Глав: 17 | Статей: 33
Оглавление
Пожалуй, как ни одна из других крупных морских держав, Германия очень четко выдерживала общую линию развития своих малых крейсеров. Только в самом начале строительства флота, в 80-е гг прошлого века, наблюдались колебания в выборе типа. Однако уже к середине 90-х гг выработался тип небольшого бронепалубного корабля водоизмещением 3000 т с вооружением из двенадцати 105-мм орудий, в принципе не менявшийся до русско-японской войны (все улучшения относились к механической установке, которая постепенно становилась все более мощной, в результате чего скорость возросла с 19-20 до 25-26 узлов). Знаменитые корсары «Эмден», «Кенигсберг», «Дрезден», «Карлсруэ», «Нюрнберг» принадлежали именно к этому типу.

История службы. "КЕНИГСБЕРГ"

История службы. "КЕНИГСБЕРГ"

27 марта 1927 г в торжественной обстановке состоялся спуск на воду первого легкого крейсера нового типа и третьего, носившего это имя. На церемонии присутствовали бургомистр города Кенигсберг Ломейер и жена командира первого "Кенигсберга", г-жа Лооб. А спустя два года с небольшим новый корабль вступил в состав флота Веймарской республики, заменив совершенно устаревший "Нимфе".

Несмотря на формальное зачисление в списки, крейсер продолжал оставаться на заводе, причем весьма долго. В мае он проходил первые ходовые испытания, а в июне перешел на Балтику, где 22 числа в Свинемюнде его посетил командующий флотом, адмирал Редер. Испытания продолжились и в июле и завершились в августе посещением "города-родителя" - Кенигсберга. Затем корабль вновь вернулся на верфь в Вильгельмсхафен для ликвидации дефектов и доделок. Только 12 октября 1929 г он окончательно покинул акваторию завода. На нем поднял свой флаг контр- адмирал Гладиш, командующий силами Балтийского моря. Однако курс крейсера лежал в прямо противоположном Балтике направлении - в Испанию. С 18 по 26 октября "Кенигсберг" "демонстрировал флаг" в Барселоне, вернувшись 1 ноября в Вильгельмсхафен.

В середине декабря наконец началась регулярная флотская служба. "Кенигсберг" был включен в состав разведывательных сил, куда кроме него входил старый крейсер "Амазоне" (который планировалось в самом ближайшем будущем заменить "систершипом"

"Кельном"), и две флотилии миноносцев (всего 18 единиц) - практически все быстроходные корабли германского флота. Но уже 4 февраля "Кенигсберг" переклассифицировали в опытовый артиллерийский корабль, но по сути дела он, как и большинство других новых боевых единиц, предназначался для обучения службе на современных кораблях максимального количества персонала. Последовала серия учений, часть из которых протекала в южных водах. Испания стала излюбленным местом для немецких крейсеров: весной "Кенигсберг", на котором находилось сразу два адмирала (Гладиш и вице-адмирал Ольдекоп), посетил Виго, Альмерию и вошел в Средиземное море. Его портом назначения стала Катания, где оба адмирала получили аудиенцию у короля Италии Виктора-Эммануила. Затем крейсер зашел в Адриатику и вернулся в Восточное Средиземноморье, посетив Порт-Магон на Балеарских островах и столицу Португалии - Лиссабон. Вернувшись во второй половине 1930 г на родину, "Кенигсберг" вновь приял участие в осенних маневрах флота.

Первые 3 месяца следующего, 1931 г, крейсер провел на верфи в Киле, проходя плановый ремонт. И вновь - маневры. В мае "Кенигсберг" принял на борт президента Германии фельдмаршала Гинденбурга. По завершении упражнений крейсер прошел краткое докование и провел свои первые торпедные стрельбы. 10-12 июня "Кенигсберг" и 4 новейших миноносца с кратким визитом посетили Либаву и снова приняли участие в маневрах, на сей раз - в датских проливах. Летние маневры плавно перетекли в осенние. Интенсивное использование крейсера потребовало постановки в док. Поэтому в самом конце декабря он вновь оказался на заводе "Дойче Верке" в Киле.

