Глав: 7 | Статей: 62
Оглавление
В книге исследуется процесс зарождения и развития вооруженных сил империалистической Японии. На базе большого фактического материала, часть которого публикуется впервые, авторы рассматривают место и роль императорских армии и флота в агрессивной политике правящих кругов страны накануне и в годы двух мировых войн, основные направления и этапы послевоенного строительства вооруженных сил, их современное состояние, техническое оснащение, мобилизационные возможности, боевую подготовку, идеологическую обработку личного состава, военно-доктринальные взгляды японского командования.
А Ивановi

Глава шестая ПРОИЗВОДСТВО ВООРУЖЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВО ВООРУЖЕНИЯ

Глава шестая

ПРОИЗВОДСТВО ВООРУЖЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВО ВООРУЖЕНИЯ

Восстановление и развитие военного производства

В годы второй мировой войны японские монополии («дзайбацу») создали гигантский аппарат для производства средств ведения войны. Принадлежащие им мощности металлургических, машиностроительных и химических заводов по сравнению с довоенным временем были увеличены почти в 3 раза, а контролируемое ими военное производство составляло значительную часть всей обрабатывающей промышленности. Именно в этой части было сосредоточено большинство квалифицированных рабочих и инженерных кадров страны.

В 1944 г., рекордном в области военного производства, для японской армии было произведено более 26 тыс. самолетов, около 250 боевых кораблей общим тоннажем свыше 400 тыс. т, выплавлено почти 6 млн. т стали и добыто около 50 млн. т каменного угля[666].

Следует отметить, что военные действия на основной территории Японии не проводились, а бомбардировки американской авиации, активизировавшиеся только в конце войны, носили в основном деморализующий характер и их целью служили главным образом густонаселенные районы. Так, ущерб от разрушений жилых объектов составил 70 %, в то время как ущерб, нанесенный промышленному оборудованию и морскому транспорту, — соответственно лишь 9 и 13 %[667].

Таким образом, хотя в результате поражения и потери ранее захваченных рынков сбыта и источников сырья монополистическому капиталу Японии был нанесен мощный удар, значительная часть производственного аппарата военной машины сохранилась и, как и прежде, находилась в руках «дзайбацу» — инициаторов и виновников агрессивных войн, которые вела империалистическая Япония.

Потсдамская конференция глав союзных держав наметила роспуск всех «дзайбацу» сразу после капитуляции Японии, чтобы навсегда ликвидировать базу для возрождения японского милитаризма. В Потсдамской декларации указывалось, что Японии будет разрешено иметь только такую промышленность, которая позволит поддерживать ее хозяйство и взыскивать репарации натурой, но не те отрасли промышленности, которые обеспечат ей возможность снова вооружаться для ведения войны[668]. Однако США с первых дней оккупации Японии проводили экономическую политику, лишь исходя из общих долговременных интересов американского монополистического капитала и своих гегемонистских внешнеполитических устремлений.

В первое время политика демонополизации экономики Японии отвечала интересам крупного американского капитала, который стремился подавить бывших конкурентов и подчинить их своему диктату. Так, в первые месяцы оккупации генерал Д. Макартур потребовал от японского правительства ликвидации «дзайбацу» и запретил проводить какие-либо операции с их активами. Однако Соединенные Штаты опасались чрезмерного ослабления японских монополий. В их лице США надеялись увидеть в недалеком будущем партнеров и союзников. Поэтому вскоре оккупационные власти США фактически отказались от выполнения принятого ранее решения. Лишь четыре крупнейшие японские монополии (Мицуи, Мицубиси[669], Сумитомо и Ясуда) подверглись некоторому экономическому давлению (временному «замораживанию» активов)[670], что дало основание иронически называть отдел по борьбе с трестами и картелями в штабе оккупационных войск «отделом по сохранению дзайбацу»[671]. Лишь после того как советский представитель в Союзном Совете указал в мае 1947 г. на то, что «дзайбацу», по сути дела, сохранили свою экономическую власть и господствующее положение в промышленности и банках, Соединенные Штаты не сочли возможным полностью игнорировать позицию Советского Союза. В июле 1947 г. был издан закон «О ликвидации чрезмерной экономической концентрации», однако и он не слишком затронул крупные японские монополии.

Между тем все более усиливающееся влияние на направление послевоенной политики США в отношении Японии стали оказывать реакционные круги Америки. Эти круги хотели видеть в лице Японии надежный плацдарм антикоммунизма в Азии и предлагали восстановить военно-экономический потенциал Японии, но уже под американским контролем[672]. Так, американский представитель в Дальневосточной комиссии 21 января 1948 г. отмечал, что для осуществления целей оккупации Японии первоочередной задачей является быстрое экономическое восстановление ее, и что этой задаче должно быть подчинено решение всех остальных вопросов.

В декабре 1948 г. правительство США направило штабу Макартура директиву, которой предписывалось выполнить так называемую «программу стабилизации японской экономики»[673].

Путем различного рода уловок американской администрации удалось практически полностью саботировать вывоз из Японии в качестве репарации странам-союзницам военно-промышленных мощностей. В конце 1948 г. США полностью отказались от репараций. В эти годы многие предприятия бывших «дзайбацу» в том или ином виде начали функционировать вновь, но с участием американского капитала или под его контролем[674].

Начало официального признания американцами роли крупного монополистического капитала Японии в дальнейшем экономическом развитии страны было положено разрешением оккупационных властей на создание в августе 1946 г. Федерации экономических организаций (Кэйданрэн), а позже отраслевых и прочих союзов монополистического капитала.

Значительные усилия по сохранению своих монополий предприняло и само правительство Японии. 14 августа 1945 г., в день принятия решения о капитуляции, оно передало имевшиеся в его распоряжении огромные материальные ценности стоимостью около 100 млрд. иен по тогдашним государственным ценам военно-промышленным и другим монополистическим объединениям, а документацию уничтожило. Правительство также выплатило военно-промышленным фирмам свыше 10 млрд. иен в виде «компенсации» за военные заказы, независимо от того, выполнены они или нет[675]. В дальнейшем правительство стало всемерно стимулировать развитие и концентрацию производства в руках монополий путем предоставления займов, субсидий, особых льгот в обновлении оборудования, выгодных военных заказов и т. д. Все это способствовало сохранению экономической базы военного производства.

Несмотря на запрещение производства военной продукции в Японии, в восстановительный период, США использовали промышленные предприятия сохранившихся монополий для ремонта вооружения и боевой техники своих оккупационных войск.

Монополии Японии, особенно после завершения восстановления экономики в начале 50-х годов, стали усиленно реконструировать заводы, широко используя при этом современную, прежде всего американскую, технику и технологию. За 1950–1969 гг. Япония приобрела 11,6 тыс. лицензий на использование новой техники и технологии[676]. Это сказалось на повышении качества и увеличении количества военной продукции, выпускаемой по американским заказам. Число таких «специальных заказов» значительно увеличилось во время агрессивной войны США в Корее и продолжало оставаться довольно высоким в первые годы после ее окончания. Так, в 1951–1957 гг. предприятия 235 японских компаний выполняли выгодные заказы войск США по выпуску артиллерийско-стрелкового вооружения и боеприпасов, а также по ремонту и восстановлению сложной боевой техники[677]. Как писал японский прогрессивный журнал «Кэйдзай», «благодаря корейским заказам возродилось машиностроение и была заложена основа для расширенного воспроизводства в послевоенный период»[678]. Это дало возможность японским монополиям наладить и собственное производство (по американским лицензиям) оружия и боевой техники для своих нужд.

Однако в конце периода реализации 1-й программы развития «сил самообороны» (1958–1961) возникли проблемы не только количественного увеличения выпуска вооружения (в связи с прекращением «безвозмездной» военной помощи США в 1961 г.), но и его качественного совершенствования[679]. В 1961 г. для решения этой проблемы путем более тесного контакта между УНО и монополиями был создан Консультативный комитет по вопросам производства вооружения, занимавшийся развитием военного производства.

В ходе выполнения 2-й программы развития «сил самообороны» (1962–1966) их сухопутные войска оснащались уже более совершенными видами вооружения и боевой техники.

Резко увеличились американские «спецзаказы» монополиям Японии в связи с агрессией США во Вьетнаме. За годы войны общая их сумма составила 4,5 млрд. долл.[680]. Такое заметное оживление американских «спецзаказов» позволило монополиям не только наладить выпуск более совершенного оружия по лицензиям США, но и заметно расширить масштабы и ассортимент его выпуска. Не случайно, что основной упор при реализации 3-й программы развития «сил самообороны» (1967 — 1971) был сделан на развитие разработок и производства ракетного оружия.

К концу 60-х годов Япония уже выпускала все виды современного обычного вооружения, начиная от стрелкового и артиллерийского оружия и кончая самолетами и подводными лодками. В 1969 г. в стране было произведено более 1200 наименований военной продукции[681], потребности «сил самообороны» на 90 % удовлетворялись за счет собственного военного производства[682]; к 1972 г. этот показатель увеличился до 93,6 %[683].

