1

24 марта 1945 года, когда мистер Уинстон Черчилль наблюдал за союзническими войсками, пересекающими Рейн, неутомимый Альберт Шпеер спустился в мрачную угольную шахту в Руре – индустриальном районе рейха, чтобы побеседовать с горняками.

«К несчастью, – вспоминал позже министр вооружений и военной промышленности рейха, – их уверенность в будущем и вера в то, что мы сможем изгнать врага из Германии, были совершенно непоколебимы».

На рабочих оказывали влияние пропагандистские речи о неизбежном расколе среди союзников и о чудо-оружии, что вот-вот вступит в строй.

К тому времени и первое, и второе «чудо-оружие» можно было вычеркнуть из списка. Фашистам так и не удалось выполнить две первостепенные задачи: подавить воздушный «террор» союзников и заставить врага высадиться в Па-де-Кале, чтобы затем нанести ему там сокрушительный удар. Дальнобойная батарея в Мимойеке (сооруженная для «Фау-3») так никогда и не открыла огонь по врагу. Когда в конце января шведы объявили о том, что теперь в их руках находится профессор Хартманн, который считался изобретателем «Фау-4», Гитлер фыркнул:

– Они имеют дело не с изобретателем, а с мошенником.

Так и не были поставлены на вооружение германской армии «А-9» и «А-10». Первое оружие представляло собой крылатый вариант ракеты «Фау-2». По замыслу конструктора она должна была обладать дальностью полета, достаточной для того, чтобы поразить цель в Северной Англии. Первый успешный запуск «А-9» состоялся 24 января 1945 года, но эвакуация центра в Пенемюнде не позволила продолжить работу над этой ракетой. Существовали (правда, только на бумаге) планы по созданию ракеты-монстра «А-9»/«А-10», весящего более 100 тонн и включающего ракеты «А-4» или «А-9» в качестве второй ступени. Эта гигантская ракета, по мысли конструктора, в состоянии была бы достичь высоты 230 миль и выйти в стратосферу, чтобы затем поразить Вашингтон и Нью-Йорк.

Влияние генерала СС Каммлера возрастало от месяца к месяцу: в конце ноября Гитлер согласился передать под его руководство проекты по созданию ракет класса «воздух – земля», а 31 января 1945 года вышел приказ Гитлера, в соответствии с которым наступательные операции с использованием «Фау-1» и «Фау-2» также передавались под командование Каммлера. Таким образом, к концу операции «секретное оружие» Каммлер сосредоточил в своих руках наиболее перспективные разработки Германии в этой области. Определенно, это можно было расценивать как весьма удачную карьеру для инженера-строителя из СС (впрочем, для сравнения можно привести судьбу американского инженера генерала Л.Р. Гроувса, который начал свою карьеру с постройки Пентагона и закончил ее руководителем американского проекта по созданию атомной бомбы).

Центр в Пенемюнде был эвакуирован в конце февраля 1945 года. 4000 сотрудников центра, несколько составов с оборудованием были размещены в горах Гарца, где, по мысли Гитлера, планировалось держать последнюю линию обороны. Специалистов-ракетчиков расселили в деревне Блейхерёде, в двадцати милях от «Центральных заводов». Здесь, в шахте глубиной около 2000 футов, должен был располагаться главный исследовательский центр. Под руководством Каммлера были составлены планы по сооружению подземных галерей длиной 10 миль, просторных залов и туннелей, ведущих к другой шахте в Нойблейхерёде. В то же время ускоренными темпами шла работа по строительству трех новых заводов под массивом горы Конштейн в Нордхаузене, помимо уже существующих «Центральных заводов» и завода по выпуску реактивных двигателей для «юнкерсов». Строился также крупный завод по производству жидкого кислорода и второй завод по выпуску «юнкерсов». Более медленными темпами возводился нефтеперерабатывающий завод, известный как проект «Кукушка». Возле Воффлебена заключенные Каммлера с помощью взрывчатки вгрызались в скальный массив, сооружая сеть пещер, в которых должен был разместиться завод Хеншеля. На этом заводе планировалось выпускать реактивные снаряды «Hs-117», «Hs-298», «Х-4» и «Х-10».

Из всех этих сооружений наиболее впечатляющими должны были стать сооружения в Блейхерёде. Огромный подземный комплекс мог бы вместить экспериментальные заводы по производству ракет «А-4» и реактивного снаряда класса «земля – воздух» «Вассерфаль». Возле карьера в Лехестене глубиной около 100 футов были установлены два испытательных стенда для ракетных двигателей, произведенных «Центральными заводами» и заводом в Блейхерёде. Рядом с карьером, в пещере, разместился завод по производству жидкого кислорода для испытываемых ракет, а также расположились ракетные части.

