Главная / Библиотека / Вооруженные силы Японии. История и современность /
/ Часть первая ИСТОРИЯ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ ЯПОНИИ / Глава первая АРМИЯ И ВОЕННО-МОРСКОЙ ФЛОТ ЯПОНИИ В XIX — конце 30-х годов ХХ в / Создание регулярных сухопутных войск и военно-морского флота. Агрессия Японии против Китая в 1894–1895 гг. Русско-японская война 1904–1905 гг. Участие Японии в первой мировой войне

Глав: 7 | Статей: 62
Оглавление
В книге исследуется процесс зарождения и развития вооруженных сил империалистической Японии. На базе большого фактического материала, часть которого публикуется впервые, авторы рассматривают место и роль императорских армии и флота в агрессивной политике правящих кругов страны накануне и в годы двух мировых войн, основные направления и этапы послевоенного строительства вооруженных сил, их современное состояние, техническое оснащение, мобилизационные возможности, боевую подготовку, идеологическую обработку личного состава, военно-доктринальные взгляды японского командования.
А Ивановi

Создание регулярных сухопутных войск и военно-морского флота. Агрессия Японии против Китая в 1894–1895 гг. Русско-японская война 1904–1905 гг. Участие Японии в первой мировой войне

Создание регулярных сухопутных войск и военно-морского флота. Агрессия Японии против Китая в 1894–1895 гг. Русско-японская война 1904–1905 гг. Участие Японии в первой мировой войне

Формирование в Японии регулярных вооруженных сил на базе обязательной воинской повинности началось вслед за незавершенной буржуазной революцией 1867–1868 гг., в результате которой к власти в стране пришел феодально-буржуазный блок под эгидой монархии. Буржуазия играла вначале подчиненную роль в блоке, что нашло свое отражение, в частности, в сохранении на долгие годы за военно-феодальным сословием (самурайством) всех высших командных постов в создаваемых вооруженных силах: за представителями прежнего феодального княжества Тёсю — в сухопутных войсках и феодального княжества Сацума — в военно-морском флоте[4]. Кадры правительственных чиновников также пополнялись из среды самураев.

Слово «самурай» означает «слуга», «услужающий». На протяжении нескольких столетий японской истории понятие «самурай» существенно видоизменялось. В VII–VIII вв. самураями именовался небольшой слой «дворовых» крестьян, непосредственно обслуживающих феодальную знать. Затем появляются самураи нового типа — вооруженные слуги, образующие зачатки феодальной дружины. В XII в. самурайство, имевшее земельные участки, представляло уже определенное сословие, которое можно назвать военным дворянством. Основная масса самураев существовала за счет эксплуатации крестьянства, работавшего на землях своих господ. Крестьяне отдавали самураям не менее половины урожая.

В своем поведении самураи руководствовались неписаным кодексом поведения — «бусидо» («путь воина»), главными принципами которого были верность своему хозяину, презрение к смерти.

Обычаи, существовавшие в феодальной Японии, освящали самые дикие проявления самурайского произвола. Примером может служить так называемая «проба меча», позволявшая самураю испытать качество нового меча на любом встречном «простолюдине», и если он с одного удара сносил клинком голову этого несчастного, то убийство оставалось безнаказанным.

Японские самураи были идейными носителями, организатора-. ми и участниками агрессий Японии против соседних стран. Уже в период создания единого японского государства в первой половине XVI в. пз Японии неоднократно снаряжались пиратские экспедиции и берегам Азиатского материка. В 1523 г. японцы напали на Нинбо (пров. Чжэцзян) в Китае. В 1552 г. они осадили Нанкин. Японские пираты совершали набеги и на районы важного Китая, на Филиппины и Индокитай. В 1592 г. японские войска численностью 140 тыс. человек по приказу феодального военного правителя Тоётоми Хидэёси высадились на побережье Кореи, находившейся в вассальной зависимости от Китая. Война продолжалась семь лет. Самураи потерпели полное поражение.

Новое буржуазно-помещичье руководство сразу те приступило к созданию регулярных вооруженных сил, усиленно изучая и заимствуя при этом опыт крупнейших капиталистических государств Европы.

В марте 1871 г. была создана императорская гвардия в количестве 10 тыс. человек из отборных частей войск княжеств Тёсю, Сацума и Тоса[5].

Обязательная воинская повинность всех граждан вводилась постепенно. Вначале она была принята в виде опыта в пяти провинциях, и только в ноябре 1872 г. был издан закон о введении всеобщей воинской повинности[6].

Согласно этому закону все граждане мужского пола, достигшие 20-летнего возраста, призывались в вооруженные силы — в регулярные войска и флот, резерв или территориальные части. Страна была разделена на шесть военных округов, штабы которых размещались в городах Токио, Сендай, Нагоя, Осака, Хиросима и Кумамото.

Собственно вооруженные силы включали два вида — сухопутные войска и военно-морской флот. В сентябре 1868 г. были созданы штабы сухопутных войск и военно-морского флота, а в 1870 г. образовано военное министерство, состоявшее из секций армии и флота, а также штабного управления. В феврале 1873 г. военное министерство было преобразовано в два министерства: военное и морское.

