Глав: 7 | Статей: 7
Оглавление
Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

15 сентября 1916 года в бою у реки Соммы приняли участие первые 32 английских танка. "Танк движется по главной улице деревни Флер, и английские солдаты идут вслед за ним в хорошем настроении" — это сообщение британского пилота широко растиражировала пресса. Новому виду вооружения суждено было вместе с авиацией и автоматическим оружием в корне изменить характер боевых действий, систему вооружения и организации армий. Военный корреспондент "Таймс" писал в статье "Сухопутный флот": "Возможно, что прежде, чем окончится война, и мы, и германцы, и наши союзники будут строить новые чудовища, громаднее и страшнее этих; возможно, что мы увидим сражения целых флотов сухопутных дредноутов и мониторов; но несомненно, что в этом деле мы первые. Теперь эта дьявольская машина принадлежит нам и только нам". Впрочем, очень скоро на авторство в создании танка начали претендовать и другие страны, а в 1919 году вопросом о приоритете уже занималась специально утвержденная королем комиссия британского парламента. Она установила, что создателями танка все-таки являлись англичане.

Боевое применение

Боевое применение

Атака 15 сентября 1916 года к северу от р.Соммы и юго-западу от Бапома была последней попыткой англичан достичь успеха в крупной операции, начатой еще 1 июля. К началу сентября 3-я и 4-я английские и 6-я французская армии, наступавшие на фронте в 70 км, продвинулись в глубь немецкой обороны в среднем на 2 км, максимально — на 8. Только в первый день наступления англичане потеряли около 20 000 убитыми и 40 000 ранеными. С 3 по 7 сентября ценой больших потерь британские войска продвинулись на фронте 2 км на глубину 1,6 км.

Несмотря на возражения танковых командиров, считавших необходимым накопить большее количество машин и применить их не раньше весны 1917 года, английское верховное командование во Франции требовало присылки танков. 13 августа из Тэтфорда отправили первые 12 танков роты С, а к концу августа близ Абвиля скопилось 50 боевых машин. Танки распределили между корпусами 4-й и Резервной армий. В период с 7 по 10 сентября было направлено к передовой 49 машин. Движение происходило ночами, по изрытой местности, без разведки маршрута, и 17 танков застряли на марше.

Целью атаки 4-й армии против позиций 1-й германской армии был захват деревень Морваль Ле Беф, Гведекур и Флер. Танки планировали направить на наиболее укрепленные пункты группами по 2 — 3 машины. Пушечные против пулеметов противника, пулеметные — против живой силы. Танки должны были пойти в атаку на 5 минут раньше пехоты, дабы она не попала под огонь, который противник непременно обрушит на танки.



Тяжелый танк Mk 1 "самец" CJ 9 Clan Leslie. Обращает на себя внимание двухскатная деревянная рама с проволочной сеткой на крыше машины, теоретически предназначавшаяся для защиты от ручных гранат. Снимок сделан в "Долине шимпанзе" на Сомме накануне исторической атаки 15 сентября 1916 года.

15 сентября в 5.30 утра 32 танка Mk I пошли в атаку: 9 — впереди пехоты, 9 — действовали отдельно, 9 — застряли, у 5 — отказали двигатели. На участках III и XIV корпусов и Резервной армии танки успеха не имели. В полосе XV корпуса 12 из 17 машин достигли германских окопов, 11 — преодолели их, 9 — с ходу захватили деревню Флер. Первым вошел в деревню танк-"самец" D17 "Диннакен" лейтенанта Хасти — видимо, его и увидел британский пилот, свидетельство которого приводилось выше. Один танк, встав над окопом, очистил его огнем. Следом двинулась пехота и вошла в Гведекур; один из прорвавшихся в селение танков уничтожил 77-мм орудие, но был сразу подбит и загорелся, из экипажа выжили только двое. В ходе боя по разным причинам вышли из строя 10 Mk I, 7 — получили незначительные повреждения.

Внезапность применения новой техники принесла успех — за 5 часов с небольшими потерями англичане захватили участок в 5 км по фронту и до 5 км в глубину, были взяты пункты, которые до того безуспешно атаковали в течение 35 дней. Танки "протаранили" первую линию окопов и отвлекли на себя огонь германских пулеметов. Сообщения об их действиях стали сенсацией мировой прессы — пока не пришли первые фотографии, издания всех стран помещали самые фантастические рисунки "новейшего типа бронеавтомобиля". Утверждение, что "новое боевое средство преждевременно раскрыли противнику", не совсем верно — германское командование долго не могло оценить его значения.

В следующий бой танки пошли 25 и 26 сентября у Гведекура и Ле Сара: 5 из них были приданы 4-й армии и 8 — Резервной. Из 13 машин 9 сразу застряли в воронках от снарядов, остальные помогли 110-й пехотной бригаде овладеть Тиепвалем. Удачно действовал танк-"самка" к юго- западу от Гведекура во взаимодействии с пехотинцами-гранатометчиками — это был один из первых важных шагов в формировании тактики танковых войск. Танк и пехота менее чем за час захватили около 1350 м укрепленной траншеи и вынудили сдаться в плен 370 немецких солдат. В германской армии поселился стойкий синдром — "танкобоязнь". -

Это красноречиво свидетельствует о том, что первое применение танков дало в основном психологический эффект. Вскоре он стал работать против англичан. На какое-то время фронтовые командиры решили, что танки должны способствовать успеху одним своим присутствием. Это привело к цепи неудач и разочарований.

В марте 1917 года немцы отвели войска на линию "Зигфрида" (союзники именовали ее "линией Гинденбурга"). Чтобы повысить здесь темпы наступления, командование потребовало участия двух танковых батальонов, которые должны были помочь пехоте в прорыве позиций и расчистить кавалерии дорогу до Камбрэ. Наступление под Аррасом англичане повели привычным для позиционной войны способом — начавшаяся 7 апреля артподготовка длилась двое суток. Только 9 апреля войска пошли в атаку. В ней участвовали 60 танков Mk I, Mk II и Mk III. Плотность составляла 1,3 танка на 1 км фронта (на направлении главного удара 6 — 8 единиц). Танки действовали группами от 2 до 8 машин, нередко застревали, не доходя до исходных позиций. Так, накануне атаки несколько танков провалились в болото. На фронте 1-й армии танки завязли в 500 м перед германскими окопами. Те, что смогли преодолеть распутицу, выполнили свою задачу, но их местный прорыв не был развит. Танки прошли через немецкие окопы, но пехота либо не использовала их успех, либо продвигалась в другом направлении. Неудача была закономерна — дождь, слабый оттаявший весенний грунт, к тому же изрытый снарядами, крайне ограничивали проходимость, а двухдневная артподготовка лишила атаку внезапности. На один танк приходилось 10 германских орудий, кроме того, они поражались бронебойными пулями, попадали в ловушки — "волчьи ямы".