Ремонт завершился 15 февраля 1932 г. До конца месяца "Кенигсберг" проходил послеремонтные испытания, после которых он несколько дней служил целью для учебных торпед миноносцев. Весна почти целиком была посвящена боевой подготовке, включая стрельбы главным и зенитным калибрами. В начале лета крейсер в сопровождении 5 миноносцев нанес визит в столицу Швеции, после чего проследовал на Балтику, в свой "именной" город. Далее с размеренностью часового механизма последовали летние и осенние маневры в Гельголандской бухте и Северном море, ставшие для немецкого флота постоянными. Ежегодный ремонт на этот раз пришелся на февраль-март следующего года. 16 марта на корабле сменили флаг: черно-красно-желтый стяг Веймарской республики сменил "имперский" чернобело красный.

А в мае новый канцлер Германии - Адольф Гитлер - принимал военно-морской парад, в котором участвовал и "Кенигсберг". Июнь крейсер провел в коротких переходах, в том числе в походе по норвежским фиордам, а в сентябре занимался боевой подготовкой в Балтике.

И опять новый, уже 1934-й год, корабль встречал на заводе в Киле. После традиционных испытаний в апреле он обошел южную Норвегию и впервые побывал в главной маневренной базе потенциального противника (и месте гибели большинства кораблей кайзеровского флота) - Скапа-Флоу. 19 апреля "Кенигсберг" уже вернулся в Гельголандскую бухту и в начале следующего месяца вновь приступил к. обычным маневрам и испытаниям. Теперь в них принимали участие уже не только старые додредноутские линкоры "Щлезвиг-Гольштейн", "Шлезиен" и "Гессен", но и новейший "карманный линкор" "Дойчланд", и "систершипы" "Кельн" и "Лейпциг". С середины мая упражнения переместились на Балтику, в Свинемюнде, Кенигсберг и Варнемюнде.

В июле на крейсере поднял флаг новый командующий Разведывательными силами контр-адмирал Кольбе. Вместе с "Лейпцигом" "Кенигсберг" составил небольшой отряд, посетивший Британию. 11 июля оба крейсера бросили якорь в Портсмуте, где находились 5 дней. Обратный их путь проходил по "святая святых" - внутренним британским . водам. Германские корабли прошли между Ирландией и Британией, обогнули Шотландию с севера и вернулись в Киль 20 июля.

Напряженность походов "Кенигсберга" для мирного времени оставалась очень высокой. Уже 24 июля он снова .в море, и идет в столицу Эстонии. После четырехдневного визита в Таллинн он переходит в Свинемюнде и проводит последний летний месяц в артиллерийских учениях. Практически весь сентябрь побвящен традиционным осенним маневрам вместе с флотом. В октябре на крейсере почти полностью сменился экипаж, и началось обучение нового личного состава. "Кенигсберг" временно приписали к торпедному училищу и использовали в качестве учебной цели. 3 декабря он прибыл в Свинемюнде, где продолжились торпедные упражнения.

В январе 1935 г последовал очередной ремонт, занявший на этот раз менее 2-х недель (со 2 по 12 января). Затем "Кенигсберг" вновь выполнял роль учебной цели для немецких миноносцев, а в конце месяца он проследовал в Северное море через датские проливы. Там он оставался до 9 февраля, когда вновь перешел на Балтику через Кильский канал. Упражнения заняли всю весну и часть лета. 12 июня крейсер принял участие в традиционной "Кильской неделе", на этот раз вместе с кораблями соседей: польскими эсминцами и шведским броненосцем береговой обороны "Оскар II". По завершении традиционных осенних маневров в Северном море в предпоследний день года, точно по графику, "Кенигсберг" прибыл на завод. На этот раз ремонт занял свыше двух месяцев. 23 февраля закончилась служба "Кенигсберга" в качестве флагмана Разведывательных сил. Теперь его приписали к Артиллерийскому управлению в качестве опытового корабля. Весна и лето прошли в артиллерийских и торпедных стрельбах на Балтике и Северном море. С ноября крейсер вновь стал учебной целью для торпедных упражнений. 25 ноября он проследовал Кильским каналом и взял курс на Испанию. Началось участие "Кенигсберга" в "инспекционных", а точнее сказать, блокадных действиях против республиканской Испании. Главной задачей германских сил являлось пресечение любых попыток доставки военной помощи законному испанскому правительству морским путем.

