4

Ключевой фрагмент, на который ссылался Черуэлл, был обнаружен доктором Джонсоном среди обломков «шведской» ракеты. Человек, незнакомый с криогеникой, посчитал бы его дефектом. Однако этот фрагмент с лихвой вознаградил Джонса за все треволнения. Изучая отчет, представленный двумя офицерами ВВС, Джонс обратил внимание на топливный насос, не предусматривающий смазку. Джонс и его главный помощник доктор Фрэнк тотчас вспомнили, что жидкий кислород и жидкий воздух перекачивались механическими насосами, чья конструкция подразумевала смазку жидкостями, которые они перекачивали.

Исследование насоса ракеты подтвердило эту догадку.

Само по себе это открытие не представляло особого интереса: оно не помогало вычислить дальность полета ракеты или ее потенциальные возможности. Тем не менее, Джонсу предоставили доступ ко всем донесениям разведки, касающимся ракет, и он принялся искать в них слова «жидкий кислород», которые теперь можно было считать основным критерием достоверности донесения. Лишь в пяти сообщениях упоминался жидкий воздух или кислород. Поразительное совпадение: все эти донесения описывали ракеты с боеголовками весом всего лишь 1–2 тонны.

Прозвучал заключительный аккорд. Наконец– то были выявлены истинные параметры ракеты «А-4».

Если бы об использовании жидкого кислорода стало известно весной 1943 года, расследованию, предметом которого была ракета «А-4», не придавалось бы такое большое значение. Тогда стало бы также известно, что с помощью «А-4» немцы не смогут нанести удар с высокой плотностью поражения, и гораздо быстрее были бы рассчитаны истинные габариты ракеты.

С позиции сегодняшних дней вся эта история с жидким кислородом, являвшаяся составной частью атаки британской разведки на немецкое ракетное оружие, представляется серией упущений и недосмотров.

Когда в декабре 1943 года высокопоставленный немецкий офицер случайно проговорился, что ракета использует не только спирт, но также и жидкий кислород, Объединенный разведывательный комитет передал эту информацию инженеру Исааку Луббоку, первооткрывателю технологии использования жидкого кислорода. Луббок заявил комитету, что перекачивание жидкого кислорода – это «выдающееся достижение инженерной мысли, реализация которого сопряжена с немалыми трудностями». А увидев германскую баллистическую ракету «Hs-293», он уверовал, что вражеские ракеты тоже заправляются перекисью водорода.

Свидетельства, подтверждающие справедливость этого вывода, были довольно весомыми. Столкнувшись в феврале 1944 года с тем, что «в Западной Европе производство жидкого кислорода неуклонно растет и скоро его количество с избытком превысит потребности сварочных или взрывных работ», министерство экономической войны пришло к довольно причудливому выводу: было решено, что немцы явно готовятся к крупномасштабному отступлению во Франции и Голландии и жидкий кислород нужен им в качестве взрывчатки для применения тактики выжженной земли[21].

В марте Луббок переконструировал свою «ракету» – теперь она работала на перекиси водорода: внушительный 55-тонный монстр в своей новой версии выглядел значительно лучше своего предшественника. «Мне представляется маловероятным, – писал Луббок 2 марта главному помощнику мистера Сэндиса, – что противник станет использовать в качестве топлива комбинацию жидкого воздуха или жидкого кислорода и спирта».

В начале апреля, вновь анализируя фотоснимки Пенемюнде теперь уже в свете рекомендаций министерства экономической войны, майор авиации Кенни пришел к выводу, что два огромных заводских цеха на территории Пенемюнде, а также кольцеобразное земляное сооружение представляют собой не что иное, как заводы по производству перекиси водорода, способные выпускать до 2000 тонн пероксида ежегодно. К июлю министерство ВВС представило пересмотренный список приоритетных целей в Пенемюнде, указав, что самым важным в этом экспериментальном центре является производство перекиси водорода, и назвав «заводы по производству пероксида» основными целями бомбежки. Все три налета 8-й воздушной армии США на Пенемюнде были сделаны в рамках кампании по уничтожению указанных заводов. Эта кампания не завершилась и после того, как был определен истинный состав топлива, на котором работала «А-4»[22]. На самом деле заводы в Пенемюнде являлись цехами по сборке ракет «А-4».

Блестящее умозаключение доктора Джонса о том, что «А-4» работает на жидком кислороде, совпало по времени с проведением допроса старшего электрика, который до своего призыва в СС работал в аэродинамической лаборатории в Пенемюнде. Помимо «А-4» он перечислил еще несколько проектов по созданию реактивных снарядов, которые реализовывались в Германии. Боеголовка «А-4», сказал он, весила 1 тонну. Двигатель работал на жидком топливе – спирте и жидком кислороде, – которое заливалось в топливные баки из легких сплавов. Специальный шестиколесный грузовой транспортер поднимал ракету на пусковую установку.