Не слишком удачной была и атака 11 апреля. Медленно двигавшиеся по заснеженной равнине английские танки становились легкой добычей немецкой артиллерии. Два из них германцы захватили. В этом бою танки работали не только как подвижный щит, но и как "штурмовая артиллерия": 4 боевые машины, ведя интенсивный огонь, двинулись вдоль вражеских окопов, атаковали деревню Винкур, но, не поддержанные пехотой, вернулись на исходные позиции. Три танка вошли без сопровождения пехоты в деревню Монши, где были подбиты огнем своей же артиллерии — танкистов просто не предупредили, что начало артобстрела и атаки пехоты перенесли на 2 часа. К 28 апреля англичане в нескольких местах незначительно вклинились в "линию Зигфрида". Тем не менее, командование отметило "отличную работу танков", которые "спасли много жизней".

Ранним утром 7 июня 1917 года 2-я британская армия начала наступление во Фландрии у Мессина и к западу от Куртре и Руле с целью "срезать" 15-км дугу германского фронта. Офицеры "тяжелого отряда" (так вплоть до 28 июня 1917 года именовался Танковый корпус) уже не один месяц вели здесь разведку местности. В этот район были переброшены 76 танков Mk IV и 14 танков снабжения Mk I. В сборных пунктах их маскировали под кронами деревьев и навесами, боронами уничтожали следы от гусениц. В первом эшелоне впереди пехоты шли 36 машин, средняя плотность составляла 6 единиц на 1 км. Они должны были атаковать последнюю линию окопов, подойдя к ней под прикрытием артиллерии. Во второй фазе боя участвовали 22 уцелевших Mk IV, которые отразили несколько контратак. Две машины, увязнув у фермы Джой, работали всю ночь как артиллерийские форты. Успех был достигнут, но не столько за счет танков, сколько за счет артиллерии и взрыва под передовыми германскими позициями 19 мощных минных горнов.



Этот рисунок появился в декабрьском номере журнала "Нива" за 1916 год — видимо, это было одно из первых изображений танка, опубликованных в русской печати.


Схема преодоления рва танком с хвостом.

Развить наступление 2-й армии не удалось —5-я английская армия нанесла главный удар только 31 июля (третье сражение на Ипре). Снова была долгая — 16 суток — артподготовка. И без того сложную для продвижения танков заболоченную местность изуродовало воронками от взрывов. В ряде мест движение было возможно только по насыпным дорогам и гатям. Артподготовка разрушила дренажную систему и окончательно превратила большую часть местности в грязное месиво. Атака, в которой участвовали 216 танков трех бригад, началась в 3.50 утра, но в середине дня остановилась из-за дождя — "сухопутные корабли" утопали в грязи по спонсоны, балки самовытаскивания не помогали. Продвигаясь в колоннах с черепашьей скоростью, танки несли большие потери от артогня. Наступление захлебнулось. В ходе этого боя произошли два любопытных и еще не типичных на тот момент эпизода в применении танков: командиру танка G7 пришлось снять пулемет "Льюис" и открыть из него огонь по германским самолетам, пытавшимся обстреливать танк с малой высоты, а танк G26 того же батальона сыграл роль кабелеукладчика, помогая связистам проложить телефонную линию.

19 августа 11 танков совместно с 48-й пехотной дивизией под прикрытием дымовой завесы атаковали позицию, прикрытую бетонными блокгаузами. 3 машины увязли, но 8 беспрепятственно обошли 4 блокгауза и в упор обстреляли их входы. Успех был полным, причем здесь сказался и страх гарнизонов перед танками — немцы боялись, что танки вооружены огнеметами.

После фактического провала операции большинство ганков отвели в тыл на ремонт. Оставшиеся Mk IV 1-й бригады участвовали в 11 боях с 20 августа по 9 октября, в основном на фронте XVIII корпуса. 22 августа у фермы Галлиполи один аварийный танк, действуя как "форт", 8 часов сдерживал противника огнем, 4 октября танки помогли атаке пехоты на Поелькаппель, причем командир корпуса отмечал прежде всего их моральное воздействие на неприятеля.

Для обхода северного германского фланга планировалась десантная операция с участием танков вблизи Мидделькерке. Предполагалось морем доставлять Mk IV на больших (длиной до 200 м) паромах и высаживать их под прикрытием дымовой завесы и артогня кораблей. Для преодоления бетонного эскарпа на берегу на носовой части каждого танка должна была перевозиться сходня-аппарель с деревянным настилом, а на каждый второй трак гусениц предполагалось крепить деревянные бруски против скольжения. Танки-"самки" должны были нести лебедки. Экипажи прошли соответствующее обучение в Мерлимоне, но операция не состоялась из-за общего провала третьего сражения на Ипре.



Танк Mk IV "самка" на улице французской деревни. На корме закреплен брус для самовытаскивания; над ним уложены уширители траков гусениц (обычно устанавливались на каждый пятый трак).


Танк снабжения Mk V. С помощью специального приспособления он буксирует бочки с топливом.

Самым убедительным подтверждением эффективности применения танков стало сражение у Камбрэ. Осенью 1917 года Танковый корпус получил возможность применить новый вид боевой техники должным образом и преодолеть скепсис командования и "старых" родов войск. Участок наступления был еще летом указан в докладе начальника штаба корпуса полковника Фуллера. Район Камбрэ с выдающимся в сторону германцев фронтом располагал развитыми путями сообщения, местность в целом была проходимой для танков. Серьезным препятствием служил только канал реки Шельды.

Оборона немцев на линии "Зигфрида" была хорошо подготовлена. Так, главная позиция имела глубину 5 — 7 км, состояла из 2 — 3 сплошных линий окопов, прикрытых проволочными заграждениями до 50 м в глубину, гнезд сопротивления с хорошим обстрелом и блиндажей. Первая линия окопов в целях противотанковой обороны была уширена до 3,5 м. Опорными пунктами служили высоты, селения, участки леса.

Замысел английского командования состоял в том, чтобы внезапным ударом большого количества танков совместно с пехотой 3-й армии при мощной поддержке артиллерии и авиации прорвать фронт 2-й германской армии на узком участке между Сен-Кантенским и Северным каналами, а затем конницей и пехотой развить прорыв и овладеть в оперативной глубине городом Камбрэ, лесом Бурлон, переправами через канал Сенси.

