Бой на Сомме

Атака 15 сентября 1916 г. к северу от р. Сомма и юго-западу от Бапома была последней попыткой англичан достичь успеха в крупной операции, начатой еще 1 июля. В один только первый день наступления англичане потеряли около 20 000 человек убитыми и 40 000 ранеными. «1916 г., — писал Б. Лиддел Гарт, — знаменателен как год, когда искусство пехотной атаки упало наиболее низко. 1916 год возродил из-за формализма и отсутствия всякой способности к маневру строи, которые были под стать XVIII веку. Батальоны атаковали четырьмя или восемью волнами, каждая на расстоянии не более 100 м одна от другой. Люди в каждой волне шли плечом к плечу, в симметричном и хорошо выдержанном равнении… Неудивительно поэтому, что к ночи 1 июля многие батальоны не насчитывали и сотни бойцов». А к началу сентября 3-я и 4-я английские и 6-я французская армии на фронте 70 км продвинулись в среднем на 2 км, максимально — на 8. С 3 по 7 сентября англичане ценой больших потерь продвинулись на фронте 2 км на глубину 1,6 км. Наступление на Сомме практически выдохлось. И британское командование во Франции, несмотря на возражения командиров тяжелого отделения, считавших необходимым накопить большое количество машин и применить их не раньше весны 1917 г., уже потребовало присылки первых 50 танков (хотя против этого возражал также военный министр Д. Ллойд-Джордж). Предполагалось, что танки будут пускать в атаки на германские позиции по мере поступления, чтоб наконец прорвать германские позиции. 13 августа из Тэтфорда отправили 12 танков роты с экипажами и техслужбами, 22 августа — еще 12 танков этой роты, а 25 и 30 августа — танки роты D.

Британские пехотинцы и кавалеристы не без удивления наблюдают за движением тяжелого танка Mk I «самец» с «обезьяньей клеткой» на крыше и пятнистой камуфляжной окраской. Танк нес номер С19 и имя «Клэн Лэсли». Фронт на Сомме, сентябрь 1916 г.

Британские пехотинцы и кавалеристы не без удивления наблюдают за движением тяжелого танка Mk I «самец» с «обезьяньей клеткой» на крыше и пятнистой камуфляжной окраской. Танк нес номер С19 и имя «Клэн Лэсли». Фронт на Сомме, сентябрь 1916 г.

Экипажи отплыли в Гавр из Саутгемптона, а сами танки — из Эйвонмута, так как в Саутгемптоне не оказалось кранов, способных погрузить их на транспорт. К концу августа в Ивранш близ Абевиля накопили 50 танков, образовали подобие полевого штаба с подполковником Брэдли во главе. Танки распределили между корпусами 4-й и Резервной армий: 16 танков роты С — в XIV корпус, 18 роты D — в XV корпус, 8 одного взвода роты D — в III корпус, 7 одного взвода роты С — в 5-ю (Резервную) армию. Получалось, что их распределили на фронте около 15 км между Тиепвалем и Комбль. Как записал в те дни в своем дневнике один из командиров корпусов Г. Роулинсон: «Командующий <Хэйг> рискнул поставить на карту все имеющиеся силы… чтобы прорвать германскую линию и достичь Бапома». 7—10 сентября 49 танков направились к передовой, 13-го прибыли на сборные пункты вблизи Брея. Двигались ночами по изрытой местности, без разведки маршрута, и 17 танков застряли на марше.

Целью атаки 4-й армии против позиций 1-й германской армии на фронте овраг Комбль — Мартинпюши был захват деревень Морваль Лe Беф, Гведекур и Флер. Для прорыва первой линии германской обороны планировали направить танки на наиболее сильные ее пункты группами по 2–3: пушечные — против пулеметов противника, пулеметные — против живой силы. Танки должны были пойти в атаку на 5 минут раньше пехоты, дабы пехота не попала под огонь, который противник непременно направит на танки. Для прохода танков создавали промежутки в полосе заградительного огня. К 5 часам утра 15 сентября исправные танки вышли на позиции.

Атака была назначена на 6.20 утра, но танки, чтобы поспеть вовремя, двинулись с исходных позиций раньше. Британским солдатам, находившимся в это время в районе Альбер — Перрон, довелось с удивлением наблюдать, как к передовым позициям медленно и с необычным грохотом движутся какие-то неизвестные им ранее машины. Всего этим утром ввели в бой 32 Mk I. Сначала решили ликвидировать маленький узел германского сопротивления между Жинши и Дельвиль Вуд, куда в 5.15 направился танк-«самец» D1 капитана Г.У. Мортимера. Этот танк уничтожил пулемет, мешавший продвижению подразделений 6-го батальона Королевского Йоркширского полка легкой пехоты, но почти сразу был выведен из строя попаданием артиллерийского снаряда в правый спонсон и дальнейшего участия в бою не принимал — это был первый танк, подбитый на поле боя огнем противника.