В 1872 г. вооруженные силы Японии были еще очень малочисленными. Сухопутные войска насчитывали 17 тыс., флот — 2,6 тыс. человек. Создание военно-морского флота фактически началось еще в 1855 г. с постройкой металлургического и судостроительного заводов и открытием военно-морского училища в Нагасаки, куда были впервые приглашены голландские офицеры для обучения японцев морскому делу — морской тактике, навигации и судостроению[7]. К 1872 г. в военно-морских силах имелось 17 больших и малых военных кораблей общим водоизмещением 13,8 тыс. т.

В январе 1873 г. было принято решение об увеличении вооруженных сил. Численность армии в мирное время определялась в 31,6 тыс., а в военное — в 46,3 тыс. человек. К 1885 г. было сформировано 28 полков[8]. В том же году в Токио была открыта военная академия, куда в качестве преподавателей были приглашены французские офицеры.

Быстрое увеличение японских вооруженных сил и оснащение их — современным оружием явилось следствием экспансионистской политики правящих кругов буржуазной Японии. В. И. Ленин писал о Японии: «Это государство — буржуазное, а потому оно само стало угнетать другие нации и порабощать колонии»[9].

Военно-политическое руководство Японии взяло курс па осуществление вооруженной экспансии на Дальнем Востоке против Китая, Кореи и России. Первым объектом японской агрессии была Корея. В 1876 г. Япония послала в Корею военно-морскую эскадру и заставила корейские власти подписать неравноправный японо-корейский договор, предусматривавший открытие корейских портов для беспошлинной торговли и предоставлявший японским гражданам права экстерриториальности.

В то же время Япония готовила агрессию против другого своего соседа — Китая, привлекавшего ее своими природными богатствами. Японское военно-политическое руководство совершенствовало военные органы управления, увеличивало численность и боевой состав вооруженных сил. В 1879 г. на базе штабного управления армии был создан генеральный штаб вооруженных сил[10]. В 1889 г. генеральный штаб разделился на генеральный штаб армии и штаб флота, в 1893 г. был организован главный морской штаб, наделенный самостоятельностью, а его начальник получил право непосредственного доклада императору[11].

Одновременно с созданием органов управления сухопутные войска с января 1896 г. стали переходить с бригадной на дивизионную систему. К началу агрессии против Китая (1894 г.) Япония имела 7 пехотных дивизий (14 пехотных бригад), в которых насчитывалось 28 пехотных полков, 7 полков полевой артиллерии, кавалерийские, саперные и другие части общей численностью 60,9 тыс. человек. Состав армии военного времени (7 пехотных дивизий) был определен в 123 тыс. человек, 38 тыс. лошадей, 240 орудий, а с учетом охранных и других частей — 220,6 тыс. человек, 47,2 тыс. лошадей, 294 орудия. В состав флота в 1883 г. входило 42 корабля, в том числе 10 броненосных крейсеров и корветов[12].

17 июля 1894 г. в присутствии императора Мэйдзи состоялось первое заседание специально к этому времени созданной ставки верховного главнокомандования, на котором был определен курс на войну с Китаем[13]. В ходе этой и последующих войн ставка традиционно состояла из двух секций: сухопутных войск и ВМФ.

Япония объявила Китаю войну 1 августа 1894 г. — через 6 дней после нападения. Фактически война началась 25 июля, когда отряд японских кораблей в составе 4 крейсеров напал на 2 китайских крейсера на рейде Осан, а крейсер «Нанива» потопил недалеко от порта Чемульпо английский пароход с более чем тысячью солдатами на борту[14]. В тот нее день японские части, находившиеся в Корее, разгромили южнее Сеула китайский отряд, остатки которого отошли к Пхеньяну. С началом войны японские вооруженные силы были отмобилизованы по штатам военного времени, и основная их часть использована в войне против Китая.

Перебросив крупные соединения в Корею, японское командование к осени 1894 г. сумело создать превосходство в силах над китайской армией (171 тыс. против 45 тыс.). Японские войска развернули наступление в северном направлении и 16 сентября нанесли поражение китайской армии в районе города Пхеньяна, оттеснив ее к р. Ялу (Ялуцзян). На следующий день японский флот близ устья р. Ялу одержал победу над китайской эскадрой[15].

Через месяц японцы начали второй этап наступления: 24 октября они форсировали р. Ялу и вторглись в Маньчжурию. Одновременно началась высадка 40-тысячной армии на Ляодунском полуострове. Действуя с суши и моря, японские вооруженные силы оккупировали полуостров и ряд городов в Южной Маньчжурии. 19–21 января 1895 г. еще 30 тыс. японских солдат высадились на п-ов Шаньдунь с целью захвата важной китайской крепости и военно-морской базы (ВМБ) Вэйхайвэй, где были сосредоточены основные силы китайского флота. Крепость имела мощные укрепления со стороны моря, но слабые на суше. Японское командование, блокировав своим флотом гавань, нанесло основной удар по крепости сухопутными войсками. 12 февраля гарнизон крепости и остатки китайского флота капитулировали. В феврале японские вооруженные силы заняли несколько населенных пунктов на юго-восточном побережье Китая, а также о-ва Тайвань и Пэнхуледао (Пескадорские). К весне 1895 г. в боевых действиях против Китая участвовали уже две полевые армии: 1-я (1-я, 3-я, 7-я пехотные дивизии) и 2-я (2-я, 4-я и гвардейская пехотные дивизии), а также 5-я пехотная дивизия и пехотная бригада. Под угрозой оказалась столица Китая — Пекин[16].

