1

13 июня 1944 года в четыре часа три минуты в Пенемюнде был произведен запуск «А-4». Образец с серийным номером 4089 не был обычным: он предназначался для испытания радиооборудования экспериментального зенитного управляемого реактивного снаряда «Вассерфаль».

Ракета благополучно оторвалась от земли, но тут вышло из строя дистанционное управление, и гибрид «А-4»-«Вассерфаль» повернул на север. Вскоре он исчез в облаках, а пять минут спустя рухнул в 200 милях от места запуска на юго-востоке Швеции.

1

Обстрел Лондона ракетами «А-4

На карте Южной Англии отмечены места падения ракет «А-4», выпущенных противником в период с 8 сентября по 15 ноября 1944 года. Очевидно, что это оружие – на начальном его этапе – было непригодно для обстрела таких крупных целей, как Лондон. Огонь по Норвичу в конце сентября был значительно более сосредоточенным, чем во время обстрела Лондона, но даже в этом случае ракетам не удалось нанести Норвичу серьезный ущерб

По рассказам очевидцев, в воздухе, на расстоянии нескольких тысяч футов над землей, раздался оглушительный взрыв. Через несколько минут послышался второй взрыв – разрушенная ракета упала на кукурузное поле. Крупные обломки снаряда остались лежать в воронке диаметром 13 футов.

Через полчаса место падения ракеты было оцеплено шведской полицией, на дорогах установили заграждения. Сначала все решили, что на поле рухнул немецкий или американский самолет. Однако где же его экипаж? Стали происходить странные вещи: по слухам, немецкие шпионы пытались прорваться через оцепление с катафалком, уверяя, что собираются забрать тело некоего покойного.

Бренные останки ракеты были аккуратно собраны офицерами шведских ВВС и под охраной отправлены в Стокгольм, где ученые из военной лаборатории подвергли их тщательному изучению.

Всех детишек, взявших себе небольшие обломки ракеты в качестве сувениров, попросили сдать их в полицию, и в Стокгольм хлынул поток мелких осколков и обломков. Один мальчик приволок домой довольно крупный обломок ракеты и разобрал его на части. К тому времени, когда в его доме появилась полиция, он успел собрать все, как было. Другого «мародера» застали за разматыванием катушки. В целом обломки ракеты были в хорошем состоянии, гораздо лучшем, чем если бы ракета рухнула на землю, не взорвавшись в воздухе. Однако многих частей по-прежнему недоставало.

Наконец все обломки были собраны и заперты в огромной комнате, на какое-то время шведское правительство предпочло забыть о них. Когда, несколько дней спустя, из ставки Гитлера позвонили Дорнбергеру, который в тот момент находился в Близне, он заверил, что, даже если союзники получат доступ к обломкам ракеты, специфический механизм управления «Вассерфаля», несомненно, введет их в заблуждение.

Как время от времени напоминал доктор Джонс, в Пенемюнде по-прежнему продолжались испытания ракет, это было видно из того, что ученые предупреждали о запуске немецких радиолокационных станций слежения (над расшифровкой их перехватов как раз трудились в Блетчли), чтобы там могли определить место падения ракеты. То, что им не всегда это удавалось, никоим образом не делало угрозу менее реальной. А загадочные стартовые площадки-бункеры во Франции, на обустройство которых немцы по-прежнему не жалели бетона, создавали неверное впечатление какой-то дьявольской мистификации.

Случайно удалось подслушать разговор между двумя немцами, взятыми в плен во Франции. В этом разговоре были упомянуты немецкие ракеты весом до 20 тонн. «Опасность, – записал сэр Алан Брук после долгого совещания 27 июня, – представляют собой ракеты с боеголовкой весом до 5 тонн…»

Теперь все внимание было обращено на Близненский полигон.

Еще в марте 1944 года Джонс начал подозревать, что в польской Близне немцы проводят испытания своего секретного оружия. Перехваченные шифровки позволили связать испытания самолетов-снарядов с СС. Как следствие, в середине апреля была проведена аэрофотосъемка Близны: на снимках были отчетливо видны усовершенствованные катапульты для запуска самолетов-снарядов, располагавшиеся на огороженной территории значительных размеров.

