Глав: 7 | Статей: 66
Оглавление
Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Британские и французские танки в России

Британские и французские танки в России

До революции союзники не передали России ни одного танка. Те же британцы охотно «маскировались» Россией, пока шли работы над первыми танками, но передавать ей новую технику не спешили. Зато во время Гражданской войны в России они сформировали специальные отряды только что «высвободившихся» танков Mk V, Mk А «Уиппет» и Mk В. Французы отправляли свои «Рено» FT, также «высвободившиеся» после перемирия. Отметим, что в России поначалу к новому боевому средству либо прямо применяли английское слово «tank», либо переводили его как «лохань». Слово «танк» утвердилось у нас окончательно как раз во время Гражданской войны, когда с этими машинами пришлось иметь дело непосредственно (некоторое время широко использовался и женский род — «танка»).

Войска интервентов принимали непосредственное участие в боях, соответственно и экипажи танков были либо иностранными, либо смешанного состава.

Тяжелые и средние британские и легкие французские танки действовали на Северном, Северо-Западном (Юденич), Южном (Деникин, Врангель) фронтах. Тихоходные, с малым запасом хода, они мало подходили к условиям Гражданской войны, и небольшое их количество при обширных несплошных фронтах незначительно повлияло на ход войны. Так, Северо-Западная белая армия в сентябре 1919 г. имела всего 6 танков Mk V (известны данные им имена «Белый солдат», «Бурый медведь», «Первая помощь» — другая версия «Скорая помощь», «Освобождение») при 17 800 штыках и 700 саблях. Отряд из 4 танков под общим командованием майора Карсона высадился в Ревеле еще 6 августа, в сентябре доставили еще 2 танка. «Батальон» в составе всего 3 танков в октябре под Ямбургом содействовал атакам армии и откату красных частей на 15 км. 24 октября три танка Mk V при поддержке пехоты и сильного огня белой артиллерии атаковали позиции красных частей у д. Новое Катлино, двигаясь в направлении на Царское Село. Это вызвало отход как оборонявшейся здесь бригады красных курсантов, так и 15-го красного стрелкового полка. Однако у окраины Царского Села два танка были подбиты огнем латышской красной батареи, красные курсанты в ходе контратаки захватили оба эти танка. Танки участвовали и в отражении ночной атаки красных войск под Царским Селом (хотя английские «инструкторы» возражали против такого применения танков).

В том же октябре по просьбе Юденича и под давлением Франции белой Северо-Западной армии передала два «Рено» FT Финляндия (приобретшая танки в том же 1919 г.). Эти танки 17 октября 1919 г. прибыли в Ревельский порт, а 20-го своим ходом пришли в Нарву. 23 октября, пройдя своим ходом еще 130 км, «Рено» вступили в бой в составе ударной группы генерала Пермикина у деревни Кипень. В конце октября они приняли участие на стороне белых в нескольких боях под Гатчиной.



Тяжелый танк Mk V с именем «Белый солдат» в составе Северо-Западной белой армии, осень 1919 г.

Многих красных бойцов громыхающие «таньки» поначалу сильно пугали. Для поднятия их духа поэт Демьян Бедный написал шуточное стихотворение «Танька и Ванька» (опубликовано в «Красной газете» 1 ноября 1919 г.). Это была не только агитка, но и практически первое в РККА пособие по противотанковой обороне для рядовых бойцов. Поэтому стоит привести некоторые его отрывки: «Таньке ходу нет в болоте, Не пойдет она в снегу. С пушкой подступы к пехоте. Не один я стерегу…»; «Танька тож не без осечек, Таньке люб не всякий грунт — И завзятый человечек Подорвет ее в секунт…» Во фронтовой газете 7-й армии «Боевая правда» стихи «Танька и Ванька» напечатали одновременно с передовой статьей «Танк!», в которой говорилось: «Каждый боевой солдат должен разъяснять своему малообстрелянному товарищу, что такое танк, какое у него устройство, какие средства борьбы против танков. Надо положить конец страху перед танками. Тогда танк потеряет девять десятых своей силы… Танк — последняя ставка Юденича. Побить ее, и победа будет за нами!» Публикация немного припозднилась, поскольку к тому времени танки прекратили свои действия на Северо-Западном фронте.

Все шесть английских Mk V еще 26 октября железной дорогой отправили из Гатчины в Ямбург, затем — в Нарву. После отступления Северо-Западной армии в Эстонию Mk V из ее состава продолжили службу в армиях прибалтийских «новообразований» — 4 остались у эстонцев и «прослужили» там до 1940 г., 2 танка англичане в январе 1920 г. передали Латвии. «Рено» FT через Эстонию в апреле 1920 г. вернулись в Финляндию в плачевном состоянии, и в том же в 1920 г. Франция «в компенсацию» передала Финляндии еще два танка.

В июле — августе 1919 г. отряд из трех средних Mk В и двух или трех тяжелых Mk V доставили в Архангельск для войск Северной области (по английским данным, всего было доставлено 6 танков). Танки прибыли в Архангельск 29 августа. Они имели английские экипажи — вместе с танками прибыл отряд добровольцев из 9 офицеров и 60 нижних чинов под командованием майора Льюис-Брайна. К этому времени уже началась эвакуация британских войск из Архангельска — танки должны были участвовать в ее «прикрытии». Два танка передали для обучения русских экипажей на «курсах по танкам», спешно образованных на базе пулеметной школы, — для этого отобрали 10 офицеров, имевших опыт обращения с автомобилем, и 24 нижних чина. Танки с английскими экипажами на фронт попали, но какой-либо определенной боевой карьеры за ними не числится — возможно, они так и не вступили в бой. Не для того английские танкисты заехали на Русский Север.

