Основы применения

Главной задачей штурмовых орудий являлось: в наступлении — сопровождение пехоты при атаке и бое в глубине обороны, в обороне — поддержка контратак. По мнению немцев, штурмовые орудия повышали темп и стремительность атаки, придавали пехоте ударную силу и являлись средством ее моральной поддержки. Во время атаки штурмовые орудия применялись на главном направлении прорыва. Следуя непосредственно с наступающими частями, они вели огонь по целям, сдерживающим продвижение пехоты, и особенно по фланкирующим огневым точкам, и этим поддерживали темп наступления.

Штурмовые орудия чаще всего применялись при проведении контратак и нанесении фланговых ударов. Ввод их в бой должен был быть внезапным, чтобы не дать противнику возможности оборудовать опорные пункты и организовать противотанковую оборону.

В обороне штурмовые орудия применялись для поддержки внезапных, заранее подготовленных контратак, с целью сорвать атаку противника.

При отступлении штурмовые орудия следовали в арьергарде с задачей прикрывать огнем отход пехоты.

Для быстрого и внезапного захвата тактически важных пунктов штурмовые орудия использовались в составе передовых отрядов, благодаря своей подвижности, проходимости и постоянной готовности к открытию огня.

При действиях в лесистой местности штурмовые орудия поддерживали атаку пехоты при захвате опушки леса. К прочесыванию леса в первой линии вследствие своих конструктивных особенностей они не привлекались.

Для поддержки атак ночью штурмовые орудия, по мнению немцев, были не приспособлены, так как наблюдение и ведение огня из них было затруднено. Штурмовые гаубицы могли поддерживать атаку пехоты ночью стрельбой с закрытых позиций.

Предпосылками для успешного применения штурмовых орудий являлись внезапность, максимальное использование естественных укрытий, точное знание местности, тесное взаимодействие с пехотой и предварительное подробное обсуждение с пехотным командиром вопросов использования штурмовых орудий в предстоящем бою.

Применение штурмовых орудий обусловливалось условиями местности. Поэтому перед введением их в бой, как правило, командиры штурмовой артиллерии обязаны были заблаговременно изучить местность в районе действий, систему своих противотанковых заграждений и минных полей и противотанковую оборону противника.

Штурмовые орудия вследствие уязвимости в ближнем бою нуждались в постоянной защите со стороны пехоты. Поэтому для выполнения самостоятельных задач как танки штурмовые орудия не использовались и применялись в бою в тесном взаимодействии с пехотой, мотопехотой и танками. Использование же штурмовых орудий для выполнения отдельных ограниченных задач допускалось лишь в том случае, если эти задачи не могли быть выполнены остальной артиллерией или тяжелым оружием пехоты.

Когда ожидалась атака танков противника, штурмовые орудия становились главным средством борьбы с ними, особенно при отсутствии достаточного количества другого противотанкового оружия. Во всех случаях танки противника являлись главнейшими целями для штурмовых орудий, вне зависимости от поставленной перед ними задачи.

Штурмовые орудия вели огонь прямой наводкой с места (с замаскированных позиций) и с коротких остановок. Штурмовые гаубицы привлекались иногда к ведению огня с закрытых позиций. Огонь прямой наводкой велся на дальности до 1500–2000 м, наиболее действительная дистанция огня — от 200 до 1000 м.

Огневые задачи, которые могли быть выполнены тяжелым оружием пехоты или артиллерией, перед штурмовыми орудиями не ставились.

Для пополнения боеприпасов и горючего во время боя штурмовые орудия отводились с передовой линии. Эти передвижения для восстановления своей боеспособности не означали, что они покидали поле боя. Пехотинцам же заранее объяснялась необходимость временного отвода штурмовых орудий с передовой линии и они реагировали на это спокойно.

По выполнении поставленной задачи штурмовая артиллерия отводилась с передовой линии, и ей давалось время на восстановление полной боеспособности (пополнение боеприпасами, горючим, производство текущих ремонтов) для выполнения последующих задач. После 4–5 дней боевой работы предоставлялся один день перерыва для при ведения в порядок артиллерийских систем и ходовой части машин; запрещалось использовать штурмовые орудия для целей охранения.

По мнению командования Вермахта, главная задача штурмовой артиллерии заключалась в непосредственной поддержке пехоты. Однако годы войны внесли коррективы — штурмовые орудия с успехом применяли и для борьбы с танками.

«Опыт боев показал, что одно орудие ПТО редко может подбить 1–2 танка, а одно штурмовое орудие в среднем подбивает большее число танков, так как оно подвижно и может очень быстро менять свои огневые позиции»

(из показаний командира 13-й танковой дивизии генерал-лейтенанта Трегера)

Несомненно, что созданием бригад штурмовых орудий немцы преследовали цель — иметь мощные средства противотанковой обороны.

«Штурмовые орудия используются во время нанесения основного удара в решающий момент и находятся под контролем командира дивизии. Их возможности используются полностью, если только они применяются одновременно. Бригада штурмовых орудий является такой частью, которая способна преодолеть даже сильное сопротивление. Наименьшим действующим подразделением является батарея»

(из показаний командира 52-го армейского корпуса генерала пехоты Бушенхагена).