28 ноября крейсер прибыл в занятый франкистами Эль-Фероль, где уже находился "Кельн", пополнил запасы топлива и перешел в Кадис с заданием контролировать южное побережье Испании. Несколько дней он простоял в устье Гвадалквивира на якоре, после чего курсировал на подходах к Гибралтару. Он попытался "отвоевать" задержанный республиканцами немецкий пароход "Палое", но это не удалось, и в качестве "ответного шага" был захвачен испанский транспорт "Мария Ункера".

В январе 1937 г "Кенигсберг" вернулся обратно в Германию, а его сменил "систершип" "Кельн". После непродолжительной переборки механизмов в Киле с конца февраля крейсер вновь стал учебной целью для подводных лодок и эсминцев. В апреле-мае он сам провел учебные стрельбы главным калибром, а в мае - зенитками. Июнь прошел в упражнениях с подводными лодками флотилии "Зальцведель" в Гельголандской бухте. В августе состоялись артиллерийские учения со стрельбой по кораблю-цели "Гессен", а 10 сентября крейсер проследовал Кильским каналом в Северное море для осенних маневров. 9 октября корабль посетил главный инспектор морской артиллерии контр-адмирал Грассман. Конец октября и ноябрь заняли очередные учения совместно с подводными лодками, а 5 декабря начался плановый ремонт.

Деятельность "Кенигсберга" в 1938 г по завершению в феврале ремонта являлась почти полным повторением года предыдущего. Учебные стрельбы по "Гессену" на этот раз проводились в мае, а остальное время заняли упражнения с флотилией ПЛ "Зальцведель" и надводными кораблями в качестве учебной цели. В конце августа корабль принял участие в морском параде, в "меню" которого вошел спуск тяжелого крейсера "Принц Ойген" и на котором присутствовало руководство Германии во главе с Гитлером, бывший регент Венгрии адмирал Хорти и другие заметные политические фигуры. В октябре вновь состоялось посещение главного артиллерийского инспектора, а завершился последний мирный год учебной работой со снова обновленным личным составом.

15 января 1939 г "Кенигсберг" проследовал Кильским каналом в Бремен, где принял участие в торжествах по поводу спуска на воду тяжелого крейсера "Зейдлиц", после чего отправился на "свой" завод "Дойче Верке" в Киле. Затем последовали обычные упражнения с подводными лодками в Балтике, а в середине мая крейсер посетил Финляндию и Швецию с кратким визитом. По его завершению продолжились последние мирные учения.


Общий курс корабельных групп 3 и 4 8-9 апреля 1940 г.

Группа 3 - "КЁЛЬН", "КЕНИГСБЕРГ", "БРЕМЗЕ", "ЛЕОПАРД", "ВОЛЬФ", "КАРЛ ПЕТЕРС", катера.

Группа 4 - "КАРЛСРУЭ", "ЛУХС", "ЗЕЕАДЛЕР","ГРАЙФ", "ЦИНДАО", катера.

