6

Адольф Гитлер все еще надеялся осуществить ракетный обстрел Лондона со стартовых площадок Хайнеманна к северу от Соммы, используя для этой цели 836-й (мобильный) артиллерийский дивизион. В конце августа наступление союзных войск лишило фюрера этой надежды.

29 августа Гитлер пришел к выводу, что ракетный обстрел Лондона и Парижа может вестись из района между Гентом и Турнэй, в Бельгии. Но уже в течение последующих двадцати четырех часов пусковую зону пришлось отодвинуть к востоку.

Генерал-майору Дорнбергеру, наконец, удалось решить проблему взрыва ракет в воздухе. Британская разведка уже знала об этом дефекте в конструкции «А-4» от польских агентов, сообщавших, что из девятнадцати последовательно выпущенных ракет семнадцать взорвались «в тысячах футов от земли» и что из семи ракет цели достигла только одна. Когда в конце июля Дорнбергер переводил свой испытательный центр из Близны в Тухель, эта проблема все еще омрачала испытательную программу.

Первые «А-4», выпущенные из Тухеля минометной батареей СС и 836-м (мобильным) артиллерийским дивизионом, представляли собой ракеты новой конструкции: инженеры Дорнбергера начали подозревать, что топливный бак мог взрываться от высокой температуры и вибрации. На заводе в Нордхаузене изготовили стальную оболочку для топливного бака, повышающую его надежность. В конце августа в Тухеле началась новая серия испытаний ракет. Их успешность позволила предположить, что ракетные инженеры наконец-то изгнали из «А-4» последнего дьявола[24].

Так к концу августа был устранен последний дефект в конструкции «А-4». К этому времени второй ракетный дивизион, 485-й, готов был начать боевые действия. Все было готово для наступления.

В июле 1944 года 65-й корпус потребовал разъяснить, кто же именно будет командовать ракетным наступлением, и в Управлении по вооружениям ясно дали понять, что планируют назначить на пост командующего самого Дорнбергера. В 65-м корпусе эту новость восприняли с негодованием. Шестью месяцами раньше генерал Метц специально был отозван с Восточного фронта, чтобы подготовить наступление, в то время как Дорнбергер был обычным штабным офицером без какого-либо опыта действительной военной службы и потому «совершенно не подходил» для выполнения столь ответственного задания.

В последнюю августовскую ночь под давлением СС решение было принято. Взволнованный полковник Вальтер сообщил Верховному командованию, что этой ночью генерал-лейтенант Каммлер будто бы собирает совещание в Брюсселе. На повестке дня – ракетная атака. По слухам, на этом совещании должен был присутствовать и Дорнбергер. Казалось, Метца решили просто обойти.

Только тогда Верховное командование проявило решительность: ракетной атакой должен был руководить командующий 65-м корпусом. Что касается Дорнбергера, он был офицером, отвечающим только за разработку ракет и их испытания.

С этим запоздалым решением в портфеле Вальтер поспешил в Брюссель. Здесь, к своему разочарованию, он встретил не только Каммлера и Дорнбергера, но и самого Метца. Каммлер раздавал указания: следовало подготовить стартовые площадки, обеспечить их всем необходимым, подвести коммуникации. Дождавшись паузы, Вальтер огласил решение Верховного командования. Он не упустил случая подчеркнуть неопытность Дорнбергера, неуместность вмешательства Каммлера и ответственность Метца перед корпусом.

Взбешенный Каммлер заявил, что будет получать приказы только от Гиммлера.

Можно лишь строить догадки относительно того, что происходило в ставке фюрера в следующие два дня. Йодль принял решение отложить начало ракетной атаки. 2 сентября полковника Вальтера проинформировали, что командовать атакой будет непосредственно сам Каммлер. 65-й корпус окажет ему всемерную поддержку и разделит ответственность за исход операции. Вальтер осведомился, не будет ли в таком случае Каммлер подчиняться корпусу, и получил отрицательный ответ.

Так полный контроль над операцией перешел в руки СС.

Через два дня после падения Брюсселя Каммлер приказал своим ракетным войскам подготовиться к атаке, которую решено было начать на следующий день. «Группа Север», состоявшая из первой и второй батарей 485-го (мобильного) артиллерийского дивизиона, передислоцировалась к западу, в район Гааги. «Группа Юг» – вторая и третья батареи 836-го (мобильного) артиллерийского дивизиона, а также 444-я батарея – была направлена в Ойскирхен.

Ранним утром 6 сентября 444-я батарея подготовилась к запуску двух ракет на Париж. Баки ракет были заполнены восемью тоннами жидкого кислорода и спирта, и в 10 часов 30 минут первая ракета – серийный номер 18 589 – покинула пусковую установку.

