8

Раскат грома возвестил о прибытии первой ракеты «А-4». 8 сентября в 18 часов 43 минуты ракета обрушилась на Чизвик, убив трех лондонцев и серьезно ранив еще семнадцать. Характерный сверхзвуковой хлопок был слышен во всем Лондоне. Находившиеся в разных районах города Дункан Сэндис и доктор Джонс подняли головы и воскликнули: «Это ракета!» Через шестнадцать секунд возле Эппинга упала вторая ракета, не причинив особого вреда. Через некоторое время после этих двух инцидентов небо наполнилось звуком летящего тяжелого снаряда.

Мистер Сэндис позвонил в комитет по гражданской обороне и поспешил на место падения ракет. Ранним утром Джонс тоже направился исследовать 30-футовую воронку, образовавшуюся в дороге с бетонным покрытием. Шесть домов было разрушено, многие здания серьезно пострадали. Ракету так и не удалось засечь радиолокаторами.

Лорда Черуэлла не было в Лондоне. Двумя днями раньше они с мистером Черчиллем отправились в Квебек. С Даунинг-стрит, 10 поступило частное описание случившегося: «Я провожал гостя, и, когда мы подошли к двери, полицейский и часовые воскликнули: «Что это за гром?» – «Похоже на бомбу», – ответил другой полицейский. Вскоре раздались два взрыва, один чуть слабее другого, но оба просто оглушали, и никак нельзя было определить их местоположение. Вчера епископ Лондона сказал мне, что когда он услышал взрывы, то сперва решил, что это снова самолеты-снаряды. Потом ему кто-то сказал, что взорвался газопровод. Один из шоферов слышал ту же историю.

Лондонский информатор лорда Черуэлла добавил ехидный постскриптум: «Думаю, скоро на Сэндиса и Моррисона обрушится лавина критики – слишком рано они успокоились». Профессор был удивлен. Небольшие размеры ракетной боеголовки и скромный масштаб атаки служили подтверждением его точки зрения. Те же, кто мрачно предрекал пришествие 80-тонных ракет, теперь были совершенно сбиты с толку.

Ракеты были выпущены с батареи, расположенной к северо-востоку от Гааги, в 200 милях от Лондона. После неудачной попытки выпустить ракеты по Парижу 444-я батарея Каммлера, наконец, сумела сделать это в 7 часов 28 минут утра в день атаки на Лондон. Затем, из-за опасений подхода союзных войск, батарее было приказано передислоцироваться на остров Вальхерен.

Атаки продолжались. К 12 сентября только девяти ракетам удалось достичь Лондона, одна из которых упала в районе завода «Крайслер», причинив ему серьезный ущерб. И на этот раз удалось определить, что запуск ракеты был осуществлен вблизи Гааги. Один из агентов сообщил, что ракета выпущена со стартовой площадки рядом с шоссе Гаага – Вассенаар, ранее из этого района было эвакуировано все гражданское население. Яркие вспышки и инверсионный след подтверждали эту информацию. Затем стало ясно, что запуски осуществляются и с острова Вальхерен.

Будущее было неопределенным. Кабинет министров попросил генерала Монтгомери назвать приблизительную дату освобождения районов Голландии, из которых могли выпускаться по Лондону ракеты «А-4». Поколебавшись, генерал ответил, что в случае успеха планируемой высадки десанта в Арнеме ракетные войска противника будут отрезаны от своего снабжения. Успокоенный кабинет министров стал менее серьезно воспринимать ракетную угрозу. Решено было не делать никаких официальных заявлений по поводу взрывов в Лондоне, которые вызвали огромный общественный резонанс. Слухи о «взрыве газопровода» опровергать не стали. Департамент Герберта Моррисона время от времени делал неопределенные заявления о «возможной опасности», но это не остановило эвакуированных лондонцев, которые после оптимистичных официальных заявлений, сделанных несколькими днями ранее, решили вернуться в город. Численность населения Лондона стала увеличиваться на 10 000 человек в неделю. (Между тем к 23 августа Лондон покинуло около 1 450 000 человек.)

