СОСТАВЛЕНИЕ КАРТОЧКИ ОГНЯ

Снайперские таблицы для своего личного оружия снайпер должен по возможности запомнить. Помнить надо также и способы вычислений. Их надо уметь делать в уме и очень быстро, не отрывая взгляда от цели. Цель не будет ждать, пока снайпер произведет все необходимые вычисления, внесет поправки в прицел, установит прицельные маховики и тщательно прицелится. Цель сделает свое дело и скроется.

Поэтому снайпер должен выходить на позицию с заранее подготовленным выстрелом.

Это значит, что еще до выхода на позицию снайпер обязан глубоко продумать сценарий предстоящей снайперской работы и возможные варианты развития событий, определить и знать следующее:

- расстояние от своих позиций (основных, запасных и позиций "подскока" до основных ориентиров на стороне противника и расстояния между этими ориентирами);

- рельеф местности по карте в сравнении его с визуальным восприятием;

- направление и скорость преобладающего в этой местности ветра;

- места возможного появления целей и дистанции до них;

- возможные направления и скорости движения предполагаемых целей;

- деривацию на различных дистанциях с привязкой к любым видимым ориентирам конкретной местности;

- угол места целей;

- метеоусловия (температуру воздуха, высоту над уровнем моря и т. д.);

- если предполагается вести огонь вскоре по окончании подготовки данных, поправки на влияние бокового ветра включать в исходные установки шкалы маховика боковых поправок, записывая в карточке огня эти установки с внесенными в них поправками на существующую силу и направленность ветра;

- если время открытия огня неизвестно, то в карточку занести исходные поправки в установки маховика боковых поправок на боковой умеренный ветер (4 м/с), дующий под углом 90° к направлению стрельбы, чтобы иметь возможность быстро использовать их при внесении поправок на ветер любой силы и направления при внезапно появляющейся и быстро исчезающей цели (данные по умеренному ветру можно быстро умножить или разделить на 2);

- исходные поправки прицела записывать с внесенными поправками на температуру, а в горах - и на плотность воздуха и углы места цели;

- огонь по цели, движущейся в плоскости стрельбы, вести с установкой прицела, соответствующей не тому расстоянию, на котором цель обнаружена, а тому, на котором цель может оказаться в момент открытия огня (сразу брать упреждение по дальности). Для этого при ведении огня по пешей цели боковой прицел устанавливается меньше (больше) на 1-2 деления, а при ведении огня по мотоцели - на 2- 3 деления, в зависимости от скорости ее движения. По мере продвижения цели установка прицела исправляется в соответствии с изменением расстояния до цели.

Все необходимые расчеты по выявленным и предполагаемым целям производятся до выхода на позиции. Это позволяет при резких изменениях обстановки боя и внезапном появлении целей вблизи известных и уже просчитанных ориентиров быстро вводить поправки по ходу стрельбы.

Всю эту обстановку снайпер должен грубо и примитивно нарисовать на листке бумаги (а еще лучше картона - он не мнется) (схема 92). Это называется - составить карточку огня. На этой карточке рядом с промерами дистанций до целей и ориентиров снайпер сразу же проставляет цифры установки прицелов - результат уже готовых вычислений. При возникновении необходимости стрелять по той или иной цели снайпер устанавливает прицел по этим цифрам, заранее просчитанным. Это экономит время на поле боя.

СОСТАВЛЕНИЕ КАРТОЧКИ ОГНЯ

Схема 92. Примерная карточка огня.

Условные обозначения: 1 - основная позиция снайпера на нейтральной полосе; 2, 3 - запасные позиции; 4 - позиция для отхода- 5 -возможные позиции снайперов противника; 6 - линейные постановки противника

ВНИМАНИЕ! За своей спиной, на своей территории проставлять любые обозначения запрещается!

Немецкие снайперы составляли аналогичные карточки огня, но с более точной привязкой к дистанциям стрельбы (схема 93).

СОСТАВЛЕНИЕ КАРТОЧКИ ОГНЯ

Схема 93. Карточка огня немецкого снайпера с нанесенными на ней кругами расстояний до предполагаемых целей и ориентиров

Нейтральная полоса, а также передний край противника - Зона интересов снайпера, его рабочее хозяйство, и он обязан знать, где и какой "гвоздь" здесь "забит". Настоящий снайпер использует любую возможность, чтобы еще до боя определить дистанции до возможных целей и произвести необходимые расчеты. При подготовке исходных данных для стрельбы снайпер обязательно консультируется с наблюдателями, разведчиками и непосредственным командиром, обязательно сообщая им результаты своих собственных наблюдений и тактических выводов. Процесс необходимо сверять по карте. Но даже при имеющейся карточке огня без расчетов в снайперской практике все равно не обойтись. Они производятся на каждый конкретный случай, по разным таблицам, зачастую накладываясь друг на Друга.

