Глав: 7 | Статей: 66
Оглавление
Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

С августа по ноябрь

С августа по ноябрь

16—17 августа 3, 8 и 12-я группы «Шнейдер» безрезультатно атакуют Тильолуа — танки просто застревают в слабом грунте. 17 и 20 августа у Сомм, недалеко от Нансель, «Рено» 5-го батальона и небольшое количество «Шнейдер» 11-й группы поддерживали части 10-го корпуса и достигли неплохих результатов. Так, 20 августа 5-й батальон должен был поддержать наступление 48-й пехотной дивизии и 3-го сенегальского батальона на Сен-Поль-о-Буа, причем предполагалось, что пехота пройдет к объекту по оврагу Нансель, а танки обогнут его с запада. Но, несмотря на крутые склоны оврага, все же решились спустить по ним «Рено» и двинуть их вместе с пехотой. Это оправдало себя, поскольку в овраге пехота встретила упорное сопротивление противника, сломить которое помогли танки. Особенно успешно действовали 20 августа 313-я и 315-я роты «Рено» с пехотой 48-й дивизии. Интересно, что от огня противника было потеряно 6 «Рено», а от механических повреждений — 8.

Сводная группа «Сен-Шамон», оставшаяся после Суассона, участвует «батареями» по 7—10 танков в местных атаках 21–22 августа на селения Камелен и Ла-Жаникр.

С 28 августа по 3 сентября 4, 5 и 6-й батальоны танков «Рено» из состава 502-го полка и 7, 8, 9 и 12-й батальоны из 503-го и 505-го полков в составе всего 305 «Рено» поддерживают наступление шести пехотных дивизий 10-й армии у Креси-о-Сен и Круи. Танки сталкиваются с хорошо организованной германской обороной и прибегают к новым тактическим приемам. 2 сентября у Сорни танки «Рено» 4, 5 и 12-го батальонов (исключая два отделения, оставленные в резерве) для уменьшения потерь продвигаются чуть впереди пехоты, «плотно прижимаясь» к огневому валу. Причем экипажам приходится пользоваться противогазами, поскольку низины обстреливаются газовыми снарядами. И хотя 12 танков оказываются подбиты, батальоны оказывают пехоте большую помощь, уничтожая германские пулеметы, общее продвижение составляет 1000–1500 м. Южнее 323-я и 324-я роты «Рено» помогли 69-й пехотной дивизии занять плато Вреньи. Для обхода укрепленных пунктов танки использовали низины, причем экипажи находились в танках в противогазах, поскольку низины обстреливались химическими снарядами, однако удачно давят и расстреливают пулеметные точки и подавляют пехоту противника. Одному танковому отделению якобы сдались 80 германских солдат.



Невооруженные «Рено» FT в резервном парке.

Поскольку американских танковых подразделений (о которых будет сказано несколько ниже) было явно недостаточно для поддержки американских сил в Европе, в середине августа французы придали им 505-й полк «Рено» (13, 14 и 15-й батальоны — всего 135 танков), 14-ю и 17-ю группы «Шнейдер» (33 танка), 34-ю и 35-ю группы «Сен-Шамон» (36 танков). В начале сентября эти силы под общим руководством командира 1-й бригады «штурмовой артиллерии» направляются в 1-ю американскую армию и 12 и 13 сентября используются в ходе ее наступления с целью срезать выступ германского фронта у Сен-Миель. Боевым подразделениям придали 102-е и 105-е отделения снабжения и ремонта. Здесь же 12 сентября впервые действовали 344-й и 345-й американские батальоны «Рено», сведенные в 304-ю танковую бригаду, командование которой было поручено подполковнику Паттону.

В рамках последнего общего наступления Антанты 26 сентября — 11 ноября 1918 г. на разных фронтах действовало 16 батальонов «Рено».

26 сентября американская армия начинает наступление вдоль левого берега Мааса, а 4-я французская армия — в Шампани. Всего на этот момент американская армия включает 15 пехотных и 1 кавалерийскую (французскую) дивизию, 2400 орудий (не считая траншейных), 840 самолетов и 790 танков.