Казалось, опасность миновала: к 18 сентября только 25 ракет достигли Англии, из них 15 упали на Лондон, убив 56 человек. За несколько дней союзная авиация совершила 1000 самолето-вылетов, чтобы атаковать вызывающие подозрение стартовые площадки, а также все виды коммуникаций. До того как отступить из Гааги в Германию и с острова Вальхерен – в Зволле, войска Каммлера выпустили в западном направлении всего 56 ракет. Неизвестно, была ли связана такая низкая активность ракетчиков с перебоями в снабжении или с какими-либо техническими трудностями.

Гитлер, довольный тем, что его второе «секретное оружие», получившее в официальных кругах название «Фау-2», наконец-то приняло участие в боевых действиях, пригласил к себе Альберта Шпеера, чтобы обсудить с ним перспективы увеличения производства «А-4». Официально все еще оставалась в силе его директива, ограничивающая выпуск ракет. В июне с конвейеров «Центральных заводов» сошло только 132 годные к приемке ракеты, в июле их было 86 при плановой производительности 900 ракет ежемесячно, в то время как производительность самолетов-снарядов увеличилась до 3000 единиц ежемесячно.

После вынужденного отступления в конце августа полковника Вахтеля из Франции Гитлер знал, что теперь Лондон находится только в пределах досягаемости ракет «А-4». В августе «Центральные заводы» начали наращивать производительность и уже в этом месяце выпустили 374 ракеты «А-4». Однако постоянное совершенствование конструкции ракеты на основании испытаний в Близне и нового испытательного полигона в Тухеле препятствовали налаживанию поточного производства.

Шпеер записал 23 сентября: «По мнению фюрера, срочно необходимо довести производительность ракетных заводов до плановой цифры – 900 ракет ежемесячно. Что касается наращивания производства «Фау-1», фюрер распорядился, чтобы в первую очередь был обеспечен выпуск полутора миллионов ручных гранат и пятидесяти тысяч снарядов для окопных минометов. Только то сырье (сталь и взрывчатка), что не будет направлено на производство гранат и снарядов, может быть направлено на «Фау-1». При этом утвержденная норма выпуска в 9000 самолетов-снарядов должна выполняться неукоснительно, допускается лишь самая минимальная задержка производства».

Наступательная операция «секретного» немецкого оружия достигла перепутья. Регулярные бомбежки, проводимые союзной авиацией, существенно сократили производственные мощности Германии. Теперь страна уже не могла выпускать два «секретных» оружия одновременно, предстояло выбрать что-то одно.

В сентябре было выпущено 3419 самолетов-снарядов. Наконец, начал увеличиваться и выпуск ракет: в сентябре с конвейера подземного завода сошло 629 ракет «А-4», в октябре – 628, в ноябре – 662.

Однако ракета «А-4» представляла собой весьма ненадежное оружие. Когда 21 сентября 485-й (мобильный) артиллерийский дивизион открыл огонь по континентальным целям, у первой же выпущенной ракеты внезапно отказал двигатель и она рухнула в пяти милях от места запуска. На следующий день симптомы повторились: ракета упала прямо на стартовую площадку. По всей вероятности, их слишком долго хранили в сырости. Но 26 сентября ракета, изготовленная на «Центральных заводах» всего одиннадцать дней назад, так резво взяла старт, что погнула металлические конструкции пусковой установки и, завывая, понеслась в обратном от цели направлении. Офицер, отвечавший за запуск, в ужасе позвонил на КП полигона, и на ракету немедленно был послан сигнал, отключающий ее двигатель. Ракета упала в 14 милях от полигона. Анализируя произошедшее, капитан Кляйбер обнаружил неполадку в сервомеханизме. В том же месяце упали еще три ракеты. Причина была все та же – дефектные сервоприводы да еще утечка кислорода. Генерал Каммлер принял решение направить старшего инженера, чтобы тот на месте провел расследование по поводу «выявленных производственных дефектов».