В период высоких темпов роста экономики (60-е — первая половина 70-х годов) военное производство Японии развивалось по мере наращивания общей экономической мощи страны и выдвижения японских монополий в ряд сильнейших на международной арене. К началу 70-х годов Япония вышла на второе место в капиталистическом мире (после США) по объему промышленного производства. В течение всего периода быстрого экономического роста правительство и монополии следили за тем, чтобы развитие экономики страны способствовало созданию и развитию отраслей производства, могущих стать основой наращивания военно-промышленного потенциала (военных, военно-ориентированных, базовых отраслей и особенно отраслей, играющих решающую роль в научно-технической реконструкции производства).

В течение полутора десятилетий максимальных темпов развития экономики страны капиталовложения монополий также направлялись прежде всего на развитие этих отраслей. В машиностроении они увеличились более чем в 75 раз, в химической промышленности — более чем в 38, в металлургии — более чем в 28 раз. При этом в производство обычного вооружения инвестиции увеличились более чем в 100 раз (рассчитано по Коге токэйхё. Сангехэн (Статистический справочник по Японии. Промышленность). Токио, 1975–1983, 1978).

Даже в 1968–1974 гг., когда на фоне быстрого роста стали проявляться симптомы приближающегося экономического кризиса, капиталовложения в отрасли, составляющие основу военно-промышленного потенциала, увеличились в 2 с лишним раза, в том числе в судостроение — почти в 3,5, в радиоэлектронную промышленность — более чем в 2, в авиационную промышленность и производство средств связи — в 1,5 раза, причем значительная доля средств направлялась на новое строительство (рассчитано по Коге токэйхё. Сангехэн (Статистический справочник по Японии. Промышленность). Токио, 1975–1983, 1980).

Именно в этих отраслях наиболее широко и интенсивно внедрялись научно-технические новшества, автоматизация и механизация производственных процессов, проводилось повышение квалификации персонала, совершенствование систем управления производством и качеством продукции. В итоге производительность труда, как основной показатель уровня развития производства, возросла за указанные годы в военноориентированных отраслях в 1,5 раза, в тот числе в судостроении и авиационной промышленности — в 2 раза. Такие меры по качественному развитию этих отраслей не могли не отразиться на ускорении роста выпуска продукции военного назначения.

По официальным данным, за 10 лет (1965–1974) на 58 предприятиях было выпущено стрелкового вооружения более 11 тыс. единиц на сумму '1,5 млрд. иен, артиллерийского вооружения — 587 единиц — на 12,9 млрд., более тысячи пусковых установок и аппаратов — на 2,3 млрд., более 100 танков и бронетранспортеров — на 16,9 млрд. иен (рассчитано по Кикай токэй нэмпо (Статистический ежегодник по машиностроению Японии). Токио, 1974–1975, 1975; Коге токэйхё. Сангехэн (Статистический справочник по Японии. Промышленность). Токио, 1975–1983, 1977). В ' 1980 г. стоимость произведенного обычного вооружения составила уже около 90 млрд. иен[684] и увеличилась с 1965 г. почти в 7 раз[685].

Расширялось производство бронетанковой техники. В ходе выполнения 3-й программы развития «сил самообороны» было выпущено 497 единиц бронетанковой техники, 4-й программы (1972–1976) — 519 единиц. Одновременно повысился удельный вес бронетанковой техники в производстве обычного вооружения в целом. В 1971 г. он составлял 10,6 %, а в 1976 г. — уже 23,6 %[686]. В дальнейшем такая тенденция продолжал» сохраняться.

Объем производства авиационной промышленности в целом за 1965–1974 гг. увеличился почти в 4 раза при незначительном увеличении численности занятого персонала. Этому способствовало совершенствование и увеличение мощностей; за указанные 10 лет основные фонды отрасли возросли более чем в 3 раза, а число предприятий при этом увеличилось с 51 до 160 (рассчитано по Коге токэйхё. Сангехэн (Статистический справочник по Японии. Промышленность). Токио, 1975–1983, 1980).

Выросло и военное производство в этой области. Всего за 1965–1974 гг. на японских предприятиях было выпущено 300 истребителей «F-86F», более 230 истребителей «F-104J», 42 самолета противолодочной обороны «Р-2J», 210 учебно-тренировочных самолетов «Т-33» и 158 потребителей «F-4EJ». Только в соответствии с 4-й программой в Японии было произведено 483 самолета и вертолета[687].

С 1955 г. Япония занимает первое место в мире по мощности и по тоннажу строящихся судов (на ее долю приходится половина продукции мирового судостроения). За 1965–1974 гг. производство продукции судостроения возросло более чем в 4 раза (при увеличении занятых всего на 26 %), основные фонды — в 4 раза, число предприятий — с 470 до 970. К 1977 г. число судостроительных доков достигло 312, увеличившись с 1972 г. на 59. Особенно заметно увеличилось число доков, способных обеспечивать строительство военных кораблей, в том числе крупного тоннажа[688]. Что касается военного производства, то по 4-й программе в стране было построено 50 боевых кораблей и вспомогательных судов общим водоизмещением почти 70 тыс. т. По годовым программам 1977–1979 гг. было сооружено еще 40 боевых кораблей, в том числе 10 эсминцев с ракетным вооружением, 6 фрегатов, 6 подводных лодок, 15 минных тральщиков.

В середине 70-х годов процесс концентрации капитала и производства привел к тому, что практически все военное производство было сосредоточено в руках шести крупнейших монополистических объединений: Мицубиси, Мицуи, Сумитомо, Фуё, Санва и Дайити-Кангё[689]. Эти монополистические объединения обладают теперь неизмеримо большими экономической мощностью, научно-техническим и военно-промышленным потенциалом, нежели прежние «дзайбацу». Они входят в число 50 крупнейших монополий мира.

В отличие от «дзайбацу» основной формой новых монополистических объединений стали финансово-промышленные группы, самые влиятельные из которых (Мицубиси, Мицуи. Сумитомо) возникли на основе старых «дзайбацу». Образовавшись в результате сращивания крупнейших промышленных корпораций с ведущими банками, эти группы глубоко проникли в тяжелую, химическую и другие отрасли промышленности, составляющие основу военно-промышленного потенциала страны, и поделили между собой сферы господства в экономике Японии. Они аналогичны по своей структуре: в их состав вошли крупнейшие банки, страховые, торговые и промышленные компании, контролирующие по вертикали менее крупные и средние банки и компании, а последние держат в своих руках многочисленные мелкие и мельчайшие предприятия в той или другой отрасли. Во главе каждой группы (в отличие от довоенной системы личного господства семей миллиардеров) стоят советы президентов крупнейших банков и компаний, председатели которых представляют свои интересы в общенациональных союзах монополистов, в первую очередь в Кэйданрэн. Таким образом, сложившуюся на рубеже 60 — 70-х годов систему вертикального подчинения каждой группы можно представить в виде пирамиды, на вершине которой находится финансовая олигархия — крупнейшие собственники капитала страны, а в основании — огромный слой мелких и мельчайших компаний во всех отраслях экономики.

В последнее время, когда явно прослеживается стремление крупного капитала привести вооруженные силы Японии в «соответствие с уровнем промышленного развития страны», роль финансово-промышленных групп в военном производстве непрерывно возрастает. В каждой группе имеется крупнейшая многоотраслевая промышленная компания, которая в той или иной отрасли промышленного производства является ведущей по производству продукции военного назначения.

В группе Мицубиси такой компанией является «Мицубиси дзюкогё» (в начале 80-х годов удельный вес военной продукции в ее производстве составил 15 %), за ней следует «Мицубиси дэнки» (8,4 %); в группе Мицуи такими компаниями являются «Токио сибаура дэнки», или, сокращенно, «Тосиба» (2,8 %), и «Мицуи дзосэн» (2,1 %); в группе Сумитомо — «Нихон дэнки» (2,8 %), «Сумитомо дзюкикай кого» (в начале 70-х годов доля судостроения во всей продукции компании составляла более 33 %)[690]. В целом производство вооружения, боевой техники и стратегических материалов в Японии велось, по состоянию па конец 1980 г., на предприятиях 2270 частных компаний (однако более 70 % выпускаемой военной продукции приходится на 20 наиболее крупных компаний)[691].

Среди промышленных компаний, играющих наиболее важную роль в военном производстве, выделяется уже упоминавшаяся «Мицубиси дзюкогё». Это одна из крупнейших многоотраслевых компаний в капиталистическом мире (на начало 1980 г. ее капитал составлял около 114 млрд. иен). В годы второй мировой войны авиационные заводы компании, ее предшественницы, поставили японским вооруженным силам 14 тыс. истребителей и 4 тыс. бомбардировщиков[692]. Сейчас разработкой и производством вооружения заняты 3 научно-исследовательских института, 4 производственных управления, 6 отделений, 12 верфей и комбинатов. Наличие у компании огромных производственных мощностей по выпуску продукции гражданского назначения является основой и большим резервом для дальнейшего расширения военного производства. Только за 1964–1974 гг. выпуск ею военной продукции увеличился с 10 млрд. до 97 млрд. иен.