В мае эта площадка снова была сфотографирована, однако фотоснимки не были расшифрованы до 3 июня, хотя «секретные источники» в мае не раз сообщали о проведении в Близне ракетных испытаний. В начале июня в Блетчли перехватили шифровку, в которой сообщалось о количестве «оборудования», периодически отправляемом из Близны в Пенемюнде.

В конце июня три донесения, поступившие из Польши, позволили предположить, что это «оборудование» может быть связано с ракетами «А-4». Подозрения подтвердились, когда были изучены последние фотоснимки Близны. На них было видно, что катапульта для самолетов-снарядов разобрана. Между тем на основании данных, полученных в результате очередной аэрофотосъемки Близны, можно было говорить о возросшей активности противника: на железнодорожных путях рядом с площадкой стояло несколько закамуфлированных составов, а также цистерн, подобных тем, что когда-то были замечены в Пенемюнде. Объяснение этому могло быть только одно.

Снова вспыхнула паника. Доктора Джонса немедленно вызвали в воздушную разведку и приказали подготовить отчет. Как Джонс всегда любил повторять, написание отчета для разведки подобно вскрытию нарыва: если сделать разрез слишком рано, никакой пользы от этого не будет. На тот момент картина была неполной, и все-таки 16 июля доктор Джонс вынужден был направить свой краткий отчет в комитет, занимавшийся операцией «Арбалет». Он процитировал мнение эксперта – профессора Чарльза Эллиса, – который, увидев в Пенемюнде и Польше воронки диаметром 80 футов, пришел к выводу, что боеголовка ракеты должна весить от 3 до 7 тонн. По его словам, двигатель ракеты должен был работать на перекиси водорода.

Одна деталь не вызывала сомнений: если то «оборудование» в самом деле предназначалось для «А-4», значит, ракета уже была запущена в массовое производство. В перехваченных шифровках перечислялось «оборудование», отправляемое из Близны в Пенемюнде, включая все серийные номера. Однако прежде чем с уверенностью утверждать, что это были серийные номера ракет «А-4», доктор Джонс хотел получить доказательства того, что оружие проходит испытания в Близне.

Он снова вернулся к фотоснимкам, сделанным в Близне 5 мая. Всю ночь Джонс разглядывал фотографию площадки, пытаясь обнаружить «А-4». Уже под утро ему удалось найти одну ракету – расплывчатое белое пятнышко – на узкоколейке в самом дальнем углу.

Это стало недостающим звеном в сложной цепи доказательств, упоминания многих из которых были запрещены к публикации в 1964 году, когда вышло первое издание этой книги. Теперь не осталось сомнений, что серийные номера от 17 064 до 18 000 относились к ракетам «А-4», обломки которых направлялись в Пенемюнде для тщательного изучения.

О найденных доказательствах немедленно проинформировали воздушную разведку. Затем Джонс «сбросил» свою бомбу: простейший анализ серийных номеров показывал, что к началу июня противник выпустил по меньшей мере 1000 ракет. Джонс лично сообщил о своих умозаключениях лорду Черуэллу. В течение последующих сорока восьми часов обо всем был проинформирован и премьер-министр.

Джонс попал под перекрестный огонь. С новой силой зазвучали уже, казалось, позабытые обвинения в том, что он якобы намеренно выбирает время, чтобы сообщить о своих «находках».

Создавалось впечатление, что Джонс и раньше догадывался о том, что противник наращивает военную мощь, но сообщил об этом только теперь. Мистеру Черчиллю все это показалось весьма подозрительным.

Центральный пункт дешифрования аэрофотоснимков разделял негодование, вызванное поведением доктора Джонса. В свое время он уже переходил им дорогу: обнаружил первую ракету «А-4» на фотоснимках из Пенемюнде, а в 1943 году указал на ошибку – то, что пункт дешифрования идентифицировал как «грунтовой насос», на самом деле являлось не чем иным, как катапультами для самолетов-снарядов. Подполковник авиации, проводивший официальное расследование, представил в штаб ВВС краткий отчет, в котором подчеркивал опасность, кроющуюся в «любительской дешифровке» аэрофотоснимков. Буквально несколько дней назад, добавлял он, доктор Джонс из министерства ВВС заявил, что на фотоснимках из Близны отчетливо видна ракета, в то время как в действительности это был паровоз.

