9

Вскоре полк Макса Вахтеля готов был начать яростную атаку на цели, расположенные на континенте. В середине августа он начал отводить свои войска со стартовых площадок во Франции. Последний самолет-снаряд был выпущен по Лондону с наземной установки 1 сентября. Затем Вахтель перевел свои войска и все оборудование на базы в Голландии и Германии. Тем временем эскадрилья самолетов-носителей для запуска снарядов в воздухе продолжала обстреливать Лондон.

14 сентября Вахтелю было приказано готовить новое наступление в направлении Монс – Брюссель – Антверпен. Три дня спустя фельдмаршал Модель, командующий Западным фронтом, посоветовал ему выбрать стартовую площадку в районе между Руром и Вестервальдом, другими словами, к востоку от Рейна. Модель решил, что Вахтель должен установить 32 катапульты в Зауэрланде и Северном Вестервальде, нацеленные только на Брюссель и Антверпен. Однако, как и «лыжные» площадки, эти катапульты никогда не были использованы. Для германских городов они представляли опасность чуть ли не большую, чем вражеские войска. Тем временем Вахтель направил две батареи в Эйфель, где уже в течение длительного времени сооружалось восемь стартовых площадок. В конечном итоге именно отсюда он возобновил свои атаки на Лондон.

Наблюдая за возрождением «Фау-1», Каммлер решил также прибрать его к рукам. По этому поводу 12 октября Шпеер встретился с Гитлером и впоследствии заметил, что «фюрер не поддержал Каммлера, который просил передать ему руководство наступлением самолетов-снарядов. По мнению фюрера, этот проект неплохо реализуется и при действующем командовании». В тот же день Гитлер приказал Каммлеру сосредоточить атаку только на Лондоне и Антверпене. Так оправдались дурные предчувствия сэра Алана Брука: десятью днями раньше он как раз высказал предположение, что этот крупный бельгийский порт может стать основной мишенью немцев. 21 октября полковник Вахтель открыл огонь по Брюсселю, выпустив 55 снарядов. Затем он переключился на Антверпен.

Производство «Фау-1» также разместилось под землей. К декабрю выпуск самолетов-снарядов уже составлял 9000 единиц в месяц. На совещании в штабе ВВС было решено передать заводу в Нордхаузене контракт на производство 19 500 самолетов-снарядов. Начиная с ноября 1944 года с конвейера ежемесячно должно было сходить 3000 снарядов. В апреле, мае и июне 1945 года эта цифра сокращалась до 1500. В июне 1945 года планировалось полностью прекратить на «Центральных заводах» производство «Фау-1».

В середине октября полковник Вахтель получил приказ атаковать бельгийские цели с близкого расстояния – из Центральной Голландии. Полк был перегруппирован в восемь батарей, одну из которых отправили в Голландию. «Полк, – предупреждал Вахтель, – создавался с учетом того, что «Фау-1» – это скорее орудие террора, запугивания, чем средство атаки военных объектов». Несмотря на эти протесты, в начале ноября Верховное командование приказало увеличить интенсивность обстрела Антверпена.

Союзники не могли пройти мимо этого факта. 8 ноября состоялось совещание начальников штабов, на котором обсуждались последние действия Германии. «Боюсь, – записал Брук той же ночью, – что в обстреле Антверпена задействованы оба вида «секретного» оружия».

К тому времени Гитлер уже придумал план своего последнего наступления, ставившего целью захват Антверпена. Атака должна была начаться в середине декабря.

К 20 ноября около 210 ракет «А-4» достигли Англии, из них 96 поразили Лондон. Общее количество жертв составило 456 человек. Это означало, что в среднем от одной ракеты гибло четыре человека, что почти вдвое превышало количество жертв самолета-снаряла.

23-го Сэндис заявил кабинету министров:

– Все наши попытки вмешаться в радиоуправление «А-4» потерпели неудачу.

Пусковые установки были столь мобильными и хорошо замаскированными, что представляли собой весьма невыгодные для бомбардировки цели.

Самое большее, что можно было сделать, – разрушить все коммуникации вокруг района, где располагались стартовые площадки.

