Глав: 7 | Статей: 62
Оглавление
В книге исследуется процесс зарождения и развития вооруженных сил империалистической Японии. На базе большого фактического материала, часть которого публикуется впервые, авторы рассматривают место и роль императорских армии и флота в агрессивной политике правящих кругов страны накануне и в годы двух мировых войн, основные направления и этапы послевоенного строительства вооруженных сил, их современное состояние, техническое оснащение, мобилизационные возможности, боевую подготовку, идеологическую обработку личного состава, военно-доктринальные взгляды японского командования.
А Ивановi

Подготовка условий для развертывания вооруженных сил в «чрезвычайной обстановке»

Подготовка условий для развертывания вооруженных сил в «чрезвычайной обстановке»

С самого начала возрождения вооруженных сил в 1950–1954 гг. военно-политическое руководство Японии стремилось и созданию многочисленной армии, рассчитывая использовать ее в реваншистских целях и для борьбы с демократическими силами. Конституционный запрет на обладание Японией вооруженными силами, подкрепленный усилением позиций прогрессивных сил и антивоенным движением в стране, определенные экономические трудности, активная борьба Советского Союза и других миролюбивых стран против возрождения японского милитаризма вынудили правящие круги Японии ограничиться созданием относительно небольших по численности вооруженных сил, именуемых «силами самообороны». Однако с разработкой в 1976 г. концепции «базовых сил обороны» было впервые подчеркнуто, что нынешние армия и флот в случае необходимости будут развернуты. Их развертывание в крупных масштабах предусматривается не только в ситуации войны, но и в случае «существенного изменения» внутренней и международной обстановки еще до начала военных действий[504].

Широкие допуски, введенные «Основными положениями планов обороны» 1976 г. для определения степени изменения обстановки (к их числу, например, отнесены «замедление развития американо-китайских отношений», ухудшение ситуации на Корейском полуострове), дают военно-политическому руководству страны возможность практически в любое время приступить и форсированному развертыванию вооруженных сил.

В числе главных мероприятий по обеспечению готовности к развертыванию японское командование рассматривает подготовку командного состава необходимой численности, создание военнообученного резерва, разработку законов военного времени, накопление необходимых запасов вооружения, боевой техники и других материальных средств, совершенствование оперативного оборудования территории страны, системы гражданской обороны, усиление идеологической обработки населения и создание морально-политической базы для роста военных приготовлений.

Одним из важнейших факторов, обеспечивающих развертывание вооруженных сил в чрезвычайный период, является наличие в необходимых размерах подготовленного командного состава. Увеличению численности командного состава постоянно уделяется большое внимание. Анализ изменения штатной численности личного состава вооруженных сил Японии за 1960–1983 гг. (см. Приложение, табл. 5) показывает, что численность офицеров, ворэнт-офицеров и унтер-офицеров (старшин) имеет постоянную тенденцию к увеличению. При этом она росла главным образом за счет одновременного сокращения числа рядовых. Большое внимание уделялось подготовке младшего командного состава, часть из которого в военное время может быть переведена в офицерский.

Так, в сухопутных войсках штатная численность офицерского состава за 1960–1983 гг. выросла с 18 601 до 22 350 человек, т. е. на 20 %, численность ворэнт-офицеров со времени введения этого звания в 1970 г. — до 3490 и унтер-офицеров — с 48 650 до 78 801 человек, т. е. более чем на 62 %, хотя общая численность личного состава за этот период увеличилась лишь на 8500 человек (на 4,2 %).

Подобное положение наблюдается также в ВВC и ВМС. С 1960 по 1983 г. доля командного состава в этих видах вооруженных сил значительно увеличилась: в ВВС — с 54 до 73 % и в ВМС — с 58 до 72 % при одновременном сокращении численности солдат (матросов).

В целом по вооруженным силам численность командного состава возросла за этот период более чем на 65,6 тыс. (с 44 до 63 %), а доля рядового состава уменьшилась с 56 до 37 %. Численность офицерского состава по отношению к общей численности военнослужащих составляла 14,8 %, унтер-офицерского и старшинского (включая ворэнт-офицеров и мичманов) — 48 %[505].