Англичанам удалось скрытно сосредоточить в намеченном районе сильную ударную группировку: восемь пехотных дивизий, один кавалерийский корпус, 1009 орудий, 378 боевых и 98 вспомогательных танков (фактически весь Танковый корпус), 1000 самолетов. Продвижение танков обеспечивал подвижный огневой вал. На 12-километровом участке прорыва удалось создать плотность до 85 орудий и 32 танков на 1 км фронта.

Англичане имели более чем двойное превосходство в живой силе, абсолютное в танках, 4,5-кратное в артиллерии. На одно германское орудие приходилось 2,1 — 2,5 английских танка, на 1 германский пехотный батальон — 12 — 25. Надеясь на эффект широкого применения танков, англичане вдвое увеличили фронт наступления пехотной дивизии — в среднем два км против одного на Сомме. Танки под предлогом "курса зимнего обучения" сосредоточили в учебных лагерях, где проводилась подготовка вместе с пехотными подразделениями.

Во время совместных тренировок танкисты усаживали на крышу машины до полувзвода пехоты, но в боях "десанты на броне" не применялись. Из 98 специальных танков 9 было оснащено радиостанциями, 52 танка снабжения перевозили бензин и боеприпасы, 1 — телефонное имущество, 2 — мостовое оборудование, 32 машины, оснащенные кошками- якорями на четырехметровых стальных тросах, предназначались для расчистки проходов в заграждениях для кавалерии.

Танки должны были входить в состав всех волн и эшелонов пехоты. Первая волна выделялась для подавления выдвинутых вперед германских орудий. Главный эшелон танков должен был совместно с пехотой прорвать первую германскую позицию. Первый эшелон назначался для атаки второй укрепленной позиции, второй — третьей, а третий эшелон — для действий с конницей. Тактического резерва танков не предусматривалось, но 36 машин выделили в технический резерв.

Задачи экипажам ставились простые и ограниченные, с учетом их возможностей.

Командиры снабжались картами и аэрофотоснимками местности с указанием маршрутов и задач. Впереди взвода должен был двигаться пушечный танк, в 80 — 100 м за ним — пулеметные. Для преодоления широких окопов над рубкой боевых машин цепями крепили большую фашину диаметром 1,4 — 1,5 м и длиной 3 м (она собиралась из 75 стандартных фашин).

Прохождение трех линий окопов планировалось так. Первый танк, пройдя проволочное заграждение, поворачивал у первого окопа влево и обеспечивал огнем продвижение следующих. Левый танк подходил к окопу, сбрасывал фашину, переходил по ней и, ведя огонь, также поворачивал влево. Правый танк проходил по той же фашине, подходил ко второму окопу, сбросив фашину, преодолевал его и поворачивал влево. Первый танк разворачивался, проходил два окопа, с помощью своей фашины преодолевал третий. За ним продвигались оба пулеметных танка и выстраивались позади пушечного. Сброс фашины экипаж производил, не выходя из машины, а пехота обозначала ее края белым и красным флажками. Однако на практике фашина часто сама сваливалась впереди рубки и перекрывала обзор. Чтобы поправить ее, экипажу приходилось покидать машину под огнем.

Связь штабов в Танковом корпусе, помимо телефонов, осуществлялась с помощью голубей, верховых и мотоциклистов. В роты связи танковых бригад были введены по три радиотанка. Командирские машины оснащались семафором и сигнальной лампой. Уже в ходе наступления телефонную линию протянули до Маркуэн с помощью танка, буксировавшего волокушу с кабелем и везшего на себе шесты и аппаратуру.



Mk V "самка"

На каждый танк пришлось запасти 318 л бензина, 22 л моторного масла, 182 л воды, 68 л тавота, 3 кг смазочного масла. Полевые склады Танкового корпуса снабжались полевой железной дорогой. Каждой роте придали 2 танка снабжения.

Минимум за две ночи до начала операции танковые подразделения выгрузили на железнодорожных станциях, и они своим ходом выдвигались в места сосредоточения в 4 — 8 км от германских позиций. Танки прятали поддеревьями, накрывали маскировочными сетями и полотнищами, маскировали под стога. 19 ноября началось скрытное выдвижение на исходные позиции в 800— 1000 м от передовых германских окопов. Шум двигателей заглушали беспорядочным артогнем. Пути движения были заранее разведаны и вплоть до немецких проволочных заграждений отмечены трассировочными цветными шнурами. Командир Танкового корпуса генерал Эллис лично командовал центром боевого порядка, находясь в танке "Хильда" (Mk IV-"самка") батальона Н, на котором он поднял свой флаг — дань традициям британского флота.

Наступление английских войск началось без артиллерийской подготовки — такой план внезапной танковой атаки предлагался еще 9 апреля у Бюллекура, но не был реализован. 20 ноября в 6.20 утра на германские позиции обрушился огневой вал, под прикрытием которого в атаку пошли танки и пехота. Боевые машины двигались в 200 м позади огневого вала, пехота — за ними, во взводных колоннах, по проделанным гусеницами проходам в проволочных заграждениях. Их выдвижение прикрывала дымовая завеса, так что заградительный огонь германской артиллерии оказался малоэффективным. С началом атаки английская авиация нанесла бомбовые удары по пунктам управления, артиллерийским позициям и дорогам в тактической глубине обороны противника.

Внезапность атаки принесла желаемые результаты. К 8.00 англичане овладели первой германской позицией, к 13.00 — второй, а части 3-го корпуса достигли каналы Шельды. У Авринкура танки окружили и уничтожили пулеметным огнем несколько немецких батальонов. У леса Лато один танк батальона F получил прямое попадание снаряда 150-мм гаубицы, разворотившего спонсон, но сохранил подвижность и раздавил вражеское орудие гусеницами.

К 12.00 к пункту сбора южнее деревни Маркуан подошли танки снабжения. Здесь боевые машины, заправившись бензином и пополнив боекомплекты, снова пошли в бой.