5 апреля Верховное командование приказало любой ценой удерживать Нордхаузен и назначило Каммлера ответственным за его оборону. Однако вскоре Гарц пал, и мечте Гитлера пришел конец. 450 ученых, ранее работавших в Пенемюнде, включая Дорнбергера, фон Брауна и Штейнхоффа, были направлены в Обераммгерау, где были размещены в окрестных деревушках. Чтобы документы из Пенемюнде не достались врагу, Каммлер замуровал их в одной из многочисленных шахт. 2 мая 1945 года Дорнбергер, фон Браун и 400 ученых сдались американским войскам в Гармиш-Партенкирхене. История Пенемюнде подошла к концу.

В мае Альберт Шпеер рассказал допрашивавшим его американцам, что Гитлер надеялся на то, что использование «оружия возмездия» «заставит, наконец, британцев пасть на колени, поскольку они уже на грани деморализации». Германская пресса широко освещала трагедию в Лондоне, повлекшую за собой большое количество человеческих жертв – давку, произошедшую после того, как в результате ложного сигнала о воздушной тревоге толпа лондонцев в панике хлынула на станцию метро «Ист-Энд»[27].

Самые большие надежды Германия возлагала на самолеты-снаряды. Но 10 января 1945 года даже Адольф Гитлер вынужден был признать:

– К сожалению, «Фау-1» не сможет выиграть для нас войну.

Его отношение к ракете «Фау-2» ясно видно из фрагмента состоявшегося накануне разговора с Йодлем.

Генерал – полковник Альфред Йодль. Я принес вам еще одно донесение от нашего агента в Антверпене. Он сообщает, что 17 декабря ракета «Фау-2» угодила в переполненный кинотеатр «Рекс», при этом погибли одна тысяча сто человек, включая семьсот человек персонала…

Фюрер. Ну вот, наконец, и первый удачный выстрел. Но я по натуре скептик. Это кажется мне настолько невероятным, что я никак не могу поверить в случившееся. Что за агент передал это сообщение? Ему что, приплачивают наши ракетчики?

Йодль. У этого агента весьма примечательное имя – Виски…

Фюрер. Что за чудо этот ваш агент!

Видимо, к началу 1945 года Адольф Гитлер утратил веру и в самолет-снаряд, и в ракету «А-4». Германский штаб ВВС разделял его пессимизм.

Похожие книги из библиотеки

Оружие великих держав. От копья до атомной бомбы

Книга Джека Коггинса посвящена истории становления военного дела великих держав – США, Японии, Китая, – а также Монголии, Индии, африканских народов – эфиопов, зулусов – начиная с древних времен и завершая XX веком. Автор ставит акцент на исторической обусловленности появления оружия: от монгольского лука и самурайского меча до американского карабина Спенсера, гранатомета и межконтинентальной ракеты.

Коггинс определяет важнейшие этапы эволюции развития оружия каждой из стран, оказавшие значительное влияние на формирование тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о разновидностях оружия и амуниции.

Книга представляет интерес как для специалистов, так и для широкого круга читателей и впечатляет широтой обзора.

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.

Роль морских сил в мировой истории

Известный историк и морской офицер Альфред Мэхэн подвергает глубокому анализу значительные события эпохи мореплавания, произошедшие с 1660 по 1783 год. В качестве теоретической базы он избрал наиболее успешные морские стратегии прошлого – от Древней Греции и Рима до Франции эпохи Наполеона. Мэхэн обращает пристальное внимание на тактически значимые качества каждого типа судна (галер, брандер, миноносцев), пункты сосредоточения кораблей, их боевой порядок. Перечислены также недостатки в обороне и искусстве управления флотом. В книге цитируются редчайшие документы и карты. Этот классический труд оказал сильнейшее влияние на умы государственных деятелей многих мировых держав.

Неизвестный Лангемак. Конструктор «катюш»

Он был одним из величайших конструкторов XX века, главным инженером первого в мире Реактивного института, пионером космонавтики (именно Г.Э. Лангемак ввел этот термин), соавтором легендарной «Катюши» – но звание Героя Социалистического Труда получил лишь посмертно. Его арестовали по доносу подчиненного, осудили как «вредителя», «заговорщика» и «врага народа» и казнили в январе 1938 года. Полвека спустя маршал Устинов сказал: «Если бы Лангемака не расстреляли, я был бы у него замом, а первым космонавтом стал бы не Гагарин, а Титов». Успей Георгий Эрихович завершить свои разработки – мы бы сейчас осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам».

Почему все эти великие начинания пошли прахом? Кто погубил великого конструктора и присвоил его открытия? Как разгромили Реактивный институт, замедлив развитие космонавтики на десятилетия? Воздавая должное гению Лангемака, эта фундаментальная биография проливает свет на самые героические и трагические страницы родной истории.