Еще более показательно соотношение штатной и фактической численности вооруженных сил Японии. Укомплектованность офицерским, ворэнт-офицерским и унтер-офицерским составом близка к 100 %, в то время как укомплектованность рядовым составом достигает лишь 73,2 % (см. Приложение, табл. 4).

В 1983 г. штатная численность командного состава вооруженных сил составляла 170 122, а рядовых — 100 062 человека, т. е. 1,7 офицера или младшего командира на каждого рядового. Фактическое соотношение в связи с низкой укомплектованностью рядовыми было еще выше — на одного рядового приходилось 2,3 человека командного состава[506]. Ни в одной армии мира нет такой высокой насыщенности командным составом; например, в ФРГ на одного офицера или унтер-офицера приходится около трех человек рядового состава[507].

В сухопутных войсках Японии соотношение между офицерским, младшим командным и рядовым составом предусмотрено по штату соответственно 1:3,6:3,4, фактически же оно составляет 1:3,7:2,5. Это означает, что при развертывании вооруженных сил основная задача будет состоять в мобилизации главным образом рядовых, подготовка которых не требует длительного времени. Расчеты показывают, что находящегося на действительной службе офицерского состава достаточно для развертывания армии численностью в 800–900 тыс. человек.

Японское командование рассматривает в качестве одного из важнейших условий, обеспечивающих проведение развертывания вооруженных сил в короткие сроки, их перевод на организацию и состав военного времени, наличие военнообученного резерва.

Подготовка резервов в вооруженных силах Японии осуществляется на основе Закона от 1 июля 1954 г.[508], согласно которому был создан резерв сухопутных войск. В 1970 г. положено начало созданию резерва ВМС, а план строительства вооруженных сил Японии на 1983–1987 гг. предусматривает формирование резерва ВВС[509].

Набор в постоянный резерв производится па добровольной основе. Срок службы в резерве установлен в три года в соответствии с контрактом, который по желанию может быть продлен. Предельный возраст нахождения в резерве для рядового состава — до 37 лет, для унтер-офицеров 3-го класса (старшин 3-й статьи) — до 42 лет, для остальных категорий военнослужащих предельный возраст не ограничен[510]. После заключения контракта резервисты приводятся к военной присяге.

Резервист при возникновении и стране или прилегающем районе «чрезвычайной обстановки» приказом начальника УНО может быть призван па действительную военную службу. В случае завершения срока действия контракта при необходимости решением начальника УНО нахождение резервиста на действительной службе может быть продлено сроком до года.

Лица, проходящие службу в резерве, обязаны ставить в известность соответствующий вербовочный пункт об изменении своего места жительства, о выезде на срок более одного месяца и обо всех изменениях, затрудняющих прохождение службы в резерве. Резервистам выплачивается ежемесячное пособие в размере 3000 иен, а в период учебных сборов — 4700 иен в день[511]. Увольнение со службы в резерве производится по истечении контракта, по состоянию здоровья, а также при отрицательной аттестации.

Резервисты, как правило, приписаны к части, дислоцирующейся вблизи их места жительства. Они периодически созываются для прохождения учебных сборов продолжительностью до 20 дней и год. В сухопутных войсках учебные сборы проводятся сроком в 5 дней. В каждой части ежегодно проводится 5–7 таких сборов, в ходе которых большое внимание уделяется тактической и морально-психологической подготовке резервистов. Прохождение ежегодно через учебные сборы практически всех резервистов, приписанных к определенным подразделениям и частям, обеспечивает довольно высокую степень их подготовки, в результате чего значительная часть лиц, состоящих в резерве, не нуждается в дополнительной подготовке и может быть сразу зачислена в боевые части.

Штатная численность постоянного резерва на 1983 г. составила 43 600 человек, в том числе в сухопутных войсках — 43 000, в ВМС — 600 человек[512]. Их укомплектованность близка к 100 % (в 1983 г. в резерве сухопутных войск находилось 40 670 человек, в ВМС — 575 человек)[513].