Агрессия Японии против Китая была использована некоторыми империалистическими державами для усиления их собственного проникновения в эту страну, что в значительной степени обусловило сочувственное отношение с их стороны (в частности, Англии и США) к действиям Японии.

Другие соперники Японии, в первую очередь Россия, были встревожены серьезным военным успехом Японии. Тревога царской России разжигалась Германией, заинтересованной в том, чтобы отвлечь ее внимание от европейских дел.

Россия, ее союзница Франция и Германия совместно обратились к Японии с «советом» отказаться от аннексии Ляодунского полуострова, с чем японское правительство вынуждено было согласиться[17]. В виде компенсации за уход с Ляодуна Япония получила от Китая 30 млн. таэлей (свыше 45 млн. иен), общая же сумма контрибуции составила 230 млн. таэлей (350 млн. иен). Остальные захваченные Японией территории и приобретенные преимущества (Тайвань, Пескадорские острова и фактическое преобладание в Корее) сохранялись за нею.

Таким образом, вооруженные силы буржуазной Японии с самого начала их создания были использованы правящими кругами этой страны для агрессии против соседних государств. Сухопутные войска и военный флот Японии разгромили китайские вооруженные силы, которые были хуже вооружены и слабо обучены, приобрели практический опыт ведения боевых действий в Корее и Маньчжурии.

Японо-китайская война привела к более быстрому росту японской промышленности, она укрепила еще раньше оформившийся союз помещиков и капиталистов под эгидой полуфеодальной монархии. Феодальные самурайские элементы из Тёсю и Сацума в руководстве армии и флота еще больше укрепили свои позиции.

Едва закончилась японо-китайская война, как Япония развернула подготовку к схватке с более серьезным соперником — царской Россией.

Россия стояла на пути экспансионистских устремлений Японии. После «боксерского восстания» китайского народа в 1900 г., в подавлении которого принимали участие Германия, Англия, Франция, Америка, Россия, Италия и Япония. Царская Россия ввела войска в Маньчжурию с целью охраны КВЖД, соединявшей железнодорожную сеть России с Порт-Артуром и превращавшей его в сильную сухопутную крепость.

Правящие круги Японии стремились захватить Корею и Маньчжурию, укрепиться на Азиатском континенте. Япония усиленно готовилась к войне. Она пользовалась поддержкой американского и английского империализма, поощрявшего ее к нападению па Россию, в расчете, что война ослабит обе воюющие страны.

Еще с начала 90-х годов XIX в. Япония резко усилила подготовку к войне с Россией. За период с 1886 по 1903 г. расходы на армию и флот составили 773 млн. иен, т. е. сумму в 10 раз большую, чем за десять предыдущих лет[18]. Военная промышленность Японии развернула массовое производство вооружения и боеприпасов. Большое количество оружия и снаряжения импортировалось из-за границы, особенно из Германии. Из 26 крупных боевых кораблей, заказанных военно-морским министерством, 11 строилось в Англии, 2 — в США, 1 — в Германии, 1 — во Франции. Кроме того, 8 броненосцев строилось в Японии: 5 — в Йокосука и 3 — в Куре[19]. Японская судостроительная промышленность, созданная с помощью иностранных специалистов, в начале ХХ в. уже могла спускать со стапелей крейсеры, эскадренные миноносцы и другие современные по тому времени корабли[20].

К концу 1903 г. артиллерийские заводы выпустили свыше 1000 полевых и горных орудий[21]. Было освоено производство таких новых типов оружия, как пятизарядная винтовка образца 1896 г., пулеметы, 75-мм пушка «Арисака», 280-мм мортира.

Наличие большого торгового флота позволяло японскому командованию перебросить на Азиатский континент в случае необходимости в течение двух суток 6 пехотных дивизий[22].

К началу агрессии против России японское военно-политическое руководство завершило формирование органов военного управления, создало сильные сухопутные войска и военно-морской флот, оснащеные современным оружием и боевой техникой.

Главнокомандующим японскими вооруженными силами являлся император, возглавлявший ставку (в военное время). Армией и флотом управляли военное министерство и министерство военно-морского флота, генеральные штабы армии и флота. Начальники генеральных штабов армии и флота назначались императором и ведали вопросами стратегии, а также разработкой планов операций[23]. Кроме того, был создан департамент военного обучения и военно-учебных заведений, возглавлявшаяся генерал-инспектором военного обучения.

