13

К концу мая 1944 года стало ясно, что в конструкции ракеты «А-4» все еще много дефектов, вызванных преждевременной передачей ракеты в массовое производство. Был сооружен завод, способный выпускать около 700 «А-4» в месяц. Один ракетный дивизион был уже подготовлен, другой заканчивал подготовку. Бункер в Визернесе успешно совершенствовался, во Франции были подготовлены многочисленные небольшие стартовые площадки, вместе с тщательно продуманной организацией системы их обеспечения.

Лишь разработка самой ракеты была еще не завершена, и это делало высокий уровень выпуска невозможным. Постоянно переконструировались станки, разрабатывались новые спецификации. Огромный запас устаревших компонентов нужно было как-то утилизировать и налаживать выпуск более совершенных узлов. Бурный поток всяческих модификаций постоянно наводнял известняковые галереи завода в Нордхаузене и стал ночным кошмаром для плановиков производства.

Генерал-майор Дорнбергер тем временем все еще боролся с проблемой «взрыва в воздухе» в Близне. «Наша главная проблема, – иронически заметил он в мае, – доставить ракету к цели в целости и сохранности…» Вплоть до середины марта 1944 года лишь 26 из 57 ракет, испытанных в Близне, нормально функционировали при отрыве от земли. Из этих ракет только четыре достигли намеченной цели невредимыми, остальные взорвались высоко в воздухе.

Однажды, когда фон Браун посетил Близну, двигатель ракеты преждевременно отключился, и ракета начала падать прямо на стартовую площадку. Только то, что ракета взорвалась в нескольких тысячах футов над землей, спасло фон Брауну жизнь. Произошло это по причине дефекта в электрике. Фон Браун позднее сказал, что «большинство неудач происходят по вине персонала». В качестве примера он привел случай, когда ракеты, выпущенные в Близне, не смогли выйти на заданную траекторию и вместо этого устремились прямо в стратосферу. Дорнбергер, профессиональный военный, так не считал: ему представлялось более вероятным, что корень всех неудач лежит в неверной производственной технологии в Нордхаузене. Только в конце апреля, утверждал он, выпуск «А-4» стал удовлетворять его требованиям. Тут «Центральные заводы» могли бы напомнить Дорнбергеру, что профессор фон Браун первоначально обещал, что вся техническая документация серии «В» будет готова к 30 мая прошлого года…

В результате несогласованности действий ракетных инженеров и промышленных экспертов поточное производство серии ракет «В» так и не смогло достичь поставленных целей: согласно документам, в январе 1944 года из Нордхаузена было отгружено всего 86 ракет «А-4» (вместо 300 запланированных). В марте 170 ракет сошли с конвейера. В следующем месяце Карл Отто Заур потребовал увеличения ежемесячного выпуска до 1000 единиц. Заватцки, блестящий плановик, обратился в СС с просьбой предоставить еще 1800 заключенных для компенсирования нехватки рабочей силы вследствие ее стремительной убыли.

На представительном совещании ракетных экспертов и инженеров 6 мая генеральный директор заявил, что в минувшем месяце была собрана 301 ракета. Однако, судя по документам, в апреле лишь 253 ракеты сошли с конвейера. По заверениям директора завода, апрельское отставание будет наверстано в мае, когда планировалось выпустить уже 450 ракет.

Он почти сдержал свое слово: снабжение сырьем улучшилось, и «Центральные заводы» недобрали до обещанной цифры лишь 13 ракет.

То, что «Центральные заводы» сумели выполнить все принятые на себя обязательства, позволяло их инженерам упрекать ученых из Пенемюнде в недальновидности и незнании технологии поточного производства. Теперь, весной 1944 года, Германия платила за упорное нежелание генерала Дорнбергера сотрудничать с Герхардом Дегенколбом, директором Особого комитета по «А-4».

Проблема взрывов ракет в воздухе продолжала омрачать всю испытательную программу. Первоначально Дорнбергер верил, что топливный бак взрывается при входе ракеты в плотные слои атмосферы. По мнению фон Брауна, взрывался резервуар со спиртом. Дорнбергер упрекал директора Фигге, председателя комитета по снабжению, за никудышное качество работы над топливными баками.

Фигге сократил выпуск топливных баков и доложил о «фундаментальном улучшении качества». Однако взрывы ракет продолжались.

Однако Дорнбергер пришел к заключению, как он доложил в мае, что «с аэродинамической точки зрения ракета превзошла наши ожидания». Генерал-майор Россманн не преминул ядовито заметить: не пришло время делать подобные заявления, ведь в Пенемюнде не начались еще экспериментальные запуски на дальность полета…

По мысли Россманна, проблема взрывов в воздухе могла быть быстро решена помещением в районе цели наблюдателей; они увидели бы, что именно происходит с ракетой. Дорнбергер последовал этому совету и на основании своих собственных наблюдений сделал впоследствии решающий вывод по изменению конструкции ракеты, который и решил проблему.