Ежегодно на службу в резерве привлекается 8–9 тыс. человек[514]. Основной контингент резервистов — это уволенные с действительной военной службы, которые составляют ежегодно около 20 тыс. человек. Так, в 1981 г. было уволено 22 400 человек, в том числе 3000 в связи с достижением предельного возраста, 9700 человек — по окончании контракта и столько же по разным причинам до его завершения[515]. Если учесть, что из 19400 человек, пригодных к военной службе, 8400 поступило на службу в резерв, то остальные 11 тыс. человек можно рассматривать в качестве пополнения резерва 2-й очереди. Это означает, что японское командование фактически располагает довольно значительным подготовленным резервом военнослужащих 2-й очереди, необходимым для развертывания вооруженных сил в чрезвычайный период (только за последние 10 лет их число составило 100–120 тыс.).

В Японии существует система военизированной подготовки рабочих и служащих предприятий, не прошедших службу в «силах самообороны». В соответствии с программой, разработанной «силами самообороны» в 1960 г., большое количество молодежи, нанимающейся на работу в те или иные (в основном средине и мелкие) фирмы и компании, проходит такое обучение в лагерях, имеющихся в ряде гарнизонов[516]. Так, и 1980 г. четырехдневные лагерные сборы под руководством военных инструкторов прошли 72,6 тыс. молодых людей. Нетрудно подсчитать, что лишь за последнее пятилетие в таких лагерях «сил самообороны» обучено более 350 тыс. человек.

Программа обучения включает строевую подготовку, рукопашный бой, 20-километровые марши с 10-килограммовой выкладкой, военизированные эстафеты, преодоление полосы препятствий, заучивание военной терминологии, привитие «хороших манер». По словам представителя «сил самообороны», в условиях строгой дисциплины и жесткого распорядка дня «обучаемые приобретают сильное чувство коллективизма, самоконтроля, ответственности и исполнительности». Крупные компании, такие, например, как «Санва корпорейшн», которая имеет свой учебный центр под Токио, организуют вместе с командованием гарнизонов «сил самообороны» месячные лагерные сборы поступающих на работу в целях прохождения «курса ориентации», в ходе которых их обучают военному делу.

В последнее время широкое распространение получило, по данным японской военной прессы, так называемое «опытное «вступление» рабочих и служащих в части «сил самообороны», в ходе которого они в течение одной-трех недель выполняют в упрощенном виде те же обязанности, что и военнослужащие[517].

Кроме того, Япония располагает хорошо обученным и экипированным полицейским корпусом численностью 240 тыс., который, по оценке зарубежных специалистов, может быть легко введен в состав сухопутных сил в случае «чрезвычайной обстановки» или войны[518].

Большие возможности для наращивания своей мощи имеют ВМС Японии. Источником их пополнения являются силы Департамента морской охраны (ДМО) и огромный морской флот страны. В «чрезвычайной обстановке» ДМО подлежит переподчинению военному командованию, поэтому УНО внимательно следит за развитием Департамента. Только за последние 10 лет тоннаж кораблей и судов ДМО увеличился в 2,5 раза. Уже сейчас силы ДМО выполняют свои функции в районах, не имеющих никакого отношения к территории Японии. Решением кабинета Д. Судзуки в «сферу действий» кораблей ДМО провокационно включены принадлежащие Советскому Союзу острова Малой Курильской гряды и прилегающие к ним акватории[519]. В будущем их «сферу действий» предполагается значительно расширить. В 1982 г. ДМО разместил заказ на строительство огромного патрульного корабля (водоизмещением 6,6 тыс. т), который формально будет состоять в штате ДМО и выполнять задачи по охране японских торговых судов и танкеров в зоне Индийского океана[520].

Резервом усиления ВВС является гражданской воздушный флот, самолеты и вертолеты которого после незначительного дооборудования или без него могут быть использованы в качестве транспортной авиации, для ведения разведки и выполнения других задач.

Важным условием подготовки страны к развертыванию вооруженных сил правящие круги рассматривают разработку законопроектов чрезвычайного и военного времени, которые предоставляли бы военным властям широкие права в мобилизации людских и материальных ресурсов в этот период. Особое значение придается юридическому оформлению введения в «чрезвычайных обстоятельствах» воинской повинности. Наиболее крупная попытка добиться принятия такого рода законов па случай «чрезвычайных обстоятельств» была предпринята в конце 70-х годов. Однако замыслы правящих кругов были сорваны сопротивлением народных масс, широкими выступлениями трудящихся страны.

