8

По предложению Шпеера, поддержанному Гитлером, были сняты документальные фильмы о проектах по созданию ракеты «А-4» и самолета– снаряда.

11 июля после обеда фильм о ракете «А-4» был продемонстрирован Шпееру, Геббельсу и Мильху. У каждой двери были расставлены часовые, а в проекционной кабине орудовал один из киномехаников Шпеера.

Геббельсу прежде не доводилось видеть «А-4» в действии. Поэтому фильм произвел на него самое сильное впечатление. Камера запечатлела секретный подземный завод в Нордхаузене, составы с заключенными, инженерами и материалами, исчезающие в мрачных известняковых туннелях, гигантские корпуса ракет. Зрители увидели, как мощные тягачи тащат 50-футовые ракеты через дремучий лес к секретным стартовым площадкам, как их поднимают и водружают на пусковые установки. Они увидели оживление на площадке, неизменно предшествующее запуску ракеты, солдат, копошащихся у пусковой установки, которые в своем обмундировании мышиного цвета выглядели как-то нелепо на фоне стройного футуристического силуэта.

Следующие кадры переносят зрителя на пост управления, размещенный в бронированной машине, на безопасном удалении от ракеты. Офицер внимательно смотрит на панель управления, на которой мерцают и переливаются множество цветных огоньков. Он поворачивает несколько включателей и опускает рычаг. Камера вглядывается в смотровую щель машины, и зрители видят, как из хвоста ракеты выбивается яркая вспышка пламени. Все вокруг заволакивает густым дымом. Гигантская ракета медленно, словно наполненный газом шар, отрывается от пусковой установки, поднимается над вершинами деревьев… Фантастическая картина!

Кинокамера следит за ракетой, пока она не исчезает из вида. И сейчас, много лет спустя, запуск больших ракет представляет собой захватывающее зрелище. Какой же эффект старт должен был оказать на Геббельса!

В фильме показывается запуск нескольких ракет, и ошеломленный Геббельс каждый раз заново переживает благоговейное восхищение. Потом он скажет своим подчиненным: «Я верю, что эта ракета заставит Англию пасть на колени. Если бы мы только могли показать этот фильм в каждом кинотеатре Германии, мне не надо было бы больше произносить речи. Самый закоренелый пессимист больше не сомневался бы в нашей победе…»

Взрыв бомбы Штауффенберга в ставке Гитлера девять дней спустя привел к значительным переменам. Начальник штаба военно-воздушных сил генерал Кортен был убит. Фон Клюге услышал о покушении и решил, что, если фюрер мертв, Германия приступит к переговорам с союзниками: «Я бы приказал незамедлительно прекратить обстрел самолетами-снарядами». Но Гитлер остался жив. Фромм и другие заговорщики были арестованы. На место Фромма, в качестве командующего Резервной армией, Гитлер назначил Гиммлера.

Самолеты-снаряды по-прежнему штурмовали Лондон, в действительности их количество даже возросло. Полковнику Вахтелю позвонили из 65-го корпуса и приказали продолжать обстрел в максимально быстром темпе, «не жалея боеприпасов». Лондон ждала ужасная ночь – полк выпустил по городу 193 снаряда, в следующую ночь – еще 200. «Ущерб от обстрела, – записал Вахтель, – во всех донесениях, поступающих от агентов, описывается как весьма значительный».

2 августа полк провел свою самую мощную атаку – на Лондон с тридцати восьми катапульт было выпущено 316 снарядов. 107 снарядов упали в пределах Лондона, а в 3 часа 44 минуты утра один из снарядов угодил в Тауэрский мост (свою точку прицеливания), в результате чего в течение нескольких дней движение на мосту было перекрыто.

Вахтель с глубоким удовлетворением услышал от своих агентов, что «массовая эвакуация порождает хаос, в городе процветает мародерство». Сами лондонцы, спасающиеся от обстрела на переполненных станциях метро, «походят на пещерных людей».

«Ходят слухи, – продолжал агент, – что скоро начнется газовая атака». По этому поводу Вахтель заметил, что лучшего наглядного доказательства неспособности британцев бороться с самолетами-снарядами трудно и придумать.

А в Германии контроль над всеми видами секретного оружия был передан в руки Гиммлера. 8 августа он назначил Ганса Каммлера, теперь уже генерал-лейтенанта СС, своим специальным представителем. Контроль за боевым использованием оружия, согласно раннему указу Гитлера, пока что осуществлялся 65-м армейским корпусом, но СС уже прочно уселись в седло, намереваясь выиграть битву за «А-4». Через два дня после вступления в должность Каммлер уже нацелился на свой следующий приз: он нанес «ознакомительный» визит полковнику Вахтелю, чтобы разведать обстановку.

Похожие книги из библиотеки

Сухопутные линкоры Сталина

Их величали «сухопутными линкорами Сталина». В 1930-х годах они были главными символами советской танковой мощи, «визитной карточкой» Красной Армии, украшением всех военных парадов, патриотических плакатов и газетных передовиц. Именно пятибашенный Т-35 изображен на самой почетной советской медали – «За отвагу».

И никто, кроме военных профессионалов, не осознавал, что к началу Второй мировой не только неповоротливые монстры Т-35, но и гораздо более совершенные Т-28 уже безнадежно устарели и абсолютно не соответствовали требованиям современной войны, будучи практически непригодны для модернизации. Почти все много-башенные танки были потеряны в первые месяцы Великой Отечественной, не оказав сколько-нибудь заметного влияния на ход боевых действий. К лету 1944 года чудом уцелели несколько Т-28 и всего один Т-35…

Эта фундаментальная работа – лучшее на сегодняшний день, самое полное, подробное и достоверное исследование истории создания и боевого применения советских многобашенных танков, грозных на вид, но обреченных на быстрое «вымирание» и не оправдавших надежд, которые возлагало на них советское командование.

Снайперская война

Впервые в отечественной литературе!

Глубокое исследование снайперской войны на протяжении двух столетий – с позапрошлого века до наших дней. Анализ развития снайперского дела в обеих мировых войнах и многочисленных локальных конфликтах, на поле боя и в тайных операциях спецслужб. Настоящая энциклопедия снайперского искусства – не ремесла, а именно искусства! – ведь точность выстрела зависит от десятков факторов: времени суток и температуры воздуха, скорости и направления ветра, расстояния до цели, как падет свет, куда перемещаются тени и т. д., и т. п. Исчерпывающая информация о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем самого жестокого из воинских искусств.

Советские танковые армии в бою

Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.

Великий Ильюшин. Авиаконструктор №1

К 120-летию гения авиации! Самая полная творческая биография великого авиаконструктора, чей легендарный Ил-2, по словам Сталина, «нужен был нашей Красной Армии как воздух, как хлеб». Подлинная история всех проектов С.В. Ильюшина — как военных, так и гражданских, от первых опытных моделей 1930-х гг. до современных авиалайнеров.

Мало кому из конструкторов удается создать больше одного по-настоящему легендарного самолета, достойного войти в «высшую лигу» мировой авиации. У ильюшинского КБ таких шедевров более десятка. Непревзойденный Ил-2 по праву считается лучшим штурмовиком Второй Мировой, Ил-4 — выдающимся бомбардировщиком, Ил-28 — «гордостью советского авиапрома», а военно-транспортный Ил-76 в строю уже 40 лет! Не менее впечатляют и триумфы заслуженного ОКБ в гражданском авиастроении — «илы» успешно конкурировали с лучшими зарубежными авиалайнерами, четыре самолета, носивших имя Ильюшина, выбирали советские руководители, а Ил-96 и поныне «борт № 1» российских президентов.