4

В пять часов 19 июня специальный подкомитет по операции «Арбалет», созданный при кабинете военного времени, провел свое первое заседание. На нем присутствовали начальники штабов, заместитель Эйзенхауэра Теддер и лорд Черуэлл. Премьер-министр решил, что серьезность ситуации служит достаточным основанием для учреждения нового небольшого комитета с самыми широкими полномочиями для выработки и координации контрмер. На следующий день он объявил, что председателем комитета назначается мистер Дункан Сэндис.

В тот момент Сэндис обследовал гавань Мал– берри у Ла-Манша. Телеграмма от мистера Черчилля заставила его взойти на борт линкора и поспешить в Англию. Прошло уже семь месяцев с того дня, как он официально ушел с поста руководителя расследования, предметом которого служило секретное оружие нацистов. К счастью, он продолжал получать донесения разведки относительно этих разработок. Теперь он снова встал во главе расследования[15].

Сэндис воспринял поручение, данное ему премьер-министром, как установку не только строчить «отчеты», но также и в полной мере руководить борьбой против самолета-снаряда. Командующие Хилл и Пайл полностью согласились с ним.

Союзники уже добились некоторых успехов в борьбе с самолетами-снарядами: на юго-востоке Англии было сосредоточено восемь эскадрилий истребителей, 480 аэростатов заграждения, почти 200 тяжелых и 200 легких зенитных орудий. Однако, несмотря на это, с момента начала немецкой атаки на Лондон обрушились уже 370 самолетов-снарядов. Немцы, судя по всему, запускали около 100 снарядов в день. Как долго немцы смогут придерживаться этой цифры и как скоро у них иссякнут запасы снарядов? Воздушная разведка предостерегала против чрезмерного оптимизма: нынешний уровень боевой активности, несомненно, будет сохранен.

Сэндис мог только согласиться с этим. Плохая погода и обширный район, в котором были рассредоточены стартовые площадки – 5000 квадратных миль, – гарантировали, что местоположение некоторых катапульт вообще не удастся определить.

В течение недели, до 27 июня, около 40 процентов всех бомбардировщиков союзников было направлено против целей кампании «Арбалет».

Генерала Спаатса это сильно беспокоило. 28 июня он написал довольно резкое письмо Эйзенхауэру, в котором настаивал на том, что следует вновь отдать высший приоритет бомбардировкам Германии (напомнив о воздушном господстве рейха в 1943 году) в противовес всем прочим операциям, за исключением бомбардировки площадок-бункеров и поддержки наземных операций. Атаки на рассредоточенные стартовые площадки не были, предупреждал Спаатс, оправданным отвлечением значительных боевых ресурсов.

Верховное командование не последовало совету Спаатса. Впрочем, штаб-квартира Верховного командования находилась как раз на траектории полета самолетов-снарядов, и 29-го оно само отдало приказ об атаке на стартовые площадки. По приблизительным подсчетам, в первые недели июля на столицу Британии должно было обрушиться около 820 снарядов. Встревоженный этой внушительной цифрой, заместитель Спаатса Теддер обратился в министерство ВВС с просьбой усилить бомбежку стартовых площадок. Одновременно кабинет министров и начальники штабов собрались на совещание, в ходе которого обсуждалась возможность нанесения крупномасштабных ответных ударов[16].

Тем временем количество жертв неуклонно росло: к 27 июня погибло уже 1769 человек. На следующий день самолет-снаряд угодил в министерство ВВС на Стрэнде, убив 198 человек. Четыре дня спустя в Челси от самолета-снаряда погибли 124 человека. (Самый серьезный инцидент произошел 23 августа в Ист-Барнете, тогда было убито 211 человек.) Профессор Черуэлл не преминул указать, что шансы погибнуть в Лондоне от самолета-снаряда составляют всего лишь 1:53 000. «Я думаю, – писал он премьер-министру, – что лучше всего преподнести это таким образом». Однако, по мнению сэра Алана Брука, существовала серьезная опасность, что немецкий самолет-снаряд в конечном итоге подорвет военно-экономическую деятельность Британии. «В 17.30 началось самое долгое за всю историю заседание кабинета министров, – записал он в своем дневнике 3 июля. – Уинстон напрасно потратил несколько часов и когда мы, наконец, приступили к обсуждению вопроса о самолетах-снарядах, выяснилось, что у него осталось мало времени. Однако угроза принимает серьезные масштабы и, несомненно, потребует более радикальных мер».

