ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ СТАТИЧЕСКИХ ТРЕНИРОВОК СТРЕЛЬБЫ ИЗ ВИНТОВКИ

К великому разочарованию любителей пострелять из дальнобойной винтовки на отдаленные дистанции, надо не только выстрелить, но и попасть, куда целился. Для того чтобы попасть, нужна стрелковая устойчивость, для наработки которой необходимо тренировать правильность изготовки, задержку дыхания, "всматривание" в прицельную линию и автоматизм спуска курка. Для новичков все это физически неудобно, больно, скучно и неинтересно. К сожалению, другого пути нет. Снайперский промысел - это искусство терпеливых. Все вышеописанные приемы изготовки, прицеливания и спуска курка отработаны нашими предками на протяжении столетий, причем, естественно, были отобраны только те приемы, которые работают в практической стрельбе. Приемы стрельбы из точного нарезного длинноствольного оружия легли в основу спортивной стрельбы из винтовки, причем лучших методов никто не придумал. Приемы стрельбы из боевой и малокалиберной винтовок абсолютно одинаковы. Изготовка для стрельбы из винтовок разных калибров практически одна и та же. Базой и своеобразным фундаментом для меткого выстрела из винтовки является объем практических навыков, приобретенных стрелком в принятии правильной изготовки, прицеливании и спуске курка. Выстрел - лишь результат совокупности этих навыков. И чем правильнее соблюдены классические стрелковые постулаты, отработанные нашими предками, тем точнее и результативнее будет выстрел.

База для меткого выстрела нарабатывается упорными тренировками вхолостую. Стрелок взводит шнеллер, курок и т. д. и производит холостой спуск с прицеливанием так, как будто в стволе находится боевой патрон. За одну тренировку таких холостых спусков делается 150-200 (вовсе не для экономии патронов). Дело в том, что до сих пор никто не научился стрелять, работая одним лишь реальным боеприпасом. При выстреле ощущения стрелка и прицельная картинка "смазываются" звуком выстрела, отдачей, вспышкой и дымом. При "холостом выстреле" без патрона всех этих явлений, "стирающих" впечатления от выстрела, не происходит, и стрелок способен заметить и запомнить (на стрелковом сленге "отметить"), куда на мишени смотрела мушка в момент спуска курка. А следовательно, по этой отметке стрелок и его инструктор могут понять ту или иную ошибку или погрешность стрелка (а в стрелковой практике они постоянны и неизбежны) и принять меры к ее ликвидации. Поэтому стрелок за время тренировки производит вышеуказанное количество холостых выстрелов, выполняя каждый из них так, как будто он стреляет боевым патроном. При этом стрелок нарабатывает стрелковую устойчивость - основной базис для меткой стрельбы. Время от времени - через 2-3 холостых щелчка - стрелок стреляет боевым патроном для проверки того, чего он достиг, работая вхолостую. Так тренировались стрелки-винтовочники на протяжении столетий. Так упражнялись и знаменитые бурские стрелки у реки Трансвааль, и финские "кукушки", и немецкие снайперы знаменитой берлинской стрелковой школы. Так тренировали советских снайперов, заставляя их часами лежать в снегу на морозе или по горло в болотной жиже. Не было другого выхода, и других способов тренировки и до сих пор не придумали.

Психофизиологические особенности человека заставляют с собой считаться. На протяжении многовекового опыта работы с огнестрельным оружием было установлено, что нельзя тренироваться в практической стрельбе каждый день - результаты от этого не растут. Качество стрельбы упирается в какой-то невидимый барьер и не изменяется, невзирая на старание стрелков. Практика показывает, что стрелковые тренировки нужно проводить через день, с продолжительностью непосредственного стрелкового процесса не более 2,5-3 часов. Почему? Потому что работа стрелка - это статические нагрузки, неестественные для живого организма. Такие нагрузки плюс обострение зрительного прицельного внимания требуют повышенного расхода нервной энергии. Весь этот процесс ненормален для живого организма, поэтому снайпер после полноценной трехчасовой тренировки чувствует себя измочаленным. Более 3 часов продолжать тренировку нельзя - иначе наступает очень скверное и известное практическим инструкторам явление "затренированности", то есть стойкого отвращения к стрелковому процессу и ко всему, что с ним связано.

На стрелковую тренировку и подготовку к ней реально уходит полдня. Оставшиеся полтора дня до следующей тренировки курсанту всегда есть чем заполнить: изучением материальной части оружия, теории баллистики, практической маскировки, наработкой баланса на качающихся бревнах, авиационных лопингах и других приспособлениях, общей физической подготовкой, тренировкой в ползании по-пластунски (это очень пригодится снайперу) и особенно тренировкой наблюдательности.

В первоначальный тренировочный период, который длится не менее месяца, инструктор заставляет курсантов все делать правильно. У курсанта, предоставленного самому себе, после приобретения первоначальных знаний, естественно, наблюдается определенный рост результатов по сравнению с нулевым уровнем. Если этого курсанта не курировать, не контролировать его тренировочную работу и не "ставить" ему стрельбу, рост результатов сразу же прекращается. Это происходит потому, что курсанту все перечисленные в настоящем пособии положения и условия техники меткой стрельбы кажутся настолько простыми, что он прекращает обращать внимание на их выполнение. (Это понятно - каждый из нас, прозанимавшись чем-либо пару недель, уверяется в том, что он в этой отрасли уже все знает.) Новичок верит в секреты, зная которые, он может стать настоящим снайпером. Секреты стрелкового мастерства - это масса описанных в настоящем пособии мелочей, взаимосвязанных друг с другом. Мало знать все это - все это надо уметь и быть в состоянии делать в натуре, а для этого надо жить всем этим и долгими часами чувствовать неприятные усилия, прилагаемые для стрелкового процесса. Где нет мышечных усилий, там нет мышечной памяти. Где нет многократных повторений этих усилий, там нет необходимых навыков. Навык рождает результат. В снайперской практике критерий оценки один - попал или не попал. Тот, кто оказался на войне, должен уметь попадать. Иначе попадут в него.