Распределение танков по 4-й и 5-й британским армиям на 15 сентября 1916 г.

Боевое применение британских танков
Танк Mk I С19 «Клан Лэсли» в экспозиции музея Королевского танкового корпуса в Бовингтоне.

Танк Mk I С19 «Клан Лэсли» в экспозиции музея Королевского танкового корпуса в Бовингтоне.

Схема первого танкового боя на Сомме 15 сентября 1916 г.

Схема первого танкового боя на Сомме 15 сентября 1916 г.

Впоследствии на месте этого первого танкового боя установили особый памятный знак.

Остальные танки вышли в бой позже. Всего 8 танков пошло впереди пехоты, 9 действовали отдельно, 9 застряли, у 5 отказали двигатели. На участках III и XIV корпусов и Резервной армии танки успеха не имели. В полосе XV корпуса танки действовали «кучнее» всего, и здесь 12 из 17 танков дошли до германских окопов, 11 преодолели их, 9 с ходу захватили деревню Флер, примерно в двух километрах позади передовых германских позиций. Первым вошел в деревню танк-«самец» D17 «Диннакен» лейтенанта Хасти (3-й взвод роты D). Один танк, встав над окопом, очистил его огнем, затем, по свидетельству Ф. Митчелла, «двинулся вдоль окопа и взял 300 пленных» (точнее, пленных забирала пехота, но танкисты не без оснований считали это своей заслугой). За танками пехота вошла и в Гведекур; вошедший в селение танк уничтожил 77-мм орудие, но сразу был подбит и загорелся, из экипажа выжили только двое. В ходе боя по разным причинам вышли из строя 10 танков, 7 получили незначительные повреждения.

«Техническая внезапность» принесла успех — за пять часов с небольшими потерями англичане захватили участок 5–9 км по фронту и 2–5 км в глубину, овладели господствовавшим над местностью хребтом и тремя сравнительно укрепленными пунктами, которые до того безуспешно атаковали 35 дней. Это было самым большим успехом одного дня боя за весь период битвы при Сомме.

Тяжелый танк Mk I с номером С19 и именем «Клан Лэсли» (рота С) вместе с пехотой выдвигается в район боев на Сомме.

Тяжелый танк Mk I с номером С19 и именем «Клан Лэсли» (рота С) вместе с пехотой выдвигается в район боев на Сомме.

Танки тут-же стали предметом фольклора. Не дожидаясь открытой публикации их внешнего вида, художник-карикатурист П. Т. Рейнолдс шуточно изобразил несколько подчерпнутых там и сям из прессы версий того, как на самом деле могут выглядеть «танки». Танки и в самом деле еще будут сравнивать и с черепахой, и с крокодилом, и со слоном.

Танки тут-же стали предметом фольклора. Не дожидаясь открытой публикации их внешнего вида, художник-карикатурист П. Т. Рейнолдс шуточно изобразил несколько подчерпнутых там и сям из прессы версий того, как на самом деле могут выглядеть «танки». Танки и в самом деле еще будут сравнивать и с черепахой, и с крокодилом, и со слоном.

Танки «протаранили» первую линию окопов и отвлекли на себя огонь германских пулеметов. «Танк движется по главной улице деревни Флер, и английские солдаты идут вслед за ним в хорошем настроении» — это сообщение, переданное британским пилотом 15 сентября 1916 г., широко растиражировала пресса. Реакция частей 1-й германской армии, встретивших первые танки, была просто панической. «Все стояли пораженные, как будто потеряв возможность двигаться. Огромные чудовища медленно приближались к нам, гремя, прихрамывая и качаясь, но все время продвигаясь вперед. Ничто их не задерживало. Кто-то в первой линии окопов сказал: „Дьявол идет“. И это слово разнеслось по окопам с огромной быстротой», — передавал ощущения солдат германский корреспондент. «Оно двигается и стреляет и не боится ружейного огня! И у него нет колес!» — так описывали новое оружие противника германские солдаты сразу после боя. Вспомним приведенные в начале книги слова военного корреспондента британской «Таймс»: «Теперь эта дьявольская машина принадлежит нам и только нам». Перекликается с реакцией в германских окопах. Пока не пришли первые фотографии, издания всех стран помещали самые фантастические рисунки «новейшего типа бронеавтомобиля». Б. Лиддел-Гарт впоследствии писал об атаке 15 сентября 1916 г. несколько возвышенным слогом: «Новое оружие изменило лицо войны, заменив мощным мотором слабые ноги человека, возродив применение брони как средства защиты и заменив ею кожу человека или закапывание его в землю». Утверждение, что «новое боевое средство преждевременно раскрыли противнику», можно считать справедливым лишь отчасти — как показали дальнейшие события, германское командование долго не могло оценить значение этого средства.