С объявлением войны использование "Кенигсберга" в качестве учебного корабля стало явным расточительством. Его немедленно вернули в состав Разведывательных сил, которые состояли в это время из 5 легких крейсеров ("Нюрнберг" под флагом командующего, вице- адмирала Денша, "Кенигсберг", "Кельн", "Лейпциг" и "Эмден", а также две флотилии и один дивизион эсминцев и две флотилии миноносцев). Эти силы предполагалось использовать для активных действий в Северном море, однако практически весь конец года отряд занимался только упражнениями (в основном на более безопасной Балтике). Однако почти все время - без "Кенигсберга", который с конца сентября занял привычное место на верфи в Киле.

Главной и единственной боевой операцией "Кенигсберга" стали "Учения) на Везере" - вторжение в Норвегию и Данию. Крейсер, срочно снятый с послеремонтных испытаний в середине марта 1940 г, вошел в состав группы 3, предназначенной для захвата Бергена; кроме него, туда входил однотипный "Кельн", учебный артиллерийский корабль "Бремзе", плавбаза торпедных катеров "Карл Петерс", миноносцы "Вольф" и "Леопард", и группа мелких боевых кораблей. Командовал силами контр-адмирал Шмундт. Окончательная подготовка заняла всего 4 дня, с 4 по 7 апреля 1940 г.

Берген являлся, пожалуй, наиболее опасным пунктом вторжения. Хотя группам захвата Тронхейма и Нарвика предстояло пройти гораздо дальше на север, но если противник случайно не находился бы в море и не перехватывал их по пути, они постепенно удалялись бы от неприятельских баз и имели все шансы благополучно высадить войска до какой-либо активной реакции англичан (что и произошло на самом деле). Напротив, Берген находился всего в 280 милях от Скапа-Флоу, и только 10 часов полным ходом отделяло место высадки от главной британской базы. При этом немцам предстояло пройти до него 420 миль - в полтора раза больше, чем их противнику. Беря в расчет тот факт, что вспомогательные корабли ограничивали скорость группы 18 узлами, малейшее нарушение секретности могло привести к ее перехвату. "Карл Петерс" и другие тихоходы являлись для Шмундта настоящим "камнем на шее", и он сделал последнюю попытку заменить его на "Карлсруэ", предназначенный для захвата Кристиансанда (тогда все три легких крейсера типа "К" действовали бы в составе одного вполне однородного отряда). Он получил отказ, и единственной "мерой предосторожности" стала посадка на вспомогательные суда наименее ценных войсковых подразделений.

Боеспособность "Кенигсберга" в этот момент времени была весьма ограниченной. Он так и не завершил послеремонтной пробы всех систем, не провел артиллерийских и торпедных стрельб, а свыше 50 человек команды пришлось оставить на берегу из-за эпидемии гриппа. Не в лучшем положении находились и остальные корабли группы; сменивший командира "Кельн", совершенно новый "Петерс" (официально вступивший в строй только в январе и не завершивший даже приемные испытания), а также имевший изношенные машины "Бремзе". Более того, корабли группы 3 находились 5 апреля в трех различных портах. Наконец, ни один из крейсеров не имел оборудования, необходимого флагманскому кораблю, так что Шмундту предстояло управлять отрядом, буквально "сидя на чемоданах".

Однако времени на размышления не оставалось. К причалам главной базы ВМС в Вильгельмсхафене каждые 10 минут подкатывал очередной грузовик с солдатами и снабжением, которые до прихода следующего уже оказывались на борту "Кенигсберга" или "Кельна". Всего "Кенигсберг" принял 735 человек, в том числе адмирала Шредера, назначенного будущим командующим военно-морскими силами в Западной Норвегии, и его штаб. Еще одним видным "пассажиром" оказался полковник граф фон-Штольберг, командир 159-го пехотного полка - основы сухопутных сил, предназначенных для захвата Бергена. Погрузка снабжения затянулась за полночь; только в 0:30 6 апреля командиры могли доложить о готовности своих судов.


Курс 3-ей корабельной группы на Берген 9 апреля 1940 г.

