О бронесилах русской армии

Прежде чем перейти к попыткам постройки в России бронемашин повышенной проходимости, вспомним вкратце, что представляли собой бронесилы русской армии. Вопросы разработки, строительства и боевого применения бронеавтомобилей русской армии подробно рассмотрены в работах ряда исследователей (М.В. Коломийца, М.Б. Барятинского). Здесь коснемся лишь наиболее общих моментов.

На протяжении всей мировой войны русская армия применяла бронеавтомобили много активнее своих союзников и противников, и их развитию уделялось большое внимание. Русский фронт был более растянут, менее плотно «населен» войсками и насыщен огневыми средствами, оставляя больше места для действий бронеавтомобилей, чем на Западе, где уже к началу 1915 г. установился сплошной позиционный фронт.

Первой испытанной в России «самодвижущейся» боевой бронемашиной стал «блиндированный» (бронированный) автомобиль французской фирмы «Шаррон-Жирардо э Вуа» разработки полковника Гюйе. Бронеавтомобиль был доставлен в Россию по инициативе и стараниями отставного штаб-ротмистра гвардии М.А. Накашидзе. Бронеавтомобиль испытан летом 1906 г. В отчете комиссии по испытаниям указывалось, что бронированные автомобили «имеют широкую будущность как вспомогательное средство в военном деле», а именно — для разведки в тылу и на флангах противника, «прорыва с разведочной целью сквозь цепь сторожевого охранения», «для службы связи под огнем противника», контратаки кавалерии, «для быстрого передвижения к фронту противника или в тыл ему, для установки взрывчатых веществ, для партизанских действий и преследования». Приводился ряд претензий к образцу. Сам Накашидзе погиб во время покушения эсеров на Столыпина 12 августа того же года, бронеавтомобиль же испытали еще раз в 1908 г., но когда в том же 1908 г. фирма «Шаррон» отправила в Россию еще несколько бронеавтомобилей, русское Военное министерство отказалось оплатить и принять их. Две машины выкупила Германия. В 1912 г. Главное артиллерийское управление предложило продолжить испытания бронированных автомобилей. В 1913 г. русское военное ведомство рассматривало уже германский «бронеавтобус Бенц». Как видим, интерес к бронемашинам проявлялся еще до войны, но к формированию бронеавтомобильных частей приступили только после ее начала. 19 августа 1914 г. военный министр Сухомлинов поручил полковнику Добржанскому сформировать «Бронированную пулеметную автомобильную батарею». 19 октября 1914 г. сформирована 1-я Пулеметная автомобильная рота, которую и направили на Северо-Западный фронт. Сформирована и отдельная команда из 4 бронеавтомобилей.

Собственная база автомобилестроения в России была весьма ограничена. Первая и практически единственная на тот период основательная попытка постановки серийного отечественного автомобилестроения была сделана «Русско-балтийским вагонным заводом» в Риге. Но и он в 1909–1914 гг. построил всего 581 (по другим данным, 541) автомобиль, после эвакуации завода из Риги в 1915 г. производство автомобилей прекратилось.

Поначалу можно было предположить большой запас шасси. Создали и организационную базу: еще в 1910 г. сформирована учебная автомобильная рота, в 1913-м — начале 1914 г. выработаны и приняты достаточно детальные «Положение о само-движущихся повозках в армии», «Строевой устав автомобильных частей», «Наставления для автомобильной службы». К началу Первой мировой войны русскому военному ведомству принадлежало около 1000 автомобилей, включая сюда легковые, грузовые и специальные. В результате мобилизации автотранспорта по автомобильной повинности было получено около 3060 (по другим данным — чуть более 4000) автомобилей, в большинстве своем не отвечавшим требованиям военного ведомства. Той же осенью 1914 г. приказом военного министра образована специальная закупочная комиссия, которую направили в Англию с задачей отбора и приобретения автомобильной техники и имущества, в том числе и бронеавтомобилей. Уже в декабре 1914 г. пришлось закупать около 4000 автомобилей в США.

Двухбашенный пулеметный бронеавтомобиль на шасси «Ганза-Ллойд», выполненный по схеме штабс-капитана Былинского.

Двухбашенный пулеметный бронеавтомобиль на шасси «Ганза-Ллойд», выполненный по схеме штабс-капитана Былинского.

В 1915 г. в Россию привезено 5063 автомобиля, в 1916-м — 7180, в 1917-м — 8158. К концу 1917 г. в русской армии насчитывалось около 21 000 автомобилей. В британской армии в это же время было 76 000 автомобилей, во французской — 92 000, в германской — 56 000. При том, что русская армия была наиболее многочисленной.