Японское командование не отказалось от замыслов провести через парламент соответствующие законодательные акты и положения. В своем планировании и в ходе боевой подготовки войск оно исходит из возможности обхода существующих законов. Так, юридические органы вооруженных сил утверждают, что введение в действие закона об обязательной воинской повинности в «чрезвычайное время» якобы соответствует конституции и может решаться правительством[521]. «Полевой устав» сухопутных войск предусматривает в период подготовки к войне привлечение пополнения как за счет призыва резервистов, так и проведения «чрезвычайного набора»[522]. На период «чрезвычайных обстоятельств» в планах разработан порядок отмобилизование войск и сил флота, причем этот порядок отрабатывается на командно-штабных учениях. Одно из таких крупных учений сухопутных войск было проведено «о второй половине августа 1982 г. (в ходе этого учения представители 50 штабов частей, соединений и объединений отрабатывали вопросы «экстренного отмобилизования»).

К числу наиболее характерных мероприятий по подготовке условий к введению обязательной воинской повинности относится использование с 1965 г. при наборе добровольцев так называемой «системы организованного набора», в соответствии с которой к осуществлению набора привлекаются префектуральные, городские и сельские муниципальные учреждения, полиция и милитаристские организации. С их помощью, в частности, составляются списки со сведениями о месте жительства, образовании, специальности, политической благонадежности лиц призывного возраста. В 1972 г. в указанные списки было внесено 7,2 млн. человек в возрасте от 18 до 24 лет[523]. В том же году стала практиковаться система присвоения каждому гражданину Японии собственного номера с введением его в ЭВМ, что дает возможность при необходимости легко получить сведения о лицах призывного контингента и в короткое время обеспечить проведение мобилизации[524].

Таким образом, наличие в «силах самообороны» большой прослойки высококвалифицированных командных кадров, налаженной системы подготовки призывного контингента к отмобилизованию в «чрезвычайных обстоятельствах», высокая оснащенность боевой техникой позволяют руководству страны в короткие сроки развернуть крупную армию. Лишь за счет прошедших в послевоенные годы военную службу и годных к призыву лиц Япония, по оценке японских специалистов и экспертов АСЕАН, в состоянии развернуть в начальном периоде войны воинские формирования численностью до 1,5 млн. человек[525]. Общие же людские мобилизационные возможности Японии весьма велики. В годы второй мировой войны э японские вооруженные силы призывалось до 10 % всего населения (20 % мужской его части), что позволило при общей численности населения в 72 млн. человек довести в 1945 г. численность императорских армии и флота до 7,2 млн. человек[526]. При сохранении такой системы призыва в случае военных действий Япония в состоянии поставить под ружье свыше 10 млн. человек. При этом высокая степень автоматизации, механизации и рационализации производства, наличие значительного числа безработных (свыше 1,6 млн. в 1984 г.) позволяют сделать это с меньшим напряжением для военной экономики, чем в годы минувшей войны.

Попытки определенных сил в Японии вновь ввести законодательство на случай «чрезвычайных обстоятельств» заставляют вспомнить, что подготовка законов военного времени в Японии всегда связывалась с агрессивными планами ее реакционных кругов. Так, принятие законов о введении воинской повинности, о всеобщей мобилизации осуществлялось при подготовке Японией войн против Китая и России, а впоследствии — интервенции против Советской России. Ряд законов «чрезвычайного времени» был принят и в период подготовки «войны в Восточной Азин»[527].

Японское военно-политическое руководство наметило широкий круг мероприятий и в области создания запасов вооружения, боевой техники и потенциала для развертывания крупного военного производства. Эти мероприятия призваны обеспечить вооруженные силы всем необходимым для ведения войны, главным образом боевой техникой, оружием и боеприпасами[528]. Потенциальные возможности современной японской экономики, по оценке военно-промышленных кругов страны, настолько значительны, что позволяют даже без значительных дополнительных ассигнований «в сжатые сроки» обеспечить, например, увеличение выпуска боевых кораблей в 2 раза, а электронного оборудования — на 50 %[529]. Важным резервом увеличения поставок вооружения и боевой техники «силам самообороны» являются производство на японских заводах оружия, боеприпасов и снаряжения для американских войск, а также скрытый экспорт подобного рода «товаров» (именуемых, как и в годы войн в Корее и Индокитае, «спецзаказами») в другие страны.