Вооружение и военная техника для снабжения вооруженных сил страны производятся по заказам УНО. Огромное влияние на распределение этих заказов имеет военно-промышленный комитет Кэйданрэн. Этот комитет посредничает в связях УНО с компаниями, выпускающими военную продукцию. Разрабатывает рекомендации правительству по вопросам оснащения вооруженными сил, организации военного производства, исследований и разработок и этой области.

При заключении контрактов на поставку вооружения большую роль играет тесные личные связи руководства финансово-промышленных групп и компаний — производителей боевой техники с правительственным аппаратом, и в частности с УНО. Так, в руководстве «Мицубиси дзюкогё» в 1976 г. находилось 4 бывших армейских и 7 авиационных генералов, 10 адмиралов (всего в руководстве финансово-промышленных групп в это время насчитывалось более 160 отставных генералов и адмиралов)[693].

В соответствии с неофициально принятой системой «амакудари» (схождения с небес на землю), что означает принятие уходящих в отставку офицеров и генералов «сил самообороны» и служащих УНО в штат промышленных фирм, и системой «амаагари» (вознесения на небеса), т. е. назначения представителей руководства этих фирм па государственные посты, связи военно-промышленного бизнеса с правительством постоянно усиливаются.

Используя эти связи, военные чиновники и военный бизнес превратили официальную систему распределения военных заказов в источник личного обогащения на военных поставках. Всеми способами содействуя росту сверхприбыльных военных заказов со стороны правительства, они заинтересованы в увеличении военного производства, в укреплении военно-политических и военно-экономических связей с США. Они — источник растущей в стране продажности и взяточничества в правительственном аппарате.

Не признаваемая официально, но растущая и крепнущая система военного бизнеса и связанных с ним многочисленных военно-правительственных организацией, союзов и обществ постепенно обретает черты, присущие военно-промышленному комплексу. Об этом пишет в своей книге видный социалист М. Исибаси[694].

С конца 60-х годов в связи с быстрым наращиванием экономической мощи страны и стремлением монополий привести состояние вооруженных сил в соответствие с достигнутой экономической мощью, а также в связи с наметившимся провалом американской агрессии во Вьетнаме японские правящие круги еще больше стали уделять внимание военному производству. Несмотря на то что начальника период реализации 4-й программы развития «сил самообороны» (1972–1976) совпал по времени с топливно-энергетическим кризисом, когда впервые за послевоенные годы в Японии произошло абсолютное падение производства (а не только темпов его роста, как это было в предыдущих кризисных ситуациях), плановые задания в области развития военного производства были выполнены полностью. В дальнейшем был взят курс на качественное совершенствование вооруженных сил Японии, развитие ее военного производства в. условиях тесного союза с США. В документе «Основные положения планов обороны» (1976 г.) отмечается, что к концу 80-х годов японские вооруженные силы должны достичь по численности и вооружению уровня армий западноевропейских стран.

Таким образом, японские правящие круги, действуя в тесном союзе с США в целях превращения Японии в бастион империалистической политики в Азии, за послевоенный период смогли не только не допустить ликвидации экономической основы потерпевшего поражение японского милитаристского государства, но создать условия для восстановления и развития военного производства, близкого к уровню ведущих западноевропейских стран.

Планомерное развитие военного производства в Японии можно разделить на три периода: первый — медленное развитие до середины 60-х годов, когда обеспечение вооруженных сил оружием и боевой техникой производилось в основном за счет закупок в США; второй — ускорение развития военного производства с середины 60-х и до конца 70-х годов, когда в условиях ускоренного роста экономической мощи страны делался упор на развитие производства оружия на базе собственных разработок. С конца 70-х годов начался третий. современный период, когда правящие круги Японии взяли курс на техническое переоснащение вооруженных сил, придание им способности вести боевые действия далеко за пределами собственной территории, т. е. на материально-техническое обеспечение экспансионистских устремлений японского империализма.

Разработка и производство современных образцов оружия и военной техники

На базе глубокого анализа исторического развития производительных сил в середине прошлого столетия К. Маркс сделал вывод: «Развитие основного капитала является показателем того, до какой степени всеобщее общественное знание превратилось в непосредственную производительную силу»[695].

В капиталистических странах наука стала не только выгодной сферой приложения капитала и получения огромных прибылей, но и мощным рычагом в деле ускорения разработки и производства вооружений. Примером может служить Япония, научно-технический прогресс в которой послужил одним из главных факторов быстрого послевоенного развития производства вооружений.

Япония вышла из войны, имея довольно мощную научно-исследовательскую базу, почти всецело ориентированную на разработку, освоение и производство вооружения. Японское правительство и монополии в первые послевоенные годы провели ряд мер по сохранению этой базы путем реорганизации и консервации ряда НИИ и других научных центров и передачи их монополиям. Тем не менее научные исследования в период демилитаризации страны почти превратились и возобновились только в 1949 г., когда оккупационные власти США сделали поворот в политике в отношении Японии.

После восстановления экономики Япония в научно-техническом отношении заметно отставала от других развитых капиталистических стран. За годы войны промышленное оборудование почти не обновлялось, большая часть его моралью и физически устарела. В начале 50-х годов 2/3 станочного парка средних и крупных предприятий имело возраст более 10 лет[696]. Эта отсталость первое время искусственно поддерживалась американцами, стремившимися ослабить Японию экономически и устранить ее с мирового рынка как опасного конкурента.

В этих условиях перед японскими монополиями встала дилемма: либо добиться обновления промышленного аппарата путем развития научно-технического прогресса своими силами (а это потребовало бы нескольких десятилетий и огромных материальных затрат), либо максимально использовать достижения мировой науки и техники.

Япония выбрала второй путь, тем более что имела в этом отношении определенный опыт (уже с конца XIX в. широко практиковалось приобретение зарубежных патентов и лицензий, использовавшихся для строительства верфей, кораблей, арсеналов и т. д.). Одновременно довольно значительное внимание уделялось развитию собственного научно-технического потенциала.

Аналогичное положение сложилось и в отношении вооружения и военной техники. Первоначально собственное производство вооружения и военной техники осуществлялось почти исключительно по лицензиям, приобретенным в развитых капиталистических странах, главным образом в США, однако постепенное накопление опыта и подготовка кадров позволили Японии приступить к самостоятельным разработкам продукции военного назначения.

В течение 1950–1977 гг. военное ведомство страны приобрело вооружения и военной техники на 4,05 трлн. иен, из которых объем военной продукции собственного производства составил 3,3 трлн. иен. За эти годы объем поставок зарубежного вооружения и военной техники увеличился только в 1,2 раза, в то время как объем собственного производства — в 6 раз[697]. За 1950–1962 гг. доля японского производства увеличилась с 34 до 77 %, а к ' 1977 г. достигла 92 %. В 1981 г. импорт вооружения из США составил 0,7 млрд. долл., а в 1982 г. — только 0,4 млрд. долл.[698].

Со второй половины 70-х годов стала более интенсивно проводиться линия на разработку вооружения собственными силами. Важное значение в этом смысле имели рекомендации Кэйданрэн. Военно-промышленный комитет, действующий в ее рамках, проанализировав состояние исследований и разработок военного назначения, высказался за преимущественное развитие японских разработок в области оружия и боевой техники, освоение военного производства на базе японской технологии и соответственно рекомендовал сокращение импорта вооружения и боевой техники, а также военного производства по иностранным лицензиям. При этом комитет имел в виду, что в результате увеличения военного производства на основе собственных разработок промышленные фирмы получат возможность приобретать необходимый опыт для расширения производства военной продукции в дальнейшем.

На научные разработки военного назначения в стране стало выделяться больше средств. В годовом исчислении ассигнования па научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) возросли с 4698 млн. пен в 1967 г. до 38 613 млн. иен в 1983 г.[699].

В 1981 г. доля расходов на исследования и разработки в области вооружения составила 1,3 % всех военных расходов (в США — 10 %, в Великобритании — 13, в ФРГ — 4,7 %)[700].

Однако фактически на военные НИОКР затрачиваются гораздо большие средства, которые не учитывается официальной статистикой (ассигнования частных компаний — производителей вооружения и военной техники, ассигнования частных компаний, производящих продукцию двойного назначения — гражданского и военного, государственные ассигнования на фундаментальные и прикладные исследования в области космоса, освоения океана, атомной энергетики и т. д.).

НИОКР военного назначения в стране организуются и координируются Научно-исследовательским техническим центром УНО (НИТЦ) и проводятся этим центром, а также рядом государственных и частных НИИ и лабораторий.

С 1977 г. в УНО установлен порядок перспективного планирования НИОКР военного назначения. Управления ВВС, ВМС и сухопутных войск разрабатывают соответствующие планы на 10-летний период, а НИТЦ — на пятилетний период с ежегодным отчетом о ходе выполнения этих планов[701].