Ракетчики наблюдали, как покрытая камуфляжной окраской ракета медленно оторвалась от земли, ее двигатель взревел, поднимая клубы пыли.

И вдруг двигатель смолк.

Гигантская ракета тяжело осела на пусковую установку. Капитан Кляйбер приказал немедленно откачать из баков топливо. Последующий анализ показал, что в неудачных запусках виноват дефектный акселерометр, преждевременно перекрывший поток топлива.

Грандиозный проект «А-4» начался с провала.

Похожие книги из библиотеки

Тайна Безымянной высоты. 10-я армия в Московской и Курской битвах. От Серебряных Прудов до Рославля.

Это был стремительный и кровавый марш из юго-восточного Подмосковья через районы Тульской и Калужской областей до Смоленщины. Месяц упорных и яростных атак в ходе московского контрнаступления, а затем – почти два года позиционных боев в районе Кирова и Варшавского шоссе. И – новый рывок на северном фасе Курской дуги. Именно солдатам 10-й армии довелось брать знаменитую Безымянную высоту, ту самую, «у незнакомого поселка», о которой вскоре после войны сложат песню.

В книге известного историка и писателя, лауреата литературных премий «Сталинград» и «Прохоровское поле» Сергея Михеенкова на основе документов и свидетельств фронтовиков повествуется об этом трудном походе. Отдельной темой проходят события, связанные с секретными операциями ГРУ в так называемом «кировском коридоре», по которому наши разведывательно-диверсионные отряды и группы проникали в глубокий тыл немецких войск в районах Вязьмы, Спас-Деменска, Брянска и Рославля. Другая тема – судьба 11-го отдельного штрафного батальона в боях между Кировом и Рославлем.

Рассекреченные архивы и откровения участников тех событий легли в основу многих глав этой книги.

Сухопутные линкоры Сталина

Их величали «сухопутными линкорами Сталина». В 1930-х годах они были главными символами советской танковой мощи, «визитной карточкой» Красной Армии, украшением всех военных парадов, патриотических плакатов и газетных передовиц. Именно пятибашенный Т-35 изображен на самой почетной советской медали – «За отвагу».

И никто, кроме военных профессионалов, не осознавал, что к началу Второй мировой не только неповоротливые монстры Т-35, но и гораздо более совершенные Т-28 уже безнадежно устарели и абсолютно не соответствовали требованиям современной войны, будучи практически непригодны для модернизации. Почти все много-башенные танки были потеряны в первые месяцы Великой Отечественной, не оказав сколько-нибудь заметного влияния на ход боевых действий. К лету 1944 года чудом уцелели несколько Т-28 и всего один Т-35…

Эта фундаментальная работа – лучшее на сегодняшний день, самое полное, подробное и достоверное исследование истории создания и боевого применения советских многобашенных танков, грозных на вид, но обреченных на быстрое «вымирание» и не оправдавших надежд, которые возлагало на них советское командование.

Эволюция вооружения Европы. От викингов до Наполеоновских войн

Книга известного ученого Джека Коггинса представляет подробнейший обзор эволюции вооружения Европы. Исследование включает историю развития оружия, обмундирования и классификацию военных чинов, характерных для ведущих мировых держав. Применение различных видов оружия рассматривается на примере ведения боя у викингов, испанцев, британцев, шведов и французов.

Перед читателем возникает целостная картина развития военного дела Европы, важным этапом которого стало появление огнестрельного оружия.

Великий Ильюшин. Авиаконструктор №1

К 120-летию гения авиации! Самая полная творческая биография великого авиаконструктора, чей легендарный Ил-2, по словам Сталина, «нужен был нашей Красной Армии как воздух, как хлеб». Подлинная история всех проектов С.В. Ильюшина — как военных, так и гражданских, от первых опытных моделей 1930-х гг. до современных авиалайнеров.

Мало кому из конструкторов удается создать больше одного по-настоящему легендарного самолета, достойного войти в «высшую лигу» мировой авиации. У ильюшинского КБ таких шедевров более десятка. Непревзойденный Ил-2 по праву считается лучшим штурмовиком Второй Мировой, Ил-4 — выдающимся бомбардировщиком, Ил-28 — «гордостью советского авиапрома», а военно-транспортный Ил-76 в строю уже 40 лет! Не менее впечатляют и триумфы заслуженного ОКБ в гражданском авиастроении — «илы» успешно конкурировали с лучшими зарубежными авиалайнерами, четыре самолета, носивших имя Ильюшина, выбирали советские руководители, а Ил-96 и поныне «борт № 1» российских президентов.