Главная / Библиотека / Вооруженные силы Японии. История и современность /
/ Часть первая ИСТОРИЯ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ ЯПОНИИ / Глава вторая ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ ЯПОНИИ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ / Основные черты подготовки и ведения операций японскими вооруженными силами на Тихоокеанском театре военных действий

Глав: 7 | Статей: 62
Оглавление
В книге исследуется процесс зарождения и развития вооруженных сил империалистической Японии. На базе большого фактического материала, часть которого публикуется впервые, авторы рассматривают место и роль императорских армии и флота в агрессивной политике правящих кругов страны накануне и в годы двух мировых войн, основные направления и этапы послевоенного строительства вооруженных сил, их современное состояние, техническое оснащение, мобилизационные возможности, боевую подготовку, идеологическую обработку личного состава, военно-доктринальные взгляды японского командования.
А Ивановi

Основные черты подготовки и ведения операций японскими вооруженными силами на Тихоокеанском театре военных действий

Основные черты подготовки и ведения операций японскими вооруженными силами на Тихоокеанском театре военных действий

Опыт второй мировой войны на Тихом океане показал, что воюющие государства широко использовали морские пространства для перенесения вооруженной борьбы на территорию противника. Удары по военно-морским и авиационным базам, десантные и противодесантные операции составляли здесь основное содержание военных действий, для ведения которых нередко привлекались основные силы флотов и авиации противоборствующих сторон, а такте крупные контингенты сухопутных войск. Часто морские сражения носили вспомогательный характер.

Развертывание сил и средств в ряде операций проходило на огромных пространствах, требовало длительного времени и четкого взаимодействия видов вооруженных сил, которое приобретало в особых условиях здешнего ТВД практически решающее значение.

Военные действия японское командование начало здесь с внезапного массированного удара по военно-морским и военно-воздушным базам противника, с тем чтобы сразу же решить на этом театре главнейшую стратегическую задачу начального периода войны — захватить господство на море и в воздухе и таким образом обеспечить себе свободу действий на огромных пространствах, где морские и воздушные коммуникации, подобно нервной системе организма, являлись практически единственными связующими звеньями обширного района.

Главнокомандующий Объединенным японским флотом адмирал И. Ямамото предложил решающий удар нанести по кораблям американского Тихоокеанского флота в его главной базе — Пёрл-Харборе (Гавайские острова). Разработанный им план Гавайской операции предусматривал создание мощной ударной группировки в составе 32 кораблей, в том числе шести авианосцев (360 самолетов), двух линейных кораблей, трех тяжелых крейсеров, трех подводных лодок и флотилии эсминцев, которая должна была в течение 11 суток совершить переход почти в 4000 миль (7400 км), скрытно подойти к Гавайским островам на расстояние около 200 миль к северу от о-ва Оаху и нанести внезапный удар по американским кораблям в Пёрл-Харборе. Основным объектом атаки авианосной авиации были намечены американские линкоры и авианосцы.

Замыслы адмирала Ямамото натолкнулись на серьезное противодействие со стороны начальника морского генерального штаба адмирала О. Нагано, сторонника выжидательных действий. Он считал, что «предложенный план рискован и бесполезен. Если американский флот попытается войти в японские воды, то, — предлагал Нагано, — сначала следует измотать его с помощью легких сил флота, а затем уничтожить основными силами»[282].

В начале сентября 1941 г. план Ямамото проигрывался па военных учениях. Оппозиция этому плану еще более возросла. К мнению начальника морского генерального штаба присоединился командующий авианосным флотом адмирал Т. Нагумо, который утверждал, что предлагаемый замысел операции слишком опасен и может обойтись флоту потерей двух авианосцев из имеющихся шести[283]. Однако Ямамото, угрожая отставкой, продолжал настаивать на своем плане. Он считал, что в вооруженной борьбе с таким мощным противником, как Соединенные Штаты, следует сразу же делать ставку на быстрый и решительный первоначальный успех, с тем чтобы заставить американцев пойти на переговоры с Японией (Ямамото не верил в возможность победы над США в длительной войне).