1-му американскому корпусу генерала Лиджета, действующему у Аргонского леса, были приданы 14-я и 17-я группы «Шнейдер» (24 танка) 4-го танкового батальона и 304-я американская танковая бригада (141 «Рено»), расположенному правее V корпусу Камерона — 13, 14, 15-й батальоны 505-го танкового полка «Рено», 17-й батальон «Рено» (всего в четырех батальонах — 214 «Рено»), 34-я и 35-я группы 12-го батальона «Сен-Шамон». Таким образом, экипажи танков были как американские, так и французские (танки были только французской постройки), половина расчетов поддерживающей наступление американцев артиллерии — французские. Эта операция была одним из самых массовых применений «Рено» FT в ходе войны. Плотность танков была для того времени весьма высокой. Атака началась в 5.30 утра 26 сентября после 3-часовой артиллерийской подготовки. Местность была настолько изрыта воронками, что танки пустили позади наступающей пехоты, а группы пехоты, приданные танкам, должны были подготовить для них проходы. Легкие танки действовали разрозненно, помогая пехоте подавлять отдельные пулеметные точки. Атака развивалась в целом успешно, но после достижения указанных целей корпуса были остановлены. Ввести в дело средние танки удалось лишь на следующий день, но к тому времени организованно отошедшие германские части смогли организовать оборону на новом рубеже, и американцы, возобновив атаки, попали под сильный огонь. Общее продвижение — до 4,25 км. 28–29 сентября ситуация почти повторяется. Несколько «Шнейдер» американцы использовали как машины снабжения. Американская пехота не имела опыта борьбы в позиционных условиях, командиры плохо были осведомлены о германской тактике сосредоточения усилий обороны на второй и третьей линиях, американские же танкисты больше поддерживали пехоту своим присутствием, чем действиями. В результате германские контратаки в ряде пунктов отбрасывали американцев. Только 3 октября последние три батареи танков «Сен-Шамон» помогают пехоте, наконец, закрепиться на захваченных позициях. К 10 октября германцы все же отошли с позиций в Аргонском лесу, но в целом операция оказалась для американцев, скорее, неудачной. Маршал Фош все же высказался об этом дипломатично: «Надо же когда-нибудь американцам поучиться, а теперь они быстро осваиваются».



Танк «Рено» FT, переоборудованный в самоходный наблюдательный пункт, в канадской части.

В Шампани 2-й французский армейский корпус был подкреплен 16-м батальоном и одной ротой «Рено» (60 танков), 15-м дивизионом «Шнейдер» (12), 21-й корпус — 2-м и 3-м батальонами «Рено» (90 танков), 4-м и 9-м дивизионами «Шнейдер» (20), 2-й корпус — 10-м и 11-м батальонами «Рено» (90), в резерве находились два батальона «Рено» и два дивизиона «Сен-Шамон». То есть всего танков «Рено» было задействовано 330. Поскольку местность требовала подготовки для танков путей движения, планировалось ввести их в бой позже пехоты, а для подготовки проходов пехота выделила рабочие отряды общей численностью 2800 человек. Однако по настоянию пехоты, уже не мыслившей атак без танков, 26 сентября «Рено» 328-й и 330-й рот атакуют на участке 11-го корпуса. Ряд успешных боев танки провели по всему фронту 4-й армии 27 сентября. Положительный результат дало предварительное согласование командирами танковых рот и взводов возможного порядка взаимодействия с командирами пехотных полков и батальонов на соответствующих участках, поскольку передовые пехотные части постоянно менялись — так, 306-й роте «Рено» 26–29 сентября пришлось последовательно действовать со 170, 168 и 116-м пехотными полками. До 8 октября продвижение французов достигло 15 км. Потери «штурмовой артиллерии» составили 40 % офицерского состава, 33 % нижних чинов, 39 % танков. Широкое применение дымовых завес позволило уменьшить потери от огня противника — из 184 потерянных танков только 56 подбиты артиллерией, один подорвался на мине, остальные вышли из строя по техническим причинам. Причем 167 танков удалось восстановить. Однако из-за плохой связи и нечетко налаженного управления артиллерийским огнем попытки оградить атакующий эшелон танков и пехоты дымовыми снарядами оказывались удачными не всегда. А артиллерийских танков поддержки BS, которые могли бы вести огонь дымовыми снарядами, армия, как уже говорилось, не получила. Интересны упоминания эпизодов боя 8 октября, когда из-за отсутствия связи со 2-й американской дивизией один взвод «Рено» попал под огонь своей пехоты, а на участке 73-й пехотной дивизии атаку танков и пехоты сорвали сосредоточенным огнем германские противотанковые ружья. Танки «Шнейдер» после этих боев окончательно вывели из боевых подразделений, сняли с них вооружение и крыши и превратили в бронетранспортеры для грузов и экипажей.