После эвакуации британских войск из Архангельска 4 танка были переданы Латвии, а один тяжелый Mk V «композит» и один средний Mk В оставлены белым войскам. Эти танки с русскими экипажами вошли в состав «1-го автомобильного дивизиона» и осенью 1919 г. участвовали в ряде боев. В «Военном обзоре действий войск Северного фронта с 29 августа по 15 октября» при описании боев за 410, 409, 406 и 401-ю версты на Плесецком направлении сообщается, что «значительную поддержку в этих боях оказал танк, наводивший страх на большевиков». Кроме «страха», танк проделал и боевую работу, прорвав возведенные красными частями искусственные заграждения и обстреливая окопы, чем обеспечил продвижение 3-го Северного стрелкового полка. Судя по всему, это был средний танк Mk В. В сводке красной 18-й стрелковой дивизии о бое 4 октября в районе 410-й версты сказано: «Противник имеет 3 танка, из которых один участвовал в боях на железнодорожном направлении, причем получил повреждение от нашего артогня, а также был убит и командир этого танка» (исследователь И.М. Гостев нашел подтверждения гибели командира танка в документах Штаба главнокомандующего войсками Северной области). Два других «танка», упомянутых в сводке, могут быть тем самым Mk V «композит» и трактором, приданным танкам в качестве тягача. Штабс-ротмистр Сарагин докладывал командиру 1-го Автодивизиона о бое на 401-й и 399-й верстах у ст. Плесецкая: «Танк был пущен в дело и блестяще выполнил свою задачу, причем в число трофеев опять попали 2 пушки, несколько пулеметов и около двухсот пленных». Как видим, танки оказывали сильное воздействие на части, никогда их не видевшие. Так что выглядит справедливым, что белые танкисты быстро получали солдатские Георгиевские кресты, а красные артиллеристы, подбивавшие танки, — ордена Красного Знамени.



Средний танк Mk В на станции Плесецкая, октябрь 1919 г.

17 сентября в ходе боя у 8-й версты дороги Дениславская — Плесецкая один танк, двигавшийся впереди пехотных цепей, был подбит артогнем и едва не захвачен красными стрелками, однако белая артиллерия и пехота своим огнем предотвратили захват, ночью танк отведен в тыл.

20 октября в составе 1-го автомобильного дивизиона сформировано танковое отделение из «большого» и «малого» танков — так соответственно обозначили тяжелый Mk V и средний Mk В.

Эти танки вновь вступили в бой 28 ноября. На Наволоцком направлении 30 ноября один танк предотвратил обход красными частями белых позиций. Однако бывший боец красного 156-го стрелкового полка Росляков рассказывал позже об этом бое: «Это чудовище было выведено из строя под дер. Наволоком у горбатого моста». Другой ветеран Красной армии, Н. Попов-Введенский, описал попытку подрыва белого танка импровизированными противотанковыми фугасами: «В саперные песочные мешки клали брикеты сырого пироксилина, а в середину шашку сухого пироксилина с детонатором и электропроводами, соединенными с подрывной машиной „Сименс“. Каждый фугас, туго перевязанный бечевкой и весивший восемь килограммов, был зарыт на дороге в отдельную яму». Здесь видно типичное для того времени стремление уничтожить танк взрывом мощного фугаса, а не лишить главного преимущества — подвижности — поражением только ходовой части. Правда, командир танка обнаружил следы закладки таких больших фугасов, танк остановился и не был уничтожен при подрыве, попытка захватить его стрелками была отбита огнем из танка, и второй танк отбуксировал его в тыл, так что «чудовище» не было «выведено из строя». В оперативной сводке белых войск от того же 30 ноября упомянуто: «Во время атаки на Наволоцк под танком взорвался фугас, но танк не получил никаких повреждений, продолжал дальнейшую работу. Нами заняты деревни Дыхалово, Шабельга, Еловец, Сараево, Слобода и Холм».

В бою 7 декабря в районе 372-й версты танк Mk V «композит», поддерживавший атаку 6-го Северного стрелкового полка, двинувшись на укрепление красных частей, «сел на пень» (т. е. произошло типичное вывешивание на препятствии), но попытки красных бойцов обойти и захватить танк были отбиты, танк снят с препятствия и своим ходом вернулся к своим окопам. Обратим внимание на немаловажные особенности — боевые действия в условиях Севера велись вдоль дорог, и танки применялись возле железной дороги или на Санкт-Петербургском тракте; на время боя командир танка поддерживал связь со штабом пехотной части по телефону (очевидно, телефонист находился вблизи танка). Стоит отметить также, что командование 1-го автомобильного дивизиона уделило немалое внимание техническому обеспечению действий своих немногочисленных танков.

После ухода белых войск из Архангельска оба танка взяты Красной армией 21 февраля 1920 г.

Любопытно, что танки стояли на Соборной пристани города — по некоторым свидетельствам, русские офицеры-танкисты прямо на них прибыли на пристань, чтобы успеть к последнему кораблю. Оба танка служили потом в Красной армии. Уже в апреле 1920 г. они из Архангельска отправлены по железной дороге в Москву. Средний Mk В после вывода с вооружения использовался в качестве подвижной мишени для обучения расчетов противотанковой артиллерии. А танк Mk V «самка», установленный позже на постамент в г. Архангельск, был из числа трофеев, взятых Красной армией на Южном фронте. Вообще Вооруженные силы Юга России (ВСЮР) применяли танки более масштабно.