Бой на всем фронте прекратился только в 18.00, с наступлением темноты. За 10 часов английские танки и пехота прорвали все три позиции германской обороны на фронте 12—13 км и продвинулись на глубину до 10 км, при этом было захвачено около 8000 пленных и 100 орудий. Часть тяжелых орудий-трофеев оттаскивали в английский тыл с помощью танков. Успех операции обеспечило не столько массовое применение танков, сколько их рациональное взаимодействие с другими родами войск. Хотя не обошлось и без неудач: так, танки-растаскиватели (они несли на корме таблички "WC" — wire-cutter) проделали 3 прохода в проволочных заграждениях, но кавалерийский корпус не смог быстро преодолеть изрытое воронками и траншеями поле и развить наступление. В этом сражении танки оказались единственным родом войск, выполнившим все свои задачи. Это стоило потери 280 машин (около 60%), причем только 60 из них (15— 18%) были подбиты артогнем, основная же часть вышла из строя по техническим причинам (лопнувшие гусеницы, сломанные шестерни бортовых коробок передач и т.д.). Из 4000 человек личного состава Танковый корпус потерял 74 убитыми, 457 ранеными, 39 пропавшими без вести.

На следующий день в бою смогли принять участие всего 75 боевых машин. Каждая танковая бригада выделила сводную роту. Атака вновь началась утром. 9 танков, пройдя по железнодорожной дамбе, прорвались у Фло-Ферме и вышли на дорогу к Камбрэ, 7 танков помогли 51-й дивизии занять Фонтен-Нотр-Дам, танки 1 -й бригады захватили Аннэи, вошли в Бурлонский лес. Но измотанная пехота не успевала за машинами, и последние были вынуждены отойти. 25 танков оказались подбиты, 10 выбыли из строя по техническим причинам.



Схема танковой операции у Камбрэ

23 ноября англичане попытались возобновить наступление. Эффекта внезапности уже не было, массирования танков тоже. Новую атаку 51-й дивизии с 24 танками 2-й бригады на Фонтен- Нотр-Дам немцы отбили, подбив при этом 18 танков (11 из них — прямым попаданием снарядов). Не помогли и подошедшие 23 машины 3-й танковой бригады. На улицах селения танки поражались связками ручных гранат и огнем с верхних этажей зданий — уже тогда был сделан вывод, что "борьба в населенных пунктах менее всего благоприятна для танков".

27 ноября англичане предприняли последнюю попытку наступления, но немцы уже подготовили противотанковую оборону, и из 32 танков уцелели лишь 13.

Срочно подтянув к участку прорыва резервы, германские войска остановили англичан, а 30 ноября начали контрнаступление. Измотанный Танковый корпус в это время отводился в тыл. Тем не менее 30 ноября 2-я танковая бригада, готовившаяся к погрузке, получила приказ на выдвижение для контратаки. Уже к 16.00 в зону боев прибыли 73 танка, которые контратаковали германские части вместе со 2-й гвардейской и 2-й кавалерийской дивизиями. К 6 декабря немцы на всем 30-километровом фронте операции оттеснили англичан на 2 — 4 км, но не смогли окружить их и вернуть первые две позиции линии "Зигфрид".

В результате контрнаступления у Камбрэ рейхсвер захватил в качестве трофеев около 100 Mk IV, в основном неисправных.

Операция у Камбрэ закончилась для Антанты неудачно, но при этом внесла много нового в военное искусство. Танки проявили себя уже как новый род войск. Операция показала, что правильное их применение позволяет быстро и с большой экономией сил прорвать укрепленный фронт и сделать вывод, что тактический прорыв сам по себе еще не обеспечивает успеха. Танковый корпус понес тяжелые потери, но одна только стоимость сэкономленных благодаря применению танков снарядов соответствовала стоимости почти 4000 боевых машин. После Камбрэ атака укрепленных позиций уже не мыслилась без танков. Это ускорило дальнейшее развертывание Танкового корпуса из 9 батальонов в 13.

После сражения у Камбрэ Танковый корпус стянули к Брей-сюр-Сом, где планировалось оборудовать лагерь для совместного обучения с пехотой и артиллерией. В январе 1918 года корпус отозвали из лагерей и рассредоточили вдоль 96-километрового фронта от Перона до Бетюна — имелись сведения о подготовке немцами большого наступления. Корпус на тот момент включал 5 бригад (13 батальонов), но располагал только 320 готовыми к бою тяжелыми Mk IV и 50 средними Mk А "Уиппет"; 200 танков находились в ремонте.

21 марта началось германское наступление в Пиккардии. Англичане имели в это время 216 танков, но в боях приняли участие только 180. Остальные вышли из строя по техническим причинам. Не зная положения на передовой, командование постоянно меняло направление маршей, подвоз ГСМ не осуществлялся. Часть брошенных танков англичане успели подорвать, а участвовавшие в бою как могли помогали своим войскам. Уже 21 марта 9 машин (3 взвода) задержали наступление германских ударных групп, вернули свои батареи и часть местности. 22 марта две танковые роты батальона В без пехоты контратаковали германские части и помогли восстановить положение, но 17 машин из 30 было подбито, потери экипажей достигли 70%. На следующий день танки батальона А контратакой захватили германскую позицию, правда, вскоре они были вынуждены под угрозой окружения отойти. Вечером того же дня танкистам из батальона Е пришлось подорвать почти все свои машины из-за отсутствия горючего.

С 21 по 30 марта Танковый корпус потерял почти всю матчасть, и в его действиях наступил перерыв до 23 апреля. Часть подразделений отвели в тыл для отдыха и пополнения. Из оставшихся без машин экипажей начали формировать пулеметные взводы и команды, а батальоны Е и I переформировали в пулеметные. К 31 марта Танковый корпус полностью вышел из боев, а в середине апреля его решили сократить с 6 до 4 бригад и начали переформирование 4-й танковой бригады в пулеметную.

Распределение английских танков на 20 ноября 1917 года

Армейский корпус Пехотная дивизия Пехотная бригада Количество танков (от какого батальона) Технический резерв В каком эшелоне
3-й 12-я 35-я 24 (С) 4 1
37-я 12(C) 2 2
36-я 24 (F) 4 1
36-я 12(F) 2 2
3-й 20-я 61-я 18(1) 3 2
61-я 12(1) 2 1
62-я 6(A) 1 2
60-я 18(A) 3 1
60-я 6(A) 1 2
3-й 29-я   12(A) 2 3
3-й 6-я 16-я 24(B) 4 1
16-я 12(B) 2 2
71-я 24 (Н) 4 1
71-я 12(H) 2 2
4-й 51-я 152-я 42 (D) 1
153-я 28 (F) 2
4-й 62-я 186-я 14(E) 2
185-я 42 (G) 1
Всего: 342 36  


Жанровая сценка периода Первой мировой войны. Мимо танка Mk У с частично размотанной гусеницей, принадлежащего 2-му батальону Танкового корпуса, французские артиллеристы буксируют трофейное германское орудие. С танкистами перекуривают шотландские стрелки. Западный фронт, 1918 год.

