Глав: 7 | Статей: 62
Оглавление
В книге исследуется процесс зарождения и развития вооруженных сил империалистической Японии. На базе большого фактического материала, часть которого публикуется впервые, авторы рассматривают место и роль императорских армии и флота в агрессивной политике правящих кругов страны накануне и в годы двух мировых войн, основные направления и этапы послевоенного строительства вооруженных сил, их современное состояние, техническое оснащение, мобилизационные возможности, боевую подготовку, идеологическую обработку личного состава, военно-доктринальные взгляды японского командования.
А Ивановi

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вооруженные силы в Японии, как и в других государствах с эксплуататорским строем, являются основным элементом милитаризма, т. е. системы политических, экономических и идеологических средств, используемых правящими кругами страны в интересах наращивания военной мощи, для достижения коренных целей своей внутренней и внешней политики.

Вооруженные силы в Японии предназначены для непосредственного осуществления внешней функции милитаризма — столкновения с другими странами и его внутренней функции — для подавления всякого рода прогрессивных, экономических и политических движений трудящихся.

Одной из характерных черт вооруженных сил Японии было то, что вплоть до 1945 г. представители их командования занимали, как правило, руководящие посты не только в системе милитаризма, но и в целом в государстве. Не случайно Б. И. Ленин еще в 1916 г. указывал на существование в Японии «монополии военной силы»[1039].

В составе почти всех правительств Японии с конца XIX в. вплоть до окончания второй мировой войны важнейшие министерские портфели (не говоря уже о военном и военно-морском министерствах) получали, как правило, генералы и адмиралы в отставке. Особенно часто представители армии и флота получали посты министров внутренних дел и просвещения, что давало им возможность карать инакомыслящих и воспитывать молодежь в духе шовинизма. Представители военщины возглавляли также многочисленные организации милитаристского характера, формируя общественное мнение страны. Японская военщина, выполняя волю «дзайбацу», действуя под флагом монархии и занимая монопольное положение в управлении государством, стала накануне второй мировой войны главной силой фашистского движения в стране. В начале 40-х годов в Японии сложился агрессивный союз крупнейших монополий с милитаристской кликой, занимавшей ключевые посты в государственном аппарате, — военно-промышленный комплекс.

Другой характерной чертой вооруженных сил Японии была крайняя реакционность в осуществлении ими внутренней и внешней функций.

Армия широко использовалась для подавления движения протеста народных масс внутри страны. Японские воинские части и жандармерия активно использовались для борьбы с трудящимися оккупированных стран.

Осуществление вооруженными силами Японии внешней функции носило особенно ярко выраженный агрессивный характер. Вся их история представляет собой почти непрерывную цепь захватнических войн, промежутки между которыми были заполнены подготовкой к новым нападениям на соседние страны. В течение полувека Япония совершила нападения на Россию и СССР, МНР, Китай и Корею, на колониальные владения Германии, Франции, Соединенных Штатов, Великобритании, Голландии, захватывая или оккупируя территорию стран, ставших объектами японской агрессии.

Одна из характерных черт вооруженных сил милитаристской Японии — проводившаяся в них интенсивная и изощренная идеологическая обработка военнослужащих, а также активное участие военных в милитаристской пропаганде среди населения страны. Длительная и целенаправленная система идеологической обработки с целью воспитания солдат и офицеров, фанатически преданных императору, правящим кругам, позволила использовать в военных действиях отрядов и частей смертников («камикадзе», «кайтэн», истребителей танков).

Разгром Японии в августе 1945 г., решающий вклад в который внес советский народ и его Вооруженные Силы, явился сокрушительным ударом но всей системе японского милитаризма, прежде всего по военно-промышленному комплексу, политике и идеологии военно-фашистской клики. Капитуляция Японии имела важные последствия для ее послевоенного развития. По настоянию СССР и ряда других стран армия и флот Японии были демобилизованы, военные заводы остановлены и частично демонтированы, главные виновники развязывания войны и зверств, чинимых в ходе нее, преданы суду Международного военного трибунала. В стране были созданы условия для легальной деятельности демократических сил. Введенная в этих условиях в 1947 г. конституция провозгласила отказ Японии от войны и вооруженных сил.

Однако корни японского милитаризма полностью ликвидированы не были. В конце 40-x — начале 50-х годов правящие круги Японии стали на путь ремилитаризации. Используя обстановку, сложившуюся в связи с агрессией США против КНДР, японское правительство вразрез с конституцией страны пошло на создание вооруженных сил, носящих ныне наименование «сил самообороны». Соединенные Штаты оказывали и продолжают оказывать японским правящим кругам всестороннюю помощь в развитии вооруженных сил. Они не только предоставили «силам самообороны» оружие и боевую технику, помогли наладить их производство, но также способствовали созданию внутри— и внешнеполитических условий для постоянного расширения функций вооруженных сил. Тесное военное и политическое сотрудничество Японии с США было закреплено «договором безопасности», который был первоначально подписан в 1951 г., а затем пересмотрен в 1960 г.

По мере развертывания участия японских монополий в военном производстве усиливаются связи монополистов и их организаций с руководством вооруженных сил страны. В Японии вновь, как в конце 30-х — начале 40-х годов, происходит процесс сращивания монополий с военщиной и государственным аппаратом, формируется военно-промышленный комплекс, который не только ставит своей целью разработку и производство отечественных образцов современного оружия и боевой техники и оснащение ими в необходимых количествах вооруженных сил в мирное время и в «чрезвычайных обстоятельствах», но и оказывает все более заметное влияние на всю политическую жизнь страны.