Вслед за спешкой наступила временная разрядка. Следующий день группа Шмундта провела в порту, а поздно вечером, незадолго до полуночи 7 апреля они снялись с якоря и взяли курс на Скагеррак. С рассветом на кораблями появились самолеты прикрытия ("Не-111" противолодочного патруля), но все утро наблюдатели доносили о замеченных ими перископах и даже следах торпед. Шмундт имел все основания считать, что его силы обнаружены (о том же свидетельствовали данные немецкой разведки), однако на деле тревога оказалась ложной - британцы не имели никакой информации о составе и курсе его группы. Погода способствовала немцам: туман ограничивал видимость 2-3 кабельтовыми. Правда, в таких условиях было сложно поддерживать заданные 18 узлов, но германские моряки справились с задачей. К вечеру группа 3 уже находилась на траверзе Бергена. О

Как по заказу, туман исчез, а видимость стала хорошей. Около 20:00 к отряду присоединились последние корабли - катера 1-й флотилии, стартовавшие с Гельголанда. Группа сбросила ход, чтобы не прибыть к цели раньше назначенного времени. Маяки на берегу не светились, но автоматические бакены на фарватере оказались зажженными.

В 2:05 на входе в Корс-фиорд справа по курсу показался небольшой патрульный корабль, запросивший: "Кто идет?" С мостика флагманского "Кельна" ответили: "Британский корабль, Кэйро". Видимо, ответ не удовлетворил норвежцев, поскольку луч прожектора тут же осветил следовавший вторым "Кенигсберг".

Дозорное судно также выпустило несколько сигнальных ракет, но огня не открыло. Оповещенные норвежские патрульные катера один за другим возникали и исчезали по обоим бортам. Каждый раз в ответ на требование дать опознавательный сигнал. Шмундт приказывал сообщать о том, что идут английские корабли. Последнее испытание ждало на подходе к Би-Фиорду, когда небольшой миноносец развернул свои торпедные аппараты прямо на "Кельн". Однако сигнал: "Британские корабли следуют с кратким визитом в Берген" в очередной раз озадачил "хозяев", ничего на него не ответивших, но так и не начавших стрелять.

Тем не менее, Шмундт уже не имел никаких надежд на внезапность своих действий. Поэтому отряд остановился у Стангена, на входе в Би-фиорд; торпедные и корабельные катера окружили "Кенигсберг" и приняли войска, предназначенные для захвата батарей Кварвен и Хабсе.

Действие оказалось весьма своевременным. Как только крейсер вновь развил ход и показался из-за скал у Стангена, 210-мм береговые орудия открыли огонь. Первый снаряд дал недолет, а второй взорвался у самого борта рядом с задней кормовой башней. Командир крейсера, капитан цур зее Рухфус, посчитав первый залп предупредительным и продолжая следовать директивам Шмундта, огонь не открывал и приказал продолжать сигналить: "Не стрелять - друзья". Однако норвежцы на сей раз не поддались на обман, и следующий залп поразил крейсер. 210-мм снаряд попал в нос по правому борту на уровне 107-го шпангоута, чуть выше ватерлинии. Осколки повредили топливную цистерну и стенки переднего отделения электрогенераторов. Этот и соседний отсек (3-е котельное отделение) заполнились дымом от горящего топлива и паром из поврежденного паропровода. Повреждения получили и котлы; возникла угроза утечки пара. Через пробоину во внутренние помещения начала поступать вода, смешивавшаяся с вытекавшей из цистерн нефтью. Сильный пожар пришлось немедленно тушить, и вскоре вода из магистралей и пробоины в близлежащих помещениях поднялась на 1 м над настилом палубы. В конце концов для ликвидации пожара пришлось затопить и котельное отделение, и генераторный отсек. Корабль временно лишился энергии, что сделало бесполезными его артиллерию и приборы, которые, впрочем, все равно было бы затруднительно использовать - цели на берегу в темноте различить было невозможно.