Сухопутные войска Японии строились по образцу европейских армий. Они делились на постоянную армию, территориальную армию и народное ополчение. Постоянная армия состояла из пехоты, артиллерии, инженерных, обозных и полицейских войск. Она делилась на войска, расположенные в метрополии и за ее пределами (шесть отдельных батальонов на о-ве Тайвань)[24].

К февралю 1904 г. сухопутные вооруженные силы Японии имели в своем составе 18 дивизий и несколько бригад общей численностью 850 тыс. солдат и офицеров, а с учетом территориальной армии и ополчения — 4,25 млн. человек[25].

Сухопутные войска комплектовались на основе воинской повинности и по территориальной системе. Страха была разделена на 12 дивизионных округов (по числу армейских дивизий постоянной армии), каждый из которых подразделялся на 2 бригадных участка, которые, в свою очередь, делились на 2 полковых. Каждый полковой участок комплектовал пехотный полк. На действительной службе солдат находился 3 года (на флоте 4 года), затем зачислялся в запас первого разряда, через 4 года и 4 месяца — в запас второго разряда и через 5 лет — в ополчение. На 1 июля 1903 г. в японской армии насчитывалось более 17,5 тыс. офицеров, в том числе около 8,8 тыс. — на действительной службе, 5,8 тыс. — в запасе и 2,9 тыс. — в территориальной армии[26]. Подготовка офицеров велась в военных школах и училищах, часть офицерских кадров пополнялась за счет производства в офицеры фельдфебелей и старших унтер-офицеров.

Высшим тактическим соединением армии являлась дивизия, которая состояла из двух пехотных бригад по два полка в каждой. Полк состоял из трех батальонов, батальон — из четырех рот. В состав дивизии входили также кавалерийский полк трехэскадронного состава, артиллерийский полк из двух дивизионов (в каждом из них — три батареи шестиорудийного состава). В дивизии имелись саперный и обозный батальоны[27]. В военное время дивизия имела до 6 тыс. носильщиков.

На вооружении японского солдата была пятизарядная 6,5-мм винтовка образца 1896 г. с дальностью прицельной стрельбы 2000 м. Она стреляла бездымным порохом, при атаке к ней примыкался штык-кинжал. В снаряжение японского солдата входили 3 патронные сумки со 120 патронами, ранец со скатанной шинелью и запасной парой ботинок, а танке двухдневный запас риса[28]. Кавалерия и обозные войска было вооружены саблями и магазинными карабинами образца 1897 г. В дивизиях на испытании находились пулеметы. К началу войны у японской армии было 147 пулеметов, значительно больше, чем у русской.

Полевая артиллерия имела на вооружении 75-мм пушку «Арисака» образца 1898 г. (дальность стрельбы — 4,8 км, скорострельность — 3 выстрела в минуту) — и горную пушку «Арисака» с дальностью стрельбы 4,3 км[29]. Японская артиллерия уступала русской в скорострельности и дальности стрельбы (артиллерия японцев стреляла шрапнелью с предельной дальностью до 4500 м, а русская — до 5500 м)[30]. Русская 7,62-мм винтовка образца 1891 г. по своим огневым качествам также превосходила японскую.

Японский военно-морской флот состоял из объединенного флота, имевшего две (1-я, 2-я) эскадры, сформированные на базе современных эскадренных броненосцев, крейсеров и миноносцев, и 3-ю отдельную эскадру. В начале 1904 г. в состав флота входил 101 военный корабль, в том числе 6 эскадренных броненосцев, 8 броненосных крейсеров, 12 легких крейсеров, 28 эскадренных миноносцев, 19 миноносцев[31].

Японский флот превосходил русский по общему количеству орудий, их скорострельности, бронированию и скорости хода кораблей.

При планировании войны против России генеральный штаб армии использовал опыт военных действий в Корее и Маньчжурии. «Театром войны, — писала японская газета "Ниппон симбун" в сентябре 1903 г., — будет пространство от корейской границы до Ляодунского полуострова включительно. Наша армия знает эти поля»[32].

Японский план войны имел много общего с планом войны против Китая в 1894–1895 гг.: завоевание в первые же дни господства на море; высадка сухопутных войск в Корее; развертывание наступления в северном направлении и форсирование р. Ялу; высадка новых войск у Дагушаня, а затем против Порт-Артура у Бицзыво. Заключительная операция — взятие Порт-Артура. План основывался на точном учете военных сил России на Дальнем Востоке. Задолго до начала войны генеральный штаб японской армии создал разветвленную шпионскую сеть в районах размещения русских дальневосточных частей, а также в Китае и Корее. Агенты информировали штаб о количестве русских войск, уровне их подготовки, материальных запасах, состоянии и работе транспорта[33].

Оперативно-тактическая подготовка штабов и частей японской армии проводилась под влиянием французской и германской военных доктрин. Японское командование стремилось к тщательной и методической подготовке операций, отдавало приоритет наступательным боевым действиям. Тактика японской армии находилась в целом на современном уровне, хотя пехота наступала обычно в густых боевых порядках. Японский солдат был физически крепок и вынослив, воспитан в духе фанатичной преданности императору и беспрекословного выполнения приказов командиров. Военнослужащим постоянно внушали мысль о превосходстве японской нации и вооруженных сил над вероятным противником. Идеологическая подготовка и суровая дисциплина обеспечивали высокую боеспособность вооруженных сил.

