Глав: 7 | Статей: 66
Оглавление
Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

«Самодвигатель» и бронеавтомобиль полковника Гулькевича

«Самодвигатель» и бронеавтомобиль полковника Гулькевича

Разумеется, русские изобретатели не обошли вниманием гусеничные тракторы. 14 июля 1915 г. на имя начальника Главного артиллерийского управления (ГАУ) поступил рапорт № 36 гвардии полковника Николая Александровича Гулькевича, состоявшего в распоряжении ГАУ. Полковник Гулькевич был неплохо известен в военном ведомстве своими полезными изобретениями — перед войной с успехом был испытан его складной штык к винтовке (во время войны его даже пытались запустить в серийное производство), уже в ходе войны приняты его ружейные ножницы для резки проволоки. Но теперь Гулькевич предлагал более солидное «приспособление».

«Докладываю, что я нашел способ применить специальный двигатель, который можно вооружить пулеметами и легкой пушкой и также свободно уничтожать проволочные заграждения, — писал Гулькевич в рапорте. — Бронеавтомобили, которые до сих пор использовались для установки пулеметов, имеют тот недостаток, что не могут проходить по всяким дорогам, и тем более проходить через проволочные заграждения и их уничтожать. Между тем имеется другой род двигателей, так называемый „гусяничный трактор“ на 80 л.с., который специально предназначен для передвижения по всякому грунту, даже по вспаханным колеям… В то же время тракторы могут подымать гораздо больший груз сравнительно с автомобилем, что дает возможность применения более тяжелой брони, противостоящей даже снарядам легкой артиллерии. Такие тракторы изготавливаются на американских заводах и могут быть получены из Америки в значительном количестве». Относительно масштабов применения нового средства Гулькевич писал: «Если опыты дадут вполне блестящие результаты, необходимо приступить немедленно к массовому производству предложенных мною бронированных и вооруженных самодвигателей по расчету не менее 40 экземпляров на корпус», причем «ни под каким видом не выпускать в действующую армию один или два аппарата, так как противник может воспользоваться и изготовить их еще в большем числе и размере, чем мы». Часть «самодвигателей» должна была буксировать 107-мм (42-лин) тяжелые полевые пушки для быстрой организации огневой поддержки.

Заметим сходство рапорта Гулькевича с письмом подполковника Суинтона в британский Комитет имперской обороны (октябрь 1914 г.) и докладной запиской полковника Этьена Главнокомандующему французской армии (1 декабря 1915 г.). Предложение Гулькевича пришлось «посередине» между двумя этими документами, как и они, основывалось на свойствах трактора «Холт», но в отличие от них осталось фактически без последствий. 24 июля ГАУ передало рапорт «по назначению» — в ГВТУ, откуда он был переправлен в Отдел изобретений ЦВПК. Тот лишь 18 января 1916 г. запросил от Гулькевича разработанный проект «с пояснениями, чертежами или моделями». Если Суинтон и Этьен ограничились уровнем, так сказать, «технического предложения», оставив разработку собственной боевой машины конструкторам машиностроительных предприятий, то Гулькевич такой возможности оказался лишен и должен был сам заняться разработкой.

Гулькевич предлагал использовать шасси американских тракторов «Холт» или «Аллис-Чалмерс».



«Красный Петербург» — полугусеничный бронеавтомобиль, построенный по проекту полковника Н.А. Гулькевича на шасси трактора «Аллис-Чалмерс», Москва, 1920 г.

Но к тому моменту гусеничных тракторов в России было мало, страна здесь целиком зависела от импорта. Тут стоит вернуться несколько назад.

Гусеничные тракторы начали свою работу в России позже, чем, скажем, в Англии или США, и это были исключительно машины, купленные за границей. Тракторы «Холт» впервые представлены на Киевской выставке 1911 г. Российское представительство компании появилось в 1913 г., когда ее трактор занял первое место в соревновании по вспашке, проведенном в марте на Комендантском аэродроме в Санкт-Петербурге. То есть тракторы пришли в Россию уже после столыпинской аграрной реформы и появления крупных земельных наделов. На 1914 г. в России было всего 180 тракторов, из них около полусотни гусеничных в различных хозяйствах. Даже отвлекаясь от потребностей сельского хозяйства, можно судить о потребностях России в вездеходных машинах по состоянию российских дорог. Даже на начало 1920-х годов Европейская Россия по плотности сети шоссе (т. е. отношению протяженности шоссейных дорог к площади территории) уступала такой развитой в транспортном отношении стране, как Австрия, в 595 раз, а небогатой Венгрии — в 21 раз.