Второй снаряд попал в полубак по тому же правому борту, повредил 37-мм установку, и, отразившись от ее ограждения, продолжил свой путь через надстройку и дымовую трубу, снеся наконец заднюю левую 37-мм установку вместе со всей прислугой. Разрушенной оказалась не только труба, но и выхлопные магистрали дизелей. Третий снаряд взорвался почти в том же месте, где в полубак вошел второй, вызвав сильный пожар в помещениях команды.

Три попадания практически полностью вывели из строя "Кенигсберг". Крейсер окутался облаком дыма и пара, окончательно затруднившим ведение огня даже из легких зениток. Управление стрельбой быстро перевели в передний КДП, менее подверженный задымлению. Рухфус приказал отойти и ввел свой корабль в Пуддер-фиорд. Командир решил бросить якорь, но скалистое дно не позволяло удержать судно на месте. Тем временем стрельбу открыли еще две береговые батареи. "Кенигсберг" ответил полными бортовыми залпами. Ему пришлось выдержать основную тяжесть борьбы с батареями, поскольку "Кельн", в 5-10 м от которого рвались неприятельские снаряды, в это время продолжал пересадку войск на катера и мог вести огонь только из носовой башни. Береговые батареи, персонал которых оказался явно неподготовленным к "настоящей войне", прекратили стрельбу после пяти залпов с крейсера. Однако вполне возможно, что причиной явилась атака двух "Не-111", с рассветом сбросивших бомбы на орудия, поскольку как только самолеты удалились, стрельба возобновилась. Крейсера вели огонь более интенсивно, чем их противник, и вскоре обстрел с берега вновь прекратился. Норвежцы окончательно прекратили сопротивление. Главную роль в победе сыграли сухопутные войска: немецкие солдаты достигли батарей, которые удалось захватить практически без единого выстрела.

Бой у Бергена еще раз подтвердил известный из истории факт, что береговые батареи, даже вооруженные устаревшими орудиями и обслуживаемые не вполне готовым персоналом, представляют собой большую угрозу для атакующих кораблей. Здесь, как и в Ослофиорде, где был потоплен "Блюхер", прямая атака с моря фактически не дала желаемого результата и привела к значительным потерям.

Поздним утром "Кенигсберг" успел заправить миноносец "Вольф" и вспомогательное судно "Бернгард фон-Чирски". Теперь можно было заняться своими повреждениями. На борт крейсера поднялся флагманский механик, а Рухфус отправился на "Кельн" за дальнейшими указаниями. Мнения офицеров и командира полностью расходились с диагнозом флагманского механика, который считал, что крейсер в принципе вполне годен к морскому переходу, хотя его экипаж не имеет достаточной подготовки. Рухфус и корабельный механик яростно защищали своих людей, утверждая, что требуется один-два дня стоянки, чтобы полностью привести корабль если не в боевую, то хотя бы в ходовую готовность. Реально "Кенигсберг" мог дать не более 22 узлов, а дыра у ватерлинии площадью около 2 кв.м, заткнутая койками и спешно заделанная поверх стальным листом, вызывала серьезные опасения в случае сильного волнения в открытом море. Командир настоятельно требовал отложить выход до 10 апреля.

Шмундт стоял перед трудным выбором. Разведка сообщала о нахождении в море значительных британских сил, и ему предстояло решить, что хуже: оставить в Бергене поврежденный крейсер, или иметь в составе своих сил 22-узловый мало боеспособный корабль перед лицом встречи с и так более сильными английскими крейсерами. Адмирал Шредер, формально вступивший в командование зоной "Запад", предложил оставить в Бергене все корабли, поскольку ситуация на берегу еще не выглядела вполне ясной, а захваченные береговые батареи, способные оказать сопротивление англичанам, пока не удалось ввести в действие. Гидросамолет с "Кенигсберга" вылетел на разведку и вскоре подтвердил присутствие в море противника. Действительно, эскадра адмирала Лейтона в составе 12-орудийных легких крейсеров "Манчестер", "Саутгемптон", "Глэзго" и "Шеффилд" в сопровождении 7 эсминцев находилась всего в 80 милях от Бергена. Англичане имели прекрасную возможность уничтожить всю 3-ю группу в порту, но Адмиралтейство проявило слишком большую осторожность, опасаясь, что береговые батареи составят непреодолимое препятствие, и отдало приказ отменить атаку. Так два германских легких крейсера спаслись от практически неминуемой гибели, но для одного из них судьба оставила всего несколько часов.

