Первые бои

Первое применение французских танков 16 апреля 1917 г. на р. Эн оказалось неудачным. Это было в ходе апрельского наступления англо-французских армий 1917 г. — «операции Нивеля», проводившейся с целью решительного разгрома германских армий, но закончившейся провалом. 5-я и 6-я французские армии прорывали германский фронт в районе Краона, и им были приданы танки. Местность была в целом танкодоступной, но с учетом длившейся 15 суток артподготовки и расширения германцами траншей танки решили использовать позади атакующей пехоты — они должны были заменить подтягивание артиллерии при атаке третьей позиции на фронте Амифонтен — Прувэ. Вместо запланированных 400 у местечка Берри-о-Бак удалось сосредоточить 208 танков «Шнейдер» и 48 «Сен-Шамон», из которых в атаке приняли участие только 132 «Шнейдер». Танкам пришлось совершить долгий марш, выдвигаясь в район боя своим ходом. Часть пути колонны прошли при свете дня, были обнаружены германскими летчиками, и вскоре после этого начался артиллерийский обстрел. Один участок пути вдобавок простреливался германской артиллерией прямой наводкой. Эти факторы привели к тяжелым потерям танков еще во время развертывания. К тому же атака французов не была внезапной для противника.

Батарея «Сен-Шамон» выходит в бой. Танки первых серий, с плоской крышей, овальными башенками и пушкой T.R.

Батарея «Сен-Шамон» выходит в бой. Танки первых серий, с плоской крышей, овальными башенками и пушкой T.R.

Еще 11 апреля один из начальников германской дивизии отдает приказ, в котором призывает солдат защищать свои позиции до конца: «Роковой момент приближается. Развитие неприятелем артиллерийского огня возвещает будущую атаку наших траншей. Храбрые рейнцы, ганноверцы и полки гвардии будут защищать свои позиции до конца. Я уверен, что ни один не сдастся в плен».

«Сен-Шамон» из-за неполадок и повреждений ходовой части в бою не участвовали. Танки «Шнейдер» действовали в составе двух групп, каждая из которых получила название по имени командира — группа майора Боссю (восточная) в составе 2, 4, 5, 6 и 9-го дивизионов и группа майора Шобэ (западная) в составе 3, 7 и 8-го дивизионов. Каждый дивизион состоял из 12 машин, подразделений обеспечения, ремонта и нескольких резервных танков. Для помощи в преодолении препятствий им придали группы пехоты.

16 апреля группа Боссю должна была с частями XXXII корпуса атаковать противника в направлении междуречья рек Мьет и Эн, с целью прорвать вторую линию немецкой обороны со стороны Жювенкура. Группа Шобэ, с запада от реки Мьет, должна была с частями V корпуса двигаться в направлении Жювенкура. Группа Боссю четырьмя дивизионами поддерживала 69-ю пехотную дивизию и одним 42-ю дивизию. Темп продвижения боевых машин был невелик даже до достижения первой линии обороны, поскольку на пути продвижения танков помехой стали свои обозы и пехотинцы. Продвигавшаяся на левом фланге группа Шобэ задержалась перед рвом шириной 4–5 м, а группа Боссю на правом фланге начала одной колонной переправляться по мосту через реку Мьет шириной 3 м. Для обеспечения прохода танков через широкие траншеи 154-й пехотный полк потратил 45 минут, в течение которых танки были вынуждены рассредоточиться. Во время боя в горящем танке погиб майор Боссю, заслуженный боевой офицер, кавалер ордена Почетного Легиона и Военного креста. После того как огонь противника рассеял пехоту, танки продолжили свое продвижение к третьему рубежу немецкой обороны. Из 82 танков «Шнейдер» группы Боссю 32 были уничтожены в районе обороны противника и 12 — на рубежах обороны французов. Потери этой группы — 44 танка, убито и ранено 26 офицеров и 103 рядовых. Правда, атакующие силы XXXII корпуса захватили намеченные рубежи, но подверглись сильному обстрелу противника и были вынуждены отойти. Результаты атаки 50 танков группы Шобэ в полосе 10-й пехотной дивизии оказались еще более печальными, поскольку ни один «Шнейдер» не смог преодолеть первую линию немецкой обороны, главным образом из-за характера местности. 8 танков было потеряно сразу, как только они, выдвигаясь, попали в болото. Уходя из-под обстрела, танки прибавили ход и оторвались от пехоты. Все это привело к тяжелым потерям — 32 танка были подбиты, из них 26 поражены огнем артиллерии и сгорели, погибло 7 офицеров и 44 рядовых.

Танк СА-1 «Шнейдер», застрявший в окопе и разбитый артиллерией.

Танк СА-1 «Шнейдер», застрявший в окопе и разбитый артиллерией.

Тот же танк «Шнейдер» с другого борта. Германские солдаты не отказали себе в удовольствии засвидетельствовать свою «победу» над танком.