По оценке УНО, японские военные заводы в течение года способны обеспечить вооруженные силы количеством боеприпасов, необходимым для ведения длительной войны. Уже сейчас предпринимаются меры по значительному увеличению запасов боеприпасов.

В мае 1981 г. премьер-министр Д. Судзуки заметил, что если бы Япония решила осуществить полную ремилитаризацию, то, «учитывая ее экономический, научный и технический потенциал, она могла бы стать мировой военной державой номер три, уступающей только США и СССР»[530].

Важное значение придается созданию стратегических запасов редких материалов, энергоносителей, сырья, продовольствия, что говорит об учете одного из важных факторов, обусловивших поражение японского милитаризма в годы второй мировой войны, — отсутствия достаточных ресурсов названных материалов. На создании существенных военных запасов для ведения совместных боевых действий постоянно настаивает и Пентагон.

В сентябре 1981 г. начальник Управления экономического планирования кабинета министров Японии заявил о намерении увеличить импорт 20 редких и стратегически важных металлов, в частности молибдена, марганца, никеля. В 1973 г. министерству внешней торговли и промышленности было поручено подготовить своего рода мобилизационный план, предусматривающий создание государственной системы нормирования нефти и нефтепродуктов при «чрезвычайных обстоятельствах». Уже в 1974 г. запасы нефти достигли трехмесячной ее потребности. Существуют планы создания запасов нефти и нефтепродуктов из расчета потребностей на 2 года и более[531].

Высокая интенсивность сельского хозяйства дает возможность при относительно незначительных обрабатываемых площадях (около 5,5 млн. га) обеспечивать потребности страны в продовольствия на 70 %, в том числе практически полностью в таких продуктах питания, как рис, овощи, картофель, фрукты, яйца, молоко и молочные продукты, около ? потребляемого мяса[532]. К началу 80-х годов в Японии достигнут устойчивый, хотя и относительно невысокий, ежегодный прирост валового объема сельскохозяйственного производства.

Одной из важных предпосылок обеспечения надежного снабжения армии и населения продуктами питания в «чрезвычайных условиях» руководство страны считает диверсификацию источников получения продовольствия. Для того чтобы избежать чрезмерной зависимости в этой области, Япония идет на отказ от односторонней ориентации импорта сельскохозяйственной продукции даже на такого, казалось бы, «верного» своего союзника, как США, что служит предметом острого недовольства со стороны администрации и деловых кругов Соединенных Штатов.

Япония рассматривается Соединенными Штатами Америки как важнейшее звено в коалиционной структуре стран Запада в зоне Восточной Азии. Страна, по американской оценке, «занимает важное стратегическое положение, находясь в центре региона, где проходят основные торговые и военно-морские пути. Поэтому она может обеспечить базу для ВМС, которые будут отсюда осуществлять контроль за военными кораблями, и для ВВС, получающих благоприятные условия для нанесения ударов по объектам на территориях Советского Союза, Китая и Северной Кореи»[533]. Подобную точку зрения разделяют и в кругах японского военно-политического руководства. «Япония, — подтверждает бывший сотрудник УНО Х. Окадзаки, — идеально расположена как база передового развертывания вооруженных сил США»[534]. Не случайно премьер-министр Японии Я. Накасонэ назвал в январе 1983 г. быстро перевооружающуюся страну «непотопляемым авианосцем». Этим объясняется то огромное внимание, которое уделяется оперативному оборудованию территории Японских островов. По данным на 1982 г., здесь размещалось 2934 базы и различных объектов вооруженных сил Японии и США. «Силы самообороны» располагают 2815 из них, в том числе 1576 военными городками, 37 ВМБ и портами, 43 аэродромами, 10 посадочными площадками, 143 пунктами связи, 69 полигонами, 73 стрельбищами, 57 учебными полями, 78 складами снабжения и другими военными объектами общей площадью более 102,5 тыс. га[535].

Из 43 используемых японскими вооруженными силами аэродромов 23 имеют взлетно-посадочные полосы длиной от 1000 до 2000 м, 17 аэродромов — от 2000 до 3000 м. Два самых крупных аэродрома — Титосе и Мисава, — используемых вооруженными силами Японии и США совместно, имеют взлетно-посадочные полосы свыше 3000 м, причем Титосе располагает еще одной полосой длиной 2700 м[536].