К этому времени в Близне завершилось сосредоточение материально-технического снабжения и подготовка ракетных частей. Оптимистично настроенный генерал-лейтенант Метц, командующий германскими ракетными войсками, заявил после учений, что есть весьма реальные перспективы начать операцию в сентябре. Гитлер, чье внимание снова было приковано к проекту «А-4», предложил добавить в ее боеголовку зажигательное средство, разработанное СС.

В середине мая 1944 года Верховное командование решило, что самолет-снаряд находится ближе всего к боевому дебюту.

16 мая фельдмаршал Кейтель сочинил текст приказа фюрера о бомбардировке Англии, и в особенности Лондона: атака самолетов-снарядов должна была быть скоординирована с воздушным налетом и сбросом зажигательных бомб, а также с артиллерийским обстрелом городов, находящихся в пределах досягаемости континентальных орудий. Операция должна была начаться с ожесточенной атаки на Лондон в «середине июня».

После этой атаки всю ночь планировали продолжать сокрушительный обстрел с периодическими запусками самолетов-снарядов. Если плохая погода затруднит оборону противника, атака могла быть продолжена также и в дневные часы. Гитлер потребовал создать тактический запас из 600 самолетов– снарядов, которые были бы выпущены только по экстренному приказу Верховного командования. Он проницательно заключил:

– Все подготовительные мероприятия должны проводиться с учетом того, что транспортные коммуникации, ведущие к стартовым площадкам, могут подвергнуться массированным атакам противника и быть разрушены.

Четыре дня спустя полковник Вахтель отвел войска от ложных стартовых площадок и перебросил их на хорошо закамуфлированные настоящие площадки. Дорого обошедшиеся и теперь совершенно бесполезные «лыжные» площадки были заминированы и покинуты. Они свою роль выполнили.

После поступления сигнала о начале наступления Вахтелю давалось не более шести дней для установки сборных катапульт на новых площадках.

«За прошедшие месяцы, – писал он 2 июня, – мы стали свидетелями безжалостной, ожесточенной битвы с врагом… в это короткое временное затишье борьба вступает в свою решающую фазу. Большой вопрос: будем ли мы первыми, кто откроет огонь? Или противник пересечет Ла-Манш до того?»

В его полку не было ни одного человека, который не знал бы ответа на эти вопросы. Атака самолетов-снарядов подавила бы высадку противника в зародыше.

Похожие книги из библиотеки

Снайперская война

Впервые в отечественной литературе!

Глубокое исследование снайперской войны на протяжении двух столетий – с позапрошлого века до наших дней. Анализ развития снайперского дела в обеих мировых войнах и многочисленных локальных конфликтах, на поле боя и в тайных операциях спецслужб. Настоящая энциклопедия снайперского искусства – не ремесла, а именно искусства! – ведь точность выстрела зависит от десятков факторов: времени суток и температуры воздуха, скорости и направления ветра, расстояния до цели, как падет свет, куда перемещаются тени и т. д., и т. п. Исчерпывающая информация о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем самого жестокого из воинских искусств.

Советские танковые армии в бою

Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.

АвтоНАШЕСТВИЕ на СССР. Трофейные и лендлизовские автомобили

С самого своего рождения отечественный автопром не был изолирован от остального мира – даже в наиболее сложные периоды истории, в разгар «холодной войны» и открытой конфронтации с Западом, иностранные машины составляли заметную часть автопарка СССР, активно использовались и в Советской Армии, и в народном хозяйстве. Речь прежде всего о сотнях тысяч автомобилей, полученных в годы Второй Мировой войны по ленд-лизу, а также о трофейной технике, захваченной у Вермахта и его союзников. Хотя в СССР об этом не принято было упоминать, трофейные и ленд-лизовские машины сыграли важную роль в развитии советской автомобильной промышленности, бурный прогресс которой в послевоенный период стал возможен благодаря тщательному изучению мирового опыта.

Много лет работая над этой темой, буквально по крупицам собрав и обработав колоссальный объем информации, автор впервые воссоздает подлинную историю этого автоНАШЕСТВИЯ на СССР, оставившего заметный след в судьбе отечественного автопрома.

Война. Полная энциклопедия.

Энциклопедия Ричарда Эрнеста и Тревора Невитта Дюпюи – всеобъемлющее справочное издание, отображающее эволюцию военного искусства от Античности до наших дней. В одном томе собран и систематизирован богатейший материал: колоссальный объем архивных документов, редкие карты, сводки статистических данных, выдержки из научных трудов и детальные описания величайших сражений.

Для удобства пользования энциклопедией история человечества условно разделена на двадцать две главы, каждая из которых посвящена временному периоду с 4-го тысячелетия до нашей эры до конца XX века. Очерки, предваряющие главы, содержат сведения о принципах тактики и стратегии того или иного периода, особенностях вооружения, развитии военно-теоретической мысли и выдающихся военачальниках эпохи. Энциклопедия содержит два указателя: упомянутых в тексте имен, а также войн и значимых вооруженных конфликтов. Все это поможет читателю воссоздать и воспринять историческое полотно в целом, разобраться в причинах той или иной войны, проследить ее течение и оценить действия полководцев.