ПРАКТИЧЕСКОЕ ПРИЦЕЛИВАНИЕ

Всем стрелкам, и снайперам тоже, целиться необходимо с открытыми глазами. Неприцельный левый глаз зажмуривать и прищуривать запрещается. Почему? Потому что мышцы прищуренного глаза напрягаются, и рефлекторно это напряжение передается на открытый глаз, который и без того напряжен. Поэтому при зажмуриваиии неприцельного глаза острота зрения правого глаза уменьшается вдвое.

В процессе прицеливания глаз неизбежно устает. Поэтому в целях сбережения остроты зрения для наиболее ответственного момента прицеливание разделяется на два периода. Во время первого периода, когда стрелок еще не начал выбирать спуск, проверяется правильность изготовки и незначительными движениями рук, локтей, ног и туловища снайпер устраняет различные мелкие неудобства. Этот подготовительный период занимает половину всего времени прицеливания, иногда и больше. В это время стрелок, не напрягая зрения, просто смотрит в прицельные приспособления, чтобы глаз привык к освещению и примерно сфокусировался на цели. Второй период - это начало обработки выстрела как такового, когда стрелок затаил дыхание, усилил давление на спуск и его глаз начал четко контролировать положение мушки на точке прицеливания, то есть начал "всматриваться" в цель, и пошло, собственно, удержание мушки в желаемой точке прицеливания до момента выстрела.

Стрелкам следует помнить, что самокорректировка при помощи зрительной подзорной трубы вызывает падение остроты зрения. Причем четкость падает как в "стреляющем", прицельном глазу, так и в неприцельном, которым наблюдали в оптический прибор. В стрелковом спорте это не имеет принципиального значения. Но в боевой практике, когда снайпер левым, неприцельным глазом постоянно наблюдает в перископ, стереотрубу или артиллерийскую буссоль, это сказывается на точности стрельбы самым непосредственным образом.

Снайпер должен знать, что длительное наблюдение в оптический прибор очень утомляет зрение. Но это еще не все. При усталости глаза изменяется его функциональное состояние и степень восприятия. Изменения эти настолько значительны, что даже являются причиной смещения средней точки попадания. Еще больше средняя точка попадания смещается при резком переходе глаза от одного прибора к другому, имеющих разное увеличение. Посмотрите в артиллерийскую буссоль, имеющую десятикратное увеличение, и сразу же после этого попробуйте прицелиться из прицела ПСО-1, имеющего увеличение 4,3х. Наблюдать в буссоль или перископ необходимо - иначе могут убить, причем довольно быстро. Но при таком наблюдении снайперу нужно почаще "отдыхать глазами", имея в зрительной памяти запечатленную "зрительную картинку" ответственного наблюдаемого участка с наиболее важными ориентирами. Кстати, это полезно в том плане, что снайперу сразу становятся видны изменения, происшедшие на ландшафте. Поэтому, если есть возможность, пусть наблюдает напарник, а снайпер лишний раз не портит зрение.

В боевой обстановке снайпер стреляет с обоими открытыми глазами, так как при этом сохраняются преимущества бинокулярного зрения. Бинокулярность острого зрения на дистанциях до 800 метров значительно облегчает визуальное определение расстояния до цели. Кроме того, второй, неприцельный, глаз позволяет улавливать изменения на поле боя.

Некоторые индивидуумы все-таки не могут стрелять с левым открытым глазом. Они говорят, что после длительной и напряженной зрительной работы у них начинает двоиться в глазах.

Это действительно так. Но прищуривать неприцельный глаз все равно нельзя. Его лучше прикрыть неширокой вертикальной полоской белой (а еще лучше светло-зеленой) бумаги. При этом стрелок "отключает" неприцельный глаз от процесса прицеливания, но сохраняет его бинокулярность, и светопринимающий баланс обоих глаз остается одинаковым.

Похожие книги из библиотеки

Броненосец " ПЕТР ВЕЛИКИЙ"

В истории развития науки и техники бывают периоды, когда какое-либо новшество делает коренной переворот и все, создававшееся до этого в течение десятилетий, устаревает, открывая дорогу новому. В судостроении к таким новшествам следует отнести появление на кораблях сначала паруса, а потом и артиллерии. Переворот, тесно связанный с развитием техники и металлургии, произвела появившаяся на судах в начале девятнадцатого века паровая машина, а спустя полстолетия защита кораблей от вражеской артиллерии броней.

Тяжелые крейсера типа “Адмирал Хиппер”

Появление в германском флоте тяжелых крейсеров типа «Адмирал Хиппер» само по себе является интересной историей, показывающей, насколько причудливо могут изменяться морские доктрины, следуя иногда не вполне ясной на первый взгляд логике. Многие особенности кораблей этого типа, как удачные, так и неудачные, явились следствием не достижений или ошибок проектировщиков, а требований морской политики.

АвтоНАШЕСТВИЕ на СССР. Трофейные и лендлизовские автомобили

С самого своего рождения отечественный автопром не был изолирован от остального мира – даже в наиболее сложные периоды истории, в разгар «холодной войны» и открытой конфронтации с Западом, иностранные машины составляли заметную часть автопарка СССР, активно использовались и в Советской Армии, и в народном хозяйстве. Речь прежде всего о сотнях тысяч автомобилей, полученных в годы Второй Мировой войны по ленд-лизу, а также о трофейной технике, захваченной у Вермахта и его союзников. Хотя в СССР об этом не принято было упоминать, трофейные и ленд-лизовские машины сыграли важную роль в развитии советской автомобильной промышленности, бурный прогресс которой в послевоенный период стал возможен благодаря тщательному изучению мирового опыта.

Много лет работая над этой темой, буквально по крупицам собрав и обработав колоссальный объем информации, автор впервые воссоздает подлинную историю этого автоНАШЕСТВИЯ на СССР, оставившего заметный след в судьбе отечественного автопрома.

Американские «аллигаторы». Гусеничные десантные машины LVT

За годы Второй мировой войны вооруженные силы США провели на различных театрах военных действий 20 оперативных и более 300 тактических морских десантных операций. И армия, и Корпус морской пехоты применяли в этих действиях плавающие гусеничные десантные машины LVT. За годы войны было выпущено более 18,5 тысячи машин этого семейства. Кроме высадки с кораблей и снабжения морских десантов, они использовались при форсировании различных водных преград, для разведки, огневой поддержки десанта, эвакуации раненых. Их роль высоко оценивалась рядом американских командиров и военных историков. «Без этих машин наши десантные операции на острова Тихого океана были бы невозможны», — так категорично отозвался о семействе LVT американский генерал Холланд Смит, один из создателей «амфибийной доктрины» Корпуса морской пехоты США.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»