Из находящихся в распоряжении американских войск 119 военных объектов 9 являются крупнейшими базами ВВС, 10 — постоянными ВМБ, 22 — полигонами, 28 — узлами связи, 15 — арсеналами. Общая площадь занимаемой вооруженными силами США японской территории составляет 33 252 га и практически не изменилась с 1960 г., хотя число американских баз и объектов сократилось более чем в 2 раза[537]. Это происходит за счет объединения и укрупнения их в целях создания, как заявил представитель командования вооруженных сил США в Японии, единого комплекса стратегических баз[538].

В начале 80-х годов вооруженные силы Японии и США приступили к осуществлению широкой программы модернизации имеющихся и строительства новых военно-воздушных и военно-морских баз на территории страны. В частности, в связи с размещением на базе ВВС Мисава 48 американских истребителей-бомбардировщиков «F-16» — носителей ядерного оружия и приобретаемых японцами у США восьми самолетов дальнего радиолокационного обнаружения «Е-2С» («Хокай») проводятся работы по ее существенной перестройке, на что Япония выделяет ? требуемой суммы (свыше 370 млн. долл.)[539].

К 1983 г. Пентагон поставил вопрос о выделении в районе Канто специального аэродрома для наземного базирования и отработки учебно-боевых задач в ночных условиях самолетов авианосца «Мидуэй», приписанного к ВМБ Йокосука, хотя в его распоряжении уже находятся аэродромы Ацуги, Мисава и Ивакуни[540].

Японская Ассоциация судостроительных фирм разработала и предложила для продажи, в том числе военным ведомствам своей страны и США, гигантский (взлетно-посадочная полоса до 4000 м) плавучий аэродром международного класса, который может быть доставлен в любой приморский район. Один из таких аэродромов УНО планировало предоставить Пентагону для проведения тренировок авианосной авиации[541]. Роль стратегически важной базы обеспечения боевых действий на морских коммуникациях приобретает один из самых удаленных (около 1300 км) от метрополии островов — Иводзима, на котором ведутся работы по модернизации ВМБ и строительству новой базы ВВС Японии. Здесь же отработку десантирования морских пехотинцев из состава «сил быстрого развертывания» регулярно проводят ВМС США[542].

24 ноября 1971 г. по инициативе и под давлением оппозиции парламент Японии одобрил резолюцию о трех неядерных принципах (не иметь, не производить, не ввозить ядерное оружие). Однако, по признанию бывшего посла США в Японии Э. Рейшауэра и свидетельству американского военного эксперта Ф. Эллсберга, руководители двух стран имеют секретное соглашение о праве на ввоз ядерного оружия и американские вооруженные силы постоянно пользуются им[543].

Наличие ядерного оружия на борту американских кораблей, базирующихся в японских портах, в том числе на атомных подводных лодках и авианосце «Мидуэй», подтверждали бывший президент США Дж. Картер и министр обороны К. Уайнбергер[544]. По явно заниженным данным МИД Японии, с 1 января 1974 по 31 декабря 1980 г. в 17 японских портов с разрешения правительства совершено 82 захода американских боевых кораблей, в 56 случаях из которых порты посещали корабли — носители ядерного оружия. По свидетельству японской печати, за 5 лет па рубеже 70 — 80-х годов в порты и базы на территории Японии было совершенно примерно 130 заходов американских надводных и подводных кораблей, и только в порту Йокосука с 1966 по май 1982 г. отмечено более 150 заходов подводных лодок США[545]. На территорию Окинавы базируются стратегические бомбардировщики США «В-52»[546]. На японской земле уже создано несколько арсеналов ядерного оружия (на аэродромах Кадена, Ивакуни, близ ВМБ Йокосука). По данным японских специалистов, ядерное оружие размещено на американской базе Футема (Окинава). Объявлено о начале развертывания с 1984 г. на кораблях 7-го флота, базирующихся в Японии, крылатых ракет «Томагавк» с ядерными боеголовками. По сообщению агентства Индия Пресс Эйдженси, Пентагон завернул разработку плана, предусматривающего установку на Японских островах американских ракет средней дальности наемного базирования[547], предназначенных для того, чтобы «держать под прицелом» советское Приморье и проливы Лаперуза, Сангарский и Корейский[548]. По некоторым данным, такие же ракеты намерены приобрести «силы самообороны»[549].