Непосредственно в ведении НИТЦ находится пять научно-исследовательских институтов, которые занимаются проектированием новых образцов вооружения и военной техники, а также участвуют в производстве и испытаниях опытных образцов: 1-й НИИ осуществляет разработки и испытания огнестрельного оружия, боеприпасов, кораблей и корабельного оборудования, средств связи, электронного оборудования, топлива; 2-й НИИ — исследования и разработки в области создания новых продуктов питания, медицинского оборудования, средств защиты от радиационного излучения; 3-й НИИ — исследования и разработки летательных аппаратов, авиационного оборудования и управляемых ракет, в частности самолетов вертикального взлета, беспилотных самолетов-разведчиков, ЗУР; 4-й НИИ — исследования и разработки инженерной техники, транспортных автомашин и др.; 5-й НИИ — исследования и разработки средств траления, гидроакустического оборудования, морских мин, торпед и др.

Испытательные полигоны центра находятся вблизи городов Саппоро, Симокита (преф. Аомори), Цутиура (преф. Ибараки), Гифу и на о-ве Ниидзима.

С середины 60-х годов крупные промышленные компании активно подключаются к разработкам многих новых образцов вооружения. В 1964–1973 гг. НИТЦ совместно с компаниями «Мицубиси дзюкогё» (главный подрядчик), «Нихон сэйко», «Мицубиси дэнки» и «Нихон дэнки» вели разработку танка новой модели «74». В 1969 г. были изготовлены два опытных образца, в 1971 r. — четыре опытных образца и проведены первые испытания. Первый заказ на производство 40 новых танков был дан компании «Мицубиси дзюкогё» в 1974 г., в 1975 г. был размещен заказ на производство 48 и в 1977 г. — еще 60 танков[702].

В 1967–1973 гг. «Мицубиси дзюкогё» и «Комацу сэйсакусё» вели разработку бронетранспортера образца «73», опытное производство и испытания которого проводились с 1969 по 1972 г. Уже в 1974 г. эти компании получили заказ па производство 34 бронетранспортеров. Компании «Нихон сэйкосё» и «Кобэ сэйкосё» в 1969–1973 гг. разрабатывали самоходную 155-мм гаубицу образца «75»; ее производство для вооруженных сил началось в 1975 г. В этот же период «Ниссан дзидося» разрабатывала многоствольную реактивную установку образца «75», а в 1976 г. начала по заказам УНО ее серийное производство[703].

Что касается исследований и разработок в области ракетной техники, то они были начаты уже с первой половины 50-х годов. За 1956–1963 гг. компания «Кавасаки дзюкогё» разработала противотанковую ракету образца «64» (производство было начато с 1974 г.). В течение 1956–1967 гг. «Мицубиси дзюкогё» разработала управляемые ракеты «ААМ-1» класса «воздух — воздух» для оснащения истребителей «F-104J» и «F-86F». В 1966–1975 гг. она же разработала ракету типа «ААМ-2» класса «воздух — воздух» с инфракрасным наведением для истребителя-бомбардировщика «F-4EJ». Компания «Ниссан дзидося» в 1959–1967 гг. разработала установку неуправляемого ракетного снаряда образца «67». С 1973 г. «Кавасаки дзюкогё» и «Фудзи дзюкогё» начали разработку управляемых ракет ближнего действия «ААМ» класса «воздух — воздух» для штурмовика «F-1»[704].

Активно велись разработки летательных аппаратов. В течение 1965–1969 гг. «Кавасаки дзюкогё» проводила разработки патрульного самолета «Р-2J» (на базе «Р-2V») и «РХ-1». В 1960–1969 гг. «Син-Мэйва когё» разработала летающую лодку противолодочной обороны «PS-1» (серийное производство начато в 1974 г.). С 1967 г. проводилась разработка (главным образом «Мицубиси дзюкогё») учебно-тренировочного самолета «Т-2», на базе которого затем был создан штурмовик «F-1». Компанией «Нихон кокуки сэйдзо» в 1967 — И72 гг. был разработан реактивный военно-транспортный самолет «С-1»[705].

С начала 70-х годов судостроительные компании «Хитати дзосэн» и «Нихон кокан» ведут разработки корабля с немагнитным пластмассовым корпусом. «Мицубиси дзюкогё» начиная с 1972 г. проводит разработки индукционной плавающей мины «В-Х», высокоскоростной самонаводящейся торпеды, эсминцев-вертолетоносцев.

Во второй половине 70-х годов начались исследования и разработки нового радиолокационного оборудования раннего предупреждения, ЭВМ для систем управления, противотанковой управляемой ракеты, зенитного ракетного комплекса (для замены зенитных управляемых ракет «Найк-J»), лазерного гироскопа, гидролокатора для вертолетов, электронного оборудования для управления ракетой класса «воздух — воздух» ближнего действия»[706].

В конце 70-х годов в связи с курсом на повышение боеспособности «сил самообороны» главные усилия направлялись на разработку более качественного вооружения для ВВС и BMC и оснащение его новейшей электронной аппаратурой. В 1979–1981 гг. в планы НИОКР были включены разработки 21 объекта средств управления ракетами и ракетной техникой (расходы на эти цели превысили 10 млрд. иен), 49 объектов электронного вооружения и аппаратуры (21 млн. иен). 20 объектов боевых кораблей (11 млрд. иен), 20 объектов авиакосмической техники (20 млрд. иен)[707].

К важнейшим разработкам за этот период относятся разработки управляемых ракет классов «воздух — воздух» «земля — корабль», электронного оборудования для автоматических систем управления ПВО и новейших радиолокационных станций (в 1979–1980 гг. только на разработку экспериментального оборудования лазерного локатора было ассигновано более 1,5 млрд. иен). танка образца «88», быстроходной самонаводящейся торпеды «G-X2», усовершенствованной торпеды «Т-73», быстроходного сторожевого катера УРО, истребителя-штурмовика «FSX». среднего реактивного учебно-тренировочного самолета «МТХ», турбовентиляторного двигателя[708].

Как и в военном производстве, для исследований и разработок в сфере частного бизнеса характерен высокий уровень концентрации и специализации. Основной объем исследований и разработок проводят крупнейшие промышленные фирмы шести финансово-промышленных групп. Компания «Мицубиси дзюкогё», например, разрабатывает образцы вооружения силами ряда собственных НИИ и лаборатории, головным из которых является Технологический институт Мицубиси. Как правило, компания, получившая заказ на разработку, в дальнейшем является главным производителем этого образца. Для разработок дорогостоящих проектов систем оружия все чаще организуются консорциумы ряда крупных промышленных компаний каждая из которых специализируется на разработке определенных частей, узлов и деталей (а также и на их производстве). При этом компания, осуществляющая окончательную сборку, является головной и в деле разработки, опытного производства и испытаний. Так, при создании военно-транспортного самолета «С-1» (головная компания «Кавасаки дзюкогё») разработкой крыла занималась «Мицубиси дзюкогё», хвостового оперения — «Фудзи дзюкогё» и т. д.[709].

В марте 1982 г. была завершена долгосрочная программа разработок турбовентиляторного двигателя «FJR-710» для учебно-тренировочного истребителя «МТХ», проводившаяся тремя ведущими машиностроительными компаниями: «Исикавадзима-Харима дзюкогё» (головная), «Мицубиси дзюкогё» и «Кавасаки дзюкогё»[710].

По мере накопления научно-технического опыта японские компании все чаще принимают участие в разработках военной продукции совместно с иностранными компаниями. Так, три вышеназванные компании совместно с «Роллс Ройс» (Великобритания) взялись за разработку реактивного двигателя «RJ-500» для нового военно-транспортного самолета (до 1990 г. замечено произвести 5 тыс. таких двигателей). Компании «Мицубиси дзюкогё», «Кавасаки дзюкогё» и «Фудзи дзюкогё» совместно с компанией «Локхид» (США) участвуют в разработке аэробуса «Боинг-767» и самолета «YXX»[711], которые планируется использовать как военно-транспортные.

Для проведения исследований, разработок и испытаний промышленные компании имеют самое современное оборудование. В целях получения оптимальных вариантов расчетов они используют ЭВМ, системы автоматизированного проектирования с дисплеями и графопостроителями. Такие системы еще в середине 70-х годов были использованы для разработки профиля крыла истребителя-штурмовика «F-1» и военно-транспортного самолета «С-1». В 1982 г. группа компаний (головная — «Симадзу с: эйсакусё») с помощью таких систем проектировала узлы и детали для самолета «МТХ».

Высокий уровень концентрации и специализация в НИОКР способствует созданию и сосредоточенно в руках крупнейших промышленных компаний современной мощной научно-технической базы, эффективному накопления опыта в этих областях и является большим потенциальным резервом для развертывания широкомасштабных разработок и производства оружия и боевой техники в Японии в случае «конфликтной» ситуации.

Значительным стимулом для проведения военных разработок промышленными компаниями является помощь им со стороны государства путем передачи результатов фундаментальных исследований государственных НИИ, предоставления льготных кредитов и налаживания связей с зарубежными разработчиками.