Заинтересовалось тракторами «Холт» и военное ведомство — среди зрителей соревнования по вспашке на Комендантском аэродроме были чины автомобильной роты, а командира Учебной автомобильной роты подполковника П.И. Секретева в ноябре 1913 г. командировали в Киев для наблюдения испытаний тракторов, проводившихся там в рамках Всероссийской фабрично-заводской и сельскохозяйственной выставки. «Холт» получила серебряную медаль «за удачное применение идеи гусеничного трактора к передвижению по целине тяжелых грузов». Уже в 1913 г. трактор «Холт» испытали на Главном артиллерийском полигоне вместе с французскими полноприводными колесными тракторами-грузовиками «Панар» и «Балаховский и Кэр», но закупили в небольшом количестве в середине 1914 г., т. е. непосредственно накануне войны.

Вот что писал начальник Главного военно-технического управления в справке «по Автомобильному отделению» от 13 февраля 1915 г.: «Вопрос о применении механических двигателей для тяги тяжелых орудий получил впервые движение со времени производства во Франции, в марте 1913 г. испытаний грузовиков с 4-мя ведущими колесами… В мае месяце того же 1913 г. ко времени открытия IV Международной выставки в Петроград были привезены образцы „Панар и Левассор“, „Балаховский и Кэр“, которые и были предложены Военному министерству для испытания. В это же время фирма „Хольт-Катерпиллер“ представила для испытания экземпляр своего 60-сильного трактора гусеничного типа, имевшего до тех пор применение исключительно для земледельческих целей. Двухдневные испытания этих тракторов на Главном артиллерийском полигоне дали, в общем, хорошие результаты, причем предпочтение склонялось в пользу „Панар и Левассор“… Для дальнейшего снабжения в предположении поставленной ГВТУ задачи осенью минувшего года было заказано в общей сложности 90 тракторов, причем вследствие запрещения вывоза автомобилей всех типов из Франции… оставались рынки Англии и Америки… Сообразно с ними пришлось обратиться к покупке тракторов гусеничного и земледельческого типа, коих приобретено:

1) 20 шт. гусеничных „Хольт-Катерпиллер“ в 60 л.с. с 45 прицепами;

2) 15 шт. земледельческих английской фирмы „Маршалл“ в 60 л.с.;

3) 29 шт. земледельческих, типа „Могул“ Международной Компании Жатвенных машин…».

То есть к гусеничным тракторам обратились пока «за отсутствием» достаточного предложения колесных. Согласно представлению Ставки Верховного главнокомандующего № 213 от 30 ноября 1914 г. потребность в тракторах оценивалась в «150 машин гусеничного, автомобильного и дорожного типов». Причем «…тракторы гусеничного типа требуются в меньшем количестве. Они наиболее применимы при перемещении тяжелых орудий, что необходимо главным образом при осаде крепостей». ГВТУ считало потребность в тракторах несколько больше и именно в связи с потребностями «тяжелых батарей», но вплоть до середины войны тоже отдавало предпочтение тракторам колесным. В той же справке начальника ГВТУ указывалось: «С разрешения Военного Совета по журналу 24 января с.г. предстоит в ближайшее время заказать: а) 230 шт. — автомобильного типа… б) 30 шт. — гусеничных „Хольт“ и 3) 100 шт. — дорожного или земледельческого типа».



Американский патент Ч.Э. Сёча от 1917 г. хорошо показывает устройство гусеничной ходовой части трактора «Аллис-Чалмерс» (заявка на патент подана Сёчем в 1915 г. совместно с фирмой «Аллис-Чалмерс Мэнюфэкчуринг Компани»).

В середине 1915 г. имелись предложения гусеничных и полугусеничных тракторов от фирм «Холт Катерпиллер», «Аллис-Чалмерс», «Ломбард Стим Лог Хаулер», «Си. Л. Бест Гэз Трэктор», «Киллен-Страйт Манюфэкчуринг», «Буллок Трэктор», «Юба Болл Триэд Трэктор», «Би. Л. Нельсон» — характерный набор. 30 июля 1915 г. ГВТУ предлагало закупить еще 70 гусеничных тракторов (из них 40 «Холт», 10 «Аллис-Чалмерс», 10 «Ломбард», 4 «Бест») и 340 колесных «автомобильного типа». Из 408 тракторов, числившихся в русской армии на 1 октября 1916 г., было всего 3 гусеничных «Холт» и один полугусеничный «Аллис-Чалмерс». Более широкие поставки пошли только с середины 1917 года. Кроме указанных, в Россию поставлялись английские гусеничные тракторы «Рустон» (те же «Холт», производившиеся по лицензии в Англии фирмой «Рустон-Горнсби») и «Клейтон».