Похожие книги из библиотеки

Неизвестный «МиГ». Гордость советского авиапрома

Это слово понятно без перевода в любой точке мира – совсем как «спутник» или «Калашников». Эти легендарные истребители всегда оправдывали свое стремительное имя, отличившись во всех войнах СССР. Высотные скоростные МиГ-3, на которых держалась наша ПВО в начале Великой Отечественной, надежно защитили Москву от немецких налетов. Великолепные МиГ-15 очистили небо Кореи от «Летающих крепостей», похоронив надежды США на победу в ядерной войне. Прославленные МиГ-21 сбивали американские «Фантомы» над Вьетнамом и израильские «Миражи» над Голанскими высотами. Вся история ОКБ им. А. И. Микояна – это летопись рекордов, достижений и побед: первый отечественный реактивный самолет Миг-9; первый в мире серийный сверхзвуковой МиГ-19; революционный для своего времени МиГ-23 с изменяемой геометрией крыла; стремительный МиГ-25, первым среди серийных машин достигший скорости 3000 км/ч.; сверхманевренный МиГ-29, по праву считающийся одним из лучших истребителей четвертого поколения, «мечтой любого пилота» … Менее известен вклад Микояна в космические победы СССР, а ведь именно под его руководством создавались искусственные спутники Земли и сверхсекретный пилотируемый воздушно-космический самолет «Спираль», не имеющий себе равных.

Снимая гриф секретности, эта книга восстанавливает подлинную историю МиГа за три четверти века. Это – лучшая творческая биография великого авиаконструктора и его легендарного КБ, ставшего гордостью отечественного авиапрома.

Снайперская война

Впервые в отечественной литературе!

Глубокое исследование снайперской войны на протяжении двух столетий – с позапрошлого века до наших дней. Анализ развития снайперского дела в обеих мировых войнах и многочисленных локальных конфликтах, на поле боя и в тайных операциях спецслужб. Настоящая энциклопедия снайперского искусства – не ремесла, а именно искусства! – ведь точность выстрела зависит от десятков факторов: времени суток и температуры воздуха, скорости и направления ветра, расстояния до цели, как падет свет, куда перемещаются тени и т. д., и т. п. Исчерпывающая информация о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем самого жестокого из воинских искусств.

АвтоНАШЕСТВИЕ на СССР. Трофейные и лендлизовские автомобили

С самого своего рождения отечественный автопром не был изолирован от остального мира – даже в наиболее сложные периоды истории, в разгар «холодной войны» и открытой конфронтации с Западом, иностранные машины составляли заметную часть автопарка СССР, активно использовались и в Советской Армии, и в народном хозяйстве. Речь прежде всего о сотнях тысяч автомобилей, полученных в годы Второй Мировой войны по ленд-лизу, а также о трофейной технике, захваченной у Вермахта и его союзников. Хотя в СССР об этом не принято было упоминать, трофейные и ленд-лизовские машины сыграли важную роль в развитии советской автомобильной промышленности, бурный прогресс которой в послевоенный период стал возможен благодаря тщательному изучению мирового опыта.

Много лет работая над этой темой, буквально по крупицам собрав и обработав колоссальный объем информации, автор впервые воссоздает подлинную историю этого автоНАШЕСТВИЯ на СССР, оставившего заметный след в судьбе отечественного автопрома.

Главные мифы о Второй Мировой

?Усилиями кинематографистов и публицистов создано множество штампов и стереотипов о Второй мировой войне, не выдерживающих при ближайшем рассмотрении никакой критики.

Ведущий российский военный историк Алексей Исаев разбирает наиболее нелепые мифы о самой большой войне в истории человечества: пресловутые «шмайсеры» и вездесущие пикирующие бомбардировщики, «неуязвимые» «тридцатьчетверки» и «тигры», «непреодолимая» линия Маннергейма, заоблачные счета асов Люфтваффе, реактивное «чудо-оружие», атаки в конном строю на танки и многое другое – эта книга не оставляет камня на камне от самых навязчивых штампов, искажающих память о Второй мировой, и восстанавливает подлинную историю решающей войны XX века.

?Книга основана на бестселлере Алексея Исаева «10 мифов о Второй мировой», выдержавшем 7 переизданий. Автор частично исправил и существенно дополнил первоначальный текст.