Зачем и почему все это нужно, очень четко и доходчиво изложил писатель В. Кожевников в рассказе "Высшее стрелковое образование" (приводится сокращенно).

"...Хотелось курить, но спичек не было. Остановившись возле солдата, при свете луны озабоченно перебиравшего ружейные патроны, попросил огня.

- Что это вы с патронами делаете?

- Сортирую, - сказал боец и, поднеся кулак с зажатым патроном к своему уху, он потряс им. Отложил патрон в сторону.

- А это что, испорченный?

- Есть такое подозрение. Я человек привередливый, чуть вмятинка или пуля слабо сидит, принять не могу...

- Ну а сами почему не отдыхаете?

- Спокойствия нету. Я ведь в штурме по своей специальности первый раз буду. Раньше все из засады бил, с ассистентом.

- С каким ассистентом?

- С учеником. Он наблюдение вел. А я в это время глазами отдыхал. Раньше я один работал, так глазное утомление к концу вахты наступало, хоть и морковку ел. В ней, в морковке, витамин для глаз полезный есть. На себе испытал.

- Вы снайпер?

- Именно. Боец с высшим стрелковым образованием. Другие думают так: прицелился, надавил на спусковой крючок - и готов фашист. Нет, тут культурный подход требуется. Извините, вы на восемьсот метров фашиста между глаз снять можете? Науку для этого представляете себе? Так я вам скажу. Первое - сумей определить, что он от тебя на восемьсот метров находится, а не на шестьсот или семьсот пятьдесят. Для этого отточенный глазомер требуется. По углам дальность вычислить - геометрия нужна.

Пуля, когда летит, вращается слева направо и дает отклонение вправо. На шестьсот метров она на 12 сантиметров отклоняется, а на восемьсот - уже на 29. Зная эту цифру, и держи в соответствии мушку. А если сильный боковой ветер, тут как? Выноси точку прицеливания на две фигуры. Но ведь разные обстоятельства могут быть. И ветер, и фриц бежит - да еще в разные стороны... Тут такое сложение и вычитание - голова вспухнет. А времени тебе отпущено всего три секунды. Профессор, и тот вспотеет.

Вы в дивизионной газете читали, как я со знаменитым немецким снайпером поединок вел? Как в туше конской сидел и как ассистент одновременно со мной по немцу бил, чтобы на себя огонь привлечь? А главное не сказано, почему я фашиста свалил.

А свалил я потому, что культурнее его оказался, в секундной арифметике его превзошел, хоть он в Берлине особую школу кончил с отличием.

На Миусе я в засаде сидел. Через реку за фрицами охотился. И не охота это была, а срам: за три дня ни одного не снизил, Позор! Уж я, знаете, и винтовку заново пристреливал, и моркови по полкилограмма кушал, и к капитану за консультацией обращался. Все напрасно - недолет! Ночью нагишом через реку с веревочкой плавал, чтоб удостовериться в расстоянии. Не помогло. Тогда я снайперу Чекулаеву письмо написал. И что вы думаете? Телеграмма: "Через водную преграду нужно брать больший угол возвышения, так как холодный воздух и влажность снижают траекторию".

"...спасибо говорю снайперу, который нас сопровождал. Полз я к доту с толом. А впереди меня траншеи с немецкими пулеметчиками. Пригнули головы и ведут огонь. Слепой огонь мне не препятствие. Вот если кто из них голову вскинет да взглянет, тогда мне, конечно, конец.

И вот приподнялся один, автомат поднял, прямо в глаза взглянул и бац - сел замертво. Дальше ползу. Еще один вскочил, но и у него из головы брызнуло. И стало мне понятно, как Кондратюк (снайпер) меня своей меткой пулей сберег. Потом Кондратюка другим подрывникам одалживали. Прямо ангел-хранитель, а не человек. Но мы его тоже без присмотра не оставляли. Автоматчик за ним следовал, как за генералом. И пулеметчикам наказ был - в случае чего прикрыть".