24 апреля у Виллер-Бретоне произошел первый бой танков с танками — три Mk IV (две "самки" и один "самец") английского батальона А встретились с тремя A7V 3-го германского штурмового отделения (описание боя, а также применение германским рейхсвером трофейных Mk IV см. в "Бронеколлекции" № 6 за 1996 г.). Бой свелся к перестрелке между германским A7V лейтенанта Блица и английского Mk ^-"самца" лейтенанта Митчелла.

В мае 1918 года подразделения приводили в порядок. Из Англии доставлялись новые Mk V и Mk V*. в среднем по 60 единиц в неделю. Батальоны получали однотипную матчасть, причем организация батальонов с разными танками различалась. В июле Танковому корпусу придали постоянный авиаотряд.

22 июня в 23.55 пять танков-"самок" с пятью взводами пехоты атаковали германские окопы у Бюкуа. Германцы отсекли пехоту огнем, но прицельно бить по танкам не могли. Своих задач эта вылазка не достигла, но танки нанесли противнику определенный урон и вернулись назад без потерь. Это была первая ночная атака английских танков.

Боевой дебют танков Mk V состоялся 4 июля 1918 года, когда на фронте около 5 км они двинулись в атаку совместно с 4-й австралийской пехотной дивизией. Наступление началось в 3.10 утра, танки и пехота двигались позади огневого вала. Боевой порядок был построен неудачно — 60 танков в 1000 м позади пехоты, 48 — в первой волне и 12 — во второй. Но в ходе боя танки обогнали пехоту и атаковали германские позиции с фронта и флангов. В результате удалось продвинуться на 6 км между Соммой и дорогой через Виллер-Бретоне и взять в плен до 1500 германских солдат. При этом пехота потеряла 672 человека убитыми и ранеными; танкисты — 16 (по другим источникам — 60) ранеными. После боя 4 танка снабжения подвезли пехоте 10 т саперного имущества. 5 подбитых машин эвакуировали в ночь с 6 на 7 июля. Определенную роль сыграл и авиаотряд — самолеты бомбили германские батареи, сбрасывали своей пехоте боеприпасы.

Весь 1918 год танки использовались во всех наступательных операциях союзников и не раз повторяли свой успех. Наиболее-важным, с точки зрения стратегии, было наступление у Амьена с задачей освободить железную дорогу Париж — Амьен и срезать Амьенский выступ германского фронта. Оно стало самым крупным танковым сражением Первой мировой войны. Главный удар по позициям 2-й германской армии (7 пехотных дивизий при 840 орудиях) наносила 4-я английская армия генерала Раулинсона (11 пехотных и 3 кавалерийские дивизии, 2000 орудий, 400 самолетов, 580 танков), наступавшая на фронте 18 км. Южнее на фронте 10 км наступал 31-й корпус 1-й французской армии с 96 танками "Рено" FT17.

По железным дорогам с 31 июля по 5 августа в район наступления стянули весь Танковый корпус, кроме 1-й бригады, еще не укомплектованной танками. Всего — 11 танковых батальонов. Два батальона имели по 36 тяжелых танков Mk V*, семь — по 42 Mk V, два — по 48 средних Mk А. Батальон I оставили в резерве. 2-ю бригаду расформировали, придав ее батальоны 4-й и 5-й бригадам.

Всего для наступления предназначалось 324 тяжелых и 96 средних танков, 42 танка технического резерва, пять рот снабжения (96 машин) и транспортеров орудий (22 единицы). 74% танков англичане сосредоточили на 10% протяженности фронта наступления. Средняя плотность составляла 22,6 танка на 1 км фронта, на один атакующий пехотный батальон приходилось 5 боевых машин.

8 августа в 5.20 после короткого артналета на фронте 17,6 км танки с пехотой, воспользовавшись туманом, начали атаку германских позиций. Первая волна танков шла в 200 м позади огневого вала. Весьма удачным было их взаимодействие с австралийской и канадской пехотой. Проходя через вражеские окопы, боевые машины не раз разворачивались и возвращались к своей пехоте, чтобы подавить оживающие пулеметные точки или очистить огнем окопы. Передовые позиции германской пехоты были захвачены быстро и с минимальными потерями, хотя одновременного продвижения корпусов не получилось. Танки разрушали телефонные и телеграфные линии, уничтожали командные пункты. Затем последовала запланированная пауза для подтягивания артиллерии. Немцы за это время успели организовать противотанковую оборону. После возобновления атаки в 9.20, когда утренний туман рассеялся, танки понесли большие потери от артиллерийского огня. Из 415 введенных в бой машин за день было утрачено 100 (24%), причем около половины — в результате прямых попаданий снарядов. Заметим, что только 5 танков не участвовали в бою по техническим причинам — процент технических потерь за два года войны значительно снизился. Вновь не удалось ввести в дело кавалерию — хотя приданные ей танки "Уиппет" добились некоторого успеха, но взаимодействия их с кавалерией не получилось. Танки Mk V* доставляли пулеметные команды к последнему атакуемому рубежу, но пулеметчики после пребывания в загазованных трясущихся машинах нуждались в отдыхе и сразу не могли вступить в бой. Тем не менее к вечеру на протяжении 10 км немцев оттеснили на глубину до 15 км, захватили 7000 пленных, около 100 орудий. Выделение во второй эшелон 228 танков (54%) все же не позволило развить тактический успех в оперативный. Танки не решали, да и-не могли тогда решать задачи преследования. Приданный Танковому корпусу 17-й батальон бронеавтомобилей совершил неглубокий рейд вдоль фронта — бездорожье и траншеи бронеавтомобили "Остин" преодолели на буксире у танков снабжения. Характерно, что именно применение танков позволило на Западном фронте вернуть бронеавтомобили на поле боя. В Амьенском сражении уже можно видеть попытку применения системы бронетанкового вооружения: тяжелые танки в качестве средства прорыва, танки-транспортеры пулеметных расчетов для боя в глубине обороны, средние "скоростные" танки для поддержки кавалерии и развития успеха, танки-транспортеры орудий для подтягивания артиллерии и снабжения в боевой зоне.