Подготовку к нападению на Россию японское военно-политическое руководство маскировало переговорами, которые начались летом 1903 г. по решению императорской конференции[34], состоявшейся в июне. Одновременно спешно проводились учения, сборы призывников, уточнялись оперативно-стратегические планы, вводились в строй боевые корабли, построенные в Японии и по ее заказам в других странах.

12 декабря 1903 г. состоялось секретное заседание кабинета министров в связи с предстоящей войной. Обсуждались вопросы подготовки страны к предстоящим боевым действиям против России.

6 февраля 1904 г. армия и флот Японии получили секретный приказ императора начать военные действия. В ночь на 9 февраля вероломно, без объявления войны, японский флот под командованием адмирала Того напал на русскую эскадру, стоявшую на Порт-Артурском рейде[35].[36] Началась русско-японская война, которая явилась одной из первых войн эпохи империализма. Основной причиной ее было столкновение интересов японского и российского империализма.

Внезапное нападение японских миноносцев на русскую эскадру в Порт-Артуре нанесло урон флоту России — два броненосца и один крейсер были повреждены. Но и японский отряд миноносцев понес потери. Миноносец «Сирагумо» затонул, а ряд других получили тяжелые повреждения[37].

Днем 9 февраля главные силы японского флота атаковали русскую эскадру в Порт-Артуре и нанесли повреждения нескольким русским кораблям. Однако русский флот дал отпор японцам и заставил их ретироваться. Адмирал Того убедился, что рассчитывать на легкую победу над Тихоокеанской эскадрой не приходится[38].

Тем временем два русских боевых корабля, крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец», пытаясь прорваться из Чемульпо, блокированного японским флотом, вступили в бой с японской эскадрой в составе 6 крейсеров и 8 миноносцев. Этот бой вошел в историю как образец героизма русских моряков. Меткими залпами комендоры «Варяга» сбили мачту на флагманском крейсере противника, разрушили мостик, повредили кормовую башню. Большие повреждения были нанесены крейсеру «Тиода», а один японский миноносец от полученных повреждений затонул. Но и крейсер «Варяг» получил существенные повреждения и понес потери: 31 человек был убит и более 190 — ранены. Был ранен и командир крейсера капитан 1-го ранга В. Ф. Руднев. Около 100 раненых не уходили с боевых постов и сообщили о ранении лишь после окончания боя[39]. С такими серьезными потерями и повреждениями крейсер вести бой не мог, поэтому личный состав был свезен на берег, а корабль затоплен. «Кореец» был взорван.

Использовав фактор внезапности и более выгодное стратегическое положение армии и флота, а также финансовую поддержку США и Англии (за время войны Япония получила иностранных займов на сумму 801 млн. иен)[40], японские вооруженные силы захватили инициативу в войне. Блокада Порт-Артура, где оказалась запертой Тихоокеанская эскадра, позволила им беспрепятственно перебрасывать войска морем на материк.

В феврале 1904 г. японское командование в соответствии с планом высадило в Корее 1-ю армию, которая к середине апреля выдвинулась к границе с Маньчжурией и в бою на р. Ялу разбила русский Восточный отряд. Однако японские войска действовали медленно и не смогли полностью осуществить свой замысел: перерезать главный путь отступления русского отряда и окружить его. Кроме того, японская пехота наступала плотными боевыми порядками и несла большие потери от винтовочного и пулеметного огня русских[41].

Использовав успех в бою на р. Ялу, японцы 5 мая начали высадку на Ляодунском полуострове (у Бицзыво) 2-й армии, которая 26 мая овладела Цзиньчжоу, прервала связь Порт-Артура с русской Маньчжурской армией и развернула наступление вдоль железной дороги на Ляоян. 24 августа — 3 сентября 1904 г. произошло Ляоянское сражение, в котором с японской стороны участвовали 1-я, 2-я и новая — 4-я армии. Японцы стремились ударами с обоих флангов окружить Маньчжурскую армию или заставить отойти ее на главную позицию. В ходе боев 30–31 августа японские войска не сумели выполнить свои задачи. Однако командовавший Маньчжурской армией генерал А. Куропаткин, неверно оценив обстановку, отдал приказ на отступление[42]. Русское командование проиграло и сражение под Мукденом 10 марта 1905 г. Обе стороны понесли тяжелые потери.

В конце мая 1905 г. японцы перехватили у о-ва Цусима шедшую на Дальний Восток Вторую Тихоокеанскую эскадру адмирала Рождественского и навязали ей морское сражение.

