелей, из которого в конце лета планировалось начать обстрел Лондона.

Однако ситуация с разработкой «насоса» была осложнена его же творцами. Главный инженер Кондерс предложил использовать стандартный снаряд, производимый его фирмой «Рёхлинг», около десяти футов длиной и калибром четыре с половиной дюйма. Это был снаряд с оперением, весом около 300 фунтов, из которых 50 фунтов приходилось на боеголовку со взрывчатым веществом. Четыре подвижных стабилизатора сначала должны были прилегать к корпусу снаряда, а затем расправляться, когда снаряд покидал ствол орудия.

В конце сентября 1943 года Шпеер доложил Гитлеру, что предварительные испытания опытного образца уменьшенного масштаба дают возможность обеспечить разработку полномасштабной версии в Хиллерслебене и Мисдрое, на острове в Балтийском море вблизи Пенемюнде. 14 октября Гитлер предложил использовать для атаки на Лондон зажигательные боеголовки.

Пять спустя дней в Хиллерслебене начались полномасштабные огневые испытания, выявившие, что, хотя на малой скорости снаряд «Рёхлинг» в целом показал себя удачно, стабилизаторы его иногда вибрировали. Тем не менее, было дано добро на начало поточного производства снаряда.

Первые выпущенные снаряды достигли скорости полета 3300 футов в секунду – около двух третей скорости, необходимой, чтобы снаряд, выпущенный из Мимойека, достиг Лондона. Изобретатели оружия не сомневались, что к тому времени, как они усовершенствуют конструкцию снаряда, необходимая дальность полета будет достигнута.

Гитлер ознакомился с отчетом об испытаниях, проведенных 18 и 19 января с «насосом», и самонадеянно приказал Зауру увеличить производство оружия с 2500 до 10 000 снарядов в месяц. Только 22 марта во время катастрофических огневых испытаний в присутствии генерала Лееба и генерал-лейтенанта Шнайдера стало очевидным, что 300-фунтовый снаряд не будет баллистически устойчивым. Все образцы, сконструированные изобретателем оружия, главным инженером Кондерсом, «заваливались» при скорости выше 3300 футов в секунду. К тому времени с конвейера сошло 20 000 снарядов.

На совещании в тот день Шнайдер заметил, что эксперты-баллистики могли бы быть привлечены на более ранней стадии разработки оружия, и это принесло бы большую пользу. Теперь, когда уже понесены определенные расходы, им надо постараться сделать все, что в их силах, а пока несколько притормозить производство и сконцентрироваться на работе над самим подземным комплексом в Мимойеке, чья стоимость была удвоена благодаря тому, что де Буше настоял на сооружении жилых помещений, кухонь, силовых установок, вентиляторов и прочих вспомогательных объектов.

Все знали, что о провале не может быть и речи: среди старших офицеров Мимойека на следующий день темой разговоров в основном было: «Кто скажет фюреру, если выяснится, что у этого оружия нет никаких перспектив?»

Чуть позже в штаб-квартире фюрера генерал Буле и Заур рекомендовали ограничить производственную программу пока что тремя орудиями, которые будут в состоянии выпускать до 5000 снарядов в месяц. Несколько дней спустя профессор В. Озенберг пригласил геттингенского эксперта по баллистике, профессора Вальхнера, чтобы навести справки о «насосе высокого давления». Тот подтвердил, что задуманное вполне возможно, о том же свидетельствовали испытания в аэродинамической трубе.

Огневые испытания снарядов, разработанных методом проб и ошибок, избранным изобретателями оружия, тем временем продолжались. В Мисдрое пробовались различные экспериментальные типы снарядов, в частности сконструированный Кондерсом новый снаряд с шестью неподвижными стабилизаторами, шесть других фирм, включая «Шкоду», предложили свои образцы. Было решено сначала провести запуски тех снарядов, которые наименее всего способны были разорвать ствол орудия. Весьма благоразумная мера предосторожности, поскольку после двадцати пяти снарядов, выпущенных в море, две секции орудийного ствола действительно разорвались, приостановив дальнейшие испытания. Снаряд Кондерса пролетел всего лишь 27 миль. Хотя виной всему было, по всей вероятности, плохое качество работы на заводе «Рёхлинг», который производил орудийные стволы. Эта неудача практически положила конец проекту по созданию «насоса высокого давления».

Вальхнер доложил, что изобретатели игнорировали «самые элементарные законы физики». Он сказал представителю Озенберга в Мисдрое: «Пока что в конструировании снарядов допускаются грубейшие промахи. Это будет работать, только если они призовут на помощь немного логики…»

4 мая в Берлин на большое совещание собрали 100 инженеров, работавших над проектом; обсуждалась возможность закрытия всего проекта. Все еще не могли решить, как сообщить обо всем Гитлеру. Главный инженер Кондерс вынужден был признать, что он ошибся, и это признание в конечном итоге спасло оружие.

Профессор Озенберг настаивал на том, чтобы незамедлительно проинформировать обо всем фюрера. Заместителю Гитлера Мартину Борману он написал длинное и довольно едкое письмо. В письме он проводил параллели между неудачами в проекте «А-4» и «насосом высокого давления». В частности, он писал: «По моему мнению, проект «насос высокого давления» следует считать провалом в том, что касается конструкции орудийного ствола, снаряда и эффективного расхода топлива. Наем рабочей силы в текущем масштабе не может быть оправдан. (Только на побережье Ла– Манша на сооружении орудийного комплекса и бункеров все еще заняты около 5000 рабочих.)