Однако борьба мнений не мешала японскому командованию задолго до принятия окончательного решения приступить к тщательной отработке отдельных составных частей плана[284]. Так, уже с середины января 1941 г. в районе о-ва Курахаси (преф. Хиросима) была проведена отработка действий специальных (карликовых) подводных лодок против крупных надводных кораблей. В сентябре этого же года в бухте Накадзё залива Сукумо (о-в Сикоку), напоминающей бухту Пёрл-Харбор, были проведены учения по борьбе с заградительными сетями[285].

Содержание проекта приказа о проведения Гавайской операции было впервые доведено до командного состава сил, предназначенных для участия в этой операции, только 2 ноября, т. е. примерно за месяц до начала боевых действий[286]. После этого были проведены трехдневные совместные учения авианосных ударных сил. Первое и второе соединения этих сил, выйдя на позицию, удаленную от о-ва Кюсю на расстояние 250 миль, в соответствии с планом Гавайской операции стали отрабатывать удары с воздуха по игравшим роль противника основным силам Объединенного флота, находившимся в заливе Саэки (конфигурация этого залива по своей сложности также напоминала Пёрл-Харбор). Особое внимание уделялось проблемам взаимодействия при осуществлении совместных ударов нескольких авианосных соединений по скоплениям кораблей противника[287].

Судьба всей операции, по мнению японского командования, зависела прежде всего от сохранения замысла операции в тайне и скрытности его осуществления[288]. Разработкой плана с самого начала занимался 1-й отдел штаба Объединенного флота. Со временем к этой работе были подключены начальники штабов авианосных ударных соединений. Эти же лица в основном принимали участие и в командно-штабных учениях[289].

Специально отрабатывались проблемы радиомаскировки. Обычно позывные радиосвязи менялись раз в полгода. Но в этом случае они были сметены 1 ноября и 1 декабря, что должно было создать для американцев определенные трудности в сборе информации[290]. После выхода ударной авианосной группировки из залива Саэки кораблям надлежало прекратить всякий радиообмен. Одновременно в целях дезинформации противника оставшиеся в базах на о-ве Кюсю боевые корабли должны были вести ложные радиопередачи, чтобы создать у американцев впечатление, что никаких изменений в дислокации сил флота на театре военных действий не произошло[291].

Авианосная группировка под командованием адмирала Нагумо сосредоточилась в районе о-ва Итуруп (Курильские острова) и, выйдя 25 ноября из залива Хитокаппу, направилась, соблюдая радиомолчание, через северные воды Тихого океана, где судоходство не было интенсивным, к о-ву Оаху. Три отряда подводных лодок в составе 27 кораблей (в том числе 5 кораблей — носителей карликовых подводных лодок) к тому времени уже завершили развертывание и занимали предусмотренные планом позиции у Гавайских островов.

Ночью 1 декабря группировка получила по радио условный сигнал: «Восходите на гору Ниитака 1208», означавший, что 7 декабря назначается днем «Х». Встретив на своем пути всего лишь одно судно[292], японская ударная группировка к утру 7 декабря скрытно вышла в район нанесения удара. Когда она приблизилась к Пёрл-Харбору на расстояние 230 миль, с авианосцев поднялись самолеты первой волны (40 штурмовиков-торпедоносцев, 49 штурмовиков-бомбардировщиков, 51 бомбардировщик и 43 истребителя). Через 1 час 15 минут за первой волной последовала вторая в составе 171 самолета[293].

В это воскресное утро в Пёрл-Харборе стояло 8 линкоров, 8 крейсеров, 29 эсминцев, 5 подводных лодок, несколько кораблей других классов и вспомогательных судов. Более трети личного состава находилось в увольнении. Заканчивалась подготовка к проведению торжественной церемонии подъема флага. В ожидании утренней поверки на кораблях были открыты двери и люки водонепроницаемых переборок. На аэродромах самолеты стояли ровными рядами, вплотную друг к другу, представляя собой удобную мишень для японской авиации. Появление японских самолетов над гаванью не встретило противодействия, и только когда в 7 часов 55 минут стали падать первые бомбы, стало ясно: это — нападение. Таким образом, американский гарнизон в Пёрл-Харборе был застигнут врасплох.

Гавайская операция была осуществлена японским командованием практически без противодействия американского флота и авиации. В небо поднялись лишь четыре американских истребителя, атака которых была отбита.