В течение сентября и октября приходилось штурмовать хорошо укрепленные германские позиции. С 30 сентября по 17 октября 12-й батальон «Рено» и 12-я группа «Сен-Шамон» участвуют в наступлении бельгийской армии во Фландрии. «Сен-Шамон» безнадежно застревают в слабом грунте, в то время как «Рено» действуют достаточно успешно, помогают в прорыве германского фронта в районе Хогледе 14–15 октября, после чего участвуют в преследовании противника на Тиельт и на Гент. Интересен бой 18 октября к востоку от Хойльхека — 8 танков 334-й и 336-й рот «Рено», развив интенсивный огонь, с ходу, практически без пехоты, захватывают две фермы. В ходе непрерывной работы в течение 8 дней пробег танков составил около 74 км и выход из строя превысил 50 %.

Тактика танков становилась разнообразнее. Так, в ночь с 16 на 17 октября 19-й батальон «Рено» перебросили на грузовиках в Себонкур — утром он должен был поддержать атаку 15-го корпуса. 355-ю танковую роту придали 411-му пехотному полку, наступавшему на селения Гружи и Тюпиньи. В атаку послали только первый взвод, оставив два других в резерве. К тому времени, как первый взвод достиг промежуточного рубежа, один танк в тумане сбился с курса, один застрял, один был подбит. 2-й взвод обогнал его, очистил захваченный рубеж и помог правофланговому пехотному батальону продвинуться на Гружи. В это же время 3-й взвод, развернувшись с марша, догнал левофланговый батальон, прижатый пулеметным огнем, и помог ему захватить селение. Таким образом удалось обеспечить непрерывность атаки и наращивание усилий. На исходных позициях танки маскировали брезентом и растительностью — с пучками веток на корпусе и башне танки иногда выходили в бой.

Отступающие германские армии в некоторых местах еще демонстрировали весьма успешную противотанковую оборону. Того же 17 октября, например, у Тиельта французы попытались сбить небольшой германский арьергард атакой взвода «Рено» без пехоты. Но медленно двигавшиеся танки были расстреляны замаскированным на окраине селения орудием с 200 м. 25–26 октября близ Виллер-ле Сен шесть «Рено» подорвались на свежем тщательно замаскированном германском минном поле. 30 октября 507-й полк «Рено» поддерживал атаку 47-й егерской и 153-й пехотной дивизий на германскую позицию, проходившую вдоль дороги Гиз — Марль. Германские батареи, скрывавшиеся в перелесках, направили огонь прямой наводкой по пехоте, отсекая ее от танков. Танки не были повреждены, но вынуждены вернуться, в результате французская атака окончилась ничем.

Плохая видимость из танков требовала в бою указания им направления движения и целей для обстрела со стороны пехоты — для этого была разработана целая система знаков (платком на штыке, стрельбой осветительными ружейными гранатами в сторону цели), но на практике пехотинцы редко ими пользовались, боясь демаскировать себя под огнем противника. Недаром инструкции рекомендовали танковым командирам как можно чаще переговариваться с пехотой, а уйдя далеко вперед, «возвращаться к ней за указаниями». Но если удавалось наладить взаимодействие, результаты превосходили ожидания. Один из американских офицеров в отзыве о танках «Рено» писал: «Дайте достаточно дивизий, обученных и поддерживаемых танками, и ничто не остановит их».