Что касается основных принципов разработок систем оружия, то, поскольку в этой области перенимался главным образом американских опыт, в стране в настоящее время используются способы подготовки, организации, проведения разработок и испытаний оружия и боевой техники, выработанные большей частью специалистами США. Отличительной чертой этой методики является создание систем оружия с повышенной огневой мощью, значительной дальностью действия и другими подобными характеристиками, особенно в связи с упором в последнее время на разработку преимущественно оружия наступательного характера. В этом плане особое место отводится созданию новых образцов прежде всего для ВБС и ВМС (ранее главное внимание обращалось на разработку вооружения для сухопутных войск), которые по своим «характеристикам находятся на уровне мировых стандартов или превышают их.

Однако особенностью японских разработок является стремление создавать более дешевые системы оружия и более высокого качества (в расчете на увеличение экспорта). Учитывается также высокий уровень образованности личного состава вооруженных сил, а следовательно, и возможность быстрого освоения им более сложной техники, национальные физические особенности личного состава и особенности географических условий Японии. Так, при разработке бронетанковой техники учитываются сравнительно небольшой рост японцев, способность их использовать боевую технику с относительно малой комфортабельностью, географические особенности возможного ТВД.

Для военного производства Японии характерна его географическая концентрация. Оно сосредоточено в основных индустриальных районах страны, т. е. в зоне Тихоокеанского промышленного пояса с его необычайной плотностью промышленных предприятий, наличием многочисленной высококвалифицированный рабочей силы и развитой производственной инфраструктурой. Такая концентрация, весьма эффективная с точки зрения обеспечения военного производства энергией, материалами и трудовыми ресурсами, создает, однако, большую его уязвимость в условиях военного времени (см. Приложение, карта 6).

Одной из главных особенностей военного производства страны является также высокий уровень концентрации, специализации и кооперации. Так, монтажными операциями в производстве истребителя «F-15» занята компания «Мицубиси дзюкогё» (65 % всех работ), «Кавасаки дзюкогё» поставляет ей крыло и заднюю часть фюзеляжа (35 % работ), производством двигателя для «F-15» заняты компания «Исикавадзима-Харима дзюкогё» и частично другие компании[712]. Сборка же летательных аппаратов в авиационной промышленности в целом производится на семи заводах пяти крупнейших машиностроительных компаний («Мицубиси дзюкогё», «Кавасаки дзюкогё», «Син-Мэйва когё», «Фудзи дзюкогё» и «Нихон хикоки»), а производство авиационных двигателей — на трех заводах трех компаний («Исикавадзима-Харима дзюкогё», «Мицубиси дзюкогё» и «Кавасаки дзюкогё»).

Такой уровень концентрации и специализации заключает в себе реальную возможность быстрого перевода предприятий военноориентированных и базовых отраслей, запятых а настоящее время выпуском главным образом гражданской продукции, на массовое и более централизованное производство военной продукции.

Основной объем вооружения производится в Японии на предприятиях с персоналом 100 человек и более. В 1980 г. артиллерийско-стрелковое вооружение выпускалось на 4 таких предприятиях, боеприпасы — на 3, пусковые аппараты и механизмы — на 4, взрывное оружие и боевые машины — на 10; на остальных предприятиях выпускались узлы и детали вооружения. Более 98 % всего военного производства в этом году пришлось на долю 38 предприятии[713]. Ниже приведены некоторые данные о них.

Завод компании «Снн-Тюо когё» в Токио (400 занятых) производит пистолеты, автоматы, пусковые установки реактивных снарядов, бомбосбрасыватели; завод в Синагава (преф. Аити, 2,8 тыс. занятых) — винтовки, минометы, безоткатные орудия; завод в пригороде Токио (900 занятых) — пулеметы и авиационные пушки; завод компании «Нихон сэйкосё» в Хиросима (более 700 занятых) — артиллерийское вооружение для сухопутных войск; завод в Муроран (о-в Хоккайдо, более 4 тыс. занятых) — вооружение для боевых кораблей. Судостроительная компания «Мицуи дзосэн» на верфи в Майдзуру (р-н Киото) с персоналом более 3 тыс. помимо кораблей и катеров производит глубинные бомбы, морские мины и тралы. На металлургических заводах компании «Кобе сэйко» производятся стволы гаубиц, торпедные аппараты и т. д.

Ракетная техника производится на заводах крупнейших промышленных компаний в основном по лицензиям США; здесь выпускаются противотанковые управляемые реактивные снаряды «КАМ-З», неуправляемые ракеты «КТ-30» класса «земля-земля», зенитные управляемые ракеты «Найк» и «Хок», управляемые ракеты «Спарроу», ракеты «ААМ-1» и «ААМ-2» класса «воздух — воздух», ракетные установки «Асрок» и реактивные бомбометы «Бофорс». Компания «Мицубиси дзюкогё» в 1981 г. освоила производство по американской лицензии управляемой ракеты «AIM-9» «Сайдуиндер» класса «воздух — воздух» для оснащения истребителей «F-4EJ» и «F-15». На заводах этой же фирмы налажено производство управляемой ракеты типа «80» класса «воздух — воздух» собственной разработки[714]. В настоящее время на предприятиях компании «Токио сибаура дэнки» выпускаются зенитные ракеты типа «81» Тосиба[715]. «Мицубиси дэнки» осваивает производство на заводе в Комаки (близ Нагоя) управляемой ракеты «AIM-7Р» «Спарроу» класса «воздух — воздух»[716].

Основной производственной базой бронетанковой техники для «сил самообороны» является комбинат Сагамигахара (более 3 тыс. занятых) компания «Мицубиси дзюкогё», на котором налажен выпуск танков, САУ, бронетранспортеров и двигателей к ним. Кроме того, бронетранспортеры и САУ выпускает завод компании «Комацу сэйсакусё» в Хирохата (р-н Осака). Завод компании «Ниссан дзидося» в Огикубо (р-н Токио) производит боеприпасы и ракеты для бронетанковой техники. На этих предприятиях выпускаются танки, главным образом образца «74», разработанные «Мицубиси дзюкогё» и принятые на вооружение в качестве основного танка в 1974 г. Танк «74» оборудован приборами ночного видения, лазерным дальномером и электронным баллистическим вычислителем, а также системой противоатомной защиты. По сравнению с предыдущими моделями танк имеет большую мощность и маневренность. На заводах частично ведется производство танков типа «61». Кроме того, производятся созданная на базе ходовой части танка образца «74» самоходная 155-мм гаубица образца «75», бронированная эвакуационная машина образца «78», бронетранспортер образца «73», 81-мм и 106,7-мм самоходные минометы, а также установка залпового огня образца «75». В настоящее время по лицензии США осваивается производство 203,2-мм самоходной гаубицы «М-110А2»[717].

На авиационных заводах пяти крупнейших промышленных компаний производится сборка истребителей «F-4EJ», учебно-тренировочных истребителей «Т-33», тактических истребителей «F-1», а также военно-транспортных самолетов «С-1». Эти заводы выпускают также вертолеты «KV-107», «HU-1», «V-61», «HSS-2», авиационные двигатели и прочую авиационную технику[718]. С января 1982 г. «Мицубиси дзюкогё» освоила производство американских истребителей «F-15» в Нагоя (темп выпуска — один самолет в месяц)[719], а на предприятиях компании «Кавасаки дзюкогё» налаживается сборка из американских узлов и деталей патрульных противолодочных самолетов «Р-ЗС»[720].

Хотя судостроение Японии в начале 80-х годов продолжало находиться в состоянии застоя и его производственные мощности оставались незагруженными, число стапелей и доков для строительства судов водоизмещением 3–5 тыс. т, т. е. тоннажа крупных эсминцев, увеличилось с 24 до 38. Заказы УНО в 1982 г. на продукцию отрасли составили 2,3 %, или 70 % общей суммы государственных заказов[721].

Располагая большими потенциальными возможностями для строительства военных кораблей (производственным аппаратом, передовой технологией, высококвалифицированными кадрами) и следуя курсу на усиление ВМС страны, предприниматели отрасли охотно идут на расширение военного производства, делая упор на создание кораблей самых современных типов и классов.

Продукция радиоэлектронной промышленности прямого военного назначения в настоящее время, по официальным источникам, составляет всего 0,6 % всей продукции отрасли, тем не менее, в связи со стремительным развитием научно-технического прогресса и занятием ведущих позиций Японией в этой области в мире, значение отрасли для всего военного производства постоянно и быстро возрастает. Помимо использования во все больших масштабах в конструкциях систем оружия продукция отрасли находит все более широкое применение в технологических процессах изготовления оружия и военной техники.

О масштабах и характере применения продукции отрасли в указанных областях можно судить по тому факту, что из общего объема производства в 1981 г. в 2,6 трлн. иен 31,1 % использовалось в промышленном производстве и 11,5 % — в системах связи[722]. В этом те году только электронных компонентов было произведено на 14,9 млрд. долл. (в США — на 24,3 млрд. долл.)[723]. Заслуживает внимания быстрое увеличение выпуска ЭВМ как производственного, так и военного назначения. В 1981 г. стоимость их производства составила 265,4 млрд. иен. Соответственно растет и экспорт ЭВМ. Если в 1975 г. он составлял 32,4 млрд., то в 1981 г. — уже 265,4 млрд. иен, при этом 42,3 % экспортировалось в США[724]. Научно-технический прогресс в радиоэлектронной промышленности привел к быстрому развитию микроэлектроники и на ее базе — к интенсивному росту выпуска мини-, микро-ЭВМ, микропроцессоров, к широкой разработке, производству и внедрению промышленных роботов и гибких производственных систем, что дало возможность резко повысить уровень автоматизации военного производства (главным образом на предприятиях крупнейших производителей оружия и боевой техники).