Распределение английских танков на 8 августа 1918 года

Армейский корпус Пехотная дивизия Танковая часть, подразделение, марка танков Количество танков В каком эшелоне
3-й 18-я 10-й батальон, Mk V 24 1
58-я 10-й батальон, Mk V 12 1
Австралийский 2-я 5-я бригада 24 1
3-я (2, 8, 13, 15-й 24 1
4-я батальоны), 54 2
5-я Mk V и Mk V* 42 2
Канадский 1-я 4-й батальон 36 1
2-я 4-й бригады, Mk V 14-й батальон 4-й бригады, Mk V 36 1
3-я 5-й батальон 4-й бригады, Mk V 36 1
4-я 1-й батальон 4-й бригады, Mk V* 36 2
Кавалерийский   3-й и 6-й батальоны 3-й бригады,Mk А "Уиппет" 96 2


Схема танковой операции у Амьена

Повторение атаки 9 августа стоило потери 39 танков из 145 (27%). Батальон J к северу от Соммы ввел в бой 16 танков, и поставленные задачи ценой потери 5 машин были выполнены. К югу от Соммы действовали 5-я и 4-я танковые бригады, 3-я бригада так и не смогла помочь кавалерийскому корпусу. Наступление 4-й канадской и 32-й английской дивизий 10 августа южнее Соммы поддержали 43 танка, из которых 23 были подбиты. Атака началась при дневном свете без огневого вала и дымовой завесы. Преодолевая старые заросшие окопы, некоторые танки сбились с направления, пехоту, плохо обученную взаимодействию с танками, почти сразу отсекли пулеметным огнем. 13 августа наступление остановилось. С 8 по 13 августа из участвовавших в боях 688 танков союзников из строя выбыло 480.

21 августа англичане начали сражение у Бапома. Танки 1-й и 2-й бригад эшелонировали в соответствии с возможностями машин: два батальона Mk IV действовали до второго рубежа атаки, батальон Mk V и батальон Mk V* наступали на второй рубеж и продвигались до железной дороги Альбер — Аррас, два батальона средних Mk А действовали за железной дорогой. 22 августа танкисты успешно поддержали атаку ill корпуса, при этом вновь возглавив ее и нарушив указания следовать за пехотой. 24 августа 1-я, 3-я и 4-я танковые бригады приняли участие в продолжавшемся наступлении 3-й и 4-й армий. Так, 11 Mk V*. пройдя более 9 км, с ходу вступили в бой на фронте 56-й пехотной дивизии, причем одному из них пришлось за 25 часов пройти 36,5 км — как видим, надежность танков заметно возросла.

Появились и некоторые технические новинки. Скажем, для преодоления широких окопов танки Mk V вместо тяжелых фашин использовали облегченные призматические каркасы (cribs). К постановке дымовых завес привлекались авиация и инженерные части. На марше в танках оставались только командиры и водители, остальных членов экипажей перевозили грузовиками.

25 августа, с началом второго сражения у Арраса, два батальона Mk V поддерживали действия французских частей, батальон Mk IV и батальон Mk А — английских.

Сопротивление немцев было слабым, и прорыв осуществили сравнительно легко. 4 сентября танковые батальоны отвели в тыл, но возобновить боевые действия им пришлось уже через две недели.

26 сентября войска Антанты перешли в общее наступление, и на следующий день 1-я, 3-я и 4-я английские армии начали прорыв германских позиций на фронте 26 км от Скарпа до западного берега Мааса. В очередной раз реорганизованный Танковый корпус принял участие в новой атаке на линию "Зигфрид" на фронте Камбрэ — Ла-Ла-Фер четырьмя батальонами Mk V, батальоном Mk IV и батальоном Mk А. 15 Mk IV батальона G атаковали с канадским корпусом деревню Бурлон, один из них подорвался на мине, два были выведены из строя артиллерией. 26 Mk V батальона R, действуя с XVII и VI корпусами, достигли целей, потеряв при этом 11 машин. Многим танкам пришлось преодолеть сухой канал и эскарп высотой до 2,7 м. Действия VI корпуса, поддержанные 12 Mk V батальона К, успеха не имели. 12 Mk V батальона D поддерживали атаку 27-й американской дивизии, но встретили серьезное сопротивление и отступили. 28 сентября 6 Mk IV участвовали в местном бою за деревню Районкур, а 29-го 7 Mk V батальона К с пехотой V корпуса захватили деревни Гонелье и Виллер-Гислен.

После прорыва фронта во Фландрии германские армии отошли на вторую оборонительную полосу(позиции "Герман", "Гундинг", "Брунгильда", "Кримгильда"). 29 сентября на фронте 4-й английской армии пошли в бой 175 танков. Танки 3-й танковой бригады обошли Сен-Кантенский канал и помогли IX корпусу захватить Маньи. Танки 4-й и 5-й бригад преодолели германские позиции без пехоты и понесли серьезные потери. 3 октября 32-я и 46-я пехотные дивизии с 60 танками 5-й бригады наступали на фронте Секарт— Бони, но продвинулись незначительно.



Танкист-пулеметчик в комбинезоне, самодельном кожаном противоударном шлеме и кольчужной маске.


Mk V с упругой тросовой подвеской и гусеницей с независимым шарнирным креплением траков системы "Снэйк", 1919 год.

5 октября началось наступление на фронте Камбре — Сен-Кантен. Атака 25-й дивизии с 6 Mk V батальона D на Боревуар не удалась — свежая пехота еще не умела взаимодействовать с танками. Более удачно действовали привыкшие к танкам австралийцы, атаковав с 12 Mk V* Монбрэн. 8 октября около Нирньи произошел второй бой танков с танками — 4 Mk IV роты А батальона L встретили 4 Mk IV (один "самец" и три "самки") германского "штурмового отделения". Занятно, что "самец-ренегат" был подбит англичанами из захваченной германской полевой пушки. "Самки" отошли. Но и английская рота потеряла в бою все машины, кроме одной, и 19 человек убитыми. За 4 дня англичане прорвали линию "Зигфрид" на фронте до 48 км и на глубину до 32 км.

Германские армии отступили на линию Антверпен — Маас. 17 октября у реки Селль к югу от Ле-Като действовали два батальона Mk V* (и батальон Mk V). Для создания брода каждый из 48 танков нес плетеную фашину. На восточном берегу танки встретили слабое сопротивление. Три дня спустя 4 танка батальона К преодолели ту же реку по подготовленному саперами за ночь подводному мосту из шпал.

Дальнейшее наступление союзников развивалось вяло — Германия уже запросила леремирия. Тем не менее бои продолжались. 23 октября 37 танков провели ночную атаку на фронте 3-й и 4-й армий к югу и к северу от Ле-Като. Хотя противник поставил газовую завесу, танки достигли целей и проделали для пехоты проходы в заграждениях. На следующий день 6 Mk V* поддержали продвижение 18-й и 25-й дивизий возле Роберсара.