Дробление батареи штурмовых орудий на взводы и отдельные орудия снижало их огневую мощь и вело к излишним потерям. Поэтому поддержка пехоты отдельными взводами ограничивалась лишь теми случаями, когда командир батареи не имел возможности руководить действиями всего подразделения (например, в бою в населенном пункте, в лесу и т. д.). В этих случаях отдельно действующие взводы снабжались материально-техническим имуществом и боеприпасами за счет соседних батарей.

Похожие книги из библиотеки

Все танки СССР. Том III

Главный труд ведущего историка бронетехники! Самая полная и авторитетная энциклопедия советских танков — с 1919 года и до наших дней!

От легких и средних до плавающих и тяжелых, от опытных боевых машин, построенных по образцу трофейного Renault FT-17 еще в годы Гражданской войны, до грозных Т-72 и Т-80, состоящих на вооружении Российской армии до сих пор, — эта энциклопедия предоставляет исчерпывающую информацию обо ВСЕХ без исключения типах отечественных танков, их создании, совершенствовании и боевом применении в Великой Отечественной войне и многочисленных локальных конфликтах минувшего века.

КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано 1000 эксклюзивных схем и фотографий.

«Трехэтажный» американец Сталина

Этот танк принято ругать почем зря. Как только его ни обзывают — «клёпаным уродом», «трехэтажным переростком» (вооружение на нем действительно располагалось в три яруса) и даже «позором американского танкостроения». В годы Великой Отечественной советские танкисты сложили издевательскую частушку на мелодию из популярного кинофильма «Волга-Волга»:

«Как Америка России Подарила эм три эс Шуму много, толку мало, Ростом вышел до небес!»

«Эм три эс» — американский средний танк М3, известный на Западе под двумя именами: «Генерал Ли» и «Генерал Грант», — в Красной Армии не понравился и не прижился. Но был ли он так уж плох на самом деле? Сами американцы на нем почти не воевали — созданный в страшной спешке, за какие-то 60 дней, из всего, что оказалось под руками, М3 стал «мостиком» к знаменитому «Шерману», — а вот англичанам повоевать пришлось. И, в отличие от своих советских коллег, они остались довольны заокеанской машиной. Что не удивительно — другой театр военных действий, иные условия эксплуатации и уровень подготовки экипажей. Английские танкисты, намучившиеся со своими постоянно ломавшимися крейсерскими танками, были в восторге от надежности «Гранта». Кроме того, 75-мм пушка позволяла эффективно бороться со всеми типами немецкой бронетехники, применявшейся в Африке в 1941-11942 гг. Ну а японские «Ха-ro» и «Чи-ха», «гранты» и «ли» гоняли по Бирме и Индонезии вплоть до 1945 года!

НОВАЯ книга ведущего военного историка доказывает, что, вопреки расхожим мифам, средний танк М3 — не «позор», а безусловный успех молодого танкостроения США. Буквально с нуля американцам удалось создать полноценную боевую машину, хорошо защищенную и вооруженную. Да, не без недостатков, но у кого их нет! У нашего Т-34 в 1941 году их было не меньше, если не больше! Так что не стоит издеваться над этим танком, который в известном смысле можно считать прадедушкой «Абрамса».

Советские танки в бою. От Т-26 до ИС-2

Танк давно стал символом советской военной мощи. Сотни наших танков, поднятых на пьедестал, стоят по всей стране и половине Европы в качестве памятников Великой Победе.

Но вот парадокс — за 60 лет не было опубликовано ни единого серьезного исследования по боевому применению советских танков в годы Великой Отечественной войны. То есть об истории их создания, устройстве, ТТХ достойных работ предостаточно, но о советских танках в бою — не было ни одной.

ЭТА КНИГА — ПЕРВАЯ.

Ее автор, известный исследователь, признанный специалист по истории бронетехники, подробно рассказывает о боевом пути всех типов советских танков — легких, средних и тяжелых — накануне и во время Отечественной войны, об их боевых возможностях и особенностях боевого применения, о слабых и сильных сторонах, успехах и ошибках, поражениях и победах.

«Зверобои». Убийцы «Тигров»

Первые образцы тяжелых самоходно-артиллерийских установок были созданы в Советском Союзе еще до начала Второй мировой. Однако до их серийного производства дело тогда не дошло. Реалии войны, появление в рядах гитлеровских Панцерваффе новых тяжелых танков, заставили советских конструкторов вернуться к разработке тяжелых самоходок.

Вооруженные мощными 152-мм орудиями, эти боевые машины стали наиболее грозным противотанковым средством Красной Армии. Снаряд массой в полцентнера срывал с погона башню «Тигра», проламывал броню «Пантеры». Именно за успехи в борьбе с немецким бронированным «зверинцам» советские солдаты и дали тяжелым самоходкам уважительное прозвище «Зверобой».