С учетом необходимости прежде всего обеспечивать транспортные автоколонны и штабы видно, насколько ограниченной была база для строительства бронеавтомобилей. К тому же вплоть до 1917 г. сохранялся и дефицит пулеметов, бывших наиболее широко употребимым вооружением бронемашин.

Всего за 1914–1917 гг. импортировано и построено 496 бронеавтомобилей (часть импортированных бронеавтомобилей в России перевооружили и перебронировали). Из 201 бронеавтомобиля, построенного в России, только 24 выполнены на отечественных шасси — больше не хватило. Несмотря на заключенные еще в феврале-мае 1916 г. ГВТУ контракты на строительство шести автомобильных заводов, фактически ни один не был введен в строй до выхода России из войны. Между тем на закупку автомобилей и запасных частей к ним за годы войны израсходовано около 500 млн рублей золотом — могло хватить на запуск отечественных автозаводов.

В «Сведениях о закупке автомобилей, мотоциклов, самокатов с начала войны до 01.01.1917 г.» названы:

«Пушечные бронеавтомобили — 65.

Пулеметные бронеавтомобили: „Рено“ — 41.

„Остин“ — 108.

„Изота-Фраскини“ — 1.

Шасси „Руссо-Балт“ — 15.

„Шеффилд-Симплекс“ — 25.

„Джаррон“ — 15.

„Ланчестер“ — 20.

„Армстронг-Витворт“ — 10».

Ряд русских предпринимателей пытался заняться «броневым делом», правда, без особого успеха. Можно вспомнить примечательный эпизод. В декабре 1914 г. в Архангельске сотрудники Охранного отделения задержали жителя Петрограда Б.А. Братолюбова, интересовавшегося прибывшими из Англии бронеавтомобилями. У него был изъят и фотоаппарат. Оказалось, что сведения он собирал по просьбе своего брата инженера А.А. Братолюбова, в мастерской которого производилось бронирование шасси «Руссо-Балт» по проекту штабс-капитана Некрасова, генерал-лейтенанта Дурляхова и самого Братолюбова по заказу Военного министерства. Но бронеавтомобили Братолюбова оказались слишком тяжелыми. Впоследствии бронирование автомобилей производили на Путиловском, Ижорском заводах.

Между тем в донесении штаба 2-й армии Северо-Западного фронта от 3 января 1915 г. говорилось: «Бронированные автомобили снискали себе полное доверие в войсках, нашедших в этих машинах огромную мощную поддержку, особенно при наступлении». В донесении штаба 1-й армии о действии первой автомобильной броневой роты говорилось: «Ряд боев под Стрыковым, где вся рота первою ворвалась в город; под Лодзью, где она действовала на всех исходящих из города дорогах и прикрывала отход наших войск, отойдя последнею; под Пабияницами, где три полка неприятеля нарвались на одну из засад этой роты при обходе 19-го корпуса и были окончательно рассеяны другою засадой этой же роты под Гослицами, чем было остановлено фланговое наступление значительных сил противника; Проснышские бои, в которых пять бронированных автомобилей, под командой командира роты, пройдя в одну ночь 120 верст из-под Плонска, самоотверженно содействовали успеху войск 1-го Сибирского корпуса, и ряд отдельных более мелких боев, в которых, сообразно обстоятельствам, действовали отдельно взводы роты, показали гибкость ее организации и ее целесообразность… Сама себя снабжающая, ремонтируемая своими средствами, без обращения к заваленным работами автомобильным ротам, первая автомобильная пулеметная рота всегда была готова к выступлению по первому приказанию, причем сфера деятельности ее не ограничивалась войсками одной армии, а одновременно распространялась и на соседние армии, в зависимости от слагавшейся обстановки».

В забавном проекте бронированного автомобиля русского изобретателя Завацкого (патент от 1917 г.) стоит отметить такие детали, как установка брони под большими углами подворота (бронелисты подпружинены для «гашения» энергии удара пуль и снарядов), вращающиеся ножи для разрушения проволочных препятствий и вертушка вверху для сбрасывания с крыши ручных гранат противника.

В забавном проекте бронированного автомобиля русского изобретателя Завацкого (патент от 1917 г.) стоит отметить такие детали, как установка брони под большими углами подворота (бронелисты подпружинены для «гашения» энергии удара пуль и снарядов), вращающиеся ножи для разрушения проволочных препятствий и вертушка вверху для сбрасывания с крыши ручных гранат противника.