Япония обладает достаточным научно-техническим потенциалом для разработок и производства собственного стратегического оружия, в том числе ядерного. С этой целью может использоваться плутоний, получаемый в результате регенерации отходов в процессе эксплуатации АЭС. В конце 70-х годов по общей мощности АЭС Япония вышла на второе место в капиталистическом мире (после США). По состоянию на август 1982 г., в стране действовало 24 АЭС общей мощностью 17,1 млн. кВт, в стадии сооружения находилось еще 10 АЭС. К 1985 г. планируется иметь в стране 41 АЭС общей мощностью 22,9 млн. кВт, к 1990 г. довести мощности АЭС до 46,0 млн., а к 2000 г. — до 90,0 млн. кВт[725].

Японские ученые интенсивно разрабатывают и совершенствуют технологию обогащения урановой руды методом диффузии и центрифугирования. Они разработали также технологию извлечения плутония-239 из отходов обогащенного урана. С середины 70-х годов в стране ежегодно регенерируется плутоний в количестве, достаточном для производства 370 ядерных боеголовок средней мощности[726], в то время как в конце 60-х годов Япония обладала запасами для изготовления только 10 атомных бомб аналогичной мощности. По подсчетам американских и японских исследователей, в Японии на конец 70-х годов хранилось около 10 т плутония, природного для использования в военных целях, а взрывное устройство и ядерная боеголовка могут быть разработаны в Японии, по мнению иностранных специалистов, менее чем за три года[727].

В начале 1981 г. депутат японского парламента социалист Т. Нода предал гласности подготовленный правительством доклад «Самооборона Японии и ее потенциальные возможности», в котором разработан комплекс мероприятий по оснащению японских вооруженных сил «в случае необходимости» ядерным оружием, а также рассматриваются экономические и технические возможности Японии в создании этого оружия и средств его доставки к цели. В докладе указывается, что даже при условии использования только собственного урана Япония способна быстро произвести около 1000 атомных бомб[728]. Для налаживания производства ядерного оружия достаточно будет затратить '175 млрд. иен, т. е. 5 % военного бюджета страны.

В случае создания японского ядерного оружия для доставки его до цели возможно использовать истребители-бомбардировщики «F-15», ракеты класса «земля — земля», баллистические ракеты и некоторые артиллерийские системы.

В последние годы в Японии все более широко разрабатываются и производятся исследовательские и метеорологические ракеты, ракеты-носители и прочая ракетно-космическая техника.

Развитие ракетно-космической техники происходило поэтапно, в зависимости от роста потребностей в этой продукции и интенсивности наращивания научно-технического и военно-промышленного потенциала страны. С самого начала этот процесс проходил под непосредственным воздействием государства и при активном участии монополий. Уже сейчас этот вид производства можно рассматривать в качестве важной составляющей части растущего военно-промышленного комплекса. К производству ракетно-космической техники приобщены прежде всего компании группы Мицубиси («Мицубиси дзюкогё» и «Мицубиси дэнки»), освоившие выпуск ракет и создание искусственных спутников земли (ИСЗ), а также бортового и наземного оборудования и испытательных стендов. В сферу деятельности отрасли вовлечено более 300 компаний[729].

С начала 80-х годов отмечается быстрый рост расходов на разработки экспериментальных, научных и прикладных ИСЗ, а также ракет-носителей большой мощности стратегического характера. До сих пор запуски ИСЗ производились с помощью японских четырехступенчатых ракет-носителей «L-4S», «М-4S» на твердом топливе, трехступенчатых ракет-носителей «M-3S» на твердом топливе, ракет-носителей типа «N-1», «N-2». В настоящее время разрабатывается ракета-носитель «Н-1», способная вывести на орбиту космические объекты массой более 500 кг[730]. Эта ракета по своим тактико-техническим характеристикам соотносима с ракетами-носителями ядерных боеголовок средней и межконтинентальной дальности действия (американские ракеты «Минитмен-3» и «Посейдон»)[731].

Правящие круги Японии в своих заявлениях отрицают возможность использования результатов космических разработок в военных целях. Практические же дела говорят об обратном.

При разработках ракетно-космической техники японские специалисты воспользовались технической документацией американской фирмы «Макдоннелл-Дуглас» для оснащения японских ракет системой наведения на цели. По японским данным, ракету образца «Мю» нетрудно превратить в баллистическую ракету, способную доставить ядерную боеголовку массой 1 т на расстояние до 2000 км. Перспективной для военных целей считается разработанная Институтом космонавтики и аэронавтики Токийского университета ракета на твердом топливе «М-3S» (длина — 24 м, диаметр — 1,4 м, способна в баллистическом варианте нести боеголовку массой до 600 кг на расстояние до 1000 км). Предполагается также, что ракету образца «N» можно превратить в межконтинентальную баллистическую ракету с дальностью доставки ядерного заряда до 8000 км, использовав в качестве первой ее ступени полученную из США ступень ракеты «Тор-Дельта», предназначенной для доставки ядерных боеприпасов[732].

Согласно опубликованному в июле 1983 г. докладу Научно-технического управления Японии, в 90-х годах предполагается создать на основе чисто японской технологии ракету, способную вывести на космическую орбиту станцию массой 2 т. Базой для конструирования такой ракеты, запроектированной под индексом «Н-2», послужит находящаяся в стадии разработки ракета «Н-1», благодаря которой к 1986 г. можно будет выводить на орбиту объекты массой до 550 кг[733].

В финансировании всех этих исследований и разработок самое активное участие принимает военное ведомство. С 1970 г. данные о финансировании космических программ из бюджета УНО засекречены, однако показательно, что с 1958 по 1969 г. оно израсходовало на эти цели 40,7 млрд. иен, в то время как расходы других министерств и ведомств на эти цели за те же годы составили всего 34,3 млрд. иен[734]. Негласно УНО предоставило свои полигоны для испытаний ракет, в частности ракетный полигон на о-ве Ниидзима, космодром и станцию слежения за ИСЗ на о-ве Кюсю[735]. Ведется подготовка к осуществлению совместно с США программ пилотируемых полетов «Шаттл», в ходе которых японские космонавты будут проводить исследования и в «ценных целях, и созданию орбитальной антиракетной системы, состоящей из космических станций и спутников с лазерным оружием на борту[736]. 'Что говорит о явной военной направленности японских исследований в ракетно-космической области.

В военных целях уже используется ИСЗ серии «Сакура». Из 4000 каналов связи, обеспечиваемых ИСЗ «Сакура-2а», запущенного в феврале 1983 г., 1000 каналов передано в распоряжение УПО для организации космического радиомоста между штабом «сил самообороны» на о-ве Хонсю и о-вом Иводзима в Тихом океане[737]. Для организации космической связи ведется строительство наземных сооружений, на которые в 1984 г. УНО запланировало выделить около 200 млн. иен. К 1988 и 1995 гг. планируется запуск двух ИСЗ серии «Сакура», которые смогут обслуживать от 100 тыс. до 200 тыс. телефонных каналов и обеспечить возможность создания интегрированных цифровых каналов связи для передачи и приема данных ЭВМ и фототелеграфной информации[738].

АРМИЯ И ВОЕННО-МОРСКОЙ ФЛОТ ЯПОНИИ В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ 40-х годов ХХ в.


Илл. 1. Японские войска в Порт-Артуре. 1905 г.


Илл. 2. Японская артиллерия ведет обстрел немецкой военно-морской базы в Циндао. 1914 г.


Илл. 3. Боевые корабли интервентов Японии, Англии и США во Владивостоке. 1918 г.


Илл. 4. Японские офицеры и солдаты над телами замученных ими партизан.


Илл. 5. Казнь китайцев японскими захватчиками в Китае. 1937 г.


Илл. 6. Зверства японских захватчиков в Нанкине. 1938 г.

ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ ЯПОНИИ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ


Илл. 7. Трофейные японские пушки. Халхин-Гол. Сентябрь 1939 г.


Илл. 8. Обучение чиновников колониального аппарата для оккупируемых территорий на военных сборах в Тояма. 1940 г.


Илл. 9. Помощь агрессору. Поставка американского металлолома для военного производства в Японии. 1940 г.


Илл. 10. Главнокомандующий Объединенным флотом Японии Исороку Ямамото — автор плана и руководитель операции по нападению на американскую военно-морскую базу Пёрл-Харбор. Декабрь 1941 г.


Илл. 11. Последствия налета японской авиации на Пёрл-Харбор.


Илл. 12. Подразделение японских войск на Филиппинах совершает марш в обход бамбуковых заграждений.


Илл. 13. Показ населению приемов штыкового боя.


Илл. 14. Военная подготовка учащихся Токийского женского музыкального училища. 1943 г.


