Использование бригад штурмовых орудий

Бригады штурмовых орудий придавались армиям, корпусам и дивизиям, но, как правило, они находились в распоряжении армейского корпуса, образуя подвижный, обладающий наибольшей ударной мощью его резерв. Вопрос о переподчинении бригады какой-либо дивизии решал, с учетом обcтановки, командир корпуса (начальнику артиллерии корпуса бригада подчинялась только в оружейно-техническом отношении и по линии внутренней службы).

Командир корпуса придавал бригаду дивизии, находящейся на главном участке наступления или обороны. Бригада должна была действовать в полном составе.

«Введение в бой всей бригады штурмовых орудий под командованием командира бригады, как правило, приносит успех. Сосредоточение ударной силы и огневой мощи 30 штурмовых орудий на узком участке фронта позволяет прорвать даже сильную оборону. Однако условия местности и обстановка могут обусловить необходимость распределения батарей по пехотным полкам дивизии, при этом подразделения штурмовых орудий находятся в подчинении того командира, части которого они поддерживают. Подчинение штурмовых орудий частям меньше, чем полк, являлось исключением. Эти же положения действительны и для тех случаев, когда штурмовые орудия придаются передовым отрядам и авангардам»

(из трофейного документа «Использование штурмовых орудий в составе пехотной дивизии»).

Дробление бригады побатарейно с переподчинением батарей различным дивизиям не рекомендовалось. Однако при отражении сильных атак противника одновременно на фронте нескольких дивизий этот способ практиковался.

Чем внезапнее появлялись штурмовые орудия, тем эффективнее были их действия, поэтому подготовка к атаке проводилась скрытно от противника; подход и сосредоточение — в ночное время. Шум моторов маскировался запуском моторов тягачей на других участках фронта или артиллерийской стрельбой.

Так как ввод в бой штурмовых орудий в большой степени зависел от условий местности, то план атаки составлялся пехотным командиром вместе с командиром бригады с точным распределением боевых задач.

Во время подробного обсуждения на местности плана атаки командиру бригады предоставлялось право давать предложения пехотному командиру по вопросу использования своего оружия. В предложениях учитывалось следующее:

1) положение противника;

2) положение своих частей;

3) намерение командира;

4) организация атакующих частей;

5) поддержка штурмовых орудий огнем тяжелого оружия пехоты и особенно артиллерии;

6) пункт сбора.

После получения задачи от командира пехотного соединения, командир бригады отдавал боевой приказ командирам батарей штурмовых орудий.

Боевой приказ на наступление бригады включал следующее: сведения о противнике, намерения общевойскового начальника, боевую задачу, цели атаки, места вклинений, время атаки, распределение пехоты, план огня артиллерии и тяжелого пехотного оружия, использование приданных артиллерийских наблюдателей, огневую поддержку штурмовых орудий, взаимодействие с саперами, расположение своих минных заграждений, распоряжения по связи и способы подачи донесений, обозначение целей.

Указания командирам батарей давались на месте действия штурмовых орудий. В бою командир бригады находился с батареями. Он непосредственно руководил батареями, отдавая приказы и управляя огнем. Главной его обязанностью являлось поддержание контакта с пехотным командиром на всех этапах боя. Для этой цели при пехотном командире постоянно находился офицер связи с радиостанцией.

В боевом порядке батареи орудия располагались в виде полукруга по фронту до 400 м; первый взвод размещался в центре, второй взвод — в 160 м правее первого взвода, третий взвод — левее первого взвода на таком же расстоянии, как и второй. Командир батареи, как правило, находился в центре первого взвода.

Бронированный транспорт с боеприпасами располагался позади орудий приблизительно в 300–400 м, связь с ним поддерживалась по радио или телефону.

Передовой пункт снабжения располагался вблизи командного пункта той части, с которой взаимодействовала батарея. Задача передового пункта снабжения — обеспечение боевого эшелона и поддержание связи.

Обоз располагался вне зоны обстрела.

Командир батареи управлял батареей из наблюдательного танка. Он передвигался с первым взводом или находился сбоку или сзади боевого порядка для лучшего наблюдения. Взводы 75-мм орудий использовались для ведения огня по целям прямой наводкой с замаскированных позиций. Командир батареи с помощью радиостанции (10 Вт) передавал приказания командирам взводов, а также непосредственно командирам штурмовых орудий на другой волне.

Из трофейных документов и показаний военнопленных были установлены следующие положения по применению штурмовых орудий:

— между пехотными командирами и командирами подразделений штурмовой артиллерии существовал постоянный контакт. Для более надежной связи на всех этапах боя пехотные и моторизованные части выделяли посыльных в подразделения штурмовых орудий на случай, если будет затруднено пользование основными средствами связи (радио, сигнальными флажками и т. д.).

— штурмовые орудия находились в постоянной готовности к выходу с исходных позиций для поддержки атаки (контратаки) пехоты.