Замысел японцев состоял в том, чтобы, обладая значительным превосходством в скорости хода и мощи артогня (по числу орудий — в 1,7 раза, по числу выстрелов в минуту — в 2,68, в весе выпускаемого металла — в 2,68, в весе взрывчатого вещества — в 1,96 раза[43]), совершить охват головы русской эскадры, двигавшейся в двух кильватерных колоннах, и, ведя сосредоточенный огонь по флагманским кораблям, лишить ее управления. Артиллерийский удар должен был завершиться атаками миноносцев.

27 мая 4 японских броненосца и крейсер залпами из орудий главного калибра вывели из строя русский флагман броненосец «Князь Суворов». Командующий эскадрой адмирал Рожественский был ранен, русская эскадра оказалась без руководства[44]. Японские корабли, пользуясь преимуществом в скорости хода, перенесли огонь (на этот раз уже 12 кораблей) на русский броненосец «Император Александр III». Всего в течение дня были потоплены 4 русских броненосца и вспомогательный крейсер — ядро эскадры. В ходе дальнейшего боя русский флот потерял 8 эскадренных броненосцев, 3 броненосца береговой обороны, броненосный крейсер, 8 крейсеров, вспомогательный крейсер и 6 эсминцев[45].

Японский флот, участвовавший в Цусимском сражении, оказался более подготовленным к боевым действиям, чем русский. В его состав входили более современные, хорошо вооруженные и технически оснащенные быстроходные корабли. Была более высокой и подготовка личного состава флота. Однако японское военно-морское командование допустило ряд ошибок. Увлекшись охотой за русскими транспортами, японский флот несколько раз терял своего противника. Атаки миноносцев были малоэффективными.

Война, продолжавшаяся 17 месяцев, тяжело отразилась на экономике как Японии, так и России и обострила в них внутриполитический кризис. Население воюющих государств под тяжестью растущего налогового бремени и все больших потерь убитыми и ранеными стало активно выступать против войны. В России нарастала революционная ситуация. В Японии небольшая группа социалистов мужественно противостояла шовинистической милитаристской пропаганде, развернутой по всей стране. Эта группа издавала газету «Хэймин симбун», которая смело обличала военную политику правительства. В разгар войны, в августе 1904 г., на Амстердамском конгрессе II Интернационала произошла историческая сцена обмена рукопожатиями между Катаяма Сэн, делегатом японских социалистов, и Г. В. Плехановым, как представителем русской социал-демократии[46].

Недовольство населения Японии тяжелым экономическим положением и войной непосредственно отражалось на боевом духе военнослужащих японской армии. «Многие из пленных, — писал А. Куропаткин, — откровенно признавались, что тяготятся войной. Во многих письмах с родины, находимых нами у убитых и пленных, тоже ясно сказывалось утомление войною: сообщалось о тяжелых налогах, которые возросли во время войны в чрезвычайной степени, о дороговизне предметов первой необходимости, об отсутствии заработков. Против расположения 1-го Сибирского корпуса однажды в плен сдалась японская рота полного состава, чего ранее не было»[47].

Английский военный обозреватель Б. Норригаард, находившийся при японской армии во время осады Порт-Артура, свидетельствовал о наступившем в Японии с весны 1905 г. упадке патриотических настроений. По его словам, резервисты ведущих в Японии округов (Йокогама, Кобэ и Осака) высказывали ему желание скорее закончить войну. Он же упоминает, что один из полков японской армии, комплектуемый из этих округов, отказался идти в атаку[48].

После значительных потерь японских армии и флота в ходе сражения под Мукденом и морского сражения в Цусимском проливе уже не хватало резервов и средств для ведения крупных наземных и морских операций. Японское правительство стало стремиться к скорейшему прекращению военных действий. 31 мая 1905 г. оно обратилось к президенту США Т. Рузвельту с предложением о посредничестве. 8 августа 1905 г. в Портсмуте (США) начались переговоры, а 5 сентября был подписан русско-японский мирный договор. Япония получала южную половину о-ва Сахалин (южнее 50' с. ш.), Южную Маньчжурию с Ляодунским полуостровом со всеми русскими правами и концессиями и право рыбной ловли в русских водах. Царское правительство признало свободу действий Японии в Корее[49].

Русско-японская война 1904–1905 гг. подтвердила известное положение основоположников марксизма-ленинизма об определяющем влиянии экономики на строительство вооруженных сил, ход и исход войн. «Связь между военной организацией страны и всем ее экономическим и культурным строем, — указывал В. И. Ленин в 1905 r., - никогда еще не была столь тесной, как в настоящее время»[50].

Говоря о поражении царской России в войне с империалистической Японией, которая «в 1863 году была нулем по сравнению с Россией…»[51], В. И. Ленин подчеркивал высокие темпы ее экономического развития. Он писал: «После 1871 года Германия усилилась раза в 3–4 быстрее, чем Англия и Франция, Япония — раз в 10 быстрее, чем Россия»[52].

Экономический потенциал Японии, будучи полностью мобилизовал на военные нужды, позволил вооружить армию и флот новейшими средствами борьбы, построить дорогостоящие корабли.

В сражениях русско-японской войны участвовали громадные людские массы. В конце войны в военные действия было вовлечено более 1,5 млн. человек[53].