Тем временем Каммлер возобновил атаку на Великобританию. Вечером 25 сентября 444-й дивизион, уже успевший передислоцироваться из Зволле в Ставерен, во Фрисланде, открыл огонь по Норвичу. В 19 часов 10 минут первая из этой партии ракет упала в Суффолке. Попытки 444-го дивизиона спустя полтора часа запустить еще одну ракету окончились неудачей из-за неполадок в ракете. Однако в тот день даже самому оптимистично настроенному лондонцу стало ясно, что столица еще не раз может стать мишенью для «последних ударов». Операция по высадке десанта в Арнеме провалилась.

Когда немцы поняли, что 2-я британская армия остановлена, войска Каммлера вернулись в Гаагу, чтобы возобновить атаку на Лондон. 3 октября началось главное наступление на город. Обстрел Восточной Англии вскоре был прекращен: 12 октября Гитлер приказал подвергать ракетному обстрелу только Лондон и Антверпен[25].

Едва сойдя с конвейеров заводов, ракеты направлялись на стартовые площадки. При запуске из 266 ракет, доставленных к пусковым установкам за последнюю неделю октября, осечку дали только четырнадцать.

Похожие книги из библиотеки

Великие танковые сражения. Стратегия и тактика. 1939-1945

Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.

Неизвестный Лавочкин

Легендарные самолеты Героя Социалистического Труда С.А. Лавочкина по праву считаются одним из символов Победы. Хотя его первенец ЛаГГ-3 оказался откровенно неудачным, «заслужив» прозвище «лакированный гарантированный гроб», установка нового мотора и усовершенствование конструкции буквально преобразили эту тяжелую неповоротливую машину, превратив в лучший истребитель Великой Отечественной – прославленные Ла-5, Ла-5ФН и Ла-7 сначала перехватили у немцев господство в воздухе, а затем и сломали хребет Люфтваффе. Именно на этих самолетах воевали двое из пяти лучших советских асов, а Иван Кожедуб первым сбил новейший реактивный Me.262. Именно Лавочкин стоял у истоков советской реактивной авиации – это его истребители первыми преодолели сверхзвуковой, а межконтинентальная крылатая ракета «Буря» – и тепловой барьер. Это в его ОКБ были созданы и первые отечественные беспилотники, и зенитные управляемые ракеты, прикрывавшие Москву в разгар холодной войны.

Прорывая завесу тотальной секретности, многие десятилетия окружавшую проекты Лавочкина, эта книга по крупицам восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора и подлинную историю его авиашедевров.

Самозарядные пистолеты

Книга представляет собой систематизированный обзор наиболее известных боевых пистолетов, разработанных и выпускавшихся в период с начала XX века по наши дни. В этой работе представлена не только информация по конструкции, характеристикам и отличительным особенностями различных моделей пистолетов, но и личные впечатления владельцев и пользователей некоторых из представленных в книге образцов, а так же краткие обзоры исторических событий, послуживших основой к разработке и принятию на вооружение тех или иных систем.

«Крайним средством защиты народа от государственной тирании является право хранить и носить оружие – и это главный довод для сохранения этого права»

Третий президент США Томас Джефферсон

Великий Ильюшин. Авиаконструктор №1

К 120-летию гения авиации! Самая полная творческая биография великого авиаконструктора, чей легендарный Ил-2, по словам Сталина, «нужен был нашей Красной Армии как воздух, как хлеб». Подлинная история всех проектов С.В. Ильюшина — как военных, так и гражданских, от первых опытных моделей 1930-х гг. до современных авиалайнеров.

Мало кому из конструкторов удается создать больше одного по-настоящему легендарного самолета, достойного войти в «высшую лигу» мировой авиации. У ильюшинского КБ таких шедевров более десятка. Непревзойденный Ил-2 по праву считается лучшим штурмовиком Второй Мировой, Ил-4 — выдающимся бомбардировщиком, Ил-28 — «гордостью советского авиапрома», а военно-транспортный Ил-76 в строю уже 40 лет! Не менее впечатляют и триумфы заслуженного ОКБ в гражданском авиастроении — «илы» успешно конкурировали с лучшими зарубежными авиалайнерами, четыре самолета, носивших имя Ильюшина, выбирали советские руководители, а Ил-96 и поныне «борт № 1» российских президентов.