— во время боя командир штурмового орудия должен был видеть свою очередную огневую позицию, находясь на старой, или, по крайней мере, во время движения орудия вперед. Закрытая огневая позиция хороша тогда, когда штурмовое орудия может открыть огонь до того, как оно обнаружено, и неудобна, если позицию противника нельзя обнаружить сейчас же, как только открыт огонь по штурмовому орудию.

— смена позиций штурмовыми орудиями производилась обязательно под огневым прикрытием других орудий. Как правило, штурмовые орудия двигались прямо вперед на заранее намеченные позиции для ведения огня по огневым точкам.

— переход с одной огневой позиции на другую производился на увеличенной скорости.

— движение по местности совершалось с соблюдением установленных интервалов между орудиями и использованием возможной маскировки. Вперед высылалось только требуемое количество штурмовых орудий. Остальные рассредоточивались и следовали за ними, защищая фланги. Если позволяла боевая обстановка, орудия во время движения вперед находились в походном положении.

— маскировка штурмовых орудий соответствовала фону и рельефу местности и скрывала действительные размеры материальной части.

— переброска боеприпасов производилась с таким расчетом, чтобы, хотя бы, половина штурмовых орудий была всегда готова вести огонь по противнику.

Похожие книги из библиотеки

Самоходные артиллерийские установки «Акация», «Тюльпан» и «Гиацинт»

В 1960-1970-е годы в Советском Союзе было создано несколько образцов самоходных артиллерийских установок (САУ) различного назначения. Большинство из них по странной прихоти военных и разработчиков получили названия цветов. Ядром этого «цветника», безусловно, являются самоходки «Акация», «Тюльпан» и «Гиацинт». Главное, что их объединяет, — это шасси. При их создании в качестве базы использовалось гусеничное шасси самоходного ЗРК «Круг» — «объект 123». Однако это шасси нельзя считать исходным, поскольку оно представляло собой модификацию базового шасси самоходной пушки СУ-100П — «объект 105». Эта машина, относящаяся к первому послевоенному поколению отечественных самоходных артиллерийских установок, в свою очередь послужила основой для создания нескольких образцов боевых машин, с рассказа о которых мы и начнем.

«Трехэтажный» американец Сталина

Этот танк принято ругать почем зря. Как только его ни обзывают — «клёпаным уродом», «трехэтажным переростком» (вооружение на нем действительно располагалось в три яруса) и даже «позором американского танкостроения». В годы Великой Отечественной советские танкисты сложили издевательскую частушку на мелодию из популярного кинофильма «Волга-Волга»:

«Как Америка России Подарила эм три эс Шуму много, толку мало, Ростом вышел до небес!»

«Эм три эс» — американский средний танк М3, известный на Западе под двумя именами: «Генерал Ли» и «Генерал Грант», — в Красной Армии не понравился и не прижился. Но был ли он так уж плох на самом деле? Сами американцы на нем почти не воевали — созданный в страшной спешке, за какие-то 60 дней, из всего, что оказалось под руками, М3 стал «мостиком» к знаменитому «Шерману», — а вот англичанам повоевать пришлось. И, в отличие от своих советских коллег, они остались довольны заокеанской машиной. Что не удивительно — другой театр военных действий, иные условия эксплуатации и уровень подготовки экипажей. Английские танкисты, намучившиеся со своими постоянно ломавшимися крейсерскими танками, были в восторге от надежности «Гранта». Кроме того, 75-мм пушка позволяла эффективно бороться со всеми типами немецкой бронетехники, применявшейся в Африке в 1941-11942 гг. Ну а японские «Ха-ro» и «Чи-ха», «гранты» и «ли» гоняли по Бирме и Индонезии вплоть до 1945 года!

НОВАЯ книга ведущего военного историка доказывает, что, вопреки расхожим мифам, средний танк М3 — не «позор», а безусловный успех молодого танкостроения США. Буквально с нуля американцам удалось создать полноценную боевую машину, хорошо защищенную и вооруженную. Да, не без недостатков, но у кого их нет! У нашего Т-34 в 1941 году их было не меньше, если не больше! Так что не стоит издеваться над этим танком, который в известном смысле можно считать прадедушкой «Абрамса».

«Зверобои». Убийцы «Тигров»

Первые образцы тяжелых самоходно-артиллерийских установок были созданы в Советском Союзе еще до начала Второй мировой. Однако до их серийного производства дело тогда не дошло. Реалии войны, появление в рядах гитлеровских Панцерваффе новых тяжелых танков, заставили советских конструкторов вернуться к разработке тяжелых самоходок.

Вооруженные мощными 152-мм орудиями, эти боевые машины стали наиболее грозным противотанковым средством Красной Армии. Снаряд массой в полцентнера срывал с погона башню «Тигра», проламывал броню «Пантеры». Именно за успехи в борьбе с немецким бронированным «зверинцам» советские солдаты и дали тяжелым самоходкам уважительное прозвище «Зверобой».

Тяжелый танк КВ в бою

Краткое описание боевого пути, а также характеристик, конструктивных особенностей и возможностей танка КВ.

Приведено значительное количество иллюстративного материала.