Осенью 1918 г. 3-я рота легких танков «Рено» FT-17 из 503-го французского полка «штурмовой артиллерии» была направлена на помощь Румынии. Она выгрузилась 4 октября в греческом порту Салоники, но в боевых действиях поучаствовать не успела. А уже 12 декабря рота со своими 20 танками оказалась в Одессе вместе с французскими и греческими войсками — начиналась интервенция вчерашних союзников на юге России. Впервые эти танки вступили в бой 7 февраля 1919 г., поддержав совместно с бронепоездом белых атаку польской пехоты под Тирасполем. Позже, в бою под станцией Березовка недалеко от Одессы, один пушечный танк был поврежден и захвачен бойцами 2-й Украинской Советской армии, а точнее — бригады Григорьева, входившей тогда в состав этой армии. Хотя В.А. Антонов в телеграмме В.И. Ленину от 20 марта 1919 г. писал: «19 марта наши части наступали на Березовку, которую защищали греки, французы, добровольцы. Все преимущества техники были на стороне противника. Выбитый противник в полном беспорядке бежал. Наши трофеи: около 100 пулеметов, 3 танка, бронированный поезд, 7 паровозов, 5 эшелонов, много разного снаряжения и лошадей». В другом документе упомянуты 4 захваченных в этом бою танка («системы Реналт», как их называли в документах). Один из них отослан в Москву в подарок В.И. Ленину, 3 других направлены в Харьков, тогдашнюю столицу Советской Украины. Здесь на основе броневого отряда особого назначения и трофейных «Рено» был сформирован «Броневой дивизион особого назначения» из двух подразделений бронеавтомобилей и одного подразделения «Рено» FT — первый автотанковый отряд Красной армии. По суровой иронии Гражданской войны уже в мае 1919 г. «Рено» из состава «бронедивизиона особого назначения» участвовали в боях в районах Екатеринослава и Кременчуга против войск того же Григорьева, выступившего против советской власти. В июне дивизион действовал уже против войск Н.И. Махно, освободив в ходе боев железную дорогу Мелитополь — Александровск. 26 июня 1919 г. в районе Новомосковска танки и бронеавтомобили дивизиона контратаковали наступавшие части Добровольческой армии. Контратака сорвалась, красная пехота отступила, оставив машины без прикрытия, и танки и броневики были захвачены белыми. Подобные неоднократные переходы техники из одних рук в другие на войне обычны.



Танк Mk V «Генерал Дроздовский» и его экипаж во время ремонта танка.

22 марта 1919 г. в Новороссийский порт вместе с английскими инструкторами прибыли шесть танков Mk V и шесть Mk А «Уиппет». В Екатеринодаре открыта школа танков, где английские инструкторы готовили будущих танкистов В СЮР, и там же сформировали первые танковые отряды. В Таганроге организовали учебный центр и ремонтные мастерские для танков, а в Екатеринодаре — Школу английских танков для подготовки танкистов для ВСЮР.

22 мая два Mk А участвовали в атаке у местечка Путепровод. В России танки сохраняли английскую нумерацию, но получали новые имена. По крайней мере, на одном «Уиппет» («Сибиряк») лобовой пулемет заменили 37-мм пушкой «Гочкис».

До лета 1919 г. танки использовались ВСЮР крайне редко — они рассматривались как особо ценное оружие, и их берегли на крайний случай. Кроме того, в условиях маневренной войны с постоянно меняющейся линией фронта танки, переброска которых была возможна только по железной дороге, часто просто нельзя было доставить вовремя на нужный участок. Так что техника большую часть времени оставалась в тылу.

Под Царицыным армия Врангеля имела 3 танка Mk V и 3 Mk А «Уиппет» — четыре танка входили в состав 2-го и 4-го танковых отрядов, два были переданы из состава танковой школы в Екатериндаре. К штурму Царицына (прозванного, кстати, «Красным Верденом» — в том числе и из-за позиционного характера боев здесь, способствовавшего использованию тихоходных танков) врангелевцы 29 июня подтянули все наличные танки. Рубеж атаки был назначен им в 15 км к югу от Царицына. Движение с исходных позиций танки начали в 2.00 ночи, один Mk А «Уиппет» вышел из строя из-за поломок, так что в 2.30 в атаку пошли два Mk V — один с английским экипажем капитана Уэлша и один с русским экипажем. Mk V двигались впереди, за ними — два следовавших за ними Mk А «Уиппет». Ружейно-пулеметный огонь не причинил танкам вреда. Одному Mk V вскоре пришлось оказывать помощь «Уиппету», застрявшему в проволочных заграждениях. К 12.00 два Mk V и один «Уиппет» (второй вышел из строя из-за поломок) прибыли на сборный пункт у Бекетовки. В 17.00 танки, атаковав с юга позиции красных частей на окраинах города, помогли сорвать их контратаку и заставили отойти в город. Танки прорвали проволочное заграждение, перешли первую линию окопов, после чего, повернув в стороны, двинулись вдоль окопов, обстреливая их. Один Mk V, по свидетельству участника боя британского капитана Макэливна, остановился из-за проблем с зажиганием, один «Уиппет» получил попадание тяжелым осколком артиллерийского снаряда, из-за чего оба его двигателя сорвало с креплений.

На следующий день из-за недостатка топлива и боеприпасов в бой пошел только один Mk V с английским экипажем, зато большую роль сыграл огонь подошедших белых бронепоездов. Немаловажный вклад в успех местных танковых атак внес испуг красноармейцев и ополченцев при виде грозных угрюмых машин.

Танки применялись и в последующих боях за Царицын уже во время контрнаступления красных войск. В бою в районе Рынок — Орловка 1 декабря 1919 г. бойцы 28-й дивизии Красной армии подбили танк несколькими выстрелами из 37-мм пушки Мак Клен а. Экипаж спешно покинул танк. В приказе № 439 по войскам 10-й Красной армии от 12 декабря 1919 г., подписанном командующим 10-й армией Л.Л. Клюевым, говорится: «…устанавливается совершенно определенно, что неуязвимость для артиллерийского огня танков противника — пустая сказка. Снарядами малокалиберной пушки Маклина были пробиты обе стенки танка и разрушен мотор, чем танк был окончательно выведен из строя. На будущее время предписываю для борьбы с танками и броневиками широко применять малокалиберную артиллерию, тем более пригодную для этой цели благодаря своей легкости и возможности всюду поспеть за пехотой. Частям армии, не имеющим маклиновских пушек, продолжать пользоваться в этих случаях 3-х дюймовыми орудиями с установкой на удар». Стоит отметить, 37-мм пушки Розенберга и Мак-Клена, а также системы «Грюзонверк» и на протяжении 1920-х годов оставались в РККА в числе средств борьбы с танками и бронемашинами — вплоть до принятия на вооружение противотанковых пушек. Вспомним также, что спустя 23 года в том же Царицыне, носящем уже имя Сталинград, и на подступах к нему развернется одно из самых грандиозных и ожесточенных сражений с применением сотен танков и большого количества различных противотанковых средств. И город устоит против куда более ожесточенного и сильного врага.