Командующий американскими миноносными силами Тихоокеанского флота контр-адмирал Фэлонг, который в это время был старшим на рейде, поднял сигнал тревоги: «Всем кораблям выйти из гавани». Однако выполнить эту команду основным силам Тихоокеанского флота не представлялось возможным, так как первыми же атаками японских самолетов было поражено большинство линкоров, стоявших у своих причалов. Зенитный огонь, открытый кораблями и отдельными береговыми батареями в ходе налета первой волны, был слабым. Было сбито лишь 9 самолетов. Налет второй волны был встречей более плотным огнем, в результате которого японская авиация потеряла еще 20 самолетов[294].

В то время в море за сотни миль от Пёрл-Харбора находились два американских авианосца — «Энтерпрайз» и «Лексингтон». Командование отдало им приказ «перехватить и уничтожить противника». Однако поставленные цели были нереальны: противник имел многократное превосходство в силах, к тому же авианосец «Лексингтон», получил приказ, направился в противоположную сторону от фактического местонахождения противника[295],

В итоге двух ударов японской авиации по Пёрл-Харбору были уничтожены или выведены из строя все линейные корабли. 6 крейсеров, эсминец и 272 самолета. Потери в людях составили 3400 человек, в том числе 2402 убитыми[296]. Это был, безусловно, крупный успех, однако японское командование не решилось развить его и добиться окончательного уничтожения Тихоокеанского флота США и разрушения его главной базы. Командующий авианосной ударной группировкой адмирал Нагумо, опасаясь находившихся в море американских авианосцев, проявил колебание и не пошел дальше выполнения первоначально полученного приказа. После нанесения двух запланированных ударов с воздуха по Пёрл-Харбору он отдал приказ подчиненным ему кораблям лечь па обратный курс. Если бы он направил третью волну самолетов на ВМБ противника, то были бы уничтожены находившиеся на поверхности огромные хранилища горючего, без которого американский флот не смог бы длительное время действовать в водах Тихого океана[297]. Подводные лодки в этой операции практически не сыграли никакой роли.

Широкое развитие в военном искусстве Японии в годы второй мировой войны получили морские десантные операции, что в значительной мере объяснялось спецификой Тихоокеанского театра и направлением агрессии японского милитаризма. В целом для десантных операций, осуществленных японским командованием, было характерно большое удаление пунктов посадки от пунктов высадки войск (до 7 тыс. км и более). Переход десанта морем иногда занимал до 20 суток. Все это диктовало необходимость тщательной всесторонней подготовки высадки десантов с использованием всех мер оперативного и боевого обеспечения. Выход из баз и переход морем десантных сил проходили скрытно. и десанты, участвовавшие в первых операциях, покидали базы и направлялись морем к замеченным районам еще до объявления войны. Десантные отряды совершали переход и производили высадку десантов под прикрытием авиации и крупных надводных кораблей[298]. В ходе морских десантных операций нередко использовались воздушные десанты.

Первыми на берег высаживались передовые отряды, состоявшие обычно из частей морской пехоты. Эти отряды быстро захватывали плацдармы на берегу, после чего высаживались главные силы и тылы десанта.

Авиация непрерывно наносила удары по войскам противника, подавляя его противодесантную оборону и срывая контрудары сухопутных войск. Силы флота, осуществляя блокаду побережья, не допускали переброски морем подкреплений противника. Одной из первоочередных задач высаженных войск был захват ближайших аэродромов, на которые затем перебрасывалась армейская и морская авиация. Завоевав полное господство в воздухе, японская авиация целиком переключалась на поддержку десантируемых войск.

Как правило, морские десанты высаживались одновременно в нескольких пунктах на широком фронте. Это распыляло усилия обороняющихся, маскировано направления главных ударов и обеспечивало одновременное наступление на нескольких направлениях[299].

Выбор районов высадки и направлений главных ударов сухопутных войск определялся стратегической важностью объекта, характером обороны противника и географическими особенностями района операции. Например, в Филиппинской операции объектом главного удара японского десанта являлся о-в Лусон со столицей Филиппин — г. Манилой. Замыслом японского командования предусматривалось нанесение внезапных мощных ударов авиацией по аэродромам и ВМБ на Филиппинах, завоевание господства в воздухе и на море, высадка морских десантов на севере и юго-востоке Лусона с задачей разгромить американо-филиппинскую армейскую группу под командованием генерала Д. Макартура, захватить столицу Филиппин и одновременно высадить десант на юге Филиппинских островов для содействия главным силам и захвата ВМБ.