Вечером 9-го крейсерам пришлось "познакомиться" с британской авиацией. Налет на Берген совершили средние бомбардировщики - 12 "Веллингтонов" и 12 "Хэмпденов", не добившиеся прямых попаданий, но окончательно подвигнувшие Шмундта на отход. Первая попытка состоялась около 8 часов вечера, но поскольку в это время вновь появились английские самолеты, адмирал приказал отменить выход, чтобы о нем не стало известно противнику. Только поздно вечером легкий крейсер "Кельн" и миноносцы "Леопард" и "Лухс" покинули порт.

"Кенигсберг" занял позицию у пирса таким образом, чтобы его задние башни перекрывали западный вход в порт, а носовая - северный. Торпедные катера стояли у его бортов в качестве плавучих зенитных батарей (хотя их огневая мощь была незначительной). Около 100 чел команды отправилось на берег для помощи своим ’ войскам, тогда как остальные работали день и ночь, ликвидируя повреждения.

В это время англичане, со своей стороны, решали не менее сложную задачу. Атака с моря была отменена, высотное бомбометание явно не давало должных результатов. Оставалось использовать собственно морскую авиацию, однако главную силу "Fleet Air Arm" составляли бипланы "Суордфиш", непригодные для торпедной атаки в гавани Бергена, но и мало полезные в качестве бомбардировщиков из-за высокой уязвимости для зенитного огня. Идеальным средством представлялись пикирующие бомбардировщики - вид морской авиации, практически не развивавшейся англичанами до войны. Однако в данном конкретном случае они как раз имелись под рукой. Две эскадрильи (800-я и 803-я), вооруженные современными самолетами "Скьюэ" фирмы "Блэкберн" находились на авиабазе в Хэтстоне, в восточной Англии. Главной проблемой представлялась дальность: британские пикировщики могли нести 227-кг бомбу на дальность около 700 миль, тогда как путь до Брегена и обратно составлял 660. Командиры эскадрилий кэптен Р.Пэртридж и лейтенант У.Лэйси получили приказ посадить на норвежском берегу все самолеты, у которых на момент атаки останется меньше 227 л топлива.

Рано утром 10 апреля 11 самолетов 803-й эскадрильи и 5 800-й взяли курс на Берген. В воздухе они перестроились в 2 волны (9 и 7 самолетов); в ходе перестроения один из самолетов второй волны потерял контакт с отрядом и оказался над целью на 10 минут позже своей группы. "Скьюэ" зашли на Берген с юго- востока, выходя на цель против восходящего солнца, и это им удалось. Единственной целью оказался стоящий у стенки "Кенигсберг". Атака (как это часто случалось при применении пикирующих бомбардировщиков) оказалась полностью внезапной.


"ЛЕЙПЦИГ" 1941 г. окраска левого борта


"ЛЕЙПЦИГ" в 1945 году


"ЛЕЙПЦИГ" 1941-42 гг. окраска правого борта


Носовые гербы


Легкий крейсер "ЛЕЙПЦИГ" в 1936 году


Радарное оборудование 1943 г.