Очень подробный протокол допроса сопровождался описанием радиоуправления, используемого на первом этапе полета ракеты. Кроме того, в протоколе сообщалось о предстоящем перебазировании всей аэродинамической лаборатории в район Мюнхена, а также перечислялись руководители работ в Пенемюнде, включая Дорнбергера, Штегмайера, фон Брауна, Херманна, Курцвега, обоих Риделей, Оберта и многих других. На схеме Пенемюнде пленный отметил основные сооружения экспериментального центра.

Описание вертикальной пусковой установки для «А-4», данное пленным, вкупе с обнаружением в «шведской» ракете газовых стабилизаторов не оставляли никаких сомнений в том, что ракета запускалась из вертикального положения с конусообразной площадки с бетонированной поверхностью. Так, спустя восемнадцать месяцев прекратились поиски «гигантских пушек», «пусковых установок» и прочих подобных устройств для запуска ракеты.

Все имеющиеся в наличии фотоснимки Пенемюнде были вновь тщательно изучены, и на многих фотографиях, датированных 12 июня 1943 года, были снова обнаружены объекты, которые ранее идентифицировались как «мощные вертикальные колонны около 40 футов высотой и четырех футов в диаметре». 4 августа 1944 года в них опознали вертикально стоявшие ракеты. На десяти фотоснимках были отчетливо видны не менее семнадцати ракет, а рядом с ними – грузовики с прицепами и железнодорожные платформы.

Оставалось только найти описанные пленным эсэсовцем конические пусковые площадки, которые сами немцы называли Bodenplatte. Эти площадки представляли собой металлические конусы, окруженные квадратными рамками, на которые устанавливалась ракета. Судя по описаниям, это выглядело как гигантская соковыжималка для лимона.

Изучив все фотоснимки Близны, дешифровщики подполковника авиации Кенделла с ликованием обнаружили не менее двенадцати огромных конических объектов, каждый из которых был 15 футов в диаметре. «Нельзя исключать возможность того, – торжествующе докладывали они 4 августа, – что эти сооружения в форме соковыжималки для лимона могут представлять собой пусковые площадки».

Проведенная 27 июля аэрофотосъемка показала, что немцы покинули Близну из-за наступления советских войск. Через два дня после торопливых переговоров между мистером Черчиллем и маршалом Сталиным Лондон проводил англо-американскую делегацию, состоявшую из экспертов в области вооружений. Их путь лежал в Москву и Близну. В ходе этой поездки эксперты надеялись получить ответы на вопросы о радиоуправлении «А-4», компонентах ее топлива, максимальной дальности полета и источниках производства ракет.

Пока члены делегации ждали получения советских виз, начался поиск гигантских «соковыжималок». Вскоре доктор Джонс, изучавший фотоснимки Близны, предположил, что пусковые площадки скрывались под круглыми брезентовыми палатками. Это было верное заключение: стационарные установки в Близне встречались редко. Дешифровщики снова ошиблись.

Джонс направил в Медменхем документ, составленный в несколько фривольном духе и названный им «Воздушная разведка: предварительный отчет». Весь отчет состоял из одной карикатуры, на которой была изображена 50-футовая ракета «А-4», возвышавшаяся над круглой брезентовой палаткой, а рядом с ней стояли три озадаченных немецких солдата, читающие BS-780 – отчет Центрального пункта дешифрования о «соковыжималках».

В сопроводительном письме Джонс напомнил подполковнику авиации его собственные слова о том, какая опасность скрывается в «любительской» дешифровке аэрофотоснимков. Если бы офицер позаботился изучить прилагаемый «отчет», он увидел бы, что Джонс полностью разделяет его мнение.

По сообщениям из «секретных источников», начало германской ракетной атаки ожидалось не ранее сентября, но подготовка к ней велась с начала августа. 5 августа было рекомендовано подвергнуть бомбардировке заводы по производству жидкого кислорода. Старые заслуженные «летающие крепости» были нагружены тоннами взрывчатки или напалмом и отправлены к бункерам в Мимойек, Сиракур, Ваттен и Визернес. 6 августа была произведена повторная бомбежка Ваттена.

Тем временем в Фарнборо, среди обломков «шведской» ракеты, эксперты быстро обнаружили бренные останки управляющего устройства и прибора для защиты от помех.

Тем не менее, сэр Роберт Уотсон Уатт предложил сосредоточить серьезные усилия на разработке системы глушения, устанавливаемой на борту самолета. Разработку такой системы предполагалось завершить к концу сентября. Параллельно должно было вестись создание наземной станции глушения. Неизвестно было, какими частотами пользовались немцы в Пенемюнде. 18 августа Уатт проинформировал комитет по операции «Арбалет» о том, что в течение девяти месяцев британская разведка не получала доступ к расположенным на территории Швеции постам перехвата.