В составе белой Добровольческой армии имелись 1-й и 2-й дивизионы танков. Формирование 1-го дивизиона танков закончилось только в мае 1920 г., в его состав вошли четыре танковых отряда и французский взвод легких танков: 1-й и 3-й отряды — по шесть тяжелых Mk V, 2-й и 4-й отряды — по четыре средних Mk А, взвод легких танков — два «Рено» FT-17 (под именами «Серый» и «Скромный»). 25 июня 1920 г. И.В. Сталин телеграфировал В.И. Ленину: «Взятый нами в плен десятого июня на Крымском фронте боевой генерал Ревишин в моем присутствии заявил: а) обмундирование, орудия, винтовки, танки, шашки врангелевские войска получают главным образом от англичан, а потом от французов…» В английской литературе приводятся сведения, что танковые силы ВСЮР включали в это время 57 Mk  V и 17 Mk А «Уиппет». Всего ВСЮР получили от союзников не менее 73 танков — Mk V, Mk А, «Рено» FT.

Количество танков, переданных союзниками ВСЮР, оказалось куда меньше, чем 120 «Рено», переданных вновь образованной Польше, — приходится признать, что откровенно антирусские режимы пользовались у вчерашних «сердечных» союзников России приоритетом перед теми же белыми русскими армиями. Однако активные действия танков продолжались недолго — они быстро выходили из строя, при недостатке запчастей дольше находились в ремонте, нежели на фронте.

Когда 7 июня 1920 г. началось контрнаступление Русской армии Врангеля против 13-й армии красного Юго-Западного фронта на Перекопском перешейке, 3-й танковый отряд и взвод французских танков поддерживали кавалерию Сводного корпуса. Наступление началось 7 июня в 2.25 ночи. П.Н. Врангель так описывал наступление: «Танки и броневики двигались впереди наших цепей, уничтожая проволочные заграждения. Красные оказывали отчаянное сопротивление. Особенно упорно дрались латышские части. Красные артиллеристы, установив орудия между домами в деревнях Преображенка и Первоконстантиновка, в упор расстреливали танки. Несколько танков было разбито, однако наша пехота с помощью их овладела всей укрепленной позицией». Танки 3-го отряда при помощи якорей-кошек разрушили проволочные заграждения, открыв проход кавалерии, которую сопровождали два «Рено» FT-17. Эти бои стали одними из немногих, в которых «Рено» FT-17 принимали участие. Активная работа танков была недолгой — из-за недостатка запчастей им приходилось много времени проводить в ремонте. 2 июля 1920 г. командир 1-гo дивизиона танков полковник Бочаров докладывал: «Танк „Серый“ сегодня был в бою с двух часов дня до 12.30 ночи. Мотор перегрелся, стучат поршневые кольца, необходимо перебрать коробку скоростей, радиатор течет. Танк „Скромный“ — лопнула клапанная пружина и поломан стержень клапана, радиатор течет». Впоследствии один танк «Рено» взят красными частями на станции Джанкой, один — в разобранном виде — в Севастополе (где размещалась база танкового дивизиона).

Наиболее «массированное» применение танков белыми армиями имело место на Каховском плацдарме. Стоит взглянуть на события на этом плацдарме подробнее с точки зрения использования танков и организации противотанковой обороны.



Схема расположения артиллерийских батарей на Каховском плацдарме, согласно Приказу начальника артиллерии от 8 сентября 1918 г. Легкие батареи, обозначенные номерами 3, 6, 12 и 13, должны были на ночь выдвигать к проволочному заграждению отдельные орудия для борьбы с танками и бронемашинами. Батареи № 16 и № 26 заранее выдвинуты с той же целью.


«Большой» танк Mk V («Рикардо») на службе в Красной армии.

Плацдарм на левом берегу Днепра, захваченный 7 августа войсками Правобережной группы красного Юго-Западного фронта, стал целью сильного наступления белых войск. На плацдарме сосредоточились 51-я, 15-я и Латышская стрелковые дивизии, создав угрозу тылу и сообщениям врангелевской армии в Северной Таврии и Крыму. Красные войска создали здесь — под руководством военного инженера Д.М. Карбышева — эшелонированную позиционную оборону, а сведения о наличии у противника танков заставляли уделить внимание и противотанковой обороне. Уже 5 сентября в атаке у с. Любимовка со стороны белых участвовали два танка Mk А «Уиппет». Они несли имена «Сфинкс» и «Сибиряк» и стали трофеями Красной армии.

Приказ № 030/оп командующего 6-й армией (в состав которой вошли указанные дивизии) К.А. Авксентьевского от 8 октября 1920 г. гласил: «Бериславль. Первое: Начинжгруппы, имея в виду, что со стороны противника будут действовать против плацдарма до тринадцати танков, группирующихся сейчас в районе тракта Каховка-Перекоп и западнее до Днепра, разработать план противотанковой обороны, который представить мне к 22 часам девятого октября.

Противотанковая оборона должна заключаться в линии рвов шириной пять аршин, глубиной полторы сажени (т. е. шириной около 3,5 и глубиной около 3 метров. — С.Ф.) с промежутками между отдельными рвами. Рвы вырыть как впереди внутренней, так и внешней линии.