Гулькевич вынужден был «на свои личные средства и риск» выписать из Америки два 7-тонных полугусеничных трактора «Аллис-Чалмерс Мотор Трак» с газолиновыми двигателями и начать постройку бронеавтомобилей на их шасси. Надо сказать, средств это стоило немалых — когда в январе 1917 г. англичане согласились кредитовать закупку русским правительством 95—100 тракторов «Аллис-Чалмерс» (Allis Chalmers), это потребовало 10 млн долларов (стоимость одного комплекта трактора — порядка 10 тысяч долларов). В рапорте в ГАУ от 27 мая 1916 г. Гулькевич указывал, что намеревается вооружить каждый свой «бронеавтомобиль» одной 76-мм горной, двумя 37-мм пушками и двумя пулеметами. Начатое по «частной инициативе» дело затянулось, тем более что заводы были загружены, а «свободных» пушек и пулеметов не оказалось. Требования на гусеничные и полугусеничные трактора военное ведомство впоследствии увеличило, а в начале 1917 г. даже намеревалось начать на Брянском заводе производство тракторов типа «Аллис-Чалмерс». Но Гулькевичу от этого не стало бы легче: все количество тракторов «съедалось» тяжелой артиллерией. Правда, кредит на один бронеавтомобиль его системы отпустили, работы вели на Путиловском заводе. При этом шасси дополнили приводом на передние колеса, установили второй, задний, пост управления.

Бронирование одного шасси закончили в 1916 г., Гулькевич наконец смог установить на машину два 7,62-мм пулемета «Максим» в независимых шаровых установках во вращающейся башне в средней части машины и 76-мм противоштурмовую пушку обр. 1910 г. в кормовой установке с углом наведения по горизонтали 90° (с расчетом на отработанный прием движения бронеавтомобилей в бой задним ходом). Экипаж бронеавтомобиля состоял из 7 человек.

Вся конструкция монтировалась на раме. Бронирование — противопульное. Двигатель ставился в передней части, коробка передач обеспечивала 4 скорости вперед и одну назад. Ходовая часть включала две независимо подвешенных и поворачивавшихся относительно рамы гусеничные тележки с металлическими крупнозвенчатыми гусеницами и управляемые неподресоренные передние колеса с широкими стальными бандажами. Верхняя часть гусеничного хода прикрывалась броней.

Полугусеничный бронеавтомобиль Гулькевича, построенный на Путиловском заводе осенью 1916 г. и названный «Илья Муромец», успешно прошел испытания и в апреле был зачислен в состав Запасного бронедивизона в Петрограде. Этот дивизион принял активное участие в революционных событиях. Бронеавтомобиль Гулькевича, переименованный со временем в «Красный Петербург», в ноябре появился в Москве во время боев за установление Советской власти, затем в составе 3-го автобронеотряда воевал на Восточном фронте. В 1923 г. он пошел на слом (грубоватый макет бронеавтомобиля можно увидеть в Центральном музее Вооруженных Сил в Москве). Второй бронеавтомобиль, построенный по проекту Гулькевича весной 1917 г., нес имя «Ахтырец» (очевидно, в честь Ахтырского полка) и также использовался Красной Армией.

Как знать, окажи военное ведомство Гулькевичу своевременную и большую поддержку, может быть, это стало бы действительным началом русского танкостроения. Тем более, что артиллерист Гулькевич, не в пример большинству других конструкторов и изобретателей, вполне ясно представлял себе и назначение, и конкретные способы боевого применения создаваемой им машины.

Смогли бы или нет построить в России серию машин по проекту Гулькевича, опираясь на готовые покупные шасси, — это уже из области гаданий. «Бронированных самодвигателей» русская армия так и не получила, дело так и ограничилось «одним или двумя аппаратами».

К «бронетракторам» же вынужденно прибегали и позже — так, уже во время Гражданской войны несколько полугусеничных тракторов «Буллок-Ломбард» и гусеничных «Клейтон» превратили в подобие бронемашин или полубронированных САУ для белых войск Вооруженных сил Юга России. В белых частях Вооруженных сил Юга России использовались и два полугусеничных «бронетрактора» на шасси «Висконсин» — «Доблестный лабинец» и «Генерал Улагай» — со схожей схемой бронирования, но только пулеметным вооружением. Оба они были захвачены Красной армией. Впрочем, бронетракторы Гражданской войны — это уже другая тема.

Тактико-технические характеристики бронеавтомобиля Гулькевича


Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.200. Запросов К БД/Cache: 3 / 1