Илл. 15. Ставка на смертников. После нападения «камикадзе» на американский авианосец. 1944 г.


Илл. 16. Юные военнопленные из детской императорской гвардии «Тэккэцу» («Сталь и кровь»). 1945 г.


Илл. 17. Развал военной экономики. Буддийские монахи сдают колокола на нужды военного производства. 1945 г.


Илл. 18. Конец Квантунской группировки войск. 1945 г.


Илл. 19. Встреча советских воинов-освободителей в Харбине. 1945 г.

ПОДГОТОВКА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ И НАСЕЛЕНИЯ ЯПОНИИ К НОВЫМ АГРЕССИВНЫМ ВОЙНАМ


Илл. 20. Вновь «боевой клич» в устах японского солдата.


Илл. 21. В одном строю.


22


23

Илл. 22, 23. подразделения сухопутных войск Японии отрабатывают тактику ведения современного боя.

ПОДГОТОВКА К БОЕВЫМ ДЕЙСТВИЯМ НА ЧУЖИХ ТЕРРИТОРИЯХ



Илл. 24. Выброска воздушного десанта в ходе отработки наступательных действий японских войск.


Илл. 25. Патрульный самолет «Р-2С» и эсминец «Сиранэ» па совместных японо-американских маневрах.

ПРОПАГАНДА ИДЕЙ МИЛИТАРИЗМА И РЕВАНШИЗМА СРЕДИ ЯПОНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ


Илл. 26. Демонстрация полетов перед местным населением на авиабазе Наха (Окинава).


Илл. 27. Дети знакомятся с вооружением сухопутных войск.

ОСНОВНЫЕ ВИДЫ ВООРУЖЕНИЯ И БОЕВОЙ ТЕХНИКИ «СИЛ САМООБОРОНЫ»

ВООРУЖЕНИЕ СУХОПУТНЫХ ВОЙСК

Стрелковое оружие


Илл. 28. 11,4-мм пистолет «М 1911 А1»


Илл. 29. 11,4-мм пистолет-пулемет «М 3 A1»


Илл. 30. 7,62-мм винтовка типа «64»


Илл. 31. 7,62-мм пулемет типа «62»


Илл. 32. 12,7-мм тяжелый пулемет «М 2»


Илл. 33. 84-мм гранатомет «Карл Густав»

Артиллерия и ракетное оружие


Илл. 34. 203,2-мм гаубица «М 2»


Илл. 35. 155-мч пушка «М 2»


Илл. 36. 106,7-мм миномет «М 2»


Илл. 37. Переносной зенитный ракетный комплекс «Стингер»


Илл. 38. 35-мм спаренная автоматическая зенитная пушка «L-90»


Илл. 39. 75-мм зенитная пушка «М-51»


Илл. 40. 106,7-мм самоходный миномет типа «60»


Илл. 41. 155-мм самоходная гаубица типа «75»


Илл. 42. 106-мм спаренная противотанковая установка типа «60»


Илл. 43. 40-мм спаренная самоходная зенитная автоматическая пушка «М 42»


Илл. 44. 130-мм 30-ствольная самоходная реактивная система залпового огня типа «75»


Илл. 45. 106-мм самоходное безоткатное орудие типа «60»


Илл. 46. Самоходный противотанковый ракетный комплекс типа «64»


Илл. 47. Противотанковый ракетный комплекс типа «79»


Илл. 48. Неуправляемая тактическая ракета типа «30»


Илл. 49. Зенитный ракетный комплекс типа «81»


Илл. 50. Зенитный ракетный комплекс «Хок»

Бронетанковая техника


Илл. 51. Средний танк типа «74»


Илл. 52. Бронетранспортер типа «73»

Самолеты и вертолеты


Илл. 53. Разведывательный самолет «LR-1» («MU-2К»)


Илл. 54. Тяжелый транспортный вертолет «V-107А»


Илл. 55. Боевой вертолет «AН-1S»

ПАРК САМОЛЕТОВ И ЗЕНИТНЫХ СРЕДСТВ ВВС ЯПОНИИ


Илл. 56. Истребитель «F-15»


Илл. 57. I1стребитель непосредственной поддержки «F-1»


Илл. 58. Самолет-разведчик «RF-4Е»


Илл. 59. Самолет дальнего радиолокационного обнаружения «Е-2С»


Илл. 60. Транспортный самолет «С-130Н»


Илл. 61. Транспортный самолет «C-1»


Илл. 62. Зенитные управляемые ракеты «Найк-J»

КОРАБЕЛЬНЫЙ СОСТАВ И САМОЛЕТНЫЙ ПАРК ВМС ЯПОНИИ


Илл. 63. Подводная лодка типа «Юсио»


Илл. 64. Эсминец УРО типа «Сиранэ»


Илл. 65. Эсминец типа «Харуна»


Илл. 66. Фрегат типа «Исикари»


Илл. 67. Минный тральщик типа «Хацусима»


Илл. 68. Противолодочный самолет «Р-3С»


Илл. 69. Противолодочный патрульный вертолет «HSS-2»

Все эти данные свидетельствуют о том, что в Японии имеется материальная и техническая база для создания ядерного оружия и средств его доставки и целям, расположенным в любой точке земного шара и в околоземном пространстве, для активного использования космического пространства в военных целях.

Все более интенсивно осуществляются в Японии расширение, реконструкция и модернизация производственного аппарата военноориентированных отраслей. В 1976 г. расходы на эти цели составили 16,4 % военного бюджета, в 1982 г. — уже 22,4 %, а к 1987 г. они планируются в размере 28 %, т. е. на уровне и даже выше развитых стран Запада (в США в 1979 г. на эти цели расходовалось 19,7 % военного бюджета, в Великобритании и Франции в 1982 г. — по 20 %)[739]. Такая направленность ассигнований приводит в целом к улучшению качественных показателей военного производства, особенно в авиационной промышленности, судостроении, электронной промышленности, точном машиностроении и производстве средств связи.

В современных условиях проблема качества промышленной, и особенно военной, продукции становится все более актуальной. Она приобретает глобальный характер и превращается в важнейший фактор интенсивного развития военного производства в условиях конкуренции и невиданных темпов гонки вооружений, проводимой в последнее время империалистическими странами. Быстрое развитие научно-технического прогресса стало причиной того, что разработки и производство современного вооружения стали весьма сложными и дорогостоящими.

В отличие от других капиталистических стран в Японии к настоящему времени сложилась общенациональная система повышения качества промышленной (в том числе военной) продукции, включающая социальные, экономические, военные и другие аспекты. По качеству военной продукции она стала занимать одно из первых мест в капиталистической мире. Эффективное решение проблемы качества вооружения в Японии привлекает все большее внимание за рубежом. В последние годы даже США направляют в Японию большие группы специалистов для изучения и заимствования японских методов в этой области.

В повышении качества производимого вооружения в Японии большую роль сыграла жесткая система промышленной стандартизации внутри страны, а также расширяющееся сотрудничество Японии в области разработки международных стандартов с США и другими странами НАТО. Последнее, по мнению военных специалистов, откроет новые возможности для унификации вооружения США, страх НATO в целом и Японии и более быстрого расширения его выпуска в японской промышленности при «чрезвычайных обстоятельствах». По этой причине в условиях усиления военно-технического сотрудничества со странами Запада Япония все еще производит в значительном количестве вооружение по зарубежным лицензиям. Так, в соответствии с программой развития «сил самообороны» на 1983–1987 гг. предполагается расширить производство американских образцов.

В целом же объем импорта зарубежной военной технологии постепенно уменьшается: если за 1972–1976 гг. Япония приобрела около 2300 лицензий для использования в военных и военноориентированных отраслях, то за 1977–1981 гг. этот показатель уменьшился до 2000 лицензий. В то же время японский экспорт научно-технических достижений в общем объеме мировой торговли в этой области к 1980 г. заметно возрос, составив 40 %[740].

Наращивая выпуск вооружения и приступив к экспорту достижений науки и техники в военном производстве, японские монополии стремятся к снятию существующих ограничений и на экспорт оружия. В обход такого запрета японский бизнес выполняет растущий объем «спецзаказов» для американской авиационной промышленности и войск США на военных базах в Японии.

Кроме того, постепенно увеличиваются экспортные поставки японского оборудования для производства вооружения (особенно в Южную Корею), растет экспорт в виде компонентов вооружения или сдачи его в аренду[741].

Имея в виду возможную отмену запрета на экспорт оружия в будущем, японские монополии при разработках вооружения, и особенно продукции «двойного» назначения, стремятся повысить конкурентоспособность на внешних рынках. На мировом рынке уже пользуются высоким спросом японские микроэлектроника, системы наведения, устройства памяти, оптоволоконное оборудование связи (в середине 1982 г. доля Японии в мировой торговле оптоволоконной техникой составила 50 %[742]), оборудование телекоммуникационной связи, материалы стратегического назначения (в 80-х годах Япония производила 46 % всего титана в капиталистическом мире[743]), промышленная керамика для авиационных двигателей, космических объектов и печатных плат, углеродистое волокно, ферриты и т. д.