Танки «Рено» FT на параде в честь победы.

25 октября 502-й полк «Рено» поддерживает атаку 5-й армии на германскую позицию «Гундинг». Наблюдатели противника ослепляются дымовыми снарядами, специальные артиллерийские группы борются с ПТО, разведка предупреждает танки о минных полях. Танки проводят пехоту через проволочные заграждения, а на следующие день помогают ей достичь дороги Сен-Кантен— Боне. В целом продвижение невелико — 2 км на фронте 6,5 км. Из 135 танков 51 подбит огнем пушек и минометов, два подорвались на минах, укрытых в проволочных заграждениях (потери — 39 %). В это же время «Рено» 3-го танкового батальона поддерживают наступление 47-й пехотной дивизии в полосе 1-й армии, движущейся на Гиз, и 27 октября танки с пехотой переходят к преследованию противника. Расчет делается на то, чтобы каждую колонну пехоту сопровождала рота «Рено». Но 30 октября наступление останавливается.

31 октября 30 танков «Рено» 314-й и 315-й рот участвуют в наступлении 13-го американского корпуса к Шельде, но атака остановлена из-за неуспеха соседних корпусов. 75 «Рено» (пять рот) участвуют в наступлении к р. Эско на Фландрском фронте. Наступление к р. Эско развивается успешно, 2 ноября продвижение составляет 7 км, при этом фронт наступления расширяется с 2 до примерно 6,75 км.

Несмотря на серьезные потери, танковые силы французской армии были все еще достаточно велики — сказался верный выбор в пользу танков «Рено» FT. Генерал Петэн докладывал о подготовке наступления в Лотарингии, которое должно было начаться 14 ноября силами «28 пехотных дивизий, 3 кавалерийских дивизий, поддержанных крупной массой артиллерии и примерно 600 танками». Но война закончилась раньше — 11 ноября в Компьенском лесу в железнодорожном вагоне маршала Фоша подписано соглашение о прекращении боевых действий.

Из 440 «Рено», потерянных до перемирия, 356 были подбиты артиллерийским огнем, 13 — расчетами германских противотанковых ружей. При том, что «Рено» с их небольшими размерами, поворотливостью и возможностью действовать в больших количествах, нежели более тяжелые танки, оказывались менее уязвимыми, это говорило о достаточной эффективности германской противотанковой обороны.

Наибольшее число небоевых потерь (значительно превосходивших боевые в ходе операций, но не относившихся к безвозвратным) «Рено» понесли на широких рвах и траншеях. Сопровождение танков саперами или специально обученной пехотой для помощи в преодолении препятствий лишь частично решало эту проблему.

Далее в ряду небоевых потерь следовали технические. Капитан Дютиль, первый историограф французской «штурмовой артиллерии», оценивая роль «Рено» FT в 1918 г., писал: «Наши войска вместе с легкими танками двинулись навстречу победе со скоростью, присущей легкому танку». Кроме некоторого пафоса, здесь звучал и вполне рациональный момент — в большинстве боев и операций последних месяцев войны французская пехота почти не продвигалась без танков. «Рено» FT оставался удачным, но все ж чисто «пехотным» танком. Вкупе с малым запасом хода, механическими поломками, ограниченными возможностями транспортных средств, малой маневренностью артиллерии это клало предел идеям прорывов на большую глубину, высказывавшимся такими энтузиастами танков, как генерал Этьен.

В целом французские танковые силы, как и британские, проделали большую работу, сэкономив множество жизней пехотинцев и в значительной части решив исход нескольких операций, хотя успех танков ограничивался тактическим уровнем. Маршал Фош в специальном приказе отметил: «Танки имеют хорошие заслуги перед отечеством».

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.187. Запросов К БД/Cache: 3 / 0