Таким образом, уже сейчас в Японии создана разветвленная сеть хорошо оборудованных пунктов базирования для обеспечения боевых операций, в том числе и в условиях ядерной войны, японских и американских войск, авиации и сил флота. Тем не менее в последние годы военно-политическое руководство страны усилило внимание к оперативному оборудованию территории (совершенствованию морских, железнодорожных и автотранспортных коммуникаций, складов и линий связи). Эти мероприятия проводятся, как правило, под видом совершенствования гражданской инфраструктуры и финансируются большей частью по линии невоенных ведомств и частного капитала.

Как морская держава, расположенная на четырех крупных и свыше 900 более мелких, большей частью гористых островах (общая площадь — 372,6 тыс. кв. км), протянувшихся на 3400 км[550] вдоль восточной части Азиатского субконтинента, Япония традиционно придает важное значение оборудованию многочисленных заливов, бухт, проливных зон и морских коммуникаций. На долю морских каботажных перевозок приходится около 40 % общего грузооборота страны. Основные международные морские коммуникации Японии проходят по Тихому и Индийскому океанам, связывая Японские острова с западным побережьем США, а также со странами Восточной, Юro-Восточной и Южной Азии.

Развитие морского транспорта предопределило создание обширной сети портов и гаваней на побережье Японских островов[551]. К настоящему времени в стране насчитывается 17 крупных международных и до 1000 мелких и средних портов. Крупнейшими портами являются Кобе (грузооборот свыше 140 млн. т), Йокогама (до 130 млн. т), Тиба (около 120 млн. т), Кавасаки (до 90 млн. т). Все крупные порты располагают современным оборудованием, которое позволяет вести обработку судов всех классов и типов. К основным ВМБ относятся Оминато, Йокосука, Майдзуру, Куре, Сасебо, Хакодате, Осака и некоторые другие. ВМБ Йокосука, Куре и Осака обеспечивают базирование и ремонт кораблей всех классов.

В Японии существует и продолжает развиваться широкая сеть аэродромов, число которых составляет около 100, из них восемь (Йокота, Итадзуки, Кадена, Осака, Нарита, Ханеда и уже названные Титосе и Мисава) имеют взлетно-посадочные полосы длиной 3000 м и более и могут использоваться в военное время для базирования всех видов современных боевых самолетов. Эти и большинство других аэродромов, пригодных для базирования боевой авиации, имеют современное радиотехническое оборудование, обеспечивающее взлет и посадку самолетов днем и ночью в любых метеорологических условиях. Аэропорты Ханеда и Нарита, расположенные близ Токио, обеспечивают до 80 % всего объема воздушных перевозок[552]. Авиация обеспечивает 96 % пассажирских перевозок между о-вами Хонсю и Хоккайдо[553].

Хорошо развитая сеть аэродромов и портов позволяет рассредоточенною базировать национальные и американские ВВС и ВМС в мирное время и обеспечивает дополнительное размещение большого количества самолетов и кораблей в военное время.

Весьма развиты в Японии автомобильные и железные дороги.

Имеется также густая сеть современных средств связи: узлы связи, десятки тысяч километров подземных и подводных кабельных линий; большое развитие получили радиорелейные и тропосферные линии связи, а за последнее десятилетие — связь через искусственные спутники Земли. По развитию телефонной и телеграфной связи Япония стоит на втором месте в капиталистическом мире (после США), ею охвачены все административные центры, города и более или менее крупные и важные населенные пункты. Основой проводной связи являются магистральные подземные кабельные линии. Большое внимание уделяется также постоянным воздушным линиям, которые обычно строятся вдоль железных дорог и шоссе. Островное положение Японии предопределило широкое использование подводных линий связи со странами Дальнего Востока, IOro-Восточной Азии, Северной и 10жпой Америки. Важное военное значение имеет транстихоокеанский кабель, соединяющий Японские и Гавайские острова (длина — 9800 км). С 1985–1986 гг. планируется участие Японии в прокладке подводного кабеля, который соединит ее с Сингапуром, Тайванем и Гонконгом[554].