25 ноября ракета упала на универмаг «Вул– ворт» в Дептфорде, погибло 160 человек. Подобные инциденты лишь подчеркивали необходимость скорейшего принятия ответных мер. К этому времени 2-я тактическая воздушная армия совершила 10 000 вылетов, а истребительная авиация – 600. В результате был атакован германский транспорт между Гаагой и Лейденом. В соответствии с немецкими документами по меньшей мере двум железнодорожным составам с ракетами (вывозимыми с завода в Нордхаузене 21 и 25 ноября) «в результате действий противника» был нанесен серьезный ущерб – ракеты превратились в лом.

Союзники опасались прибегать к более радикальным ответным мерам, так как в результате могло пострадать гражданское население Голландии. За первые три недели ноября количество ракет, обрушившихся на Лондон, достигло двенадцати, пятнадцати и двадцати семи соответственно. 17 ноября маршал авиации Хилл предложил провести осторожную атаку на ракетные площадки в Гааге, разумеется с разрешения гражданских властей города.

Последовавшее вскоре снижение темпов обстрела Лондона было вызвано не реализацией этого плана. Рано утром 16 декабря Адольф Гитлер начал свое последнее грандиозное наступление на Запад, и вся мощь дальнобойного оружия Германии была направлена на цель этого наступления – Антверпен.

Похожие книги из библиотеки

Великие танковые сражения. Стратегия и тактика. 1939-1945

Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.

Израильские танки в бою

Крошечный Израиль по праву считается третьей (после Рейха и СССР) великой танковой державой, что неудивительно: израильтяне – самые воевавшие танкисты второй половины XX века, грандиозные танковые сражения Шестидневной войны и войны Судного Дня по размаху, напряженности и динамизму не уступают битвам Второй Мировой, а легендарную «Меркаву» не зря величают одним из лучших современных танков (если не самым лучшим), который доказал свою высочайшую эффективность как на войне, так и в ходе антитеррористических операций.

Новая книга ведущего историка бронетехники воздает должное еврейским «колесницам» (именно так переводится с иврита слово «меркава»), восстанавливая подлинную историю боевого применения ВСЕХ типов израильских танков во ВСЕХ арабо-израильских войнах и опровергая множество мифов и небылиц, порожденных режимом секретности, с которой на Святой Земле все в порядке – СССР отдыхает! Эта книга – настоящая энциклопедия израильской танковой мощи, иллюстрированная сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Главные мифы о Второй Мировой

?Усилиями кинематографистов и публицистов создано множество штампов и стереотипов о Второй мировой войне, не выдерживающих при ближайшем рассмотрении никакой критики.

Ведущий российский военный историк Алексей Исаев разбирает наиболее нелепые мифы о самой большой войне в истории человечества: пресловутые «шмайсеры» и вездесущие пикирующие бомбардировщики, «неуязвимые» «тридцатьчетверки» и «тигры», «непреодолимая» линия Маннергейма, заоблачные счета асов Люфтваффе, реактивное «чудо-оружие», атаки в конном строю на танки и многое другое – эта книга не оставляет камня на камне от самых навязчивых штампов, искажающих память о Второй мировой, и восстанавливает подлинную историю решающей войны XX века.

?Книга основана на бестселлере Алексея Исаева «10 мифов о Второй мировой», выдержавшем 7 переизданий. Автор частично исправил и существенно дополнил первоначальный текст.

АвтоНАШЕСТВИЕ на СССР. Трофейные и лендлизовские автомобили

С самого своего рождения отечественный автопром не был изолирован от остального мира – даже в наиболее сложные периоды истории, в разгар «холодной войны» и открытой конфронтации с Западом, иностранные машины составляли заметную часть автопарка СССР, активно использовались и в Советской Армии, и в народном хозяйстве. Речь прежде всего о сотнях тысяч автомобилей, полученных в годы Второй Мировой войны по ленд-лизу, а также о трофейной технике, захваченной у Вермахта и его союзников. Хотя в СССР об этом не принято было упоминать, трофейные и ленд-лизовские машины сыграли важную роль в развитии советской автомобильной промышленности, бурный прогресс которой в послевоенный период стал возможен благодаря тщательному изучению мирового опыта.

Много лет работая над этой темой, буквально по крупицам собрав и обработав колоссальный объем информации, автор впервые воссоздает подлинную историю этого автоНАШЕСТВИЯ на СССР, оставившего заметный след в судьбе отечественного автопрома.