Война дорого обошлась народам воюющих стран, а также населению Китая и Кореи, на территории которых велись боевые действия. Россия потеряла около 270 тыс. человек, в том числе 50 тыс. убитыми, Япония — 270 тыс., в том числе 86 тыс. убитыми[54].

В 1907 г. на совещании японского высшего военно-политического руководства в присутствии императора были выработаны дальнейшие направления внешней политики и стратегии Японии. В качестве главных вероятных противников рассматривались Россия и США[55].

Это свидетельствовало о том, что наряду с японо-русским империалистическим соперничеством, которое продолжало существовать и после войны 1904–1905 гг., возникли и углублялись японо-американские империалистические противоречия, анализ которых впоследствии позволил В. И. Ленину предсказать неизбежность столкновения Японии и Соединенных Штатов «из-за Тихого океана и обладания его побережьями»[56].

Японское правительство, исходя из того, что для борьбы с Россией требовались в первую очередь сухопутные войска, а против Соединенных Штатов — военно-морской флот, поставило своей целью создание армии, превосходящей по мощи русские сухопутные войска на Дальнем Востоке, и военно-морского флота, способного вести борьбу с американскими военно-морскими силами на Тихом океане. В соответствии с этим совершенствовались структура войск, уставы и наставления, создавались новые типы оружия и боевой техники, повышалась эффективность обучения и воспитания военнослужащих.

Численность сухопутных войск в мирное время была определена ориентировочно в 250 тыс. человек, в том числе около 15 тыс. офицеров и 23 тыс. унтер-офицеров[57]. В 1907 г. японское командование держало в строю 25 пехотных дивизий. В случае войны предусматривалось довести их число до 50[58].

Учитывая опыт войны с Россией, в пехотных частях были введены специальные подразделения тяжелого стрелкового оружия. Вместо четвертых рот в батальонах создавались четвертые огневые взводы в ротах[59]. В тактику сухопутных войск было введено понятие «группа поддержки и развития наступления». Это было первым шагом к введению вторых эшелонов, а также резервов для развития успеха в наступательном бою[60].

С учетом опыта действий русской армии в обороне в японские уставы и наставления были внесены разделы о полевой фортификации и огневой системе обороны, а также о проведении ночных операций.

По качеству вооружения к началу первой мировой войны японская армия достигла уровня армий Англии и Франции, приблизилась к Германии и опередила США. С 1912 г. начали поступать на вооружение карабины «Арисака» образца «44», станковые пулеметы образца «3», новые 75-мм горные и полевые орудия[61].

Накануне и во время первой мировой войны был построен ряд линкоров, в том числе «Фусо», «Ямасиро», «Иса» и «Хьюга». При их сооружении был использован опыт строительства в Англии для Японии линейного крейсера (впоследствии переоборудованного в линкор) «Конго». Линкоры «Нагато» и «Муцу» являлись первыми в мире (по времени готовности) линкорами с орудиями главного калибра 406 мм (их проект на 4 месяца опередил аналогичный американский проект)[62]. До 1914 г. подводные лодки для японского флота строились в Великобритании, Франции, Италии и США.

Таким образом, к началу первой мировой войны Японии удалось создать современные по тому времени вооруженные силы. Еще ранее, в 1910 г., Японии удалось, опираясь на военную мощь, подавляя с помощью вооруженных сил освободительное движение корейского народа, осуществить аннексию Кореи. Первую мировую войну Япония использовала для дальнейшего расширения своей колониальной империи.

Накануне войны правительство пристально следило за положением в Европе, тщательно взвешивало расстановку сил великих империалистических держав перед вооруженной схваткой. В конечном счете в Токио решили выступить против Германии, которая не имела значительных сил на Дальнем Востоке, и за счет захвата ее колониальных и зависимых территорий (Шаньдуна в Китае, Маршалловых, Каролинских и Марианскпх островов в бассейне Тихого океана) укрепить свои позиции в Китае против России и на Тихом океане — против Соединенных Штатов Америки.

В ночь на 8 августа 1914 г. японское правительство приняло решение о вступлении в войну, а 15 августа Япония предъявила Германии ультиматум (сроком до 23 августа). Она потребовала немедленно отозвать из японских и китайских вод все германские военные корабли и вооруженные суда, разоружить некоторые из них, передать арендуемую Германией территорию Цзяочжоу на п-ове Шаньдун без всяких условий и компенсаций в течение месяца японским властям[63].

Германия, намеревавшаяся закончить войну в Европe за 2–3 месяца, надеялась удержать в продолжение этого времени и свои колонии. Поэтому германское правительство оставило японский ультиматум без ответа. 23 августа 1914 г. Япония объявила войну Германии. Однако непосредственная подготовка японских вооруженных сил к военным действиям началась раньше: 17 августа выделенная для захвата Шаньдуна пехотная дивизия была погружена на корабли. Одновременно на о-вах Садо и Осима в Японском море проводились маневры флота и пехотных частей, отрабатывавших взаимодействие при высадке десанта. Для этой операции было подготовлено 78 тыс. солдат и офицеров при 120 орудиях, 17 боевых кораблей со 136 орудиями корабельной артиллерии[64].