Наряду с программой «А-4» в Пенемюнде проект «насос», второе важное орудие для так называемого «удара возмездия», также свелся к нулю из-за вопиющей некомпетентности руководителей проекта». Только сам ход войны, заключал профессор, и «страхи о выживании нашей нации» сподвигли его на эту суровую критику.

Письмо от такого авторитетного ученого, как Озенберг, не могло быть проигнорировано. 1 июня 1944 года Пенемюнде было преобразовано в общество с ограниченной ответственностью. Полковник Занссен, комендант Пенемюнде, был уволен. Департамент Дорнбергера был передан генерал-майору Россманну, инженеру, который, хотя и не имел отношения к ракетному проекту, сделал многое, чтобы отследить ошибки, которые приводили к загадочным «взрывам в воздухе», все еще задерживающим развитие проекта.

Сооружение бункера в Мимойеке должно было быть завершено к концу сентября. Несмотря на сомнения Озенберга, наблюдавшийся прогресс делал успех предприятия весьма вероятным. Сам Озенберг предложил простое усовершенствование боковых камер орудия, чтобы уменьшить расход взрывчатки. Вальхнер начал работать над конструкцией аэродинамически более совершенного снаряда, и геттингенские эксперты питали некоторую надежду, что для «насоса» может быть создан снаряд без стабилизаторов.

Озенберг одолжил проекту трех высококвалифицированных инженеров для работы над конструкцией снаряда, были привлечены инженеры-металлурги для консультирования Кондерса по части производства орудийных стволов.

Из-за того, что эти эксперты не были задействованы уже на ранней стадии проекта, Германия потеряла, как было подсчитано в конце мая, шесть месяцев.

Между тем проект все-таки продолжал прогрессировать. Между 20 и 24 мая в Мисдрое была проведена четвертая серия испытаний. Теперь длина орудия была немного уменьшена. Всего испытанию подверглись восемь различных снарядов от 170 до 280 фунтов весом. Результаты, достигнутые во время испытаний, впервые дали надежду ожидать, что проектные требования будут удовлетворены.

Небольшой снаряд легко пролетал 55 миль. Этот снаряд был произведен фирмой Витковица и спроектирован доктором Атеном, который следовал аэродинамическим принципам, установленным в знаменитом Пенемюндском центре. Если начальная скорость снаряда была бы увеличена до 5000 футов в секунду, Лондон как раз оказался бы в пределах досягаемости снаряда[12].

Шпеера заверили, что снаряды Витковица определенно в состоянии покрыть необходимое расстояние в 95 миль. 24 мая Шпеер доложил об этом Гитлеру. Последний объявил, что желал бы продолжения испытаний как для предлагаемой «английской пушки», так и для «других целей», которые он не уточнил.

Похожие книги из библиотеки

Авиация Красной армии

В краткой энциклопедии летательных аппаратов, разрабатывавшихся в СССР накануне и во время Второй мировой войны и состоявших на вооружении Красной армии, представлены проекты самолетов (в том числе двухбалочных и двухфюзеляжных «бесхвосток» и «летающих крыльев»), самолетов-снарядов, составных самолетов, вертолетов, автожиров, планеров, конвертопланов, кольцепланов, аппаратов на воздушной подушке, крылатых ракет и т. д. Рассмотрены аппараты, строившиеся серийно или опытными партиями, принимавшие участие в боевых действиях или вспомогательных операциях. Рассказано также об опытных машинах, запланированное производство которых было прервано окончанием войны, машинах, которые по тем или иным причинам не производились серийно, полученным по ленд-лизу трофейным самолетам и самолетам лицензионной постройки, принятым на вооружение.

В книге приведены основные характеристики летательных аппаратов и сведения о боевых операциях, в которых они применялись. Книга снабжена большим количеством иллюстративного материала и предназначена для широкого круга читателей.

Пистолеты и револьверы. Выбор, конструкция, эксплуатация

В книге изложены история, конструктивные и эксплуатационные особенности наиболее интересных и выдающихся образцов автоматических пистолетов и револьверов – от самого зарождения этого класса оружия до наших дней. Книга рассчитана не на профессионалов стрелкового дела, а на тех мужчин, кто хочет вступить в «оружейный мир» уже вооруженный знаниями – об оружии, его истории, удобстве использования и предназначении.

Кроме того, книга поможет определиться тем, кто в данный момент выбирает для себя гражданское оружие самообороны, и сделать выбор, который, возможно, однажды спасет вам жизнь.

АвтоНАШЕСТВИЕ на СССР. Трофейные и лендлизовские автомобили

С самого своего рождения отечественный автопром не был изолирован от остального мира – даже в наиболее сложные периоды истории, в разгар «холодной войны» и открытой конфронтации с Западом, иностранные машины составляли заметную часть автопарка СССР, активно использовались и в Советской Армии, и в народном хозяйстве. Речь прежде всего о сотнях тысяч автомобилей, полученных в годы Второй Мировой войны по ленд-лизу, а также о трофейной технике, захваченной у Вермахта и его союзников. Хотя в СССР об этом не принято было упоминать, трофейные и ленд-лизовские машины сыграли важную роль в развитии советской автомобильной промышленности, бурный прогресс которой в послевоенный период стал возможен благодаря тщательному изучению мирового опыта.

Много лет работая над этой темой, буквально по крупицам собрав и обработав колоссальный объем информации, автор впервые воссоздает подлинную историю этого автоНАШЕСТВИЯ на СССР, оставившего заметный след в судьбе отечественного автопрома.

Великие танковые сражения. Стратегия и тактика. 1939-1945

Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.