За первой линией рвов против промежутков должна идти вторая линия рвов, такой же ширины и глубины.

Промежутки между рвами минировать, самые рвы тщательно маскировать, всю землю отвезя в стороны от рвов, дабы их меньше было заметно.

Второе: Минирование дороги Каховка — Перекоп впереди высоты 17.81 и дороги Терны — хутор Цукур впереди внешней линии произвести сейчас же, ознакомив с таковыми соответствующих начбоеучастков.

Третье: Начарту группы по проведении плана танковой обороны иметь в виду пристрелять промежутки между рвами, дабы ночью и днем создать заградительный огонь против танков и не пропустить за линию огня ни одного танка.

Четвертое: Сообщается для сведения, что дорога Любимовка — Антоновка впереди внутренней линии уже минирована…».

Использование артиллерии не ограничилось постановкой заградительного огня с закрытых огневых позиций. Танкоопасные направления прикрыли специально выделенные орудия для ведения кинжального огня на малой дальности, дежурные огневые взводы, имелся артиллерийский противотанковый резерв (маневренные батареи), назначены наблюдатели, со всеми расчетами велась подготовка к ведению огня ночью, распределены задачи между пехотой и артиллерией. Так, согласно приказу Начарта Бериславлской (Каховской) группы еще от 8 сентября 1920 г. на участке 15-й и Латышской дивизий 4 легкие батареи (3-дм полевые пушки) из числа располагавшихся вблизи первой линии должны были на ночь выдвигать отдельные орудия к проволочному заграждению «на случай борьбы с танками и бронемашинами противника». А на участке 51-й и 52-й дивизий две легких 3-дм батареи были постоянно выдвинуты к проволочному заграждению. Дежурные огневые взводы должны были вести борьбу с прорвавшимися в глубь обороны танками.

В качестве подвижного противотанкового резерва предполагалось использовать и 42-й сводный тяжелый автоброневой пластунский отряд, сформированный по особому штату. В его составе имелось шесть тяжелых пушечных бронеавтомобилей «Гарфорд» — каждый из них нес 76-мм короткоствольное орудие (характерны имена бронемашин — «Антихрист», «Мощный», «Красный богатырь», «Пугачев», две названий не несли), два пулеметных «Остин» и «Фиат». В приказе по артиллерии Бериславльской группы от 11 октября указывалось: «42-й тяжелый бронеотряд на тракте — борьба с бронемашинами противника».



Танки «Рено» FT из состава 1-го Амурского тяжелого танкового дивизиона НРА Дальневосточной Республики. Благовещенск, июнь 1920 г. Танк на втором плане перевооружен пулеметом «Максим». Машины — в двухцветном желто-зеленом камуфляже.

5 сентября белые провели атаку в районе м. Рясная — высота 17.81, поддержанную тремя танками, однако она была отражена, танки подбиты огнем артиллерии.

14 октября в 4.30 утра начал свое наступление на плацдарм 2-й армейский корпус генерала В.К. Витковского, имевший на 6 тысяч штыков и 700 сабель 12 танков и 14 бронеавтомобилей. 12 танков двигались линией, позади них шли сводные группы пехоты (стрелки, пулеметчики, гранатометчики), за танками и на флангах продвигались бронеавтомобили. Наступление было организовано по всем правилам позиционной войны. Отражали его 51-я стрелковая дивизия (начдив В.К. Блюхер), 44-я бригада 15-й стрелковой дивизии. Рытье противотанковых рвов к тому дню только началось (к началу октября в связи с другими задачами с Каховского плацдарма забрали большую часть саперов), и рвы своей роли не сыграли. Как и минирование дорог — мины ставились редко, да и белые о минировании знали задолго до наступления.

Накануне 13 октября в приказе по артиллерии Бериславльской группы давались указания по распределению и работе артиллерии и в том числе: «…12. Ввиду того, что борьба с танками и бронемашинами дает должные результаты лишь при стрельбе с близкой дистанции и прямой наводкой, приказываю Начартам секторов на всех угрожаемых участках выдвигать с наступлением темноты противотанковые и противоброневые орудия. 13. Еще раз повторяю, что на опыте несколько раз доказано, что орудие всегда победит танк и броневик, если номера не растеряются, орудие примет бой и огонь будет открыт своевременно…».

Действительно, три танка, прорвавшие внешнюю линию обороны плацдарма, были подбиты огнем артиллерии, причем танк «Фельдмаршал Кутузов» успел достичь хут. Терны (правый фланг плацдрама) и обстрелять штаб полка. Борьбу с танками вели выделенные для этой цели отдельные огневые взводы и орудия. Остальная артиллерия расстреливала наступающую пехоту, пулеметы и бронемашины. И не зря, поскольку пехота белых практически не продвинулась за танками, и наступление разбилось на отдельные местные бои.

Воспользовавшись отходом 151-й красной бригады, часть танков прорвалась за внутреннюю линию обороны и вела пулеметный огонь по пехоте с флангов. Против них выдвинули маневренные огневые взводы. Один из трех танков, атаковавших на участке 453-го полка, остановился перед проволочным заграждением и открыл огонь из пушки и пулеметов. Красноармейцы стали забрасывать его гранатами, двое подобрались к танку и попытались открыть люк, чтобы кинуть туда гранату. Выстрелами из танка один из красноармейцев убит, другой тяжело ранен. В это время к проволоке выдвинулось орудие из состава 1-й батареи 2-го артдивизиона. Выстрел из орудия, видимо, повредил танк (позже на этом месте найдены некоторые детали и пулемет — очевидно, снаряд разворотил спонсон), и танк отошел. Поскольку ни пехота, ни кавалерия белых не поддержали продвижение танков, два других танка также отошли. По танкам, прошедшим в тыл 2-го полка Ударной бригады, открыло огонь одно орудие с дистанции 450–500 м и шестым выстрелом подбило танк «Генерал Скобелев».