И снайперы-новички, и отцы-командиры должны знать и помнить, что снайперский промысел - не ремесло, а воинское искусство. Снайперский статус просто не может быть другим. Стрелок-ремесленник не выполнит задачу, засветится и будет убит. Реальный результат может дать только настоящий снайпер, подготовленный так, как положено. Поэтому снайпер готовится не просто ознакомительными занятиями, а напряженными тренировками, на которые так или иначе придется не жалеть времени, усилий и боеприпасов.

Похожие книги из библиотеки

УДАРНАЯ СИЛА ФЛОТА (подводные лодки типа «Курск»)

Характеристика, данная западными экспертами: «Подлодки классов «Оскар» и «Оскар-II», которые вводятся в строй с 1980 года, являются главной силой советского флота, предназначенной для прорыва системы ПВО «Aegis» (Иджис) и нацелены, главным образом, против авианесущих групп НАТО, хотя способны обстреливать и прибрежные объекты. Они несут на борту 24 тяжелые сверхзвуковые крылатые ракеты большой дальности SS- N-19 «Shipwreck». Таким образом, они представляют собой наиболее мощные и тяжеловооруженные ударные подлодки. Все они оснащены 21- дюймовыми торпедными аппаратами и, соответственно, могут быть вооружены стандартными ядерными торпедами, кроме этого, из 25,6- дюймовых аппаратов могут запускаться либо ядерные глубинные бомбы SS-N-15 «Starfish», либо противолодочные ракеты SS-N-16 «Stallion». Как считается, для потопления такой лодки нужно не менее трех торпед типа Мк-48. Новые лодки обладают существенно улучшенными шумовыми и боевыми характеристиками, что при невозможности обеспечения равноценной круговой ПВО авианосной группы на удалении, равном пуску ее ракет, создает реальную угрозу для любых крупных соединений кораблей».

300 лет российской морской пехоте, том I, книга 2

27 ноября 2005 г. исполнилось 300 лет морской пехоте России. Этот род войск, основанный Петром Великим, за три века участвовал во всех войнах, которые вела Российская империя и СССР. На абордажах, десантах и полях сражений морские пехотинцы сталкивались с турками и шведами, французами и поляками, англичанами и немцами, китайцами и японцами. Они поднимали свои флаги и знамена над Берлином и Веной, над Парижем и Римом, над Будапештом и Варшавой, над Пекином и Бейрутом. Боевая карта морской пехоты простирается от фьордов Норвегии до африканских джунглей.

В соответствии с Планом основных мероприятий подготовки и проведения трехсотлетия морской пехоты, утвержденным Главнокомандующим ВМФ, на основе архивных документов и редких печатных источников коллектив авторов составил историческое описание развития и боевой службы морской пехоты. В первом томе юбилейного издания хронологически прослеживаются события от зарождения морской пехоты при Петре I и Азовского похода до эпохи Николая I и героической обороны Севастополя включительно. Отдельная глава посвящена частям-преемникам морских полков, история которых доведена до I мировой и Гражданской войн.

Большинство опубликованных в книге данных вводится в научный оборот впервые. Книга содержит более 400 иллюстраций — картины и рисунки лучших художников-баталистов, цветные репродукции, выполненные методом компьютерной графики, старинные фотографии, изображения предметов из музейных и частных коллекций, многие из которых также публикуются впервые. Книга снабжена научно-справочным аппаратом, в том числе именным указателем более чем на 1500 фамилий.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей, боевыми традициями русской армии и флота, а также всем, кто неравнодушен к ратному прошлому Отечества.

«Дирежаблестрой» на Долгопрудной: 1934-й, один год из жизни

Эта книга об уникальном советском предприятии, занимавшемся производством дирижаблей. 1934-й год выбран автором не случайно. В недолгой летописи «Дирижаблестроя» он наполнен рядом примечательных событий – успехами и неудачами в деле постройки дирижаблей, важными вехами истории будущего города Долгопрудного. Автор рассказывает не только о конструировании, производстве и испытаниях летательных аппаратов, но и описывает общественную, бытовую жизнь предприятия и посёлка на базе статей из местной газеты «Советский дирижаблист», которая начала выходить в январе 1934 г. Таким образом, книга эта – не просто повествование о недолгой, но романтической эпохе дирижаблестроения, но и уникальный срез повседневной жизни того времени.

Главные мифы о Второй Мировой

?Усилиями кинематографистов и публицистов создано множество штампов и стереотипов о Второй мировой войне, не выдерживающих при ближайшем рассмотрении никакой критики.

Ведущий российский военный историк Алексей Исаев разбирает наиболее нелепые мифы о самой большой войне в истории человечества: пресловутые «шмайсеры» и вездесущие пикирующие бомбардировщики, «неуязвимые» «тридцатьчетверки» и «тигры», «непреодолимая» линия Маннергейма, заоблачные счета асов Люфтваффе, реактивное «чудо-оружие», атаки в конном строю на танки и многое другое – эта книга не оставляет камня на камне от самых навязчивых штампов, искажающих память о Второй мировой, и восстанавливает подлинную историю решающей войны XX века.

?Книга основана на бестселлере Алексея Исаева «10 мифов о Второй мировой», выдержавшем 7 переизданий. Автор частично исправил и существенно дополнил первоначальный текст.