Похожие книги из библиотеки

Танки Блицкрига Pz.I и Pz.II

Когда речь заходит о немецких танках Второй Мировой, прежде всего на ум приходят знаменитые «Тигры», «Пантеры» и «Фердинанды». Однако всё это техника периода заката Панцерваффе и поражений Германии. А боевые машины, с которыми связаны поразительные успехи Вермахта в начале войны, остаются как бы «за кадром». Pz.I и Pz.II — «единички» и «двойки» — эта «бронированная кавалерия» Блицкрига была основой немецкого танкового парка до конца 1941 года. Именно эти легкие танки, наматывавшие на гусеницы тысячи километров польских, французских и русских дорог, стали символами «молниеносной войны». Именно они завоевали для Гитлера полмира. И даже сойдя со сцены на третьем году боевых действий, они остались в строю, став базой для различных типов самоходок, командирских и вспомогательных машин.

В чем заключался секрет успеха этих слабовооруженных и легкобронированных машин в бою? Благодаря чему они побеждали гораздо более сильных противников? Как им удалось дойти до Москвы, Волги и Кавказа? На все эти вопросы отвечает новая книга ведущего историка бронетехники.

Самоходные артиллерийские установки «Акация», «Тюльпан» и «Гиацинт»

В 1960-1970-е годы в Советском Союзе было создано несколько образцов самоходных артиллерийских установок (САУ) различного назначения. Большинство из них по странной прихоти военных и разработчиков получили названия цветов. Ядром этого «цветника», безусловно, являются самоходки «Акация», «Тюльпан» и «Гиацинт». Главное, что их объединяет, — это шасси. При их создании в качестве базы использовалось гусеничное шасси самоходного ЗРК «Круг» — «объект 123». Однако это шасси нельзя считать исходным, поскольку оно представляло собой модификацию базового шасси самоходной пушки СУ-100П — «объект 105». Эта машина, относящаяся к первому послевоенному поколению отечественных самоходных артиллерийских установок, в свою очередь послужила основой для создания нескольких образцов боевых машин, с рассказа о которых мы и начнем.

«ЯгдТИГР» и другие истребители танков

С первых дней Восточной кампании главной «головной болью» Вермахта стала советская бронетехника, на борьбу с которой гитлеровцы вынуждены были бросить все силы – танки и штурмовые орудия, пехоту и пикирующие бомбардировщики, противотанковую артиллерию и зенитки. Знаменитые «Тигры» и «Пантеры» также создавались в первую очередь как «убийцы» русских танков – не помогло. В итоге немцам пришлось разрабатывать целое семейство специализированных боевых машин – так называемых Jagdpanzer'oв («истребителей танков»), от легких «хетцеров» и средних Jagdpanzer IV до тяжелых «Ягдпантер» и сверхтяжелых «Ягдтигров», по праву считавшихся самой мощной противотанковой САУ Второй Мировой, – по бронированию боевой рубки JagdTiger превосходил даже легендарные «Фердинанды», а его чудовищное 128-мм орудие поражало любую бронетехнику на дистанции до 3 километров! Задуманный как очередное Wunderwaffe («чудо-оружие»), которое должно было изменить ход войны, «Ягдтигр» не оправдал возлагавшихся на него надежд, став такой же избыточной и фактически бесполезной боевой машиной, как и «Королевский Тигр»: «Целей, достойных 128-мм пушки, у противников гитлеровской Германии не было. Из металла же, необходимого для изготовления одного «Ягдтигра», можно было сделать четыре «хетцера» – лучших легких противотанковых САУ времен войны, от которых было куда больше толку!»

«Зверобои». Убийцы «Тигров»

Первые образцы тяжелых самоходно-артиллерийских установок были созданы в Советском Союзе еще до начала Второй мировой. Однако до их серийного производства дело тогда не дошло. Реалии войны, появление в рядах гитлеровских Панцерваффе новых тяжелых танков, заставили советских конструкторов вернуться к разработке тяжелых самоходок.

Вооруженные мощными 152-мм орудиями, эти боевые машины стали наиболее грозным противотанковым средством Красной Армии. Снаряд массой в полцентнера срывал с погона башню «Тигра», проламывал броню «Пантеры». Именно за успехи в борьбе с немецким бронированным «зверинцам» советские солдаты и дали тяжелым самоходкам уважительное прозвище «Зверобой».