Потом танки вышли в бой 25 и 26 сентября у Гведекура и Лe Сара, чтобы исправить неудачу на правом фланге атаки, проведенной 15 сентября. 5 танков придали 4-й армии и 8 — Резервной. Из этих 13 танков 9 сразу застряли в воронках от снарядов, два помогли 110-й пехотной бригаде овладеть Тиепвалем и застряли там. Удачно действовал танк-«самка» к юго-западу от Гведекура во взаимодействии с пехотинцами-гранатометчиками — важный шаг в формировании тактики танков. Танк и пехота менее чем за час захватили около 1350 м укрепленной траншеи, вынудили сдаться 370 человек — в германской армии поселилась «танкобоязнь».

Подобное повторилось 1 октября западнее Флер, где 141-я бригада застряла перед германскими окопами. Двигаясь отдельно от пехоты, два танка подошли к окопам, ведя огонь из пушек. Противник начал группами сдаваться в плен, и 141-я бригада продвинулась к Окур Л’Аббай. 13 ноября на Анкре вместо планировавшихся двадцати в атаку пустили только 5 танков, но и они увязли в грязи, причем экипажи понесли значительные потери от огня противника. 14-го, в последний день операции, три танка атаковали окопы у Бомон-Амеля. Один был сразу подбит и загорелся, два увязли, но германские солдаты, напуганные их видом, поспешили сдаться.

Первое применение танков, несмотря на все трудности, показало, что в рамках отведенной им роли они вполне эффективны. Но танки вышли на поле боя в небольшом количестве, на местности, уже изрядно перерытой артиллерийскими обстрелами в ходе предшествовавших боев. Тактика применения танков соответствовала требованиям, выработанным еще в середине 1915 г., но с тех пор оборона противника стала глубже, траншеи более развиты. Неудивительно, что и часть старых офицеров, воспитанных в духе стремительных маневров кавалерии, и более молодые, уже привыкшие к артиллерийскому «прогрызанию» фронта, не увидели в неуклюжих, медлительных и не слишком надежных механических чудовищах средства преодоления мучительного позиционного тупика. С другой стороны, без боевого опыта не удалось бы выявить многие недостатки и недоработки конструкции до выпуска крупной серии. Эффект появления танков в войсках был в основном психологическим. Вскоре он стал работать против англичан. На какое-то время фронтовые командиры решили, что танки должны давать успех одним своим присутствием. Это привело к цепи неудач и разочарований.

Танк Mk II «самец» с номером С24 и именем «Чарли Чаплин». Обратим внимание на шпоры-«уширители» на траках гусеничной цепи, а также на стеки офицеров.

Танк Mk II «самец» с номером С24 и именем «Чарли Чаплин». Обратим внимание на шпоры-«уширители» на траках гусеничной цепи, а также на стеки офицеров.

Разбитый танк Mk II «самка», сфотографированный германцами у Бюллекура.

Разбитый танк Mk II «самка», сфотографированный германцами у Бюллекура.

Видимо, тот же танк, снятый с другого ракурса.

Видимо, тот же танк, снятый с другого ракурса.

Похожие книги из библиотеки

Самые первые танки

«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Пулеметы России. Шквальный огонь

Трудно переоценить роль пулеметов в развитии военного дела — оборвав миллионы жизней, они навсегда изменили лицо войны. А ведь даже специалисты далеко не сразу оценили их по достоинству, поначалу рассматривая как специальное оружие с весьма узким кругом боевых задач, — так, на рубеже XIX — ХХ веков пулеметы считались всего лишь одним из видов крепостной артиллерии. Однако уже в ходе Русско-японской войны автоматический огонь доказал свою высочайшую эффективность, а в годы Первой мировой пулеметы стали одним из важнейших средств огневого поражения противника в ближнем бою, устанавливались на танках, боевых самолетах и кораблях. Автоматическое оружие произвело настоящую революцию в военном деле: шквальный пулеметный огонь буквально сметал наступающие войска, став одной из главных причин «позиционного кризиса», радикально изменив не только тактические приемы ведения боя, но и всю военную стратегию.

Эта книга — самая полная и подробная на сегодняшний день энциклопедия пулеметного вооружения Русской, Советской и Российской армии с конца XIX и до начала XXI века, как отечественных моделей, так и зарубежных — покупных и трофейных. Автор, ведущий специалист по истории стрелкового оружия, не только приводит подробные описания устройства и работы станковых, ручных, единых, крупнокалиберных, танковых и авиационных пулеметов, но и рассказывает об их боевом применении во всех войнах, которые вела наша страна на протяжении бурного ХХ века.