Белые танки, атаковавшие 452-й полк, пройдя внешнюю линию обороны, разошлись вправо и влево. Здесь они встретились с пушечными «Гарфордами» 42-го бронеотряда. Возле хут. Кошара бронеавтомобиль «Антихрист» подбил танк, несший имя «Генералиссимус Суворов» (уместно вспомнить «Инструкцию для боевого применения бронированных автомобилей» от 1915 года). Остальные танки ушли, подбив огнем из орудий один «Гарфорд».

Танк с именем «Великая Россия» обстрелян с ближних дистанций ружейно-пулеметным огнем, по нему метали ручные гранаты (заметим — не связки), но он сохранил ход и стал отходить, пока не был подбит артиллерией севернее м. Высокая. Танк «Атаман Ермак», прорвавшийся в районе хут. Сухинин, обстрелял штаб 1-го ударного полка, но провалился одной гусеницей в яму, покрытую жердями и камышом (там была оборудована полковая баня), прочно завязнув в этой случайной ловушке. Выстрелы винтовок и разрывы ручных гранат не заставили экипаж покинуть машину — он продолжал отстреливаться пулеметным огнем. Тогда командир 10-го легкого артдивизиона выдвинул одно орудие на дистанцию около 90 м от танка. После пяти выстрелов (из которых, очевидно, не все попали в неподвижную цель) выжившие члены экипажа сдались.

Несколько танков подбито у самой Каховки. Участник событий, бывший кавалерист Н.В. Калинин, писал: «Ожесточенная борьба с просочившимися танками противника разгорелась в районе Каховки. Здесь оборону держали 51-й кавполк и пехотные подразделения. На улицах городка были устроены завалы, подготовлены ямы-ловушки. Танки встречали артиллерийским огнем, забрасывали гранатами. Одна из машин, проскочившая в Каховку, провалилась в погреб, другая — в баню-землянку» (возможно, здесь смешались подробности боя за Каховку и за хут. Сухинин). Он же рассказывает, как танк «облили горючей смесью и подожгли».



Танк Mk V Вооруженных сил Юга России с именем-девизом «За Единую Россию».

Можно увидеть, что ПТО плацдарма так или иначе готовилась на всю глубину — от внешней линии обороны практически до переправ через Днепр у Каховки. К 11.00, когда наступление захлебнулось, из числа прорвавшихся танков было подбито семь. Среди отличившихся в борьбе с врангелевскими танками был и бывший колчаковский офицер, а теперь командир 3-го легкого артдивизиона 51-й красной стрелковой дивизии Л.A. Говоров, будущий Маршал Советского Союза. В своих воспоминаниях он писал о встрече с танками: «На моем участке их было два. Пользуясь мглой, одному из них удалось прорвать проволоку и перелезть через окопы, но здесь он нарвался на батарею и, будучи поврежден ее огнем, повернул и начал уходить, но второй меткий снаряд повредил его. Видно было, как высыпала команда и принялась за исправление, но следующая очередь шрапнелей расшвыряла их по сторонам. Второй — не успел дойти до окопов. Метким снарядом был взорван его бензинный бак. Танк, объятый пламенем, остановился».

В применении танков против Каховского плацдарма врангелевцы справедливо делали ставку на их массирование на сравнительно узком участке, внезапность появления перед позициями, проходимость степной местности, но также и на моральное воздействие танков на красную пехоту. Однако здесь красные пехотинцы уже не бежали от танков, держали оборону и даже пытались бороться с танками своими средствами. Хотя исход таких поединков решала все же артиллерия.

На участке обороны 51-й дивизии подбито 8 танков, 7 из них — огнем артиллерии. Правда, в приказе по артиллерии Бериславльской группы от 15 октября, объявлявшем благодарности артиллеристам за бои на плацдарме предыдущего дня, говорилось: «Расстреливая в упор, с близких дистанций, прорвавшиеся броневики, красные артиллеристы еще раз доказали свою дисциплинированность и стойкость… Огнем нашей лихой артиллерии подбиты шесть танков противника». А в приказе от 18 октября упоминалось: «…взято до девяти танков, четыре бронемашины, много пленных». Возможно, расхождения связаны с неточностью подсчетов в первый день после боя. В итоговом донесении, направленном 20 октября 1920 г. в штаб 6-й армии Южного фронта, говорилось: «При подсчете трофеев, захваченных 51-й стрелковой дивизией в боях 14–16 октября, оказалось… взято 8 танковых орудий, два тяжелых, два легких, 9 танков, из которых за невозможностью вывести 2 танка взорваны в районе хутора Цукур и 2 — за внешней линией обороны в районе хутора Куликовского, 3 трактора, из которых 2 уничтожены и сожжены в д. Черненька и 1 взорван в районе Цукур, 2 броневика, из которых оба взорваны за невозможностью вывести». Пять взятых танков были модели Mk V (в том числе — «композит») и несли имена «Атаман Ермак», «Генерал Скобелев», «Фельдмаршал Кутузов», «Генералиссимус Суворов», «За Русь Святую». Остальные подбитые машины эвакуированы белыми.

В воспоминаниях бывшего начальника артиллерии Каховского плацдарма, опубликованных «Артиллерийским журналом» в 1940 г., говорилось: «Танки, прорвавшиеся вперед, в упор расстреливались нашей артиллерией; из них были подбиты „Скобелев“, „Ермак“, „Суворов“. Часть танков, не видя поддержки своей пехоты, повернули обратно („Кутузов“, „За Русь Святую“ и два безымянных), но и они метким артиллерийским огнем были подбиты и достались в наши руки. А через день танк „За Русь Святую“, управляемый нашими танкистами, громил белых». Об этом танке 9 октября штаб 51-й дивизии направил в Москву телеграмму: «Самый большой танк „За Русь Святую“, подбитый на Каховском плацдарме, исправлен и пущен в ход. 51-я дивизия, отвечая на товарищеский привет московского пролетариата, посвящает этот танк московскому пролетариату и переименовывает в „Москвич-пролетарий“».