"...он на горе остался. Объяснял нам, что в горах воздух особенный, прозрачный. Говорят, когда через ущелье огонь ведешь, обман в расстоянии до точки прицеливания происходит. Он сейчас проверяет, как прицел устанавливал: правильно или нет. Ему цифры нужны. Ребят снайперскому делу учит. На все объяснение требуется. Вот он для умственного отчета и обследует".

Похожие книги из библиотеки

Неизвестный Яковлев. «Железный» авиаконструктор

«Конструктор должен быть железным», – писал А.С. Яковлев в газете «Правда» летом 1944 года. Не за это ли качество его возвысил Сталин, разглядевший в молодом авиагении родственную душу и назначивший его замнаркома авиационной промышленности в возрасте 33 лет? Однако за близость к власти всегда приходится платить высокую цену – вот и Яковлев нажил массу врагов, за глаза обвинявших его в «чрезвычайной требовательности, доходившей до грубости», «интриганстве» и беззастенчивом использовании «административного ресурса», и эти упреки можно услышать по сей день. Впрочем, даже недруги не отрицают его таланта и огромного вклада яковлевского ОКБ в отечественное самолетостроение.

От первых авиэток и неудачного бомбардировщика Як-2/Як-4 до лучшего советского истребителя начала войны Як-1; от «заслуженного фронтовика» Як-9 до непревзойденного Як-3, удостоенного почетного прозвища «Победа»; от реактивного первенца Як-15 до барражирующего перехватчика Як-25 и многоцелевого Як-28; от учебно-тренировочных машин до пассажирских авиалайнеров Як-40 и Як-42; от вертолетов до первого сверхзвукового самолета вертикального взлета Як-141, ставшего вершиной деятельности яковлевского КБ, – эта книга восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора во всей ее полноте, без «белых пятен» и купюр, не замалчивая провалов и катастроф, не занижая побед и заслуг Александра Сергеевича Яковлева перед Отечеством, дважды удостоившим его звания Героя Социалистического Труда.

Самоходные установки на базе танка Т-34

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Состоявшийся 15 апреля того же года пленум Артиллерийского комитета ГАУ с участием представителей от промышленности и войск, а также Народного комиссариата вооружения признал желательным создание как самоходно-артиллерийских установок поддержки пехоты с 76-мм пушкой ЗИС-З и 122-мм гаубицей М-30, так и самоходных истребителей дотов со 152-мм пушкой-гаубицей МЛ-20. Для борьбы с воздушными целями предлагалось сконструировать 37-мм зенитную автоматическую самоходную пушку. В основном решение пленума сводилось к созданию такой системы артиллерийского вооружения, которая обеспечила бы поддержку и сопровождение наступающей пехоты и танков огнем орудий, способных в любых условиях боя и на всех его этапах следовать в боевых порядках войск и непрерывно вести эффективный огонь. Решение пленума было одобрено Государственным Комитетом Обороны.

Асы люфтваффе пилоты Fw 190 на Восточном фронте

Первой частью, полностью оснащенной истребителями Fw 190, которая появилась на Восточном фронте, был I./JG 51 «Molders» — 1-й дивизион 51-го истребительного полка. Ничего не знавшие о закулисной борьбе вокруг нового истребителя пилоты отнеслись к своему отзыву с фронта для перевооружения как к счастливой возможности отдохнуть и побывать на родине. I./JG 51 сформировали 1 апреля 1937 года в Бад-Альбиге (Бавария) как I./JG 135. Непосредственно перед началом французской кампании дивизион вошел в состав 51-го истребительного полка. I./JG 51 участвовал в боях в Нидерландах, во Франции и в Битве за Англию. В конце мая 1941 года I./ JG 51 перебросили на восток в рамках подготовки плана «Барбаросса». Первые потери дивизион понес вскоре после начала боевых действий на Восточном фронте.

Легкие крейсера Японии. 1917-1945 гг.

Легкие крейсера Японии в первой, победный для страны Восходящего Солнца фазе войны, во главе флотилий эсминцев поддерживали высадку десантов на многочисленные острова южной и юго-западной части океана. Они участвовали в снабжении гарнизонов этих островов необходимым снаряжением и боеприпасами, входя в состав знаменитых “токийских экспрессов” действовали на коммуникациях союзников подчас в таких отдаленных от Японии районах, как Индийский океан, вели разведку и т.д.

В последний год войны японские легкие крейсера, как и другие корабли Императорского флота, очень страдали от нехватки топлива и стали выходить в море значительно реже.