Англичане стремились использовать новую технику как можно чаще. В результате к началу ноября танки опять "иссякли" и на фронте действовала сводная бригада из шести сильно ослабленных батальонов. В этих условиях англичане порой просто использовали "танкобоязнь" германских частей. Так, вблизи Ландреси германская пехота сдалась двум танкам снабжения. Не без эффекта выводили "в бой" позади пехоты и макеты танков из реек и холста, толкаемые изнутри мулом.

4 ноября во время сражения у Мобежа состоялась последняя в Первой мировой войне атака тяжелых танков. В бой ввели 37 машин. Наступление имело ограниченные цели и прошло достаточно успешно. 6 декабря "Остины" 17-го батальона перевезли флаг Танкового корпуса через Рейн по Мосту Гогенцоллернов. Всего с 9 августа до 11 ноября 1918 года Танковый корпус потерял убитыми и ранеными 598 офицеров и 2557 нижних чинов, то есть 33% личного состава — по тем временам, немного. Использование танков несколько сократило потери английских войск и облегчило им боевую работу. При этом работа самих танкистов ничуть не стала легче.

Тяжелые английские танки повоевали и в пустыне. Еще в декабре 1916 года отряд из 8 танков Mk I и Mk II отправили морем в Египет. К первому сражению при Г азе они опоздали. Г отовясь ко второму сражению, танки по 2 — 4 единицы распределили между пехотными дивизиями, атакующими гребни Шейх-Аббас и Мансара к югу от Газы, прикрывавшей .путь из Египта в Палестину. 17 апреля танки пошли в бой, причем один был поврежден прямым попаданием снаряда. 19 апреля при артиллерийской поддержке с кораблей они безуспешно атаковали Али-Эль-Мунтер. Один танк повредил гусеницу, один провалился в рытвину, и его засыпало песком, один попал в руки турок. Командованию здесь совершенно не были известны особенности применения танков, машины ввели в бой на фронте 8 км без разведки, поставили им столько задач, сколько во Франции дали бы двум танковым батальонам.

Позже, в конце октября 1917 года в Египет направили еще три Mk IV. Вместе с прибывшими ранее машинами их ввели в бой на фронте XXI корпуса между холмом Умбрелла и берегом моря к западу от Газы ("третье сражение при Газе"). 6 машин придали по 1 — 2 единицы пехотным бригадам, назначив им 29 целей, 2 оставили в резерве. Атака проводилась ночью с 1 на 2 ноября под прикрытием огневого вала. Дым и пыль затмевали лунный свет, и направление движения экипажи выдерживали по компасу. Один танк заблудился и вернулся обратно, 4 вышли из строя, увязнув, повредив гусеницы или из-за пожара, но потери экипажей были невелики — 1 убитый и 2 раненых. Весной 1918 года танки передали артиллерийскому управлению в Александрии, а экипажи вернули в Англию для переподготовки — во Франции разворачивалось германское наступление. Тогда танки не показали в пустыне своих возможностей, гораздо эффективнее здесь действовали бронеавтомобили.

Немалую работу проделали так называемые "спасательные отряды" или "полевые танковые роты", куда входили бригады мастеровых, а также тягачи разных марок. Отсутствие опыта компенсировалось изобретательностью и инициативой, тем более достойными уважения, что работать часто приходилось на поле боя под огнем противника или по ночам. Так, после неудачи под Ипром спасательные роты эвакуировали в тыл около 190 танков. С машин, не подлежащих эвакуации, снимали уцелевшие спонсоны, двигатели, агрегаты трансмиссии, гусеницы. Только с 8 августа до 11 ноября 1918 года полевые "спасательные отряды" смогли эвакуировать с поля боя 887 танков: 15 из них отнесли к безвозвратным потерям, 559 отремонтировали в походных мастерских, 313 отправили в Центральные мастерские (204 затем вернулись на фронт). Таким образом, была заложена основа танкоремонтной службы.



Эмблема Королевского Танкового корпуса.


Американские танкисты "осваивают" английский тяжелый танк Mk V* Бовингтон, весна 1918 года.

Боевую работу английских танкистов оценили по достоинству. В 1932 году Танковый корпус получил титул Королевского, а в его эмблему вошел силуэт тяжелого ромбовидного танка. Однако интерес военного и государственного руководства к танкам по окончании войны резко упал. Возродились утверждения, что танки сделали свое дело, что "время танка пришло и ушло". Не только подготовленный Фуллером "План 1919", но и многие перспективные опытно-конструкторские разработки и проекты остались на бумаге.

Большую часть своих танков англичане разобрали, оставив лишь последние модели для опытных и учебных целей. Первыми сокращению подверглись Mk IV, в основном "самки". Их разоружили, сняли приводные цепи, органы управления и установили в качестве "монументов победы" в ряде британских городов. Один такой танк сохранился в г.Эмфорде (графство Кент). Две "самки" Mk IV, сняв с них пулеметы, оборудовали пассажирской платформой над корпусом и катали на них публику на южных курортах Англии — так организация бывших офицеров Танкового корпуса зарабатывала на жизнь.

На службе оставили Mk V и Mk V*, но уже в 1920 году их признали устаревшими и стали списывать или передавать другим странам.

Если сокращение материальной части еще было оправдано, то с резким сокращением Танкового корпуса и структур, ведавших разработкой и испытаниями танков, свертыванием центров и школ для подготовки танкистов англичане явно поспешили. Долгая дискуссия в британской военной верхушке о "полезности" танков надолго задержала развитие английского танкостроения и бронетанковых войск. К концу 20-х годов англичане отказались и от создания "слишком дорогих" тяжелых танков. Наверстывать упущенное в проектировании пришлось в 1934 — 1940 годах, а в производстве — уже в ходе Второй мировой войны.

Офицеры Танкового корпуса отстаивали танки и как новое боевое средство, и как род войск, создавали теорию их применения. Среди них — бывший командир корпуса генерал Эллис, бывший начальник штаба полковник (впоследствии — генерал) Дж.Фуллер, начальник оперативного отдела майор (впоследствии — также генерал) Дж.Мартель. Фуллер стал одним из наиболее известных военных теоретиков и историков XX века, чьи книги и статьи оказали большое влияние на военную мысль и практические работы по механизации армий многих стран, Мартель—одним из видных практиков танкостроения.

Последний раз применить ромбовидные танки попытались в 1940 году, когда Англия ожидала вторжения. Mk V из Бовингтонского музея установили в качестве огневой точки на дороге в Вэрхем, дополнив его вооружение пулеметом "Льюис" на зенитной стойке-вертлюге. Но германская операция "Зеелеве", как известно, не состоялась.