Похожие книги из библиотеки

АвтоНАШЕСТВИЕ на СССР. Трофейные и лендлизовские автомобили

С самого своего рождения отечественный автопром не был изолирован от остального мира – даже в наиболее сложные периоды истории, в разгар «холодной войны» и открытой конфронтации с Западом, иностранные машины составляли заметную часть автопарка СССР, активно использовались и в Советской Армии, и в народном хозяйстве. Речь прежде всего о сотнях тысяч автомобилей, полученных в годы Второй Мировой войны по ленд-лизу, а также о трофейной технике, захваченной у Вермахта и его союзников. Хотя в СССР об этом не принято было упоминать, трофейные и ленд-лизовские машины сыграли важную роль в развитии советской автомобильной промышленности, бурный прогресс которой в послевоенный период стал возможен благодаря тщательному изучению мирового опыта.

Много лет работая над этой темой, буквально по крупицам собрав и обработав колоссальный объем информации, автор впервые воссоздает подлинную историю этого автоНАШЕСТВИЯ на СССР, оставившего заметный след в судьбе отечественного автопрома.

Сухопутные линкоры Сталина

Их величали «сухопутными линкорами Сталина». В 1930-х годах они были главными символами советской танковой мощи, «визитной карточкой» Красной Армии, украшением всех военных парадов, патриотических плакатов и газетных передовиц. Именно пятибашенный Т-35 изображен на самой почетной советской медали – «За отвагу».

И никто, кроме военных профессионалов, не осознавал, что к началу Второй мировой не только неповоротливые монстры Т-35, но и гораздо более совершенные Т-28 уже безнадежно устарели и абсолютно не соответствовали требованиям современной войны, будучи практически непригодны для модернизации. Почти все много-башенные танки были потеряны в первые месяцы Великой Отечественной, не оказав сколько-нибудь заметного влияния на ход боевых действий. К лету 1944 года чудом уцелели несколько Т-28 и всего один Т-35…

Эта фундаментальная работа – лучшее на сегодняшний день, самое полное, подробное и достоверное исследование истории создания и боевого применения советских многобашенных танков, грозных на вид, но обреченных на быстрое «вымирание» и не оправдавших надежд, которые возлагало на них советское командование.

Война. Полная энциклопедия.

Энциклопедия Ричарда Эрнеста и Тревора Невитта Дюпюи – всеобъемлющее справочное издание, отображающее эволюцию военного искусства от Античности до наших дней. В одном томе собран и систематизирован богатейший материал: колоссальный объем архивных документов, редкие карты, сводки статистических данных, выдержки из научных трудов и детальные описания величайших сражений.

Для удобства пользования энциклопедией история человечества условно разделена на двадцать две главы, каждая из которых посвящена временному периоду с 4-го тысячелетия до нашей эры до конца XX века. Очерки, предваряющие главы, содержат сведения о принципах тактики и стратегии того или иного периода, особенностях вооружения, развитии военно-теоретической мысли и выдающихся военачальниках эпохи. Энциклопедия содержит два указателя: упомянутых в тексте имен, а также войн и значимых вооруженных конфликтов. Все это поможет читателю воссоздать и воспринять историческое полотно в целом, разобраться в причинах той или иной войны, проследить ее течение и оценить действия полководцев.

Воздушные извозчики вермахта. Транспортная авиация люфтваффе 1939–1945

Изначально этот род авиации, оснащенный в основном неуклюжими с виду трехмоторными самолетами Ju-52, был создан в Третьем рейхе для обслуживания парашютно-десантных войск. Впервые воздушные десанты были использованы во время Польской кампании. Затем, период захватов Дании, Норвегии, Голландии, Бельгии, Греции, транспортная авиация люфтваффе буквально «силами одного парашютно-десантного полка» захватывала аэродромы, крепости и стратегически важные мосты. Парашютисты внезапно опускались с небес прямо на голову противника, подготавливая плацдармы для выгрузки основного десанта. Уже в мае 1940 года транспортным самолетам впервые пришлось снабжать по воздуху отрезанные во вражеском тылу войска. В дальнейшем эта их функция стала основной. Демянск, Холм, Сталинград, Тунис, Кубань, Крым, Корсунь, Каменец-Подольский и многие другие котлы, образовавшиеся вследствие гитлеровской стратегии «стоять до последнего», неизменно снабжались с помощью пресловутых «воздушных мостов». На последнем этапе войны к ним прибавились многочисленные города-«крепости»: Будапешт, Кёнигсберг, Бреслау, Дюнкерк, Лорьян и многие другие.

В этой книге на основе многочисленных, в основном зарубежных источников и архивных документов впервые подробно рассказано практически обо всех невероятных по накалу и драматизму операциях транспортной авиации люфтваффе с 1939 по 1945 г.