Для проведения операции выделялись 14-я армия под командованием генерала Хомма, Филиппинское оперативное объединение флота (5 тяжелых крейсеров, 5 легких крейсеров, 29 эсминцев, авианосец и 3 авиатранспорта), 5-е авиационное соединение сухопутных войск (200 самолетов), 11-й воздушный флот морской авиации (300 самолетов), а также около 100 транспортов и вспомогательных судов.

Японским вооруженным силам противостояла 130-тысячная американо-филиппинская группировка. В составе ее американской части насчитывалось 31 тыс. человек, более 270 самолетов. С нею взаимодействовал Азиатский флот США (45 боевых кораблей основных классов)[300].

8 и 9 декабря 1941 г. японская авиация внезапными ударами по американским аэродромам и ВМБ уничтожила половину тяжелых бомбардировщиков[301] и более трети истребителей, не успевших подняться с земли. Была также выведена из строя ВМБ Кавите и уничтожены находившиеся там 200 торпед, что обезоружило подводные лодки Азиатского флота США.

К концу пятого дня операции японцы захватили полное господство в воздухе над Филиппинами. Лишенный поддержки с воздуха, Азиатский флот США фактически был отстранен от участия в отражение японского вторжения па Филиппины.

В целом действия японских десантных войск отличались маневренностью, высокими темпами наступления на большую глубину и тесным взаимодействием сухопутных войск с флотом и авиацией. Широко используя морские пространства для маневра и осуществляя высадку десанта на флангах, японские войска наносили удары с других направлений, рассекая оборону, быстро продвигаясь в глубь территории противника, окружали и прижимали к морю его сухопутные группировки. Окруженные войска блокировались с моря, подвергаясь усиленным бомбардировкам с воздуха и принуждались к сдаче в плен. Авиация в руках японского командования служила главной ударной силой, расчищавшей путь сухопутным войскам массированными ударами с воздуха[302].

Наступление в островных районах осуществлялось с использованием последовательных высадок десантов на нескольких операционных направлениях. Сначала захватывались острова, имевшие аэродромы и ВМБ, куда перебрасывались авиация и силы флота. Подавив авиацию противника и завоевав господство на море и в воздухе, японское командование высаживало морские и воздушные десанты на другие острова. В целом внезапные и стремительные десантные действия на широких пространствах архипелагов приводили к изоляции отдельных группировок противника на островах и не позволяли ему создавать устойчивой линии обороны.

Наряду с широким размахом десантных наступательных действий японское командование приобрело в годы второй мировой войны большой опыт оборонительных противодесантных операций. При их осуществлении первоначально применялся метод «активной обороны». Считалось, что противник должен быть уничтожен по возможности еще на переходе морем, до подхода к объекту захвата. Эта задача возлагалась на ВМФ и авиацию. Сухопутные гарнизоны островов имели задачу уничтожить противника на воде до его высадки или на берегу в момент высадки. При этом основные силы гарнизонов островов располагались на побережье. Сильных резервов в глубине островов обычно не создавалось. Однако на завершающем этапе войны японское командование было вынуждено отказаться от методов «активной противодесантной обороны», что объяснялось прежде всего резким изменением соотношения сил сторон.

Японскому командованию приходилось считаться с тем, что американцы при подготовке высадки на острова всегда создавали решающее превосходство на море, в воздухе и в районе операции, надежно прикрывали десант от ударов авиации и флота противника, широко применяли специальные десантно-высадочные средства и плавающую боевую технику. Действия против того или иного островного японского гарнизона обычно начинались с установления блокады с моря и воздуха, длительных и интенсивных бомбардировок стратегической и авианосной авиации, систематических обстрелов корабельной артиллерией береговых укреплений и прибрежных районов. Например, против 23-тысячного гарнизона японцев, спешно организовавшего оборону на о-ве Иводзима площадью всего 8 кв. миль, американцы провели очень длительную (72 дня) и чрезвычайно интенсивную (сброшено 6,8 тыс. т бомб) бомбардировку. Из корабельной артиллерии, в том числе крупных калибров, по гарнизону в общей сложности было выпущено около 80 тыс. снарядов. Непосредственно для захвата острова американское командование выделило более 680 боевых, транспортных и десантных кораблей, 111,5 тыс. десантников и 1,5 тыс. самолетов[303].