Как видно, бронеавтомобили в русской армии с самого начала боевого применения решали отнюдь не одни только «вспомогательные» задачи и превратились самостоятельный род оружия. Это нашло отражение в «Инструкции для боевого применения бронированных автомобилей», введенной уже 11 февраля 1915 г. Приказом Верховного главнокомандующего № 7. Знание ее было «обязательно для всех старших начальников до командиров полков включительно». В Инструкции указывались основные свойства бронеавтомобилей, задачи и способы действий в наступлении, обороне, преследовании, разведке, на марше, при встречных столкновениях. К «основным свойствам бронированных автомобилей» относились: «а) быстрота передвижения, б) сильнейший уничтожающий огонь (пулеметный и пушечный) по всякого рода открытым живым целям и в) большая их боевая готовность к немедленному вступлению в бой». Стоит подробнее остановиться на боевых задачах, указанных в Инструкции:

«…11. На бронеавтомобили возлагаются задачи по:

а) огневому содействию войскам, в особенности пехоте и коннице, в различных случаях;

б) выполнению самостоятельных поручений по: усиленной разведке противника, набегам на фланги и тыл его, устройству засад и нечаянных нападений, установлению и поддержанию связи… подрыванию различных сооружений в удаленных или занятых противником районах…

12. При наступательных действиях и встречных столкновениях войск бронеавтомобили назначаются для:

а) содействия производству разведки…

б) занятия перекрестков дорог, переправ, перевалов, теснин и иных важных пунктов, с целью обеспечения их от захвата противником до подхода своих войск;

в) задержания на данном направлении наступающих частей противника до выполнения соответствующего маневра нашими войсками;

г) самого интенсивного огневого содействия наружным флангам наших войск;

д) обстреливания противника, занимающего укрепленную позицию, для облегчения приближения к ней наших атакующих частей.

13. При оборонительных действиях войск бронеавтомобили назначаются для:

а) обстреливания действительным огнем выдвинувшихся или отделившихся частей противника, с целью облегчить переход в наступление наших войск;

б) замены нашего артиллерийского огня, прекращаемого непосредственно перед атакой… для поражения атакующего противника преимущественно фланговым (косым) огнем;

в) преследования наступающего противника — при удаче и прикрытия отступления своих частей — при неудаче;

г) противодействия охватам или обходам противника и производства… таковых со своей стороны.

14. При преследовании бронеавтомобили стремятся: 1) врезаться как в самые отступающие колонны противника, так и особенно между отступающими его частями, для обстреливания их фланговым огнем; 2) проникнуть в глубь его расположения с целью расстроить уже вышедшие из сферы влияния боя войсковые части противника…

15. При разведке бронеавтомобили могут быть применены на тех направлениях, где замечено скопление… неприятельских передовых частей… Необходимо, однако, заметить, что участие бронеавтомобилей в разведывательных действиях не должно быть отнесено к явлениям постоянным, так как бронеавтомобиль представляет собой чисто боевое средство».

Соответственно к самим бронеавтомобилям и к подготовке личного состава предъявлялись «чисто боевые» требования.

Базой для подготовки кадров бронесил стала Военная автомобильная школа. К концу 1914 г. Русская армия располагала 1 авто-броневой ротой, 1 отдельной броневой командой (отрядом), 8 отдельными броневзводами, к концу 1915 г. автобронечасти Русской армии включали 36 автоброневзводов, 1 железнодорожный автоброневзвод, 1 запасную броневую роту. К началу 1917 г. имелось 18 автобронедивизионов, около 50 автопулеметных взводов, 6 зенитных автомобильных батарей.

Русская армия располагала бронеавтомобилями на различных шасси — «Фиат», «Паккард», «Рено», «Маннесман-Мулаг», «Армстронг-Уитворт», «Ллойд», «Шеффилд-Симплекс», «Ланчестер», «Пирлесс», «Уайт» и др. Наиболее массовыми боевыми машинами автоброневых частей русской армии стали двухбашенные пулеметные бронеавтомобили «Остин» на усиленном легковом шасси с двигателем мощностью 30 л.с. Начиная с 1915 г. бронирование и вооружение этих машин осуществляли только в России. При этом их оборудовали вторым, задним постом управления, которым, кстати, старались оборудовать и другие типы бронеавтомобилей (где это удавалось). Это было прямо связано с ролью «боевого средства»: в бой они должны были двигаться задним ходом, чтобы уберечь от огня противника наиболее уязвимые части шасси — радиатор и управляемую переднюю ось, — а затем иметь возможность быстро выйти из-под обстрела.

Стандартным требованием к бронеавтомобилям в русской армии была защита от остроконечной винтовочной пули на дальностях 50 м и далее. Для достижения требуемого уровня защищенности подбирали не только сорт брони или ее толщину, но и конструктивные углы наклона и углы подворота бронелистов. Весьма удачную в этом плане схему бронирования, повышающую бронестойкость корпуса, предложил офицер Военной автомобильной школы штабс-капитан В.А. Мгебров (по его схеме на Ижорском заводе было забронировано 11 автомобильных шасси марок «Рено», а также по одному «Изота-Фраскини», «Пирс-Эрроу», «Уайт», «Бенц»).