В 8:20 "Скьюэ" один за другим входили в крутое пикирование и сбрасывали бомбы с высоты 500-700 м. Зенитный огонь был открыт с большим опозданием, причем только из легких орудий и пулеметов. Только один британский самолет не вернулся на базу, но и его исчезновение из строя уже после атаки нельзя с достоверностью отнести на счет артиллеристов "Кенигсберга". После полета англичане весьма реалистично оценили свой успех, посчитав, что добились трех попаданий и одного близкого разрыва. Так закончился единственный случай удачного применения британских пикирующих бомбардировщиков против крупного корабля. Несомненно, он произвел должное впечатление, но упущенное вернуть было невозможно - практически всю оставшуюся войну британским ВМС пришлось обходиться без пикировщиков, поскольку их создание и производство не предусматривалось предвоенными планами.

Вернемся однако к "Кенигсбергу". Англичане точно оценили число попаданий - он был поражен тремя 227-кг полубронебойными бомбами Мк-1, имевшими заряд тринитротолуола весом около 125 кг; кроме того, три близких разрыва также сказались на судьбе корабля. Первая же бомба, хотя и не попала в крейсер, но разорвалась на причале у борта, напротив котельного отделения N 1. Осколки пробили топливные цистерны и разрушили паропроводы. Горячий пар заполнил помещения, смешиваясь с дымом от горящей нефти. Вторая бомба прошла через сигнальный мостик и взорвалась в воде рядом с бортом. Силой взрыва был разорвана обшивка и внешнее дно отсека XII, а внутреннее дно на значительном протяжении деформировано. Вода быстро заполнила котельное отделение N 4, смежный генераторный отсек и насосное отделение. Постепенно распространяясь, затопления охватили находящиеся на палубе платформы помещения центрального поста и поста управления артиллерией, а также радиорубку. Крейсер быстро стал крениться на левый борт. Третья бомба попала непосредственно в корабль и взорвалась во вспомогательном котельном отделении, нанеся значительные потери в личном составе и вызвав пожар. "Кенигсберг" был поражен еще двумя прямыми попаданиями в жилые помещения, также приведшими к гибели нескольких членов экипажа, а шестая бомба взорвалась в воде у кормы, деформировав корпус.

Корабль был обречен: через выбитую взрывами заделку отверстия от попадания 210-мм снаряда быстро заполнилось водой котельное отделение N 3, а через поврежденную осколками переборку - соседнее отделение N 2. Тут же остановились все насосы и турбогенераторы, а дизель-генераторы были "выбиты" третьим прямым попаданием в отсек XII. Не следовало ждать помощи и с берега, где все близлежащие противопожарные средства оказались изрешеченными осколками. Рухфус быстро понял, что спасти корабль невозможно, и отдал приказ покинуть его, опасаясь взрыва погребов от набирающего силу неконтролируемого пожара. Большая часть команды просто перешла на причал до того, как крен на левый (дальний от стенки) борт увеличился до 40 градусов. На "Кенигсберге" начали рваться снаряды у орудий и боеголовки торпед; с сильным хлопком возгорелся авиабензин. Спустя два часа после атаки крейсер, покинутый экипажем и полностью объятый пожаром, опрокинулся. Потери составили 18 человек убитыми и 33 ранеными.

После окончательного захвата Норвегии немцы предприняли несколько попыток поднять корабль, пока наконец 17 июля 1942 г это не удалось осуществить с помощью 9 понтонов. Его отбуксировали килем вверх в плавучий док, однако только в конце следующего, 1943 г, уже бывший крейсер перевернули в естественное состояние. О его возвращении в строй не могло быть и речи, и в течение некоторого времени он использовался в качестве причала для подводных лодок. В сентябре 1944 г "Кенигсберг" вновь опрокинулся по не вполне ясным причинам, и снова начались попытки его спасения. Предполагалось отправить корпус в Германию и установить на него мощную зенитную артиллерию, а если его состояние окажется непригодным, то сдать на слом. Но командование ВМФ в Норвегии и на Балтике не смогло найти необходимых сил для прикрытия буксировки, и "Кенигсберг" так никогда более и не попал на родину. После войны его разобрали на слом в Бергене.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.185. Запросов К БД/Cache: 3 / 1