Непосредственно для десанта предназначались войска численностью 30 тыс. Для переброски десанта было зафрахтовано до 50 судов, а для прикрытия операции с моря был специально сформирован 2-й флот[65].

Правительства США и Великобритании были озабочены активностью Японии в Китае. Они не прочь были сами приобрести германские «арендованные территории». Поэтому подготовка японских вооруженных сил к операции велась под прикрытием миролюбивых заявлений представителей японских властей. Даже по истечении срока ультиматума, предъявленного Германии, когда японские корабли с десантом находились уже в 80 милях от побережья Китая и первый эшелон вторжения приступил к выполнению приказа о высадке, японский премьер-министр Окума продолжал заверять США, что Япония не имеет намерений приобретать чужие территории или лишать самостоятельности какое-либо государство Востока[66].

Что же касается Великобритании, то ее правительство, занятое войной в Европе, понимало, что не сможет воспрепятствовать высадке японских войск в Шаньдуне, и поэтому решило принять участие в ней на их стороне, чтобы иметь возможность оказывать влияние па развитие событий в этом районе.

Целью операции был в первую очередь портовый город-крепость Циндао (40 тыс. жителей). Со стороны моря его защищали восемь батарей калибра 150–280 мм с дальностью стрельбы до 13,5 км. Со стороны суши крепость имела две линии хорошо оборудованных оборонительных сооружений. Гарнизон Циндао к началу военных действий составляли 183 офицера, 4572 рядовых и унтер-офицера[67].

Отправка японского десанта на континент началась 28 августа и осуществлялась четырьмя эшелонами. Высадка производилась со 2 сентября по 5 октября в бухте Лункоу в Чжилийском заливе на территории нейтрального Китая (150 км севернее Циндао) и в бухте Ляошань (Родзан), в 40 км к северо-востоку от Циндао[68]. Помимо японских войск в операции принимали участие английские силы: линкор, эсминец и отряд из 1,5 тыс. солдат и офицеров.

Опасаясь провала своих планов, японское командование внимательно наблюдало за ходом боевых действий в Европе и действовало с большой осторожностью. После высадки японцы лишь к 25 сентября подошли к границам германской концессии в 20–25 км от Циндао, где произошли первые стычки с германскими частями. К 28 сентября крепость была блокирована с суши[69].

Подготовка штурма велась 10 дней. В ночь на 7 ноября японцы предприняли разведку боем, во время которой им удалось захватить форт в центре оборонительной линии. Оттуда японские подразделения проникли в глубину обороны. К этому времени у немцев кончились боеприпасы, поэтому комендант крепости отдал приказ о капитуляции. Область Цзяочжоу на Шаньдунском полуострове оказалась в руках японцев. За пределами Цзяочжоу японские войска захватили принадлежавшую германскому капиталу железную дорогу Циндао — Цзинань, находившуюся в совместном владении Германии и Китая (около 400 км), ряд горнорудных и других промышленных предприятий. Фактически японцы поставили под свой контроль весь Шаньдун, создав в ряде мест этой провинции свою администрацию[70].

Одновременно действовавшая в Тихом океане английская эскадра уничтожила несколько германских военных кораблей в районе Маршалловых, Каролинских и Марсианских островов. Группа японских кораблей, находившихся на близких подступах к этим островам, уже с 18 августа, т. е. в период, когда срок ультиматума Германии еще не истек, теперь воспользовалась благоприятной обстановкой и без труда захватила их[71].

Японские потери в период первой мировой войны составили лить около 2 тыс. человек убитыми и ранеными.

Относительно легкий захват германских владений в Китае и на Тихом океане, увеличение ввоза из Китая и Кореи золота, серебра и стратегического сырья, рост экспорта японских товаров на рынки Азии позволили Японии упрочить свое положение на Дальнем Востоке.

В годы первой мировой войны Япония продолжала укреплять свой военно-экономический потенциал. Были построены и введены в действие 33 новых дока и ремонтные базы. Их число выросло до 271; они позволяли одновременно строить и ремонтировать 443 корабля общим водоизмещением более 540 тыс. т[72]. Увеличилась и военно-промышленная база производства вооружения для армии.

В июле 1917 г. в Токио возвратилась из Европы первая группа японских офицеров, направленных туда в 1915 г. формально для связи с союзным командованием, а фактически — с целью изучения опыта боевых действий и состояния вооруженных сил стран Антанты. Они представили командованию ряд докладов, в том числе об организации артиллерийского огня, групповой поддержке авиацией наземных войск, о применении в бою танков и бронемашин, о возникновении теорий «танковой войны» и воздушной войны». Что касается боевого духа войск Антанты, то японские офицеры отмечали его снижение и все более частые случаи участия военнослужащих в антивоенных выступлениях. В докладах делался вывод о необходимости перевооружения японских вооруженных сил новейшими видами оружия и усиления идеологической обработки личного состава[73].

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.639. Запросов К БД/Cache: 3 / 1