В последние годы между японскими компаниями и американскими производителями оружия заключен ряд соглашений о передаче последним новейшей японской технологии производства оптоволоконной техники, электронных компонентов.

Таким образом, в результате заимствования и использования зарубежных научно-технических достижений, интенсивного обновления собственного научного и производственного аппарата, прежде всего в военных, военноориентированных и базовых отраслях промышленности, Японии удалось создать мощную национальную экономическую и научно-техническую базу как для исследований и разработок в области вооружений, так и для его производства.

Для Японии послевоенного периода характерны наиболее высокие во всем капиталистическом мире темпы экономического развития. В результате к началу 70-х годов Япония по масштабам экономики и объему промышленного производства оставила позади ФРГ, Фракцию, Италию, Великобританию. Если в 1960 г. доля Японии в общем объеме промышленного производства капиталистических стран составляла 4,4 %, то в 1975 г. — уже 9,0 %. В этом же году выпуск промышленной продукции Японии составил 23 % такого же показателя в США и 29 % — в странах Западной Европы в целом (см. Приложение, табл. 1)[744].

По мере роста экономической и научно-технической мощи страны и изменения ее веса в расстановке сил на мировой арене Япония в соответствии с концепцией «самостоятельной обороны» все более стремилась к уменьшению зависимости от США, к созданию потенциала для быстрого развертывания массового выпуска вооружения собственной разработки при «особых обстоятельствах». В результате в настоящее время качество исследований и разработок в интересах производства вооружений в Японии находится на уровне ведущих западных держав, а в отдельных случаях и превосходит его. В стране имеется военное производство, полностью обеспечивающее потребности вооруженных сил в мирное время и обладающее потенциальными возможностями для быстрого наращивания выпуска современного оружия, в том числе ракетно-ядерного.

Однако с появлением концепции «модифицированного союза с США», а затем и «глобального подхода» к выработке военной политики военно-техническое сотрудничество Японии с США и другими странами Запада стало вновь усиливаться, особенно в деле расширения разработок и производства оружия наступательного характера.

Начатая на рубеже 70 — 80-х годов закупка самолетов американской разработки ознаменовала начало полного перевооружения ВВС, ВМС и сухопутных войск Японии в соответствии с новыми военными концепциями. Ежегодно вводится в строй 10 — 12 новых кораблей, главным образом ракетных, способных увеличить радиус «обороны» за 1000 миль от берегов Японии, суммарным тоннажем более 10 тыс. бр. — рег. т[745].

Стремясь учесть быстро меняющуюся в современных условиях стратегию и тактику боевых действий в районе Азиатско-Тихоокеанского региона, военное руководство страны намерено воружить «силы самообороны» в ходе выполнения текущей военной программы ('1983–1987) современными танками, самоходной артиллерией крупных калибров (как раз тех, под которые в США разработаны ядерные снаряды), вертолетами различного назначения, а также расширить поставки в войска ракетного оружия[746]. В ближайшее годы предполагается довести число истребителей «F-15» до 150–155, противолодочных самолетов «Р-3C» — до 75, подводных лодок и надводных кораблей — соответственно до 15–16 и 60. Общее водоизмещение кораблей ВМС Японии составит к концу срока выполнения программы 320 тыс. т[747]. В целом по боевому потенциалу своих ВМС и ВВС Япония занимает, как отмечал журнал «Дажапан-Эйша куотерли ревью» в номере от 11 октября 1983 г., третье место в Азиатском регионе, уступая только США и СССР.

Темпы перевооружения страны таковы, что, по оценке зарубежных специалистов, в рамках одного десятилетия она превратится в крупную военную державу. «Япония перевооружается, — отмечает американский военный обозреватель Д. Дэвис. — В этом сомнения нет. Судя по имеющимся признакам, эта страна и концу 80-х годов станет ведущей военной державой»[748].

Что касается сохранения таких темпов в дальнейшем, то на них может оказать и уже оказывает влияние целый ряд экономического и политических факторов.

К первому и главному фактору относятся экономические возможности страны. Одной из основных стратегических установок правящих кругов Японии в области развития военного производства в перспективе является такое распределение (в том числе с помощью государственно-монополистического регулирования) экономических ресурсов страны, включающих людские ресурсы, ВНП, национальный доход, научный потенциал и т. д., которое могло бы привести уровень развития военного производства «в соответствие с достигнутой экономической мощью страны».

За 1980–1995 гг., согласно продолжаемой на перспективу тенденции экономического роста, ВНП Японии может увеличиться в 1,7 раза (с 226 трлн. до 390 трлн. иен при среднегодовых темпах роста в 3,4 %). Темпы роста численности населения могут быть меньше темпов роста ВНП (по прогнозу, они составят 1,0 %). В таком случае Япония сможет обеспечить значительно большие темпы роста военных расходов (в 2 раза больше темпов роста ВНП); в результате их удельный вес может возрасти за указанный период с 0,9 до 3,2 % ВНП. Дальнейший качественный рост научно-технической базы военного производства может быть обеспечен за счет роста расходов на исследования и разработки в 3 раза и числа занятых в этой сфере в 2,4 раза (рассчитано по «Экономисуто», 15.07.1982, с. 11).

По официальным данным, Япония пока еще ограничивает затраты на военные цели в пределах 1 % ВНП. Но объем этого процента быстро растет. С 1962 по 1982 г. он вырос примерно в 20 раз (в 1962 г. — 600 млн. долл., а в 1982 г. — уже более 11,5 млрд. долл.). Если же включить сюда и другие военные расходы (береговая оборона, пенсии военнослужащим и т. д.), то эта цифра составит почти 20 млрд. долл. Столько же ассигнуют на военные нужды Англия и Франция. Таков реальный вес вроде бы скромной на первый взгляд цифры в 1 %[749]. В августе 1983 г. УНО заявило о намерении добиваться отхода от этой цифры[750], хотя, по данным IIATO, Япония уже сейчас тратит на оборону фактически 1,5 % ВНП[751]. Следует сказать, что уже в 1982 г., по подсчетам японских экономистов, Япония по уровню военных затрат занимала восьмое место, а к 1990 г. она может занять четвертое место в мире[752].

В конце 70-х — начале 80-х годов в обстановке общего возрастания агрессивности политики США и других империалистических держав в Азиатско-Тихоокеанском регионе и под прикрытием мифа о «советской угрозе» правящие круги Японии резко увеличивают военные расходы. В настоящее время выполняется беспрецедентная по своим масштабам программа развития «сил самообороны» на 1983–1987 гг., в соответствии с которой затраты только на производство вооружения должны возрасти до 2,5 трлн. иен[753], что превышает даже самые смелые прогнозы. Из этого следует, что ускоренный процесс вовлечения Японии в глобальную стратегию империализма вместе с ростом собственных военно-политических амбиций может оказаться одним из решающих факторов быстрого развития военного производства в стране в дальнейшем.

Большие потенциальные возможности для быстрого роста военного производства заключаются в японском экспорте вооружения, который неуклонно увеличивается, несмотря на протесты прогрессивной общественности страны. Наиболее мощным каналом расширения такого экспорта являются японские поставки продукции военного назначения по «спецзаказам» США. «Спецзаказы» осуществляются в соответствии с существующим двусторонним соглашением об использовании территории и средств обслуживания американских войск, заключенным в 1951 г. на основе «договора безопасности», что позволяет США без каких-либо ограничений подписывать с любой японской компанией контракты на производство вооружения и услуги для войск США.

Расширение экспорта происходит и другими путями. В последнее время японские монополии практикуют продажу за рубеж оборудования для производства вооружения и строительство там военно-промышленных объектов, сотрудничают с США в разработках и производстве вооружения, сбываемого американскими компаниями, осуществляют экспорт оружия в виде поставок его компонентов и продукции «двойного назначения», сдачи в аренду и т. д.

Как уже отмечалось, японские монополии усиливают нажим на правительство с целью отмены или ослабления запрета на прямой экспорт оружия, поскольку такой экспорт приносит наибольшие прибыли. Они обосновывают свои требования существующей якобы необходимостью расширения производства вооружения в условиях противоборства со странами социализма, возможностью увеличения, в обмен на оружие, импорта нефти, что позволит избежать кризисных ситуаций, таких, например, как возникшие в связи с топливным кризисом середины 70-х годов и т. д.

Все это наряду с повышением качественных характеристик вооружения, что сделает его более конкурентоспособным на мировом рынке в случае снятия запрета на его экспорт, вызывает определенную тревогу западноевропейских производителей вооружения, считающих, что такое быстрое развитие военного производства в Японии могло бы оказаться «одним из наиболее трудных вызовов западному миру на оставшуюся часть века»[754].

Таким образом, в настоящее время в Японии имеются значительные потенциальные возможности для развертывания массового производства обычного вооружения и его экспорта, а также для разработок и производства оружия стратегического назначения. Главными факторами, которые могут оказать на это решающее воздействие, могут стать возросшие экономические возможности страны, практика государственно-монополистического регулирования и усиление стремления правящих кругов идти курсом милитаризации страны.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.314. Запросов К БД/Cache: 3 / 1