Танк «Рено» FT в составе бронедивизиона особого назначения при Совете народных комиссаров Украины. Харьков, апрель 1919 г.

Наступление белых провалилось, красные части перешли в контрнаступление. При его подготовке 15 октября приказом начальника артиллерии указывалось: «…3. Командиру ТАОН лит. „Е.“ (литерой „Е“ в „тяжелой артиллерии особого назначения“ обозначались батареи 120-мм французских пушек модели 1878 г. — С.Ф.): а) Перебросить 3-ю батарею лит. „Е“ на левый фланг для содействия частям 44-й бригады, поставив ее на позицию в левом секторе плацдарма, б) Остальными двумя батареями вести энергичную борьбу с артиллерией противника, его броневиками и танками…» То есть планировался срыв возможных контратак бронесил дальним огневым нападением.

Понятно, что на Юге России Красная армия взяла и больше всего трофейных танков: в Таганроге взято 19 танков, в Ростове — 9, в Новороссийске — 18, в Феодосии — 5, в Севастополе — 6. В 1920 г. в Екатеринодаре на базе захваченного имущества организовали красные курсы по подготовке шоферов, так что Екатеринодар стал после Москвы (см. ниже) первым в России танковым «учебным центром».

10 танков «Рено» FT в марте 1920 г. доставили американским войскам во Владивосток. Но их сразу же выкрали. Во Владивосток танки прибыли в закрытых вагонах под видом помощи от американского Красного Креста, чем и воспользовались сочувствующие красным партизанам железнодорожные рабочие. Вагоны подменили, а танки отправили в других закрытых вагонах в занятый партизанскими частями Благовещенск под видом хлеба для Дальневосточной Республики (в хаосе Гражданской войны проходили и не такие фокусы). Поскольку танки не имели вооружения, амурские партизаны вооружали их сами японской 37-мм пушкой, пулеметами «Гочкис» и «Максим». Самодельные установки вооружения с выступающей бронезащитой амбразуры не позволяла вращать башню, так что «Рено» лишились преимущества кругового обстрела. Зато экипаж каждого такого довооруженного танка составляли три человека.

Уже в августе 1920 г. из танков «Рено» FT в Народно-революционной армии Дальневосточной Республики (которую приходится рассматривать отдельно) сформировали 1-й Амурский танковый дивизион в составе пяти взводов по два танка в каждом плюс хозяйственная команда. На июнь взводы включали: 1-й взвод — танки «Беспощадный» и «Интернационал», 2-й взвод — танки «Сивуч» и «Зоркий», 3-й взвод — танки «Лазо» и «Мухин»; 4-й взвод — танки «Революционер» и «Гроза»; 5-й взвод — танки «Амурец» и «Мститель». С лета 1920 г. до конца 1921 г. танки дивизиона повзводно принимали участие в боях против белых в составе Амурского фронта. Примечательно, что в «Инструкции порядка введения танок в бой при полевой обстановке», разработанной командиром дивизиона Н. Шамраем, запрещалось вводить машины в бой поодиночке: «Танки наносят серьезное поражение и громадное моральное впечатление на противника только в количестве нескольких штук». Кроме того, особое внимание обращалось на сокращение движения танков своим ходом вне боя, дабы максимально использовать их незначительный запас хода для боя. Танки действительно оказывали сильное моральное воздействие на противника, даже не слышавшего о таком оружии. При поддержке 3-го танкового взвода, например, частям 5-й амурской стрелковой бригады 20 октября 1920 г. удалось без потерь провести операцию по захвату станции Урульга. Сопротивление белых оказалось сломлено одним видом танков у разъезда Китайский. К сожалению, недостаток горючего не позволил использовать танки до конца боя. Характерно, что танковому дивизиону сразу же пришлось столкнулись с проблемой ремонта «Рено» FT и прежде всего — с отсутствием все тех же ремней привода вентилятора, а также отсутствием магнето и запчастей к вооружению. Согласно решению Военного совета Народно-революционной армии ДРВ 21 декабря требовавшую ремонта технику отправили в Россию, и только 2-й взвод с танками «Зоркий» и «Сивуч» (оба — пулеметные) «в силу сложившейся боевой обстановки» был оставлен. К 28 января 1922 г. после ремонта в строю остался один «Зоркий».

9 февраля его отправили под Волочаевку, где 10 февраля придали пехоте Особого амурского полка. Знаменитый штурм белого укрепрайона у станции Волочаевка закончил боевую карьеру этого «Рено». После неудачной атаки 10 февраля он оставлен у проволочных заграждений, чтобы на следующий день вновь поддержать атаку. Но на следующий день танк был выведен из строя артиллеристами легкого бронепоезда «Каппелевец» — снарядом с бронепоезда танку разбило направляющее колесо, второй снаряд пробил оба борта, водитель и пулеметчик чудом остались живы и отошли, предварительно взорвав гранатой бензобак танка. В 1937 г. в газете «Известия» об этом бое рассказывал командующий ОКДВА В.К. Блюхер: «11 февраля атака Волочаевки была возобновлена, но убийственный артиллерийский и пулеметный огонь и проволочные заграждения опять остановили нас. 12-го вновь пошли в атаку, прокладывая свой путь через проволочные заграждения кто лопатами, кто штыком. Командиры шашками рубили заграждения, бойцы рвали проволоку руками, оставляя на ней кожу, рвали ее тяжестью своего тела. И когда в решающий момент боя единственный наш бронепоезд выпускал последние свои снаряды, а единственный танк „Рено“ двигался на проволоку, сразу же подбитый противником, бойцы с криком „Даешь Волочаевку!“ ворвались в расположение белых. 12 февраля станция и поселок Волочаевка были нами заняты».



