Глав: 17 | Статей: 33
Оглавление
Пожалуй, как ни одна из других крупных морских держав, Германия очень четко выдерживала общую линию развития своих малых крейсеров. Только в самом начале строительства флота, в 80-е гг прошлого века, наблюдались колебания в выборе типа. Однако уже к середине 90-х гг выработался тип небольшого бронепалубного корабля водоизмещением 3000 т с вооружением из двенадцати 105-мм орудий, в принципе не менявшийся до русско-японской войны (все улучшения относились к механической установке, которая постепенно становилась все более мощной, в результате чего скорость возросла с 19-20 до 25-26 узлов). Знаменитые корсары «Эмден», «Кенигсберг», «Дрезден», «Карлсруэ», «Нюрнберг» принадлежали именно к этому типу.

Вооружение

Вооружение

Главный калибр состоял из 9 новых 15-см пушек модели SKC/25, разработанных в КБ фирмы "Рейнметалл- Борзиг" в Дюссельдорфе. Немецкие конструкторы приняли концепцию длинноствольного орудия с очень высокой начальной скоростью и не очень тяжелым снарядом. Интересно, что в это время в основных морских державах (Англии и США) наметилась как раз обратное движение в сторону умеренных скоростей и тяжелых снарядов, как способа увеличить живучесть ствола, уменьшив тем самым разгар и связанное с ним рассеяние снарядов. Немцам же удалось достичь вполне приемлемой живучести (500 выстрелов боевым зарядом) и при высокой скорости. В качестве дополнительной меры по увеличению срока службы орудий в дополнение к основному боевому заряду (весом 19,3 кг) предусматривался уменьшенный, весом 14,1 кг, обеспечивавший начальную скорость в 835 м/сек. Уменьшенный заряд обычно применялся при стрельбе по берегу. Дальность полета снаряда при максимальном угле возвышения (40 гр.) и основном заряде достигала 138 каб., при уменьшенном - 115 каб. Техническая скорострельность равнялась 7 выстрелам в минуту на ствол.


Башня LC/25

По германским тактическим установкам, боезапас главного калибра любого крупного корабля должен был включать все три основные типа снаряда - бронебойный, промежуточного типа - полубронебойный (в немецком флоте называвшийся фугасным снарядом с донным взрывателем), и чисто фугасный, с головным взрывателем мгновенного действия. Не стала исключением и 150-мм артиллерия легких крейсеров. Бронебойный снаряд P.SPR L/3.7 имел длину 3,7 калибра и разрывной заряд в 885 г (Т,9 % от веса снаряда). Он теоретически мог пробить 200-мм броневую плиту из незакаленной крупповской стали на 25 каб. при идеальном угле встречи, и около 120 мм такой же брони на вдвое большей дистанции. Бронебойный колпачок, увеличивающий пробиваемость при углах встречи, близких к 90°, играл отрицательную роль при более острых курсовых углах цели, и при 30° 50- мм плита оказывала такое же сопротивление, как 120-мм при прямом угле. Поэтому При острых углах даже против бронированных целей предпочтительнее было использовать полубронебойные и фугасные снаряды. Первый из них, содержавший 6,7 % ВВ, пробивал на дистанциях до 60 каб. 50-мм нецементированную броню, а второй - только 20 мм на той же дистанции, но зато при практически любом угле встречи. Фугас также отлично подходил для поражения торговых судов и небронированных боевых кораблей, например эсминцев, более крупные из которых приходились удачными целями и для полубронебойного. Имея широкий выбор типов снарядов, артиллерийские специалисты германских крейсеров находились в предпочтительном положении по сравнению со своими "коллегами" у противника, поскольку в большинстве флотов имелось не более двух типов боезапаса для 6-дюймовых орудий.

Правда, преимущество могло перерасти в недостаток при длительном бое или походе, когда один из типов снарядов мог быть полностью израсходован, после чего могла встретиться подходящая именно для него цель.

Орудия размещались в трех трехорудийных башнях LC/25. Впервые примененные в германском флоте, они обеспечивали угол возвышения в 40° - много больше, чем любая палубная, тем более казематная установка. Весовые ограничения заставили применить для их защиты относительно тонкую броню: 30 мм для лобовой плиты и 20 мм - для боковых и задних стенок. Но и при этом скромном бронировании вес башни достигал 137 т. Расположение двух из них в корме явно оказало сильное моральное давление на конструкторов, попытавшихся любой ценой обеспечить максимальные углы обстрела на нос. Для этого им пришлось применить эшелонную конфигурацию для задней группы артиллерии. Возвышенную башню сместили влево от диаметральной плоскости, а кормовую - вправо. В результате удалось на несколько градусов увеличить зону, в которой на нос могли вести огонь 6 орудий, но сектор полного залпа оказался резко несимметричным - смещенная возвышенная башня закрывала пониженной башне носовые углы на один борт. Эшелонное расположение, широко применявшееся немцами в первую мировую войну на линейных крейсерах и линкорах, но уникальное для класса крейсеров, оказалось слишком экстравагантным, и после "кенигсбергов" нигде более не применялось. Первоначально у новых установок наблюдалось немало "детских болезней", но в ходе длительных упражнений и исправлений их удалось полностью устранить. Правда, ни один из германских легких крейсеров не участвовал в продолжительном артиллерийском бою с кораблями противника, в котором и выясняются все достоинства (а гораздо чаще - недостатки) артсистем, но при стрельбах из 150- миллиметровок по берегу серьезных неудобств не наблюдалось.

Довольно неожиданным выглядит то пренебрежение, которое немцы проявили к противопожарным устройствам подачи боезапаса. Чрезвычайно тщательно сконструированная система времен первой мировой войны уступила место, единственной асбестовой завесе между рабочим отделением башни и ее вращающейся структурой. При прижатии пружинами крышек шахт для перемещения зарядов между крышкой и корпусом подачи оставались щели шириной до полусантиметра - вполне достаточно, чтобы через них могло проникнуть пламя из башни в погреб. Неудобная с точки зрения симметрии трехорудийная конфигурация заставила разместить подачи центрального и правого орудия вместе, в промежутке между этими пушками. Сами подачи имели гидравлический привод; вспомогательная резервная подача, располагавшаяся позади основной, приводилась в действие электрической лебедкой. Внутри башни все операции, как перемещение снаряда и заряда из подачи в казенную часть орудия, так и досылка его, а также управление затвором, осуществлялись вручную. Впрочем, такая же практика применялась на подавляющем большинстве тогдашних крейсерских установок.

Зенитная артиллерия состояла из трех одиночных 88-мм установок MPL С/13. Пушка с длиной ствола 45 калибров была разработана еще во время первой мировой войны и уже в середине 30-х гг являлась устаревшей.


"КАРЛСРУЭ" (1935 г.)


"КАРЛСРУЭ" (1939 г.)


Оглавление книги


Генерация: 0.037. Запросов К БД/Cache: 0 / 0