В подобных условиях обычно немногочисленные японские гарнизоны, лишенные снабжения и поддержки извне, еще до высадки американских десантных войск несли большие потери не только от мощного огневого воздействия, но и от тропических заболеваний, недостатка медицинского обслуживания, воды, продовольствия. Последнее иногда приводило даже к людоедству.

Большие потери во время авиационной и артиллерийской подготовок, проводимых американцами обычно по кромке берега, заставили японское командование в последующих операциях оставлять на побережье лишь подразделения охранения. Основные же силы располагались в глубине острова на заблаговременно подготовленных рубежах, которые строились па системе взаимосвязанных укрепленных пунктов, соединенных подземными тоннелями, имевшими специальные убежища для укрытия личного состава от артиллерийского огня и ударов авиации и запасные ходы.

Недостатком такого, хотя и вынужденного, способа ведения противодесантной обороны являлось то, что американские войска получали возможность почти беспрепятственно высаживаться на побережье. Сопротивление японского гарнизона они встречали, как правило, лишь в глубине острова. Но даже в условиях абсолютного превосходства американцев в силах и средствах японские гарнизоны оказывали ожесточенное сопротивление. Например, гарнизон о-ва Иводзима продолжал борьбу в течение 36 дней. Только убитыми американцы потеряли здесь около 7 тыс. солдат и офицеров[304].

Имели свои особенности и боевые действия на морских и океанских сообщениях Тихого океана. В отличие от Атлантики, где вооруженная борьба отличалась решительностью целей, большой продолжительностью и напряженностью, на Тихом океане действия японского флота на коммуникациях США и Англии носили ограниченный характер. Делая ставку на «молниеносную войну», японцы здесь не создавали сильной противолодочной обороны (ПЛО). Перевозки стратегического сырья вплоть до 1943 г. они осуществляли почти без всякого охранения. Мобилизация большого количества рыболовецких судов и переоборудование их под корабли ПЛО не решили проблемы, так как на этих судах отсутствовали эффективные средства обнаружения и уничтожения подводных лодок.

Эффективность вооруженной борьбы ВМС Японии на морских и океанских коммуникациях непосредственно зависела от взглядов японского командования на использование сил флота в специфических условиях Тихоокеанского ТВД. Командование японских ВМС полагало, что уничтожение флота противника и достижение господства на море в сочетании с захватом портов и ВМБ является лучшей формой обеспечения своих коммуникаций и нарушения перевозок противника. Поэтому оно использовало силы флота и авиации, как правило, лишь для конвоирования транспортов при перевозке войск и грузов непосредственно в районы боевых действий[305]. В немалой степени такая практика объяснялась обширностью океанского ТВД и недостаточностью сил и средств японских ВМС. В кратковременной войне, к которой готовилась Япония, подобные просчеты могли и не привести к серьезным последствиям. Однако при переходе к войне затяжной они стали совершенно очевидными.

Одна из важнейших особенностей Тихоокеанского ТВД состояла в том, что американцы были вынуждены проводить морские десантные операции на большом расстоянии от территории США, что требовало огромного количества судов. Так, на базе обеспечения вспомогательных судов на атолле Эниветок за один месяц побывало около 1700 кораблей и судов[306]. Такое интенсивное движение создавало исключительно благоприятные условия для применения подводных лодок. Однако японское командование фактически не учло опыта войны на Западе, где подводные лодки проявили себя главной силой в борьбе на океанских коммуникациях. Оно рассматривало их лишь как средство для совместных действий с крупными кораблями. Во время боя подводные лодки, расположенные в завесах, должны были осуществлять разведку и воспрепятствовать подходу резерва и району сражения, наносить торпедные удары по крупным боевым кораблям. Атаковать транспорты вначале вообще запрещалось, затем командование дало разрешение использовать против них не более одной торпеды[307].

Подводные лодки не планировалось систематически привлекать к действиям на коммуникациях. Командующий императорским подводным флотом вице-адмирал С. Мива в 1944 г. заявил: «Основное назначение наших лодок — быть вспомогательным средством для нашего надводного флота»[308].