Красноармейцы грузят «Рено» FT на железнодорожную платформу с помощью импровизированного дебаркадера из шпал (такой способ погрузки и разгрузки легких танков описывался в инструкциях и наставлениях). Начало 1920-х годов. Назначение большого ящика на правом борту танка не ясно.

В Красной армии трофейные танки использовали для укомплектования автотанковых отрядов, бывших средством Главного командования. В соответствии с принятым тогда правилом им давали название по марке двигателей и размеру: Mk V получили название «Рикардо» или танк типа Б («большой») «Рикардо», Mk А «Уиппет» и Mk В — типа С («средний») или «Тейлор», «Рено» FT — типа М («малый») «Рено».

Для формирования автотанковых отрядов в Москве при Запасной автоброневой бригаде был создан учебный танковый дивизион. Уже в 1920 г. состоялся первый выпуск танкистов — 54 человека.

В конце сентября того же 1920 г. в Харькове на основе трофейных танков был сформирован Отдельный запасной танковый дивизион для подготовки личного состава «для службы в танковых отрядах», формирования и переформирования танковых отрядов Красной армии.

Приказом РВС Республики № 901/160 от 28 мая 1920 г. утверждены «Штат и табель танкового автоброневого отряда», при этом указывалось, что «в отряде могут быть танки разной величины, но в общей сложности не более трех». Интересно, что вооружение «большого» танка указывалось в 5 пулеметов и одно 57-мм орудие, что отвечало типу Mk V «композит». Отряд имел двойной комплект «шоферов танка», «стрелков артиллеристов» и «стрелков пулеметчиков». В июле того же 1920 г. в состав автотанкового отряда включили команду пехоты (30 стрелков) с двумя ручными пулеметами «Льюис» для прикрытия танков в бою — существенный шаг, учитывающий возможные меры противотанковой обороны противника. В августе в состав отряда включили подвижной железнодорожный состав (32 вагона и платформы) для быстрой переброски танков с одного участка фронта на другой. В том же июле 1920 г. автотанковый отряд централизованной организации впервые введен в бой на Западном фронте в полосе 33-й стрелковой дивизии для прорыва обороны 17-й польской пехотной дивизии в районе 40 км западнее Полоцка. Это произошло 4 июля, накануне ночью были переправлены через Западную Двину и подтянуты к месту боя танки, бронепоезд и автобронеотряд. В 6.00 утра началась артиллерийская подготовка, и уже к 8.00 танки прорвали оборону и заставили поляков отойти. Бронепоезд в ходе боя выдвинулся вперед и отвлекал на себя огонь противника, бронеавтомобили оставались в резерве. Таким образом, в этом первом бою Красная армия уже пыталась использовать танки, бронеавтомобили, бронепоезд комбинированно.

В ходе советско-польской войны Красной армией было взято у поляков в виде трофеев 7 танков «Рено». В августе штат отряда изменили: он состоял теперь из двух взводов по два танка одного типа во взводе. В частности, Приказ РВСР от 6 августа 1920 г. вводил следующий штат автотанкового отряда «типа Б»: 4 танка «Рикардо» (1 «самец», 3 «самки»), 113 человек личного состава (79 в боевых подразделениях, 34 в подразделениях обеспечения), 3 легковых и 4 грузовых автомобиля, 4 специальных грузовых автомобиля, 4 мотоцикла, железнодорожный состав из 1 паровоза и 32 вагонов (включая 4 большегрузные платформы под танки) и поездную команду. Кроме того, отряд включал связистов, подрывников (штатное «подрывное имущество» предусматривалось для «броневых частей» армии еще «Инструкцией для боевого применения бронеавтомобилей» от февраля 1915 г.), ремонтников на подвижных средствах — автомобилях, мотоциклах и самокатах.

17 марта 1920 г. введено в действие Положение об Управлении инспектора броневых частей при полевом штабе РВСР. Характерно, что на инспектора броневых частей возлагалось, кроме прочего, «общее наблюдение за противотанковой и противоброневой обороной фронтов Республики». В том же 1920 г. разработаны «Временное краткое наставление для действий танков в бою», «Инструкция отряду танков». Приказом РВСР от 6 сентября 1920 г. введена «Инструкция по боевому применению танков». В объявленной Приказом РВСР от 10 сентября 1920 г. «Инструкции для боевого управления и применения броневых частей» указывалось: «Танки действуют согласно особого наставления».

К 1 января 1921 г. в Красной армии имелось 10 автотанковых отрядов, хотя не все из них имели материальную часть. К этому времени в Красной армии имелось 96 разных танков в разной степени боевой готовности.

Броневыми силами, в состав которых входили танки, в отношении снабжения и технического обеспечения руководил Броневой отдел Главного военно-инженерного управления (с августа 1919 г.), в плане организационном и оперативном — Броневое отделение ЦУ БОСО, затем — с марта 1920 г. — Управление инспектора броневых частей. Позже эти функции свели в Броневом управлении в составе ГВИУ.

Танки находили применение на разных участках фронта. Так, три танка типа Б («Рикардо») 2-го танкового отряда участвовали во взятии Тифлиса 24–25 февраля 1921 г. частями 11-й красной армии. Появление танков на подступах к городу на левом берегу Куры и обход флангов грузинских частей красной кавалерией вызвали быстрый, почти панический отход грузинских войск, взято 150 пленных и 3 пулемета. После короткого боя танки с пехотой продвинулись к Тифлису, который взят 25 февраля. У грузинских частей танков не было, но на этом участке с обеих сторон действовали бронеавтомобили и бронепоезда — один грузинский бронеавтомобиль даже пытался контратаковать танки.

Оглавление книги


Генерация: 0.307. Запросов К БД/Cache: 0 / 0