Вооруженные силы Японии, располагая собственными линиями связи, при необходимости могут использовать государственные и частные гражданские линии и каналы связи. Широкое применение в вооруженных силах получили радиорелейные, тропосферные и космические линии связи, располагающие современной автоматической аппаратурой и системами дистанционного управления[555]. В 1977 г. военно-политическое руководство рассмотрело план создания единой системы управления и связи в вооруженных силах. Проводятся мероприятия по обеспечению устойчивого и скрытного управления войсками, повышению живучести связи, улучшению взаимодействия с вооруженными силами США. В мае 1984 г. завершено строительство центрального командного пункта «сил самообороны», три этажа которого из пяти размещены под землей[556]. Предпринимаются меры по совершенствованию системы управления и связи, рассчитанной на период «чрезвычайных обстоятельств», путем модернизации старых и создания новых коммуникаций между формированиями японских и американских войск в ходе осуществления мобилизации. В этом плане главное внимание уделяется средствам УКВ — радиосвязи, линиям автоматической и прямой телефонной связи, системам передачи данных[557].

Организованной системы гражданской обороны как важного фактора, способствующего развертыванию вооруженных сил, в Японии официально пока нет. Тем не менее фактически имеются ее основные элементы, созданные на случай необходимости ликвидации последствий стихийных бедствий.

Общее руководство имеющимися органами осуществляет Центральная комиссия по ликвидации последствий стихийных бедствий, председателем которой является премьер-министр. Руководство префектуральными комиссиями возложено на губернаторов префектур. В каждом городе, поселке, деревне созданы отряды по проведению спасательных и восстановительных работ численностью по 100 человек и более[558]. Предусматривается привлечение к этим работам всех пожарных команд, организаций и учреждений Красного Креста и Красного Полумесяца. Так, в 1972 г. имелось 440 постоянных аварийно-спасательных групп, 1673 местные группы по оказанию первой медицинской помощи[559]. На многих предприятиях также имеются отряды, на которые возложена задача их обороны. Такие отряды имеются, например, на авиационных заводах фирм «Мицубиси дзюкогё» и «Мицубиси дэнки»[560].

Проблему защиты населения от стихийных и иных бедствий планируется решать главным образом путем эвакуации из городов, для чего определены маршруты для каждого района. Ежегодно в сентябре проводятся тренировки всех учреждений страны по ликвидации последствий землетрясений. В 1982 г. состоялось крупномасштабное учение с привлечением воинских частей в Токио и девяти прилегающих к столице префектурах страны с участием около 13 млн. человек[561].

Несмотря на достигнутый прогресс в области развития системы гражданской обороны, в организации которой принимает непосредственное участие японское командование, представители правительственных и военных кругов Японии считают, что ее развитию уделяется еще недостаточное внимание. Ежегодно в «Белых книгах по вопросам обороны Японии» ставится вопрос о необходимости создания в стране организационной системы гражданской обороны, что следует рассматривать как подготовку общественного мнения к осуществлению такого мероприятия. В связи с этим в последнее время активно изучается опыт организации гражданской обороны других капиталистических стран, в частности ФРГ, Великобритании, Швейцарии.

Важное место в системе мероприятий по подготовке условий для развертывания вооруженных сил занимает соответствующая идеологическая обработка населения. В процессе идеологической обработки населения широко практикуется пропаганда мифа о якобы «советской военной угрозе» и в связи с этим необходимости усиления собственных вооруженных сил и расширения их функций в рамках японо-американского военно-политического союза.

Большие усилия японские правящие круги направляют на то, чтобы подготовить общественное мнение своей страны к замышляемому ими пересмотру конституции и ликвидации содержащегося в ней отказа Японии от обладания вооруженными силами. Эта работа имеет характер непрерывной кампании, ведущейся с 50-х годов. Один из главных аргументов, используемых противниками конституции, состоит в том, что она якобы «навязана» японскому народу извне, а потому ущемляет интересы и оскорбляет достоинство японцев. Реакционные силы Японии стремятся придать своей кампании за пересмотр конституции массовый характер. Особенно интенсивной она стала в 80-е годы. В январе 1983 г. в резолюцию съезда правящей ЛДП было открыто включено требование о пересмотре действующей конституции[562].

Таким образом, правящие круги Японии проводят на практике широкий комплекс мероприятий, способствующих созданию условий для развертывания «в случае необходимости» многочисленных вооруженных сил.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.632. Запросов К БД/Cache: 3 / 1