Тот же танк «Шнейдер» с другого борта. Германские солдаты не отказали себе в удовольствии засвидетельствовать свою «победу» над танком.

Танк СА-1 «Шнейдер» из группы AS1, потерянный в бою у мельницы Лаффо 5 мая 1917 г.

Танк СА-1 «Шнейдер» из группы AS1, потерянный в бою у мельницы Лаффо 5 мая 1917 г.

В результате боя танки понесли большие потери от артиллерии, и хотя оставшиеся машины продвинулись на 2–3 км, пехота не последовала за ними, и танкам пришлось отойти. Кроме введения танков на неблагоприятной местности, сказалось отсутствие взаимодействия. «Пехота сопровождения, которая должна была проложить путь по изрытым снарядами участкам, — писал в своем донесении капитан Шануан, заместивший во время атаки погибшего майора Боссю, — не выполнила своей задачи; она не исполнила этой работы так, чтобы позволить танкам быстро совершить переход». Майор Шобэ также отмечал, что «окоп непереходим и переправочные средства отсутствуют; пехота сопровождения, попавшая под артиллерийский огонь, разбрелась по ходам сообщения, и присоединиться к ней не представляется возможным». Из 132 танков, брошенных в атаку с «выжидательных» позиций, 76 танков (т. е. 57 %) остались на поле боя, из них 57 уничтожены огнем артиллерии.

Казалось бы, подтверждалось мнение германского командования, что при хорошо организованной обороне танки не представляют опасности. Но, несмотря на это двойное поражение, французский Генеральный штаб не отказался от применения танков. Сказалось доверие к новому роду оружия и к его командующему Этьену со стороны нового начальника Генерального штаба — генерала Петэна.

«Сен-Шамон» впервые пошли в бой в мае 1917 г. 5 мая в районе мельницы Лаффо 19 танков «Шнейдер» 1-й и 10-й групп (дивизионов) и 12 (по другим данным, 16) «Сен-Шамон» 31-й группы поддерживали пехоту, но остановились перед слишком широкими окопами противника — сказалась недостаточная проходимость машин. Погибло шесть танков: два от огня противника на подступах к его обороне и четыре застряли, а затем были подбиты. Продвижение на фронте 3200 м составило 500 м, взята мельница Лаффо, уничтожено несколько огневых точек, отбиты контратаки. Операцию сочли «частично удавшейся». В этом бою выявилась лучшая проходимость «Шнейдер» по сравнению с «Сен-Шамон», которые почти не могли двигаться на пересеченной местности — во всяком случае, без повреждений остался один «Шнейдер».

С 23 по 25 октября во время сражения при Ла-Мальмезоне в полосе 6-й французской армии использовались 38 танков «Шнейдер» 12, 8 и 11-й групп (дивизионов) и 20 «Сен-Шамон» 31-й и 33-й групп. Впервые в операции применили 5 «радиотанков» для координации действий с другими родами войск — всего 63 танка. При подготовке операции два спешенных кирасирских батальона прошли совместную подготовку с танками в Шамплиэ.

После шестидневной артподготовки, 23 октября в 5 ч 15 мин, началась атака. Велась она волнами пехотных цепей, поддерживаемых танками. Хотя из 63 танков 24 не перешли исходной позиции пехоты, а 19 застряли между исходной позицией и первым рубежом обороны противника, 20 оставшихся выполнили свою задачу по захвату линий окопов и позволили срезать мальмезонский выступ. На фронте 12 км французы проникли в глубину германской обороны на 6 км, потеряв 8000 человек и два танка «Сен-Шамон», германские потери, по французским данным, составили 38 000 человек убитыми, до 12 000 пленными и 200 орудий.

Танк СА-1 «Шнейдер» на марше.

Танк СА-1 «Шнейдер» на марше.

Танк СА-1 «Шнейдер», подбитый у Жювенкура.

Танк СА-1 «Шнейдер», подбитый у Жювенкура.

Похожие книги из библиотеки

Десантные амфибии Второй Мировой

«Без этих амфибий десантные операции на островах Тихого океана были бы невозможны» — так оценил американские плавающие машины LVT (Landing Vehicle Tracked) ветеран Корпуса морской пехоты генерал Холланд М. Смит. Созданное на базе спасательного гусеничного транспортера «Аллигатор», семейство американских десантных амфибий и плавающих танков отличилось на всех фронтах Второй Мировой, от Великого океана до Европы, а затем воевало в Корее, Вьетнаме, зоне Суэцкого канала.

В этой книге, основанной не только на открытых источниках, но и доступной лишь специалистам технической и патентной документации, вы найдете исчерпывающую информацию по истории создания, производства и боевого применения этих плавающих транспортеров, ставших отдельным классом бронетехники. Для полноты картины приводятся сравнительные данные аналогичных машин, созданных в Японии и Третьем Рейхе. Коллекционное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных схем, чертежей и фотографий.

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.

Танки Первой Мировой

Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.