Правящие круги Японии, учитывая наличие широкой антивоенной оппозиции, стремятся замаскировать непрерывно нарастающий процесс милитаризации страны. Так, создание УНO, этого фактически военного министерства, объясняется необходимостью установления «контроля над военными». Между тем сторонники развития Японии в направлении милитаризации предстают не обязательно в виде человека и форме генерала или офицера. Это может быть и «сугубо штатский» министр просвещения, принимающий решение о внесении в школьные и университетские учебники реваншистских идей, и бизнесмен, наживающийся на военных заказах, и священнослужитель, оправдывающий применение военной силы против «безбожного врага», и профессор, обосновывающий «необходимость» военного союза с Соединенными Штатами.

В стране осуществляется разработка «чрезвычайных законов», призванных обеспечить военным «в случае необходимости» взятие под свой контроль людских, экономических и материальных ресурсов страны и под питание их целям ведения войны.

Вооруженные силы Японии активно готовятся как к возможности подавления демократического, антивоенного движения в стране, так и к военным действиям против «внешнего врага».

Военно-политическое руководство, осуществляя военное строительство и подготовку вооруженных сил, исходит из того, что главным вероятным противником является Советский Союз, который стоит на пути осуществления экспансионистских замыслов японских правящих кругов. Преодолеть это препятствие милитаристские силы в Японии пытаются в рамках антисоветской коалиции, при опоре на вооруженную мощь американского империализма. поэтому японские вооруженные силы активно втягиваются в осуществление агрессивных планов Соединенных Штатов и других стран Запада.

Под прикрытием мифа «об угрозе с Севера» «силы самообороны» оснащаются новейшим оружием. О темпах усиления мощи японских вооруженных сил наглядное представление дает рост военного бюджета, который с 1972 по 1984 г. увеличился почти в 5 раз и достиг 12,5 млрд. долл. По темпам роста военного бюджета Япония занимает первое место в капиталистическом мире. В рамках текущей военной программы (1983–1987), целью которой является создание вооруженных сил, способных вести «длительную войну»[1040], намечено выделить на усиление военной машины Японии свыше 68 млрд. долл.

Военное руководство внедряет новую организационно-штатную структуру сухопутных войск, соответствующую по численности и вооружению передовым армиям мира, повышает их огневую мощь и мобильность за счет насыщения суперсовременными танками, бронетранспортерами, самоходной артиллерией крупных калибров, боевыми вертолетами, мощными ракетными системами. Идет переоснащение ВВС и ВМС новыми самолетами и боевыми кораблями, вооруженными современным, в том числе ракетным, оружием.

Продолжается развертывание военного производства на базе новейшей технологии, причем японское руководство пошло на передачу США самой совершенной отечественной технологии, могущей быть использованной для создания систем оружия, предназначенных для «звездных войн».

Таким образом, современные японские вооруженные силы являются составной частью военной машины блока империалистических держав и по мере укрепления японо-американского военного союза экспансионизм японских монополий возрастает, а антисоветские и реваншистские настроения в стране усиливаются. «Современная эпоха, — пишет в книге "Невооруженный нейтралитет" председатель ЦИК Социалистической партии Японии М. Исибаси, — очень многим напоминает 30-е предвоенные годы… Когда мне твердят о советской угрозе, невольно вспоминается "кольцо государств A.B.С.D." (т. е. США, Великобритания, Китай, Нидерланды — по первым буквам их сокращенных наименований на английском языке. — Пример. ред.). "Оборонное сотрудничество Японии, США и Южной Кореи" звучит для меня как "антикоминтерновский пакт Японии, Германии и Италии". Когда утверждают, что "безопасность Южной Кореи для нас так же важна, как оборона самой Японии", мне вспоминается бытовавшее не так давно выражение: "Через Корейский полуостров проходит линия жизненных интересов Японии". А разве „вклад в мир и безопасность на Дальнем Востоке" не звучит как императорский девиз „За мир на Востоке"? „Концепция тихоокеанского сообщества" разве ни у кого не вызывает аналогии со "Сферой сопроцветания Великой Восточной Азии"? Наконец, все чаще повторяемые заявления об "особом подходе и расходам на оборону" — это не что иное, как исстари известные нам доводы в пользу "чрезвычайных военных расходов"… Дата (15 августа. — Примеч. ред.), которая должна была бы стать "днем осуждения" прошлой войны, исподволь превратилась в "день подготовки" новой войны. Нас заставили еще раз задуматься над тем, что на смену периоду "после войны" приходит новый период — период "перед войной"»[1041].

Уроки истории свидетельствуют, что милитаристский путь Японии не отвечает интересам не только соседей этой страны, но и коренным долгосрочным интересам японского народа. Политика наращивания вооружений, проходимая военно-политическим руководством страны, наталкивается на сопротивление трудящихся масс. Что касается советского народа, то он стремится к миру и созиданию, к добрым отношениям со всеми своими соседями. Такие же отношения Советский Союз хочет иметь с Японией. XXVI съезд КПСС подчеркнул, что «СССР по-прежнему за прочные, по-настоящему добрососедские отношения с Японией»[1042]. Этот курс еще раз был подтвержден Генеральным секретарем ЦК КПСС М. С. Горбачевым в беседе 14 марта 1985 г. с премьер-министром Японии Я. Накасонэ, когда советский руководитель сказал, что Советский Союз готов развивать взаимовыгодные связи с Японией в различных областях и выступает за придание отношениям между обеими странами добрососедского характера. В связи с заявлением Я. Накасонэ о стремлении также и японской стороны к улучшению отношений с СССР М. С. Горбачев подчеркнул важность устранения искусственно создаваемых японской стороной трудностей и ограничений на пути развития отношений между двумя странами. Улучшению отношений и добрососедству, безусловно, способствовало бы проведение Японией на деле миролюбивой политики[1043].

Оглавление книги


Генерация: 0.132. Запросов К БД/Cache: 0 / 0