К утру 5 июля шансы лондонцев на выживание заметно сократились: погибло 2500 человек. Начальники штабов собрались на совещание, в ходе которого обсудили возможные ответные меры, которые можно было бы предпринять против небольших германских городов. Воздушный налет на Берлин, проведенный 21 июня силами американских бомбардировщиков, не дал результатов. Брук выступил решительно против проведения этой операции. Атаки самолетов-снарядов оттягивали на себя добрую половину самолетов союзников. Вряд ли немцы отказались бы от такого выгодного преимущества.

В своей речи, которую мистер Черчилль произнес в парламенте на следующий день и в которой назвал самолет-снаряд «оружием, в буквальном смысле страдающим неразборчивостью», он, в частности, сказал: «Использование в боевых действиях подобного оружия вызывает множество серьезных вопросов, на которых, однако, я предлагаю сегодня не сосредотачиваться».

За несколько месяцев до этого в Лондоне обсуждался вопрос использования отравляющего газа в атаках на стартовые площадки, однако здравый смысл восторжествовал и этот план был отклонен.

Как раз в это время немцы добились значительных успехов в деле борьбы с отравляющими веществами, кроме того, в апреле 1944 года Гитлер приказал увеличить производство противогазов. Его опасения оказались беспочвенными, поскольку, в свое время изучив достоинства и недостатки газовой атаки на Германию, британцы пришли к выводу, что все преимущества в данном случае на стороне врага.

Вскоре непрекращающийся обстрел самолетами-снарядами привел к тому, что на повестке дня вновь возник план газовой атаки на стартовые площадки. Однако проблема была в том, что боевые действия с использованием отравляющих веществ не смогли бы ограничиться пределами стартовых площадок. Эйзенхауэр в записке своему заместителю выразился по этому поводу недвусмысленно: «Как я уже говорил ранее, я против ответного удара как метода прекращения германской атаки. Прошу Вас и впредь придерживаться этой стратегии».

Похожие книги из библиотеки

Все авиа-шедевры Мессершмитта. Взлет и падение Люфтваффе

Как бы ни были прославлены Юнкерс, Хейнкель и Курт Танк, немецким авиаконструктором № 1 стали не они, а Вилли МЕССЕРШМИТТ.

Эта книга – первая творческая биография гения авиации, на счету которого множество авиашедевров – легендарный Bf 109, по праву считающийся одним из лучших боевых самолетов в истории; знаменитый истребитель-бомбардировщик Bf 110; самый большой десантный планер своего времени Ме 321; шестимоторный военно-транспортный Ме 323; ракетный перехватчик Ме 163 и, конечно, эпохальный Ме 262, с которого фактически началась реактивная эра. Случались у Мессершмитта и провалы, самым громким из которых стал скандально известный Ме 210, но, несмотря на редкие неудачи, созданного им хватило бы на несколько жизней.

Сам будучи авиаконструктором и профессором МАИ, автор не только восстанавливает подлинную биографию Мессершмитта и историю его непростых взаимоотношений с руководством Третьего Рейха, но и профессионально анализирует все его проекты.

Советские танковые армии в бою

Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.

Эволюция вооружения Европы. От викингов до Наполеоновских войн

Книга известного ученого Джека Коггинса представляет подробнейший обзор эволюции вооружения Европы. Исследование включает историю развития оружия, обмундирования и классификацию военных чинов, характерных для ведущих мировых держав. Применение различных видов оружия рассматривается на примере ведения боя у викингов, испанцев, британцев, шведов и французов.

Перед читателем возникает целостная картина развития военного дела Европы, важным этапом которого стало появление огнестрельного оружия.

Великие танковые сражения. Стратегия и тактика. 1939-1945

Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.