Снижало результативность боевого применения лодок и отсутствие четких взглядов на направленность их строительства: до начала второй мировой войны насчитывалось 11 типов подводных лодок, а до августа 1945 г. было построено 129 единиц 15 типов[309]. Такая многотипность не только затрудняла материальное обеспечение боевых действий подводных лодок, но и снижала уровень боевой подготовки экипажей и качество самих лодок.

В ходе войны на Тихом океане создалось такое положение, когда американцы, осуществляя наступление, обошли большое количество островов, удерживаемых японцами. В результате сотни, а иногда и тысячи солдат, находившихся на них, остались без продовольствия и боеприпасов. Из-за превосходства союзной авиации и флота надводные корабли не могли обеспечить их снабжение и эвакуацию раненых. Поэтому значительная часть японского подводного флота была привлечена для транспортной деятельности, что ранее не предусматривалось н не отрабатывалось. Так, к январю 1943 г. перевозку грузов осуществляли 20 лодок, включая самые новейшие, — боевые корабли превратились в транспорты.

Большое значение японское командование придавало разведке, в которой подводные лодки играли заметную роль. Так, в декабре 1941 г., по данным японской подводной лодки «И-165», были перехвачены и уничтожены японской авиацией английский линкор «Принс оф Уэлс» и линейный крейсер «Рипалс», гибель которых отрицательно сказалась на обороне Малаккского полуострова.

Япония стала первой страной, где была осуществлена программа серийного строительства (46 единиц) лодок, приспособленных для транспортировок самолетов в герметичных ангарах[310]. Это значительно увеличило их разведывательные возможности. Однако гидросамолеты с лодок в основном использовались для разведки береговых объектов и заметного влияния на ведение вооруженной борьбы на коммуникациях не оказали.

В целом действия подводных лодок на коммуникациях носили эпизодический характер и оказались малорезультативными. И хотя в количественном отношении по этому классу кораблей Япония не уступала Соединенным Штатам (в боевых действиях приняли участие 192 японские подводные лодки и 190 американских), результативность их действий была чрезвычайно низкой: на одну погибшую американскую подводную лодку приходилось 98 тыс. рег. т грузоподъемности потопленных судов, а на японскую — 6 тыс. рег. т[311], т. е. в 16 раз меньше.

В связи с переходом японцев к обороне важнейшее значение для них приобрели войсковые перевозки морем между метрополией и океанскими оборонительными рубежами, а также доставка стратегических материалов из захваченных районов Южных морей в Японию. Однако эти перевозки явились наиболее уязвимым звеном в системе японской обороны. И когда инициатива перешла к американцам и они начали наступательные действия, японцы оказались не способными ни к маневру силами на рубежах обороны в океане, ни к защите подвоза стратегических материалов в Японию из стран Южных морей. Борьба на морских коммуникациях в Тихом океане приобрела своеобразный, в значительной степени односторонний характер. Японские подводные лодки, как и надводные корабли, действовали против крупных боевых надводных кораблей противника и не использовались на его путях сообщений. Поэтому американские морские перевозки остались, по существу, без воздействия японского флота[312].

Таким образом, сильные стороны японского военного искусства в ведении операций на Тихоокеанском ТВД проявились в основном в начальный период войдя, когда оригинальность замыслов, четкое и решительное их исполнение, умелое использование фактора внезапности, применение новых средств и методов вооруженной борьбы, тесное взаимодействие видов вооруженных сил, высокая боеготовность и выучка войск приводили к крупным поражениям противника и захвату японцами стратегической инициативы на обширных пространствах Тихоокеанского театра.

В «быстротечной войне» такие победы могли бы оказаться решающими. Однако затяжной характер, который приняла вторая мировая война после нападения фашистской коалиции на СССР, дала возможность противникам Японии — США и Англии — сначала восстановить свои силы на море, а затем, используя время и огромные возможности своего военно-экономического потенциала, создать решающее превосходство сил и средств в вооруженной борьбе с Японией на море. Таким образом, слабость материально-технической базы японских ВМС, чрезвычайная обширность театра войны с преобладанием морских пространств явились одними из основных причин поражения Японии на море.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.199. Запросов К БД/Cache: 3 / 1