К настоящему времени в Танковом музее в Бовингтоне осталось около десятка английских танков Первой мировой войны разных марок (включая "Маленького Вилли").

Помимо британской армии тяжелые английские танки, как во время Первой мировой войны, так и после нее, состояли на вооружении целого ряда государств. Первыми, как дто ни парадоксально, английскими боевыми машинами обзавелись немцы.

Часть захваченных у Камбрэ Mk IV они отремонтировали и перевооружили 57-мм пушками Максима-Норденфельда и 7,92-мм пулеметами MG.08/15. Такие танки, получившие обозначение "Beutepanzerwagen IV", и неперевооруженные Mk IV состояли на вооружении пяти штурмовых отделений. Всего рейхсвер использовал в боях 1918 года 30 трофейных Mk IV. В Германии же танки впервые "вышли на улицы" — их применили при подавлении революционных выступлений в 1919 году. Затем, согласно Версальскому договору, боевые машины были разобраны.



Mk VIII


Тяжелый танк Mk VIII на Абердинском полигоне в США.

23 сентября 1917 года решение о формировании собственного Танкового корпуса приняли американцы. В мае 1918 года был утвержден штат из 15 бригад, каждая по 2 легких и 1 тяжелому батальону. Вскоре в английский лагерь в Бовингтоне из США прибыл для обучения 301-й тяжелый батальон. Его укомплектовали танками Mk V* и 24 августа отправили во Францию, где придали 1-й британской танковой бригаде. В Бовингтоне подготовили также экипажи для 302-го и 303-го американских батальонов и две спасательные танковые роты, но в боях они участия не принимали.

Утром 29 сентября 301-й батальон поддерживал атаку 27-й и 30-й американских пехотных дивизий к востоку от Белинкурского тоннеля. Но только одному танку удалось перейти тоннель, остальные попали на старое английское минное поле. В итоге у 10 танков были разворочены днища, а большая часть экипажей погибла. Из 34 машин на сборный пункт вернулись только 10. Но уже 8 октября американские танкисты с успехом поддержали атаку II американского корпуса к северо-западу от Бранкура. Правда, из 20 машин, пошедших в бой, только 11 добрались до назначенного рубежа. Короткая боевая служба 301-го батальона завершилась 23 октября, когда 9 танков поддержали ночную атаку 1-й и 6-й британских дивизий в окрестностях Базюэля. Бой начался в 1.20 ночи, и танки практически без потерь подавили опорные пункты противника. Германская артиллерия обстреляла их газовыми снарядами. Действие танков замедлилось, среди танкистов оказалось несколько легко отравленных.

В феврале 1918 года инициатор создания и первый командующий французскими танковыми частями генерал Этьен заявил о необходимости создания тяжелых танков, способных "возглавлять атаку". С первыми английскими тяжелыми танками Этьен познакомился, посетив 25 июня 1916 года завод Фостера в Линкольне. Поскольку разработка тяжелых танков во Франции шла крайне медленно, решили использовать английские. В январе 1918 года французское правительство запросило Англию об обмене Mk V на легкие "Рено". Англичане предложили передать 300 танков Mk V*, однако из-за необходимости пополнения собственного танкового корпуса они отложили поставки до осени. В начале октября во Францию прибыли первые 25 машин, всего же к 1 ноября — 77. Экипажи прошли обучение, но в боях так и не участвовали. В начале 20-х годов на Mk V* 57-мм пушки заменили укороченными 75-мм (боекомплект 200 выстрелов). В 1929 году на вооружении французской армии оставалось 70 таких машин. Постепенно их заменили на французские 2С. Полученные же в обмен на Mk V* несколько "Рено" FT17 англичане использовали в качестве машин связи Танкового корпуса.

Отдельная страница истории тяжелых английских танков — их участие в Гражданской войне в России.

Русское военное ведомство было осведомлено об английских тяжелых танках еще до их первого выхода в бой в 1917 году и проявило к ним серьезный интерес. Но тогда английские танки в Россию не попали. Зато во время Гражданской войны в Британии сформировали три специальных отряда танков Mk V, Mk А "Уиппет" и Mk В для отправки их в Россию. Танки вместе с инструкторами англичане передали белым армиям. Тяжелые танки действовали на Северо-Западном (Юденич) и Южном (Деникин, Врангель) фронтах. Тихоходные, с малым запасом хода они мало подходили к условиям Гражданской войны. Северо-Западная белая армия в сентябре 1919 года имела 6 танков при 17 800 штыках и 700 саблях. Правда, "батальон" в 3 танка в октябре под Ямбургом содействовал отходу красных частей на 15 км. А наиболее "массированное" применение сразу 12 танков 2-й врангелевской армией на Каховском плацдарме в середине октября 1920 года окончилось неудачей — оборона красных была хорошо подготовлена. Захваченные Красной Армией Mk V использовались в 1920 году для укомплектования автотанковых отрядов типа "Б" ("больших" — так одно время в нашей стране называли тяжелые танки). Позже под названием "Рикардо" (по принятому .тогда правилу именовать машины по марке двигателя) они состояли на вооружении тяжелой флотилии танковой эскадры (1923 год), танкового полка (1924 год), тяжелого танкового батальона (1925 год). На 1928 год в РККА оставалось 45 "Рикардо". С вооружения трофейные танки сняли в 1930-м. До настоящего времени на территории бывшего СССР сохранилось 5 Mk V — больше, чем где-либо. Основная их часть — "композиты": один находится в экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в Кубинке; два — в Луганске; один — в Харькове. Один Mk V — "самка" — сохраняется в Архангельске.

Часть оставшихся на ходу машин англичане передали армиям Латвии и Эстонии, входивших в ряд стран, образовавшихся в результате Первой мировой войны и составлявших "санитарный кордон" на границах Советской России. В Латвии танки вошли в состав танкового полка "технической дивизии". В Эстонии в декабре 1925-го они едва не приняли участие в Ревельском восстании. На 1930 год в двух смешанных танковых ротах эстонского бронетанкового полка имелось около десятка Mk V. После присоединения Эстонии к СССР в 1940 году они достались РККА, но применения, понятно, не нашли. В 1918— 1920 годах тяжелые танки Mk IV ("самки") и средние Mk А "Уиппет" закупило для испытаний министерство обороны Японии. Но этим дело и ограничилось.



Выгрузка танков Mk V в Архангельском порту, 1919 год.


Этот танк Mk V "самка" и поныне можно увидеть в Архангельске.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.288. Запросов К БД/Cache: 0 / 0