Рациональную форму бронирования, впрочем, можно увидеть и в мотоброневагоне «Заамурец», разработанную полковником Бутузовым в конце 1915 г. (русская армия в ходе войны достаточно активно применяла также бронепоезда и мотоброневагоны). Ранее рациональный наклон броневых листов использовался в броненосном флоте.

Та же «боевая роль» делала совершенно необходимыми поддержку пулеметных бронеавтомобилей пушечными. Собственно, пушечные бронеавтомобили русская армия применяла с начала войны. В состав 1-й автопулеметной роты кроме четырех пулеметных включили и один пушечный взвод с 37-мм пушками на бронированных грузовиках. Основным пушечным бронеавтомобилем стала машина на шасси американского грузовика «Гарфорд». Поначалу это были покупные бронеавтомобили, которыми, согласно справке Арткома ГАУ, к декабрю 1915 г. укомплектовали «30 броневых взводов: каждый из них имеет пушечный автомобиль Гарфорд». Затем бронирование и вооружение шасси «Гарфорд» производили на Путиловском заводе — Россия с середины войны предпочитала закупать шасси для бронирования, а не готовые бронеавтомобили. «Гарфорд-Путиловец» (или «Гарфорд Путиловский») нес не только три 7,62-мм пулемета, но и 76-мм противоштурмовую пушку обр. 1910 г., в боекомплекте которой имелись шрапнели и гранаты, что позволяло бороться как с живой силой, так и с полевыми укреплениями (хотя проходимость перетяжеленной машины была довольно ограничена). Заднего поста «Гарфорд-Путиловец» не имел, но двигаться в бой также должен был кормой, давая наибольший угол обстрела орудию в башне.

Приведем еще несколько свидетельств того, какую роль играли бронеавтомобили для поддержки действий пехоты. 22 мая 1916 г. в полосе 11-го корпуса (та же операция Юго-Западного фронта) части 3-й Заамурской пехотной дивизии при содействии двух бронеавтомобилей и при поддержке огня тяжелой полевой артиллерии ворвались в населенный пункт Окна. Но поддержка бронеавтомобилей ограничена их привязкой к дороге, и когда со стороны противника части 5-й и 51-й гонведных дивизий перешли в контратаку, бронеавтомобили смогли лишь прикрыть отход заамурцев в исходное положение. 4 июня 1916 г. в ходе наступления Юго-Западного фронта в полосе 33-го армейского корпуса у г. Латаг бронеавтомобиль «Цесаревич», выехав вперед пехотных цепей и открыв пулеметный огонь во фланг австрийцам, обеспечил 6-му Заамурскому полку захват вражеских окопов.

Можно сказать, что на Русском фронте бронеавтомобили в бою играли ту же роль, какую на Западном фронте играли танки, — но только там, где могли действовать по дорожным условиям. Упомянутая Инструкция признавала, что значительный вес и слабая проходимость бронеавтомобиля делают его зависимым «от рода и качества дорог, допускают успешные действия названных автомобилей только по шоссированным путям, при хорошем их состоянии». А это резко ограничивало для бронеавтомобилей выполнение боевых задач — если на Западном фронте это было связано с практически сплошной широкой полосой позиционного фронта, богато насыщенного артиллерией, то на Русском — редкой сетью дорог. Неудивительно, что в России разработали несколько бронемашин повышенной и высокой проходимости.

Похожие книги из библиотеки

Десантные амфибии Второй Мировой

«Без этих амфибий десантные операции на островах Тихого океана были бы невозможны» — так оценил американские плавающие машины LVT (Landing Vehicle Tracked) ветеран Корпуса морской пехоты генерал Холланд М. Смит. Созданное на базе спасательного гусеничного транспортера «Аллигатор», семейство американских десантных амфибий и плавающих танков отличилось на всех фронтах Второй Мировой, от Великого океана до Европы, а затем воевало в Корее, Вьетнаме, зоне Суэцкого канала.

В этой книге, основанной не только на открытых источниках, но и доступной лишь специалистам технической и патентной документации, вы найдете исчерпывающую информацию по истории создания, производства и боевого применения этих плавающих транспортеров, ставших отдельным классом бронетехники. Для полноты картины приводятся сравнительные данные аналогичных машин, созданных в Японии и Третьем Рейхе. Коллекционное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных схем, чертежей и фотографий.

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.

Танки Первой Мировой

Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.